pub

Тедди Шеррингем: моя история с ног на голову

Сезон Требла был невероятным и олицетворял то, что сэр Алекс Фергюсон был великим тренером великой команды.

Он очень жизнерадостный и целеустремленный человек.

«Пока игра продолжается, у тебя есть шанс». Именно этого он и хотел от нас и именно так его команда выполняла эти инструкции.

В моем первом сезоне — 1997/98, годом раньше требла, мы шли очень хорошо, пока не потеряли настоящий костяк нашей команды. Шмейхель, Паллистер, Кини и Гиггзи выбыли за несколько недель. В том числе и поэтому мы проиграли в четвертьфинале Лиги Чемпионов, и «Арсенал» обыграл нас на «Олд Траффорд».

Это очень разочаровывало, и мы знали, что будет трудно вернуть наши трофеи.

Я думаю, что это был, вероятно, первый раз, когда в одной команде было сразу четыре великолепных нападающих. Обычно их бывает два или три, но у нас их было четыре, что, конечно, было преимуществом для Босса, так как он имел возможность выпускать на поле и Коули, и Йорки, и Оле, и меня.

Давайте будем честными. На самом деле Йорк и Коули провели фантастический сезон и были связкой номер один.

Без сомнения.

Я и Оле должны были попытаться изменить мнение менеджера о том, кто был лучшим в паре. Будь то Коули и я, или Йорки и Оле, кто угодно, мы должны были изменить мнение сэра Алекса. Он был твердо настроен на Йорки и Коули, и это было правильным решением, поскольку они составляли выдающуюся комбинацию. Но это не означало, что мы с Оле не будем делать всё возможное для того, чтобы попасть в основу.

Можно сказать, что Йорки с Коули и я с Оле были игроками разного типа, которые могли бы приспособиться друг к другу и были бы предпочтительной парой. Однако в феврале я получил травму и, очевидно, потерял свое место в команде.

У меня были разные травмы, поэтому Босс сказал мне: «Смотри, не беспокойся о том, чтобы быть в хорошей форме в ближайшем будущем. У тебя была пара травм, поэтому убедись, что ты готов к концовке этого сезона, потому что я думаю, что это может быть большой сезон для нас».

Он сказал мне это в феврале, и, кажется, он видел будущее, потому что он прекрасно знал, что мне необходима передышка, хотя любой футболист очень старается привести себя в форму к ближайшей игре. Ты всегда стараешься быть готовым, но тот отдых, который дал мне Босс, был его способом сказать, что это будет большой сезон, и что он хочет, чтобы я был его частью.

«Просто убедись, что готов к нему».

И вот какое-то время после травмы я не играл. Я не собирался сломаться и снова выбыть из игры на несколько недель.

Было приятно услышать, что это так, и я буду участвовать в битвах в конце сезона.

Неважно, сколько тебе лет, но, если ты футболист, ты всегда хочешь играть и помогать своей команде в каждом матче. Так что поддержка Фергюсона была как нельзя кстати.

А еще Босс сказал мне: «Ты не будешь играть, а будешь отдыхать». Я помню, как однажды говорил с ним об этом. Я играл в субботу, и, по-моему, даже забил, и чувствовал себя хорошо, а затем, в следующую субботу, в обед, мы все сидели в комнате отдыха игроков после предматчевого обеда, и нам сказали готовиться к выходу на поле. Я иду по коридору в его маленький кабинет, и он говорит: «Сегодня ты отдыхаешь. Я так решил».

Я помню, что был ошеломлён этим и сказал: «На самом деле вы не хотите дать мне отдых, вы ставите в старт других, потому что по-другому видите команду». Он ответил: «Окей, дело не в отдыхе, ты не играешь достаточно хорошо, как должен». Это был способ показать, что он здесь главный.

Я уверен, что каждый игрок по-разному реагирует на определенные вещи. У меня был свой путь. Я не знаю, ссорились ли с ним ребята из-за того, что кто-то из них не играл, хотя такие слухи ходили, но, знаете, стоит понимать, что он Босс. На тот момент я был старшим и наиболее опытным игроком, который уже проходил через всё это раньше и знал, как нужно реагировать.

У нас с Оле определенно была схожая философия насчет игроков замены. Я имею в виду, вы не хотите, чтобы вас называли «супер-запасной» или «великий запасной». Я принимал участие во множестве игр. В конце моей карьеры я забивал важные голы, выходя на замену, и люди это помнят.

Всё нормально. Не проблема. Но есть и первая часть моей карьеры, которую люди должны помнить. Но в тот момент я должен был всё обдумать.

Ты не в стартовом составе. Это так, но ты профессиональный футболист. Ты обмозгуешь это и убедишься, что всегда готов выйти на поле, когда будет возможность. У каждого свой взгляд на это. Возможно, требуется больше времени, чтобы привыкнуть, когда становитесь игроком запаса.

Очень удручает, когда ты запасной, и ты хочешь играть, но не имеешь шанса. Ты настраиваешь себя и готовишься, а потом не выходишь на поле. На следующей неделе то же самое. Для профессионального спортсмена это довольно уныло, так что, когда появляется шанс проявить себя и даже изменить исход матча, его нельзя упускать.

Что же произошло за эти 10 майских дней?

С моей точки зрения, я уверен, что у всех разные истории.

За эти 10 или 11 дней моя история перевернулась с ног на голову. Прежде всего, я вышел в стартовом составе на игру против «Тоттенхэма». Я был очень удивлен этим решением Босса после того сезона, который у меня был, и после того как Йорки занял мое место в основе, а затем я получил травмы и играл не так хорошо (и забивал не так много), как мне бы хотелось. Поэтому я был в восторге.

Можно даже сказать, по-хорошему шокирован.

Затем, будучи замененным в перерыве, когда счет был 1-1, я был совершенно опустошен и действительно расстроен. Я сидел на скамейке запасных и думал: «Если бы я хорошо отыграл последнюю игру сезона, я мог бы выйти в старте в финале Кубка Англии, и, возможно, мнение Босса насчет меня изменилось бы». Знал бы я в тот день, что буду играть в финале Кубка Англии, потому что через шесть минут Рой Кин получит травму, и сэр Алекс скажет мне и двум другим ребятам идти разминаться.

Не успеваю я опомниться, как сэр Алекс говорит мне: «Тедди, твой выход». А я отвечаю: «Я же нападающий, а не полузащитник!». Но потом я подумал: «Что я вообще делаю? Иди туда, пока он не передумал!»

В итоге, через минуту я забиваю первый гол в финале Кубка Англии, а затем отдаю голевой пас на Скоулзи и получаю награду лучшему игроку матча. Я подумал, что у меня теперь должен быть шанс сыграть в финале Лиги Чемпионов. Я заставил Босса передумать.

Итак, когда во вторник мне сказали, что я не буду играть, это означало, что я снова оказался там же, где и был в начале. Однако я думал, что уже смог изменить мнение сэра Алекса в финале Кубка Англии. Может быть, я смогу произвести такой же эффект в среду? Просто соберусь с мыслями, подготовлюсь и буду готов, если понадобится.

Я уверен, что мы все думали об этом в разное время, что этот сезон особенный, но никто по-настоящему не говорил о Требле, хотя и держали эту возможность в голове. Мы знали, что было много клубов, которые отлично играли до конца января, до февраля, или даже до конца марта, но потом всё их преимущество улетучивалось, и они оставались ни с чем. Босс никогда не говорил об этом с нами, но мы были опытными игроками и понимали, что любое преимущество можно упустить.

Мы все думали так: «Давайте посмотрим на следующую игру и посмотрим, куда она нас приведет».

Было ли какое-то неписаное правило, чтобы это не обсуждалось в раздевалке?

Да, наверное, было.

Но победа в последней игре сезона над «Тоттенхэмом» и победа в Кубке Англии сделали всё по-настоящему особенным.

Я не думаю, что в детстве вы мечтали о финале Лиги Чемпионов или финале Кубка Европейских Чемпионов. Ты не думаешь об этом.

Ты думаешь об игре в финале Кубка Англии. В семь, восемь, девять и 10 лет ты любишь его и любишь футбол, как ребенок, забивающий голы за школьную команду.

Ты хочешь играть в финале Кубка Англии. Ты хочешь наслаждаться игрой на «Уэмбли».

Наконец, сделать это в 33 года, забив первый гол в матче и будучи неотъемлемой частью команды-победителя, просто потрясающе.

И тогда ты понимаешь: это действительно может случиться.

Вероятно, именно тогда мы начали говорить об этом.

Мы все знаем, что произошло в финале Лиги Чемпионов против «Баварии». Я сравнял счет и, хотя это был не лучший мой удар, мяч всё же попал в ворота, поэтому мы все были в восторге.

Когда я ударил и забил, мне пришлось оглянуться через плечо, чтобы убедиться, что лайнсмен не ошибся. Я не хотел видеть его с поднятым флагом. Я увидел, что флаг опущен, и всё. Я мог праздновать.

Но я хотел пойти и забить второй. И мы сделали это. Бекс навесил, но я чувствовал, что не смогу попасть в ворота с моей позиции, поэтому отдал передачу головой туда, где, я надеялся, кто-то есть. Это был малыш Оле, убийца с лицом младенца. Уже готовый сделать своё дело.

Позже, в последний год моего пребывания в клубе, Йорки заменил меня, но потом у него возникли проблемы с сэром Алексом.

И я снова оказался в команде.

На самом деле, когда я подписывал контракт после третьего года, я был в отъезде, а «Юнайтед» предложил мне четвертый год. Я был в отпуске, думал об этом, и я помню, как Стив Макларен позвонил, чтобы спросить, подписываю я контракт или нет.

Я сказал: «Хорошо, я подпишу его, но хочу, чтобы вы знали, что я не хочу быть запасным. Не могли бы вы сказать об этом Боссу?»

Я вернулся на предсезонную подготовку, вернулся в команду, и в итоге провел очень хороший сезон. Мы снова выиграли Премьер-Лигу, я был лучшим бомбардиром и выиграл несколько наград. Это был фантастический конец моей карьеры в «Манчестер Юнайтед».

Честно говоря, даже просто играть за «Юнайтед» было чем-то за пределами моих самых смелых мечтаний как футболиста.

Это другой уровень.

Быть успешным в «Манчестер Юнайтед» ещё лучше. Сейчас я вспоминаю тот сезон 1998/99 и получаю огромное удовольствие. Это был невероятный сезон.

Как я уже сказал, у каждого своя история.

Вот эта моя.


Источник и фото: официальный сайт «Манчестер Юнайтед»