pub

Бастиан Швайнштайгер — принц Макиавелли

Когда тебя любят фанаты — это одно, когда боготворят — совсем другое. В «Баварии» к Бастиану Швайнштайгеру относились (и до сих пор относятся) как к идолу. Немецкий маэстро без особых усилий влился в «Манчестер Юнайтед» и продолжает доказывать свой класс. Кабрал Опийо рассуждает о том, что же делает Макиавеллианского принца подобным божеству.

Germany+v+Argentina+2014+FIFA+World+Cup+Brazil+o3WL154L7vVx

В палящем зное Рио-да-Жанейро, на стадионе «Маракана», где нервы были натянуты словно струны, сердца уходили в пятки, а тела замирали в напряжении — именно там Бастиан Швайнштайгер больше всего проявил себя как человек и как футболист. Окровавленный, перевязанный, ноги сведены судорогой, он словно пришёл с войны и напоминал Тутанхамона под действием наркотиков, который бегает и опрокидывает аргентинцев по первой необходимости. Уже на 29-й минуте он заработал жёлтую карточку, налетев на Эзекиля Лавесси. Настрой у него явно был не для праздничного чаепития, он бесстрашно сновал по полю и частенько был последним бастионом защиты перед воротами, когда оборона сборной Германии давала сбой. Он стал игроком главного матча крупнейшего мирового турнира — довольно типично для человека, которого в «Баварии» окрестили «Футбольным Богом». Такое прозвище достаётся только самым харизматичным и загадочным игрокам — единственные, кто приходят на ум, это Мэтт ле «Бог» Тиссье, the king of the Dell, и несравненный Эрик Кантона. Впечатляющая компания.

«Принц никогда не испытывает недостатка в поводах нарушить обещание» — Никколо Макиавелли

В «Баварии» его любят, им восхищаются, его даже боготворят. У него получилось сотворить из себя культ с верными последователями. Кульминацией стал статус одного из членов пантеона величайших немецких игроков, которые определяли целые эпохи: Лотар Маттеус, Андреас Брёме и Франц Беккенбауэр. Бастиана, Филиппа Лама и Мирослава Клозе всегда считали накрепко связанными с «Баварией», но они могли сгинуть в бесславии и закончить на обочине истории, если бы так и остались теми, кто всегда ведёт невесту к алтарю, но сами жениться так и не смогли. Так было до взрывного сезона 2012/13, когда они завоевали требл и уничтожали всех, кто осмеливался скрестить с ними шпаги. В тот сезон Бастиан был колоссален, являясь мозгом пугающе мощной команды.

Из вингера он превратился в центрального полузащитника, но сумел сохранить мастерство, освоенное в былые дни игры на фланге. Но завораживает именно его игра в центре полузащиты. По прихоти Луи ван Гала отличный, но неброский вингер переквалифицировался в полузащитника «бокс-ту-бокс», а затем стал играть ещё ниже, в самом сердце команды. Вероятно, это лучшее, что сделал Луи для «Баварии Мюнхен», кроме внедрения в состав молодых Давида Алабы и Томаса Мюллера. Бастиан справился с новой ролью, будто был создан специально для неё, как капитан Джек Воробей для мистических загадок. Швайнштайгер процветал на новой позиции, пока в городе не появился тактик Пеп Гвардиола. Он, как новый шериф, без колебаний выхватил пистолет и дал понять, что теперь в клубе новые порядки. Он не оттолкнул Бастиана Швайнштайгера напрямую, но и не придавал огласке, что команда больше в вихреподобном полузащитнике не нуждается. Первый невидимый удар был нанесён, когда стали пробовать Филиппа Лама и Давида Алабу на позиции Швайнштайгера, ранее для него зарезервированной. Его мелкие травмы уже не были пустяками, они превратились в проблему для тех, кто принимает решения на Сабанер Штрассе. Когда на горизонте появились Тиаго Алькантара и Хаби Алонсо, догадливый Швайнштайгер почуял ветер перемен, услышал, как тикают часики жизни.

FC+Bayern+Muenchen+v+Chelsea+FC+UEFA+Champions+B5ZNwcMoOMox

Суть Бастиана Швайнштайгера в том, что он умеет читать людей, вероятно, даже лучше, чем обращаться с мячом. Он понимает язык жестов тренеров, за кулисами ходили слухи, что перфекционист Гвардиола видел изъяны в до этого безупречной игре полузащиты «немецкой машины». По-видимому, не в Бастиане он видел креативный мозг команды, вероятно он перемещал мяч чуть медленнее, чем хотелось Гвардиоле, он замедлял тот сверхподвижный футбол, которого жаждал Пеп. В обстоятельствах всё более длительных отсутствий Бастиана подыскали и внедрили в качестве замены Джошуа Киммиха. Юркий полузащитник Себастьан Роде уже был в клубе, а бускетсоподобный Хаби Алонсо стал основным элементом полузащиты, призванным диктовать темп игры. Бастиана по-прежнему задействовали, когда он был в форме, но с годами он утратил своё влияние на поле. В «Баварии» поняли, что могут побеждать и без него, причём побеждать убедительно. Большинство культовых футболистов оставались в клубе, которому они служили многие годы, дольше, чем были ему полезны, а когда-то восхищённые поклонники, распевавшие их имена, корчатся в гримасах лишь от одного упоминания в составе на игру. Конечно, Бастиан не дошёл до такого, но он почувствовал необходимость смены декораций после побед на чемпионате мира и во всех остальных турнирах, кроме первенства Европы. Сумки собраны, фанаты получили сердечную благодарность. Казалось, что именно фанаты и были единственной стороной, которая была шокирована таким скорым отъездом. В глубине души они, конечно, знали, что он собирается уйти. Просто не подозревали, что они застанут на своём веку такое.

С другой стороны, множество фанатов «Манчестер Юнайтед» восхищались по-настоящему знаковой покупкой, хотя за пределами клуба и фанатской любви приобретение могло показаться рискованной скупкой отработанного материала «Баварии». Болельщиков «Юнайтед» это не особо заботило. Они давно мечтали о генерале-доминаторе в полузащите, раз уж его бесцеремонно выставили из родного клуба; им давно хотелось видеть в команде светлую голову после того, как Пол Скоулз бесшумно растворился в сумерках. Ещё с 2010-го года клуб строил глазки Бастиану Швайнштайгеру и всё это лето открыто с ним флиртовал. Они получили подлинного Футбольного Бога во всём своём великолепии. Хоть по всей стране над ним и посмеивались, он — воплощение мировой звезды. В клуб он получил приглашение практически от своего крёстного отца [речь о Луи — прим.], который желает внедрить свои до маниакальности систематические методы.

Бастиан впечатляюще ведёт игру «Юнайтед» и в минуту, когда он появляется на поле, создаётся впечатление, что строгий и величавый начальник в очках заходит на детскую площадку, посреди которой идёт потасовка, и все тут же замолкают, успокаиваются, прекращают ссориться и выстраиваются в линию. В каждую игру за «Юнайтед» он привносит огромное чувство порядка, его одноклубники будто приходят в себя и восстанавливают свою концентрацию, когда он вступает в битву.

EE13C2E72180415EB4B3A76591CF5D65

Он лукавый старый лис. Когда полузащитник ПСВ подумал, что загнал Бастиана в угол, и даже мне, болельщику, показалось, что невозможно выпутаться из подобного смешения конечностей и прижатых друг к другу тел, он извернулся и создал себе столько свободного пространства для маневра с мячом, что я перестал ставить под сомнение его навыки. Подобное было бы просто богохульством. Когда он на поле в паре с Карриком, «Юнайтед» играет в очень текучий футбол, создаётся впечатление, что они как воссоединившиеся сиамские близнецы. Их объединённая сила ума очевидна в философии, на которой так акцентирует внимание Луи ван Гал. Если бы он мог иметь в команде одиннадцать Карриков и Швайнштайгеров, то без промедлений избавился от всех остальных игроков.

Он принял по наследству целую россыпь приёмов от самого мастера чёрной магии полузащиты Марка ван Боммеля, добавил к ним врождённую харизму и наработанную культуру паса — таким образом создался идеальный прототип современного полузащитника. Он умно фолит, колотит неуступчивых оппонентов, сужает соперникам пространство для паса, свои же варианты для пасов наоборот увеличивает, выдаёт передачи мирового класса, а удар у него — пушечный. Но лучшее, что он пока сделал для «Манчестер Юнайтед» — стал спокойным авторитетом и лидером как на поле, так и вне его. Когда он на поле, молодёжь чувствует себя безопаснее, они постепенно расцветают под опекой харизматичного немца. Во время матча его можно ошибочно принять за капитана команды из-за его манеры управления движением в полузащите и постоянных подсказок партнёрам куда стоит отдать мяч. В конце игры он обнимает молодых игроков в знак поддержки и поздравления.

Бастиан Швайнштайгер, конечно, далеко не Бог, но сравнивают его с Богом именно из-за его бесстрастности и окружающего его духа величия, ауры неуязвимости и ослепительного света неприкасаемости, когда он останавливает соперников. Вдруг появился футболист, от которого у оппонентов дрожат коленки. Они ощущают запах неизбежности финального исхода, когда выстраиваются в тоннеле и видят величие осанки — это Бастиан Швайнштайгер устремил свой взор вперёд, он собран, словно находится в другом мире, в другом времени, в другой реальности, в другой Одиссее. Создание Богов, Футбольный Бог.


Источник: Outside of the Boot