pub

Уэйн Руни в откровенном и развёрнутом интервью рассказал о своей карьере

В преддверии встречи со сборной Мальты на «Уэмбли» Руни ответил на все вопросы касательно ситуации, в которой он сейчас оказался, в одном из самых откровенных интервью за последнее время.

Уэйн Руни столкнулся с важнейшим периодом своей карьеры в сборной Англии и «Манчестер Юнайтед», потеряв постоянное место в основе в клубе Жозе Моуринью и не получив никаких гарантий на оное в сборной от и.о. главного тренера Гарета Саутгейта.

На пороге 31-летия Руни стоит на распутье своей карьеры, когда его лучшая позиция на поле никому не известна и это же касается того, сколько лет он еще сможет провести на топ-уровне.

Перед вами вопросы и ответы Руни о его будущем, Сэме Эллардайсе, потере места в основе команды Моуринью и его мнение о том, действительно ли его дни на наивысшем уровне сочтены.

Что вы думаете об увольнении Сэма Эллардайса? Вам жаль, что он ушел?

Все игроки были расстроены уходом Сэма. Все могли видеть, как сильно он хотел пост тренера сборной Англии, и вот он, наконец, получил его. Что случилось, то случилось. Я уверен, что он разочарован сам в себе. ФА приняла то решение, которое посчитала нужным. Я уверен, Сэм очень расстроен.

Вряд ли я могу сказать что-то особое по этому поводу. Убеждён, что он разочарован. Он сам допустил, чтобы такая возможность ускользнула от него.

(FILES) This taken on August

Это пример того, насколько изменилась игра за годы с начала вашей карьеры?

Думаю, что именно поэтому очень важно знать, что тебя окружает, какие люди рядом с тобой. Сэм — опытный человек в делах жизненных и футбольных, но его все равно подловили.

Очень важно, чтобы игроки, в том числе и молодые, понимали это. Я уверен, что они все знают: они не должны ставить себя в ситуации, которые потенциально опасны для них.

Трудно ли доверять людям?

Да, трудно. Если не считать семью и близких друзей, то обычно я доверяю немногим.

Нужно контролировать всё. Всех, с кем ты говоришь. Ты можешь быть собой только за закрытыми дверями.

Обидно, что такое происходит в футболе, но такова жизнь в нашей стране«.

Вы общались с Сэмом с прошлой недели?

Я не общался с Сэмом.

А смс-ки?

Нет.

Вы признавали, что «устали» от обсуждений насчет вашей лучшей позиции. Откуда такие проблемы?

Я много раз говорил, что за сборную Англии я буду играть на позиции нападающего, полузащитника или «десятки».

После прошлого матча возникло небольшое недопонимание: Сэм пришел, а я сказал, где я хочу играть. Я играл исключительно исходя из инструкций, которые мне дали.

Между нами возникло небольшое недопонимание. Но опять-таки, я должен принимать это. Я уверен, что у Гарета есть свое мнение по поводу того, где я должен играть и должен ли я играть вообще. Уверен, что он поделится со мной этим в ближайшее время.

Так где же вам удобнее всего играть? Какая позиция подходит вам лучше всего?

И вновь это трудный вопрос. Я говорил об этом в конце прошлого сезона — мне нравится играть в полузащите. Я чувствую, что многое могу сделать для команды на этой позиции. Но учитывая обстоятельства, я знаю, что могу сейчас прийти на тренировку и играть на позиции «девятки», нападающего или «десятки».

Посмотрим, что будет дальше. Если мне станет неудобно играть на определенной позиции, я скажу об этом.

Watford v Manchester United - Premier League

Жозе Моуринью предположил, что вы вернетесь другим игроком, другим человеком после прошлого перерыва на матчи сборной. Вы знаете, что он имел в виду?

В мою сторону частенько звучала критика. Но об этом вам нужно спросить у него.

Слушайте, я плохо отыграл против «Уотфорда». Я знаю и понимаю это.

Думаю, если он выбирал состав исходя из игры против «Уотфорда», то понятно, почему я не играл. Команда сыграла отлично. Я понимаю, что должен усердно работать и пытаться отвоевать свое право играть.

Не думаю, что он имел в виду, что я вернулся другими игроком. Мы вернулись после перерыва и проиграли три матча подряд.

Вся команда вернулась другой, но я принимаю на себя большую часть ответственности. Конечно, я делал это на протяжении всей своей карьеры, но мы должны работать всей командой как единое целое, чтобы победить. Если меня усадили на лавку, то так тому и быть.

Я буду бороться. Но не за мое место в основе, а за право вернуться вообще.

Вас беспокоит ваша нынешняя форма?

Нет. Если честно, то мне казалось, что я начал этот сезон нормально. Но против «Уотфорда» я сыграл плохо, особенно во втором тайме. Но меня это не беспокоит.

То есть вам не кажется, что ваша форма постепенно ухудшается и вы не можете контролировать это?

Нет. Конечно, я знаю, что могу лучше. Если я не играю очень хорошо, то поднимается огромная волна критики отовсюду. Но я должен просто сконцентрироваться на игре.

Вы так же критично к себе относитесь, как остальные к вам?

Конечно. Я честный игрок, и я честен перед собой.

После каждого матча я говорю с несколькими людьми, которые честны со мной. Если они считают, что я сыграл недостаточно хорошо, они говорят мне об этом. Во время матча я знаю, что могу почувствовать, если я играю недостаточно хорошо.

На определенном этапе вашей карьеры наступит момент, когда вы поймете, что уже всё. Как вы считаете, этот этап уже наступил?

Я слышал о том, как многие люди говорили о необходимости смены позиции. Что ж, я займусь этим.

Если так должно быть, то позвольте мне это сделать. Я чувствую, что мне просто не дают шанс. Я последую этому совету, если это будет единственный шанс для меня остаться в футболе подольше.

Сейчас мне не дают шанса на изменения. Да, в контексте разговоров о продлении карьеры резонно говорить о возможных вариантах, но нужно дать возможность воплотить их в жизнь.

Если бы мне сейчас было 25 или 26 лет и мне предложили варианты играть на позиции центрального полузащитника или глубже в центре поля, то я бы, естественно, отмел такую возможность.

Сейчас же я нахожусь на том этапе карьеры, когда именно эти позиции мне подошли бы лучше всего. Конечно, место «десятки» для меня предпочтительнее.

Но все зависит от тренеров. Я же не приду к тренеру и не скажу: «Я должен играть здесь». Я буду играть там, где меня попросит тренер.

3

Жозе Моуринью спрашивал, где вам комфортнее всего играть?

Конечно. Мы говорили об этом в начале сезона, и он об этом вам говорил. Он считает, что моя позиция находится ближе к атаке, и именно там я буду играть.

Есть ли между вами недопонимание касательно того, где вы хотите играть и где он вас видит?

Я не говорю, что хочу сейчас играть именно там [глубже в полузащите]. Я лишь сказал, что мне не мешало бы там играть через пару сезонов.

Лишь время покажет, случится это сейчас или через пару лет.

Послушайте, я верю в тренеров, с которыми работаю. И я буду играть там, где они мне скажут.

Почему вам кажется, что вы лучше играете в полузащите?

Я чувствую, что, находясь там, я могу контролировать ход игры и диктовать темп. Я не говорю, что играю лучше именно там. Просто на этой позиции я могу играть, придерживаясь высоких стандартов. Но время все расставит по местам.

Есть ли что-то такое, что вы утратили с годами, которое позволяло вам так хорошо играть в атаке?

Конечно. Очевидно, я уже не так быстр, как раньше.

Можно иметь футбольный интеллект. Им я обладаю. Многое зависит от того, где и как я играю. Очевидно, порой моя игра может разочаровывать.

Но, если я все так же буду оставаться вне основы, мне придется продемонстрировать эгоизм и четко сказать, где именно я хочу играть.

А сейчас я рад играть там, где мне говорят тренеры.

Но почему бы не сказать об этом Жозе Моуринью? Это же ваша карьера.

Я говорил с тренером, но я не думаю, что время для таких действий настало.

Для меня команда всегда превыше всего. Сейчас команда играет хорошо, так что мне стоит сейчас повременить и подождать своего шанса.

Послушает ли вас Моуринью?

Я уверен, что да. Мы общаемся каждый день. Как я уже говорил ранее, я знал, что я сыграл против «Уотфорда» не лучшим образом.

Я не заслужил права играть в следующем матче. Я понимал это. Команда отлично справилась, так что я подожду своего шанса и воспользуюсь им.

4

Многие люди считают, что из-за раннего начала профессиональной футбольной карьеры (16 лет) ваш футбольный возраст больше фактического. Они называют это «теорией эмоционального выгорания». Вы согласны с ней?

Да, я слышал что-то подобное, но я с этим не согласен. Я понимаю, почему эта тема вообще возникла.

Как и большинство игроков, я играл в футбол с юного возраста. Я знаю, что игра на высшем уровне требует другого менталитета, иной концентрации.

Но ты все равно играешь, вне зависимости от уровня (первая команда, резерв или молодежка). Ты все равно тренируешься и играешь каждый день. Так что не могу с этим согласиться.

Вы любите футбол так же, как раньше?

Я люблю футбол. А в этом виде спорта не обойтись без взлетов и падений. Я встаю каждый день с мыслями о том, что мне нравится заниматься этим.

Я уже ранее говорил вам, что не могу представить свою жизнь без футбола после завершения карьеры футболиста.

Вас пугает день, когда все это закончится?

Да. Каждый, кто играл в футбол с самого детства, признается вам в этом.

Когда общаешься с игроками, которые сделали это [завершили карьеру], они признают, что переживают странные ощущения. Ты наслаждаешься этим, пока можешь. Я еще даже не думал об этом.

Гарет Саутгейт встретился с вами на прошлой неделе, чтобы обсудить ваше капитанство в сборной в дальнейшем. Насколько это важно?

В прошлый раз эта тема привлекла много внимания и слухов. Хорошо, что он решил уделить ей внимание.

Мы поговорили. Он еще особо не виделся с игроками, поэтому поинтересовался у меня, что да как, а также о том, как мы можем стать лучше как команда.

Указали ли вы ему на те моменты, которые нуждаются в улучшении?

Да, на парочку. Конечно, я считаю, что всегда есть что-то, что можно сделать лучше.

Я уверен, что он попытается это улучшить. Есть вещи, которые все мы можем сделать, чтобы преуспеть еще больше.

5

Вы уже достигли конца? Считаете ли, что вы уже вышли на тот отрезок, который является началом конца?

Нет. Это часть футбола. Это новый вызов, и я настроен вернуться в команду.

Многие люди, связанные с футболом и нет, считают, что вы уже всё.

Я думаю, что люди имеют право на свое мнение. Я говорил об этом много раз.

Это футбол, и невозможно играть постоянно, даже если вам очень хочется.

Сейчас я хочу играть. Я — боец. Я хочу вернуться в команду.

Я буду усердно над этим работать. Я справлюсь с этим. Не сомневаюсь, что люди, знающие меня, уверены в моем возвращении.

Вы можете получать столько же удовольствия от игры в глубине поля, как от забитых голов на позиции нападающего?

Конечно, ничто не сравниться с ощущениями после забитого гола. Но моя карьера будет посвящена стремлению к победе моей команды.

Я не из тех игроков, которые радуются индивидуальным свершениям, а не командным успехам.

И никогда таким не был. Я горжусь теми трофеями, которые мы завоевали как команда. Именно такое отношение у меня и теперь. Я хочу играть футбол. Я люблю футбол вне зависимости от того, забиваю я или нет.

Вы можете реабилитироваться за невзрачную игру в атаке забитым голом, но ведь сделать это в качестве полузащитника не так просто?

Я прочувствовал это на себе в матче против сборной Словакии. Но я сыграл далеко не так плохо, как говорили все вокруг.

На мой взгляд, решение Сэма Эллардайса переместить Деле Алли на позицию «десятки», а нас с Эриком Дайером использовать под ним позволило нам выиграть тот матч.

Заявление Сэма о том, что вы играете там, где вам захочется, в результате сослужило вам не лучшую службу, не так ли?

Сэм знал, что допустил ошибку. Он сказал мне об этом во время полета домой.

Люди восприняли это так, будто бы Сэм сказал, что вы выбирали команду?

Вот именно, а это ни на йоту не могло быть правдой. Я придерживаюсь инструкций в своей игре.

Очень часто меня критикуют даже тогда, когда я, по собственным ощущениям, играл неплохо.

Я страдал от этого. Но мне кажется, что решение Сэма изменить позицию Деле и опустить нас с Эриком глубже, где мы стали больше выигрывать вторые мячи, отправляя их в опасные зоны, и контролировать игру, позволило нам победить в матче.

Что вы сказали Сэму?

Он знал, что допустил ошибку. Но это часть работы на таком уровне.

Он понял это достаточно быстро. К сожалению, у него не будет возможности развить этот успех.

Допускаете ли вы, что со временем, года через два, вы можете стать скорее просто игроком команды, нежели членом стартовой обоймы?

Я бы принял необходимость быть просто игроком команды, потому что мне нравится сам процесс сборов в сборной Англии.

Играю я или нет — я чувствую, что могу помочь игрокам.

Если вдруг в субботу или во вторник окажется, что я начну матч на скамейке, то, несмотря на все мое желание играть, я не пойду к тренеру и не скажу: «Если я не выйду в старте, я не буду больше играть за сборную».

Я встречусь с ним, но лишь для того, чтобы озвучить свою готовность бороться. Однако я думаю, что присутствие более молодых игроков в команде мне лишь на пользу.

6

Оказывает ли на вас влияние перспектива стать игроком, на счету которого было бы рекордное количество матчей за сборную в статусе капитана команды?

Конечно, это было бы неплохо. Если это вообще случится, то этот рекорд для меня будет более важен, чем по количеству голов.

Если это случится, то отлично. Но я не останусь в сборной лишь для этого.

Если бы я собирался завершить карьеру в сборной, но мне оставалось забить два-три гола, чтобы побить рекорд, я бы остался, чтобы сделать это.

Когда Луи ван Гал оставил вас вне стартовой обоймы на матч против «Стока» в прошлом сезоне, вы использовали это в качестве мотивации как можно быстрее вернуться обратно. Можете ли вы проделать это же на сей раз?

Когда я вернулся, я играл с большей свободой и, если хотите, с меньшим количеством инструкций. И это сработало.

Заводит ли это меня? Конечно. Это практически то же самое, как «нет» на прослушивании — вы хотите доказать людям, что они ошибаются.

У меня нет проблем с непопаданием в стартовую обойму. Такова работа тренера, и я понимаю это. Но я буду продолжать бороться, пока не получу шанс вернуться.

Эти люди, с которыми вы общаетесь после матча, — те же, что и раньше?

Да, это мой отец и агент. Они знают меня и как игрока, и как человека. Они честны со мной.

Но после матча с «Уотфордом» мне не требовалось слышать их слова.

Чувствуете ли вы, что после всего того, что вы достигли, люди вас ценят?

[длинная пауза]

Я не знаю. Некоторые люди ценят меня, а другие — нет. Таков футбол, не так ли? Мнения расходятся.

Послушайте, я не из тех людей, которые стремятся слушать, как они хороши.

Пока мои близкие и мой менеджер счастливы — счастлив и я.


Источник: Independent