pub

Петер Шмейхель о необычной ключевой победе в сезоне 1998/99

Невероятный сезон 1998/99 для «Манчестер Юнайтед» завершился сказкой на «Камп Ноу» и включал незабываемые драматические игры на стадионе «Стадио делле Альпи», «Сан-Сиро», «Вилла Парк» и, конечно же, на «Олд Траффорд». Но кому придёт в голову вспоминать гостевой матч с «Чарльтоном»? А Петер Шмейхель помнит. Отрывок из его автобиографии: One ...

Позвольте мне рассказать вам об одном тёмном, зимнем вечере на «Вэлли», который, возможно, вместил наши лучшие 90 минут сезона 1998-99 — в определенном смысле.

Есть игры, которые олицетворяют футбольную команду. Есть моменты, от которых зависит кампания, даже если в то время никто этого не осознает. Есть воспоминания, которые остаются в памяти ещё долго после того, как, казалось бы, более крупные из них поблекли и исчезли. Гостевая игра с «Чарлтоном».

Это было 31 января, холодное, сухое и пасмурное воскресенье, начало в 4 часа дня. К этому моменту мы провели в общей сложности три дня на вершине Лиги и прибыли на юго-восток Лондона, занимая третье место. У них была осторожная, дисциплинированная команда, организованная прагматичным менеджером Аланом Курбишли, и в игре с нами ничего не происходило.

Я вывихнул палец, и наш доктор вставил его обратно, а потом случился рецидив. Я подал знак судье, который во второй раз остановил игру, чтобы позволить доку повторить процедуру. «Вэлли» был старым стадионом, где всегда чувствовалось давление толпы, а у ворот было грязно. «Чарльтон» старался удержать 0-0.

Но затем.

На последней минуте Гари Невилл выдал длинную диагональ в их штрафную, чтобы организовать последнюю атаку. «Чарльтон» выбил. Мяч вернулся к Гари, и тот отдал его Скоулзу, который продвинулся в свободную зону и навесил на дальнюю штангу. Йорки очень точным ударом головой направил мяч в ворота впритирку со штангой. Мы вышли на первое место и больше не уступали его, за исключением двух недель весной, когда «Арсенал» сыграл больше игр, чем мы.

Мы продолжали выигрывать в таком режиме и дошли до конца, а если было необходимо, находили силы в скамейке запасных вплоть до «Барселоны».

В таких суровых, непривлекательных условиях, как грязь во вратаской на «Вэлли» темным январским вечером, завоёвываются титулы. Кроме этого матча я хорошо помню лишь несколько других игр розыгрыша лиги 1998–99: 2-2 на «Энфилде»; четыре гола Оле, забитые после выхода со скамейки запасных в матче против «Ноттингем Форест» (8:1); ничья в Лидсе; и игру, когда мы завоевали титул, дома против «Шпор». Плюс наше поражение со счетом 3-2 от «Мидлсбро» на «Олд Траффорд» 19 декабря — наше худшее выступление в сезоне и самая последняя игра, которую мы проиграли.

Не знаю, почему мы сыграли такую ужасную игру с «Мидлсбро». После этого мы сидели в раздевалке смущенные, потупившись в пол. В конце концов глаза начали подниматься, и мы начали разговаривать. «Как мы играли так плохо?» Оттуда это переросло в дискуссию, впервые, о том, чего мы хотели от сезона, чего мы пытались достичь. По общему мнению, мы просто были недостаточно хороши: мы провели восемнадцать матчей в чемпионате, и было больше ничьих и поражений, чем побед. Нам нужно было исправляться. Мы сказали: «Давайте просто договоримся между нами, чтобы не проигрывать оставшиеся игры».

Так появился ритуал, очень важной частью которого был Йорки. После «Мидлсбро» кто-то в шутку заметил: «Тридцать одна победа, и у нас будет невероятный сезон!» И с этого все началось. Мы смотрели на количество оставшихся игр, и кто-нибудь — обычно Йорки — обязательно вспоминал это. Мы обыграли «Форест»: «Тридцать побед, ребята!» Затем сыграли вничью с «Челси» и обыграли «Мидлсбро» в кубке. «Двадцать восемь побед!» Поначалу это казалось чем-то вроде шутки, но она все разрасталась, а Йорки нравилось об этом напоминать. После «Чарльтона» он ухмылялся: «Эй, парни... двадцать четыре победы!»

Выезд к «Чарльтону» — стал матчем, в котором мы показали, что из себя представляли. Непреклонные, сохраняющие уверенность до финального свистка. Любые испытания — время начала матча, ранний гол, девяносто минут сложнейшей игры в Премьер-Лиге — и мы все равно прошли бы через это. Мы не собирались нарушать обязательство, которое взяли на себя 19 декабря, когда оставалось еще тридцать одна (в итоге их было тридцать три из-за переигровок в Кубке Англии) игра.

Мы обыграли «Фулхэм» и вышли в следующем раунде кубка на «Челси». Ди Маттео получил красную, Скоулзи получил красную. Мы не реализовали свои моменты. Ноль-ноль. В переигровке на «Стэмфорд Бридж» мы выиграли со счетом 2-0 благодаря связке Йорк — Коул.

В полуфинале «Арсенал». Мы шли ноздря в ноздрю в Лиге, и всё дело было в нашем соперничестве. Тот, кто выиграет кубок, выиграет и Лигу, говорили СМИ, и внутренне мы разделяли это чувство. Всё началось с блестящего удара Дэвида, после того как Тэдди стянул на себя опекунов, а дальше от игры нельзя уже было оторвать глаз. Моменты следовали один за другим. Симэн сделал исключительный сейв после удара Оле, Деннис Бергкамп сравнял счет, Николас Анелька забил — к счастью, он был вне игры.

Роя удалили за две жёлтые карточки. «Арсенал» набрал обороты. В добавленное время Фил Невилл сбил Рэя Парлора, который никогда не был нашим любимым игроком, и Бергкамп получил возможность пробить пенальти. В тот момент я не допускал мысли, что все решается здесь и сейчас . Я думал, что осталось десять минут или что-то в этом роде. Я не видел, чтобы поднимали табло с компенсированным временем. Я думал, что даже если Бергкамп забьет, у нас будет время, чтобы сравнять счет.

Бергкамп был великим футболистом, но в тот момент мне было все равно, кто он такой. Что касается пенальти, я никогда не думал о бьющем, никогда не исследовал, в какой угол ему нравится бить, и все такое. Мой подход состоял в том, чтобы сосредоточиться не на своем противнике, а на себе: таким образом, я контролировал себя, а не их. Я принимал четкое решение о том, в какую сторону я собираюсь прыгнуть, и придерживался его, чтобы это было моим выбором, моей ответственностью. И в этом было мое высокомерие — или, скорее, то, что я сознательно использовал высокомерие как инструмент. Не смотреть на бьющего. Относись к ним как к воздуху. Веди себя высокомерно. Дай им знать: если вы хотите забить мне, вы должны быть на высоте. Бергкамп пустил мяч в ту сторону, куда я прыгал, на удобной высоте, и я отбил его. Игроки пошли поздравлять меня, но если вы посмотрите повтор, я кричу им отвалить. Парни, мяч в игре, продолжайте играть! Я был удивлен, когда рефери сразу же дал свисток об окончании основного времени. И вот мы погрузились в дополнительное время: Кубок Англии и, возможно, Премьер-Лига, тридцать минут, мы или они.

Переигровки полуфиналов Кубка Англии были отменены после 1999 года, и я думаю, что Энди Грей сказал в комментарии, что если победный гол Райана Гиггза будет последним голом в переигровке полуфинала, который мы когда-либо увидим, то так тому и быть, потому что его гол будет там со всеми голами, которые останутся в памяти навсегда. У меня был прекрасный обзор. Как только он перехватил неудачный пас Виейра на нашей половине поля, я понял, что-то произойдёт. Это было в том , как он бежал, в его движениях, в том ускорение, с которым он бросился на растянутую оборону «Арсенала».

Это был хищник, почуявший запах крови. Райан проскочил мимо Ли Диксона, затем проскользнул мимо Виейра. Затем, когда Диксон вернулся, Райан снова прошел мимо него. Он оставил Мартина Кеоуна на заднице, а затем ушёл от Тони Адамса. Мы играли с мячами Mitre в Кубке Англии, которые были не очень хороши, и поле было ухабистое, но Райан просто летел над землёй. Симэн был фантастическим на протяжении всего полуфинала, и чтобы забить ему нужно было что-то особенное. Но Райан просто прошил его — над головой, под перекладину. Что за гол. Безумно хорошо. «Эй, парни... еще десять побед!»

Неделю спустя состоялась другая вторая игра полуфинала, против «Ювентуса» в Лиге Чемпионов. Наша европейская кампания также становилась эпической.

Наш четвертьфинал был против миланского «Интера». Что за командой они были. «Интер» играл в пять защитников. Тем не менее, в начале первого матча на «Олд Траффорд» Йорк находил пространство благодаря умному движению. Я никогда не видел, чтобы кто-то навешивал, как Бекхэм, не с таким постоянством и великолепием. Для меня это был подарок: я получил возможность попрактиковаться в защите на выходах против лучших в мире навесов. Перед перерывом два почти одинаковые навеса Дэвида Йорк превратил в голы. После этого во втором тайме мы окопались на своей половине, закрылись от «Интера».

Навес Фабио Галанте нашёл Заморано, выскачевшего на линию вратарской, в отличной позиции чтобы забить. Я все четко видел, зная, что пока что это лучший шанс для «Интера». Заморано нанес мощный удар в прыжке влево от меня. Я подлетел растянувшись на всю длину ворот, мои глаза были прикованы к мячу, мое тело раскинулось в форме звезды, вовремя среагировав, чтобы дотянуться левой рукой до мяча. Я отбил его кистью и приземлился, готовый к любому отскоку.

Меня часто спрашивают, какое мое лучшее спасение было: ну, вот оно. Если это было не самое лучшее — а я думаю, что так оно и было, — то оно определенно было самым важным. В ответном матче Хеннинг снова проявил героизм, а Ферги показал, что он начинает тактически разрывать Европу, играя с Ронни Йонсеном в центре поля, давая Ронни полностью убегаться, прежде чем выпустить Скоулзи, который сравнял счет, после кросса Дэвида и скидки Коули. 1-1 все закончилось.

«Ювентус» был более размеренной командой. Карло Анчелотти был их тренером, Зидан — их звездой, а Индзаги — их абсолютной занозой в шее. Как заметил Ферги, этот парень родился в офсайде. Он забил мне много досадных голов, неряшливых, браконьерских, которые раздражали больше всего.

У нас были шансы: мяч после удара Роя вильнул чуть в сторону от ворот, Тедди забил, но был в офсайде, Скоулзи упустил две возможности, а просьбы Райана о пенальти за игру рукой были отклонены.

В конце концов сказалась наша абсолютная непреклонность. Мы продолжали давить; они всё больше прижимались к своим воротам, приглашая нас оказывать ещё больше давления. В компенсированные минуты, когда мяч снова оказался в их штрафной, Ювентус сломался, их левый защитник Миркович не справился с выносом мяча. Дэвид забросил мяч обратно, и двое уставших игрока «Юве» пытались выбить его головой куда подальше, но не смогли. Подоспевший Райан вколотил мяч в сетку ворот. 1–1. Мы спаслись.

Лучшей атмосферы на «Олд Траффорд» я не испытывал. Мы только что были на Сан-Сиро, и я никогда не слышал ничего громче, чем звук, когда «Интер» забил, но наши болельщики вышли за рамки этого уровня, когда они своим рёвом гнали нас на «Ювентус». Вспышку шума, когда Райан забил гол, я запомню на всю жизнь. Для меня, с точки зрения атмосферы, эта игра является эталоном больших европейских вечеров на «Олд Траффорд». На бумаге 1-1 был результатом первого матча, который был в их пользу, но мы, выходя с поля, чувствовали себя так: «Мы сделаем это!»

«Интер», «Арсенал», «Юве» — они могут показаться лучшими выступлениями сезона. Но я не могу отбросить «Чарльтон». Вы задумайтесь: мы выиграли Премьер-Лигу с отрывом в одно очко от «Арсенала». Не забей мы тот гол на последней минуте на «Вэлли», мы бы не выиграли титул. Не было бы требла. «Чарльтон» — 0 «Манчестер Юнайтед» — 1 (Йорк 89') — это не была громкая победа, но совершенно точно ключевая для нас.


Источник: Официальный сайт «Манчестер Юнайтед»