pub

Падение Рима

Это необычно.

Я помню, как осознание этого поразило меня, когда я развернулся, чтобы отпраздновать свой второй гол в ворота «Ромы» в 2007 году. Уазза бежал ко мне после того, как я с 25 ярдов вогнал мяч в верхний угол, счет стал 6-0 в нашу пользу, и мы оба просто смеялись, потому что это была такая уникальная ситуация.

В четвертьфинале Лиги Чемпионов жребий выбрал нам в соперники «Рому», у нас в то время была действительно хорошая команда. Первый матч в Риме был сложным. Это был вызов в плане тактики, потому что у «Ромы» не было ярко выраженного наконечника, страйкера, а Франческо Тотти опускался глубоко, раздавая передачи в одно касание на фланги «бегункам». Это несколько отличалось от того, как «Барселона» использовала «ложную девятку» за пару лет до описываемых событий, в том плане, что у «Барселоны» были «бегунки», но у них так же была более связная игра в полузащите, в то время как «Рома» просто доставляла мяч Тотти, а у того уже буквально было 4 опции — два высоко расположенных полузащитника и два вингера — которым он и подносил снаряды. Это было что-то совершенно новое, с чем мы еще не сталкивались, и они были очень хороши в этом [стиле игры – прим.]. Честно говоря, Тотти действительно был топовым футболистом. Иногда, когда играешь против игрока с репутацией, думаешь «а он ведь не так хорош, как я себе представлял», но Тотти был точно одним из тех игроков, после встречи с которыми думаешь: «да, топ-игрок».

Что же касается «Стадио Олимпико», это просто великолепное место для игры в футбол. Атмосфера была невероятна. На трибунах были определенные проблемы между фанатами «Юнайтед» и полицией, что придавало определенную «перчинку»  игре, и это можно было почувствовать на стадионе. Для меня это был первый сезон в клубе, так что я впервые пробовал на вкус Лигу Чемпионов, играя выездные матчи такого уровня, было сложно, но мне это нравилось.

Конечно же, мы всегда идем по сложному пути. Первым ударом стало удаление Скоулзи после первого получаса игры, затем вскоре мы пропустили первый гол и стали проигрывать 1-0. Есть одна вещь, которую я четко помню: наш штаб нас заранее предупредил, что «Рома» использует систему с большим количеством мячей вокруг поля, так что когда мяч выходил на угловой, боллбои подбегали и ставили мяч прямо в сектор возле углового флага, так что Тотти мог буквально сходу подавать. Нас предупредили и главный тренер, и тренерский штаб, но первый гол «Ромы» был забит именно так. Мяч выходит на угловой, и пока мы не успели опомниться, следует подача и Таддеи забивает.

Мы отчаянно пытались забить выездной гол, который помог бы нам в ответной игре; это было то, к чему нас всегда побуждал тренер, потому что он понимал важность иметь в запасе выездной гол, который мог бы всегда пригодиться в ответной игре дома. Потеря Скоулзи из-за удаления и пропущенный мяч стало двойным ударом. Толпа заводила наших соперников, атмосфера накалялась, и внезапно, из-за той манеры игры, которая была у «Ромы», мы почувствовали, что весь мир против нас, так что мы должны были сжать кулаки и гнуть свою линию. Это определенно была ситуация, в которой мы должны были добиваться своего, сцепив зубы.

Мы нанесли ответный удар во втором тайме, когда забили таки выездной гол в контратаке. Криштиану неплохо прорвался по правому флангу и отдал передачу на Оле. Если вы спросите меня сейчас, то я отвечу, что умения Оле исполнять правого вингера были недооценены. Он владел отличным пасом, что и продемонстрировал тогда, выдав шикарный пас на Уаззу, который на паузе обыграл защитника и прекрасным ударом завершил комбинацию. Важнейший гол. Мы были под давлением, мы играли без мяча, нам было трудно, но этот гол дал нам мощнейший импульс на оставшуюся часть матча и положил неплохой задел для ответного матча. Гол дал нам осознать, что мы все еще в игре. Мы пропустили второй гол, проиграли 2-1, но я помню, что после матча тренер был вполне доволен и считал результат вполне приемлимым. «Мы  в очень хорошем положении перед домашним матчем», — так он сказал, так что к ответному матчу мы подходили в позитивном ключе.

Незадолго до игры на «Олд Траффорд», когда мы были в отеле, нам сообщили, что фанаты Ромы доставили проблемы нашим болельщикам на своем стадионе. Это еще больше наэлектризовало атмосферу, что можно было почувствовать заранее. Даже когда мы вышли на разминку, было уже настолько шумно, что, казалось, дрожит земля, и у нас сразу побежали мурашки (что весьма характерно для таких ночей). Мы изначально хотели выдать мощный старт, но эта атмосфера только усилила наше желание. Даже до стартового свистка на арене чувствовалось, что намечается что-то грандиозное.

Конечно, мы должны были начинать без важного игрока, так как Скоулзи отбывал дисквалификацию [за удаление в предыдущем матче], и это означало, что рядом со мной будет Флетч, и мне нравилось играть с ним. Мы уже сыграли несколько важных игр вместе, и поэтому уже доверяли друг другу, у нас была вера в то, что каждый из нас может положиться на партнёра. Очевидно, что играя со Скоулзи, это уверенность была безгранична, но с Флетчем у меня было отличное взаимопонимание, и мне действительно нравилось играть с ним. Мы были взаимозаменяемы, если так можно сказать. Мы были рады подставить друг другу плечо, добежать за другого, где это было необходимо, потому что были на одной волне. У нас была решительность и взаимопонимание.

Так что я не испытывал никакого волнения от того, что Скоулзи не будет играть, но я очень много думал о моем бедре.

Во время разминки я испытывал дискомфорт в бедре. Я ни на секунду не допускал мысли, что я не буду играть, но я помню, что во время разминки я больше думал о своем бедре, чем о предстоящем матче.

«Надеюсь, я в порядке, надеюсь, я в порядке»

Возможно, это слегка помогло мне, в том плане, что у меня не было времени «перегореть» до стартового удара по мячу. Я надеялся, что начало матча не будет слишком жестким. А тем временем тренер повторял нам: «Пасуйте вперед, бегите вперед». Он в любом случае всегда так говорил перед играми, но в ту ночь он особенно заострял на этом внимание. И вот мы выходим, атмосфера наэлектризована, а его слова взбудоражили нас еще больше.

Когда я пришел в клуб, я уже знал, что вечера матчей Лиги Чемпионов особенные, потому что я смотрел их по тв в прошлом. Матчи Лиги Чемпионов всегда отличались, они были более интенсивными, а это был один из моих больших матчей на «Олд Траффорд». Мы отчаянно хотели устроить бешеный старт и подавить их вспышкой чистой энергии и бешеных эмоций. Это не имело никакого отношения к тактике. Это была чистая мотивация.

Прошло около 10 минут, Роналду подобрал мяч на правом фланге. Передо мной было пространство до края штрафной, Роналду начал движение, чтобы открыться в штрафной, а я увидел все это пространство перед собой и подумал: вот куда мне нужно двигаться.

Роналду нашел меня передачей, я не совсем удачно принял мяч, но я четко помню, как думал: вратарь далеко вышел из рамки ворот.

Это довольно странно, какие вещи ты можешь увидеть и осознать на поле с определенного расстояния. Можно буквально с одного шага понять, что соперник приближается, можно ощутить, что фуллбек накрывает тебя… не знаю, как, но твои ощущения и органы чувств просто подсказывают тебе все это. Я помню, как осознал это. Мы проговариваем это пару секунд, но я все еще помню, как я видел это, чувствовал, что он приближается ко мне, далеко выходя из рамки, и что если я смогу подковырнуть мяч, есть шанс, что он залетит в сетку. Собственно, мое неудачное первое касание возможно предопределило мой выбор, потому что это был чуть ли не единственный способ попытаться завершить атаку голом.

Оглядываясь назад в прошло, можно подумать, что это странный гол, который случился не без толики везения — и я не говорю, что никакого везения не было — но это был один из тех моментов, когда все произошло именно так, как я и задумывал. В моей карьере это случалось не так часто, но тогда у меня было чувство, что он сделал этот шаг по направлению ко мне, выйдя из рамки, и я подумал: если я сделаю всё правильно, у меня будет шанс.

И все вышло очень хорошо!

Арена взорвалась, и странно, что когда ты забиваешь таким образом, шум стоит такой громкий, но перед самым голом наступает момент тишины. И вот ты бежишь, все сходят с ума, но в твоем мозгу — звенящая тишина. У тебя прилив адреналина, взрыв эмоций, потому что ты понимаешь, насколько важен этот гол, и все мы тогда почувствовали, что это начало чего-то особенного. Мы просто рванули вперед на этих эмоциях, которые гнали нас вперед все оставшееся время. Это было особенное чувство.

Через несколько минут Смаджер (Смитти – Алан Смит) забил второй гол, позволив нам повести в счете 2-0. Тренер всегда говорил пасовать форварду настолько быстро, насколько это возможно, и этот гол был результатом этого совета. Вся комбинация была разыграна в одно касание, потом отличный пас от Гиггзи на Смаджера. Снова, это все было замешано на эмоциях. У нас был Смаджер, игравший нашим наконечником, который долго не играл из-за тяжелой травмы, и возможно, он был даже удивлен, что попал в состав. Но так энергия, которую он давал нам, энергия Флетча, энергия, которая просто струилась из нас всех, все это вылилось в тот гол. Пас. Пас. Пас. Гол.

После первого гола шум болельщиков был громким, после второго он стал просто оглушительным. И он не затихал с этого момента. Я не думаю, что у кого-либо было время, чтобы глубоко вдохнуть и осмыслить, что происходит. Мы были безжалостными. Вперед, вперед, вперед, вперед! Спасибо ребятам, потому что каждый раз, когда мы забивали, мы начинали заново, создавали, создавали… Гиггзи отжигал. Я помню, как он играл повсюду впереди, а Уазза, кажется, слева, Гиггзи играл десятку, подпирая Смаджера, и третий наш гол был таким же. Передача из обороны в атаку, Гиггзи навешивает, Уазза наносит финальный удар. Бум, гол из ниоткуда, и ты уже не можешь вдохнуть. Мы оседлали эту волну шума. Одно празднование сменялось другим, а затем следующим. Энергия, которая била из нас фонтаном, была потрясающей. В конце концов мы просто прибили Рому, у них не было ни шанса, чтобы справиться с нами.

На исходе первого тайма Роналду забил очередной блестящий гол и внезапно мы возвращаемся в раздевалку, ведя в счете 4-0. Мы хотели мощно начать, мы верили, что мы сможем этого достичь и атаковать волна за волной, и мы определенно сделали это, но мы точно не ожидали, что забьем к перерыву четырежды. Это сложно, потому что когда  ты выходишь на второй тайм при счете 4-0, одна часть тебя говорит, что игра сделана и ты отлично потрудился, но другая часть тебя говорит: у них не займет много времени вернуться в игру. Один быстрый гол, потом вдруг еще один, и внезапно у тебя проблемы, так что мы испытывали смешанные чувства. Чистое возбуждение и адреналин, но тебе нужно держать все под контролем и помнить: у нас есть дела, которые нужно сделать во втором тайме. Делай это снова и снова. Такие моменты несут в себе определенный вызов для футболиста, потому что нужно держать адреналин на уровне, но далеко не всегда это так легко сделать.

Мы смогли. Мы снова забили меньше чем через пять минут после возобновления матча. И это снова была невероятная передача от Гиггзи, снова на Роналду под его второй гол. Навес в касание, невероятно. Тот первый мяч сразу после перерыва направил все в нужное русло. Если бы этот гол забили они, или он случился чуть позже, игра могла бы стать более спокойной, но тот факт, что мы смогли снова забить, снова сорвал всем крышу.

Точно. И вам тогда тоже. 

На исходе часа игры я снова забил, возможно, один из лучших моих голов, может быть, даже самый лучший мой удар за всю карьеру. Иногда такое залетает. Это случается на тренировках, когда ты забиваешь в верхний угол и думаешь «это было круто». Как это получилось? Возможно, я даже не осознавал, как далеко я был, но, опять же, это все могло случиться именно в ту ночь. Все складывалось удачно, ребята просто летали по полю, я был настолько в себе уверен, все получалось как надо. Тот шум трибун, все вокруг просто кричало мне «бей». Возможно, я бы никогда не отважился бить с такого расстояния, но не в тот момент. Как и с первым голом: у тебя есть мгновение, чтобы понять, что ты хочешь сделать, прежде чем ты это делаешь, и мне удалось ударить именно так, как я и хотел.

Я увидел, что мяч влетает в девятку и начал смеяться.

Я помню, как бежал с Уаззой, улыбаясь ему и смеясь, как будто говоря: что тут происходит? В тот момент, возможно, у нас была наилучшая реализация за все время. Это было что-то особенное. Может, что-то витало в воздухе — даже гол «Ромы» был отличным. Даниеле Де Росси ещё один топовый футболист — забил чертовски классный гол, но он затерялся [в наших голах – прим. пер.]

Иногда на тренировках у одной команды все ладится, и все летают, улыбаются, смеются, наслаждаются игрой, и это позволяет им бегать быстрее, стараться делать все более усердно, дает дополнительную энергию, адреналин, кайф… в тот раз было именно так. Мы пробовали делать то, что обычно даже бы не подумали, и у нас это получалось. Каждый раз, когда мы что-то пробовали, все получалось. Даже Патрис вышел на замену на позицию правого защитника и забил из-за пределов штрафной! Возможно, это был худший гол из всех, заметьте, — корявый удар в нижний угол.

К тому времени меня уже сняли с игры. Меня заменили где-то за 20 минут до конца. Я помню как Майк Фелан, когда я ушел с поля и уселся на скамейке, подошел и сказал:

«Сколько ты там нам стоил?». Я просто взглянул на него, а он продолжил: «Кажется, ты только что отработал большую часть вложенных денег» и засмеялся. Это была подколка от Майка, но, возможно, он больше смеялся над собой, чем надо мной. Я почувствовал, что теперь я по-настоящему часть этой команды, больше, чем до этой игры. Я уже к тому моменту ощущал себя частью клуба, потому что все были такие приветливые, и сезон складывался так хорошо, но в тот момент меня осенило: вот оно. Может быть, Майк и не имел это в виду, но мне это добавило уверенности. 

Не буду врать, я был немного расстроен, когда Босс заменил меня. Не обязательно думать, что это твой шанс сделать хет-трик, но когда ты уходишь с поля, ты понимаешь, что возможности больше нет. И в то же время, было здорово сесть и посмотреть последние 20 минут, погрузиться в атмосферу этой ночи в качестве зрителя. Даже когда я сидел и смотрел, как продолжается игра, я понимал, что происходит что-то необычное. Было здорово с комфортом наблюдать за игрой со скамейки, понимая, что такое вряд ли повторится. 

После матча в раздевалке мы вели себя достаточно шумно и бурно, само собой, мы были довольны и ощущали такой кайф! После матча я пошел в «Уингз», китайский ресторан в Манчестере, чтобы перекусить вместе с семьей, и когда мы вошли, весь ресторан встал и захлопал. Это было полное безумие.

Тот результат значил для нас как для команды очень многое. После «Ромы» было ощущение, что мы сыграли не просто обычный четвертьфинал, тут была другая история,  было понимание того, что он особенный, и было и искреннее чувство, что мы сможем продолжить и выиграть трофей. К тому моменту мы не выигрывали лигу [АПЛ] уже три года, так что как команда мы все еще искали наш путь к успеху, так что это была очередная веха на нашем пути. Мы можем добывать трофеи, выигрывать лиги, можем замахнуться на Лигу Чемпионов! Та отдельно взятая игра помогла нам многое понять как команде. В том сезоне мы выиграли лигу. В следующем году мы выиграли и АПЛ, и Лигу чемпионов, а уверенность, необходимую для завоевания таких трофеев мы обрели в таких матчах как в ту ночь против «Ромы».

Далеко не всегда случаются такие вечера, когда каждый игрок выдает не меньше, чем 8/10 от своих возможностей. Возможно, именно поэтому я и смеялся, потому что осознавал, что это не обычно для нас — играть настолько качественно всем одновременно. Все звезды сошлись в том четвертьфинале Лиги Чемпионов. Случалось, что бы забивали несколько голов командам в лиге, но сделать это на такой стадии турнира, против такой команды — это то, к чему ты стремишься. Это был один из тех вечеров, когда все совпало, и мы вышли все как один и выдали свой максимум.


Источник и фото: официальный сайт «Манчестер Юнайтед»