pub

Оле Гуннар Сульшер: Отец и сын

Мой отец был борцом греко-римского стиля, но я не могу сказать вам, насколько он был хорош. Может быть, он сам сможет вам рассказать, но я никогда не видел его борющимся на соревнованиях. Никогда.

Я только видел его заметки и вырезки из газет, и находил их очень, очень интересными, когда был ребенком. Мне нравилось читать это все и узнавать, насколько успешен он был.

Он был членом норвежской национальной сборной и чемпионом Норвегии в 1966, 1967, 1968, 1969, 1970 и 1971 году — шесть лет подряд. Он также защищал цвета Норвегии на Чемпионатах Европы и других крупных турнирах. Он никогда не завоевывал медалей, но, тем не менее, он был источником сильнейшего вдохновения для меня.

К моменту моего рождения он закончил выступления — и, если подумать, возможно я был причиной того, что он закончил с борьбой! — но я и мои приятели знали всё о его карьере. Мы выросли в маленьком городке, Кристиансунде, в котором и мой отец, и Оле Ольсен (который до сих пор тренирует), были борцами первой команды, так что, конечно, мы все слышали все их истории. Все в округе знали, кем был мой отец.

И хотя я никогда не видел его на соревнованиях, я всегда смотрел на него с восхищением. Я любил слушать его истории о том, как он занимался, тренировался, поддерживал форму. Он был профессионалом, очень целеустремленным. Конечно, у него был определенный талант как спортсмена, потому что он сумел достичь определенного уровня, но, возможно, главным его талантом была его ментальность. Это засело в моей голове даже в юном возрасте.

 Мой сын Ноа родился в 2000 году. Сейчас ему 20 и его рост 196см — он дебютировал против нас за «Кристиансунд» в выставочном товарищеском матче в предсезонке прошлым летом, но он посещал «Олд Траффорд» с пелёнок. В прошлом, когда мы выиграли Премьер-лигу и совершали круг почета, я нес его на руках, так что можно сказать, что ещё на раннем этапе жизни он попал под влияние обстановки.

В августе 2003 я травмировал колено и вылетел на 4 или 5 месяцев. Я вернулся в том сезоне, и играл в победном матче в полуфинале Кубка Англии против «Арсенала» и вышел в финале против «Миллуола», но я знал, что не совсем здоров. Я знал,что мне нужна операция на колене, что привело бы к моему отсутствию как минимум на год.

Хирург, который делал операцию, был из Швеции, и мой друг из Кристиансунда, который тоже был врачом, присутствовал на протяжении всей операции, так что он видел, как она проходила, что нужно было сделать и каковы были детали моей реабилитационной программы.

Сэр Алекс был великолепен по отношению ко мне. Он позволил мне вернуться домой в Норвегию и восстанавливаться там. Он верил, что я буду вести себя правильно, он знал, что я постоянно в контакте с хирургом, и мой друг (врач) тоже со мной в Кристиансунде, так что это означало, что мы можем все быть дома и оставаться вместе как семья, и это было большим подспорьем для меня. На протяжении всей моей карьеры я всегда ощущал огромную поддержку от моей семьи. Моя жена Силья всегда была со мной, куда бы меня не забросило. Как профессионал, вы ходите на работу, вы делаете то, что вам говорят, вы делаете то, что считаете правильным, но вы знаете, что когда вы являетесь семьей, вы вместе, вы поддерживаете друг друга, и, конечно, когда у вас такая длительная травма, это влияет на вашу домашнюю жизнь. Когда ты здоровый футболист, ты стараешься меньше упоминать футбол дома, но когда ты прошел через такую операцию и у тебя такой долгий путь к восстановлению, ты знаешь, что должен действительно делать каждый шаг на пути к выздоровлению особенно тщательно. В моем случае это означало, что моя реабилитация проходила вечерами и ночами дома, но при полной поддержке на протяжении всего процесса. Когда я столкнулся с проблемами в предсезонке в 2005 году, за месяц до того, как я должен был вернуться к тренировочному процессу, я снова ощутил поддержку.

Все это время моя семья давала мне дополнительную мотивацию вернуться. Как я уже говорил, когда я впервые травмировался в 2003, Ноа было 3 года. Очевидно, ты не помнишь своего отца, когда тебе три года, поэтому, когда я решил провести серьезную операцию, Ноа был одним из самых больших вдохновителей, может быть, моим самым большим мотивирующим фактором к возвращению.

Я хотел играть на «Олд Траффорд» перед своим сыном. Хотел играть, чтобы он запомнил своей отца профессиональным футболистом, и, разумеется, я хотел побеждать, чтобы он мог запомнить своего отца как победителя. Действительно, это перекликается с моей историей взаимоотношений между мной и моим отцом. Я никогда не видел, как он борется, как он соревнуется и побеждает, так что я хотел, чтобы Ной запомнил меня на поле, побеждающим.

Это проносилось у меня в голове, когда я занимался в спортзале.

Тогда это было моей главной целью: то, что я должен делать все правильно, чтобы вернуться и быть способным играть за «Манчестер Юнайтед». Это был тяжелый труд на протяжении долгого времени, само собой, встречались неудачи на пути, но в конце концов я добился своей цели.

В декабре 2005, сразу после рождества, я вышел на замену в матче против «Бирмингема». Я знал, что впереди у меня всё еще много работы, так что следующие четыре или пять месяцев я играл за резерв, работая с Рене Меленстеном, набирая надлежащую форму. Предсезонка 2006 сложилась для меня весьма хорошо, и я снова занял соответствующее место в тренерской обойме на сезон 2006/07, что обернулось для меня достаточно успешным сезоном!

В «Чарльтоне», в начале сезона, я забил мой первый гол за «Юнайтед» за почти три года, затем я забил победный гол, когда мы обыграли «Селтик» в Лиге Чемпионов на «Олд Траффорд». После долгого перерыва ощущения от тех голов были восхитительные, но они были забиты вечером, так что Ноа не было на трибунах. Однако, он был, когда я впервые [после травмы] вышел в стартовом составе на «Олд Траффорд» против «Ньюкасла».

1 октября 2006 года. Это был особенный день.

Перед самым свистком на перерыв Криштиану Роналду резаным ударом слева пробил низом, мяч пролетел через толпу игроков и попал в дальнюю штангу. Мяч отскочил ко мне, и я сумел среагировать и переправить его в сетку. Затем после перерыва Неманья Видич нанес удар, мяч попал мне в голень, изменил направление полета и вкатился в сетку прямо напротив «Стретфорд Энд».

Мы выиграли 2-0, оба мяча были записаны на мой счет, так что после финального свистка я чувствовал себя невероятно.

Уходя с поля в тот день, я, возможно, испытывал наибольшую гордость в своей жизни.

Направляясь к туннелю, глядя на Фэмили Стэнд, я видел Ноа, который смотрел прямо на меня, сжимая кулаки и ухмыляясь. Это был именно тот момент, ради которого я работал предыдущие три года. Все эти часы в тренажерном зале, все те долгие ночи, когда я делал всё, что было нужно, всё это привело к этому моменту. Игра стоила свеч.

Я выиграл множество трофеев с «Юнайтед», и у меня было много великолепных воспоминаний, но тот день был для меня более особенным, чем любой трофей.

Моя дочь Карна и мой второй сын Элайджа, конечно, младше Ноа, так что они не помнят, как играл их папа, но Ноа может поручиться за меня (я надеюсь!) Нет необходимости в записках или вырезках из газет, он может просто рассказать им о том, что он видел, как отец забивал победные голы за «Юнайтед» на «Олд Траффорд».


Источник: официальный сайт «Манчестер Юнайтед»