Неманья Матич: «Из Сербии на "Стретфорд Энд"»

Автор: Неманья Матич

Вы видите, как мяч перелетает через забор, и все дети просто останавливаются. Вы смотрите друг на друга. Вам остается только одна вещь: камень, ножницы, бумага.

Это единственный способ решить, кто полезет за  мячом, потому что никому не хочется этого делать добровольно.

Ни один ребенок не хочет забираться на кладбище, не так ли?

Это было первое футбольное поле, на котором я когда-либо играл, в моей родной деревне Уб в Сербии. Грязный участок рядом с кладбищем. И я имею в виду действительно прямо рядом с ним. Травы вообще не было, поэтому поверхность была либо слишком влажной, либо слишком сухой, в зависимости от того, шёл дождь или нет. Это было абсолютно ужасно. Но это также преподало нам урок. Вы должны ожидать чего угодно. Когда пасовал другому ребёнку, он не мог поставить ногу в ожидании мяча и начать высматривать, куда сделать пас дальше; нужно было держать мяч в поле зрения всё время, потому что никогда не было понятно, куда он отскочит от в этот раз.

Мы жили в маленькой деревне, где в то время проживало около 1500 человек. У меня было много друзей, и вся жизнь заключалась в том, чтобы играть в футбол — независимо от состояния поля — так что мы просто играли и играли. Когда возвращались домой к своим родителям, они могли видеть только наши глаза, потому что всё остальное было покрыто грязью.

Такова была моя жизнь. И я любил это.

Футбол всегда был для моей семьи всей жизнью. Мой отец был футболистом. Мой брат футболист — сейчас он играет за «АПОЭЛ», — как и я. Мой отец и мать водили меня на тренировки и игры. В большинстве случаев это происходило из-за того, что отцу было по пути. Он был моим тренером на протяжении трёх лет — с семи до девяти.

Я ненавидел это.

Это был кошмар. Всегда было сложно. Даже когда я забил пять голов в одной игре, он сказал, что я играл плохо! Он всегда находил к чему придраться, был ли это пас, который я не сделал или что-то ещё. Для других детей это было нормально, но для меня это был кошмар. Даже с моим братом он был не так суров и придирчив, но от меня он всегда хотел большего. Всегда.

Один раз в моей жизни он сказал, что я провел хорошую игру! Я помню её, конечно. Это был полуфинал Лиги Европы «Бенфика» против «Фенербахче», и после этого он сказал: ты сыграл хорошо. Это был первый раз, и последний!

Мне всегда было интересно, почему он был так требователен ко мне, но оглядываясь назад, я, конечно, понимаю, почему он так говорил, и понимаю, что это было во благо для меня в долгосрочной перспективе. Однако, когда в семь лет, я ненавидел его в роли тренера.

Тем не менее, я предпочел футбол школе. Не поймите меня неправильно, мне нравилась школа, потому что я виделся со всеми своими друзьями, но когда я должен был читать книгу, мои мысли были далеко, я думал о том, чтобы играть в футбол или баскетбол. Я не был лучшим в своем классе, но был достаточно хорош, чтобы тратить время на размышления о занятиях спортом.

Когда мы не ходили в школу, во время летних каникул, нам не хватало денег, чтобы куда-нибудь сходить. Но это не было проблемой. В то время я даже не думал о развлечениях. В моей стране была сложная экономическая ситуация, а я был доволен тем, что у меня было. Летом было время заниматься спортом — футболом, баскетболом, волейболом — поэтому мы проводили целую вечность, организовывая турниры с детьми из других частей деревни или даже из других деревень. Всё лето у нас были турниры.

Позвольте рассказать вам, как это бывало, когда дети из других районов приезжали в нашу деревню, эти матчи имели огромное значение. Могло быть так, что у нас не было болельщиков, которые наблюдали за игрой, нас наших головах всё это представлялось так, будто «Црвена звезда» играла с «Партизаном» в Белградском дерби. Мы должны были победить. Это было честью для нас. Мы играли за нашу деревню. Мы не могли, — нет, невозможно было — чтобы другая команда приехала в нашу деревню и победила!

Когда мне было 10 лет, тренер одного из крупных клубов недалеко от моего дома, в 30 минутах езды, увидел, как я играю на одном из этих турниров. После игры он подошел ко мне и спросил, сколько мне лет. Я сказал ему, что я родился в 1988 году.

«Тю. ты даже не знаешь, сколько тебе лет».

Он не поверил мне. По тому, как я играл, он решил, что я намного старше. С искренней заинтересованностью, он пошел и нашел людей, которые знали моего отца, добыл номер нашего домашнего телефона, чтобы узнать у него, когда я родился.

1988, как я и сказал.

Этот парень был тренером в одном из лучших молодежных клубов в Югославии, поэтому он сказал моему отцу, что он должен дать мне возможность поучаствовать в предстоящем турнире, где будут играть 16 лучших клубов страны.

Мой отец сказал «хорошо», и я поехал. Мы выиграли турнир, мы были названы лучшей молодежной командой Югославии, а я завоевал награду «Игрок турнира». После этого и «Црвена Звезда», и «Партизан» предложили мне играть за них.

Я выбрал «Црвену Звезду», я провел там четыре года, потом мне сказали, что я недостаточно хорош, и я могу уйти. Поскольку я уже был в Белграде и обосновался в школе, мне пришлось искать другой клуб в этом районе. «Партизан» услышал, что я свободен, и тренер попросил меня поехать туда, поэтому я отправился из «Црвены Звезды» в «Партизан».

Я провел там один год, и мне сказали, что я недостаточно хорош!

Когда вам всё время говорят, что вы недостаточно хороши, что еще вы можете сделать? Вы доказываете им, что они ошибаются.

Поэтому я вернулся домой в свой первый клуб, провел там некоторое время, а затем, когда мне исполнилось 18 лет, я перешел в сербский третий дивизион. Я провел там шесть месяцев и отправился в первый словацкий дивизион в  ФК «Кошице». Через два с половиной года я отправился в «Челси», затем в «Бенфику», снова в «Челси», затем в «Манчестер Юнайтед».

Во многом это случилось благодаря моей маме. Она всегда хотела, чтобы школа была на первом месте, и она не была рада тому, что я предпочёл заниматься спортом. Я помню, когда впервые пришёл в клуб и должен был пойти на тренировку, я сказал своему учителю, что мне придется пропустить некоторые уроки, чтобы я мог путешествовать, играть в футбол.

Учитель чуть не рассмеялся и сказал: «Хорошо, но я должен услышать это от твоих родителей, потому что ты всего лишь ребенок!» Было нелегко сказать моей маме, что она должна пойти в школу, чтобы объяснить учителю, что я буду пропускать уроки из-за занятий футболом. На самом деле она чуть не  расплакалась, но, хотя это было трудное решение, она сделала это для меня.

Благодаря этому моя карьера сложилась так, как сложилась.

До начала этого сезона я провел почти всё лето дома в Уб. Это был самый длинный отпуск в моей жизни. Самое лучшее в Уб — это люди. Когда мы отправляемся в тур по Сингапуру, Китаю и другим местам, у людей мало шансов видеть нас часто, поэтому личные встречи для них являются приятным сюрпризом. Когда я возвращаюсь домой в Сербию, люди просто говорят: «Привет, Неманья, как ты?» Это нормально, и это делает меня счастливым. У меня там есть установленный распорядок. Утром просыпаюсь, иду с детьми в бассейн, обедаю, днём ​​сын занимается футболом с друзьями, а я с женой сижу в ресторане рядом с детской площадкой, где они играют, и люди знают, что я там. Ничего необычного, как у всех.

У меня всё еще есть много друзей из моего детства, и именно так мы и создали собственный футбольный клуб. Однажды вечером мы просто сели обедать вместе и решили: «Давайте сделаем наш клуб и начнем с самого низа, с воскресной (любительской) лиги». В первые два сезона мы выиграли все наши матчи — 47 официальных игр подряд, — поэтому нас трижды повысили в ранге, и теперь мы находимся в четвертом дивизионе (это как  в Вторая Лига в Англии). В прошлом году мы финишировали восьмыми, в середине таблицы, так что теперь посмотрим, как у нас пойдут дела дальше.

Мы небольшой клуб, и вы, конечно, склонны считать, что сербам нравится поддерживать зарубежные команды, где играют сербские игроки. Вот почему многие сербы поддерживают «Юнайтед»; не только из-за меня, но из-за Неманьи Видича. Другие  поддерживают «Челси» из-за меня и Бранислава Ивановича, «Интер Милан» из-за Деяна Станковича, ведь он играл там и так далее. Когда я был ребенком, я был таким же; я всегда поддерживал клубы, в которых играли игроки сборной. В Сербии я поддерживал «Црвену Звезду», но за пределами Сербии мне нравилась «Валенсию», потому что за них играл друг моего отца, Мирослав Дукич. Его сын сейчас живет в Манчестере, и он мой хороший друг. Это маленький мир, не так ли?

Я люблю возвращаться в Сербию, но должен признать, что есть одна вещь, которую я всё еще нахожу странной: они назвали улицу в мою честь в Уб. Когда я впервые услышал об этом, это было похоже на «Да лаааадно», и когда я впервые ехал по городу и проехал по этой улице, то чувствовал себя странно. До сих пор не понимаю.

Может быть, через 20 или 30 лет я оглянусь назад и подумаю: «Допустим, я сделал что-то хорошее», но пока это всё ещё выглядит странно. Конечно, это приятно, и я горжусь тем, что жители города считают, что я сделал что-то хорошее.

Полагаю, мне удалось пройти долгий путь с тех пор, как я лазил через забор кладбища!


Источник и фото: официальный сайт «Манчестер Юнайтед», автор: Неманья Матич

12 месяцев хостинга по цене 10!