pub

Гари Невилл: «Джеррарду пора планировать будущее»

neville-column

Стивен Джеррард вошел в «штормовую фазу» своей карьеры, когда с неизбежностью приходится принимать важные решения. Я могу только посочувствовать, потому что сам пока нахожусь в стадии поиска своего места, и Джеррард, очевидно, скоро присоединится ко мне.

Жизнь футболиста делится на две половины. С 35-40 лет футболист фактически снова становится 16-летним, с горизонтом неизвестности впереди. Мне только сейчас начинает становится понятнее, какой я вижу вторую половину своей жизни. Капитан «Ливерпуля» должен задуматься о своем будущем, делая приоритетным то, что будет лучше для него.

На этой неделе Джеррард сказал болельщикам «Ливерпуля», что поговорит с ними, когда придет время. Это было эмоциональным жестом. Не могу понять, где кроются корни проблемы. Идея, что 34-летний футболист может решить свое будущее до Рождества, кажется мне странной. Думаю, что обеим сторонам стоит откинуться в спинках кресел и расслабиться. Нет никаких искр.

В таком возрасте вы часто уязвимы в том, о чем думаете, что и происходит со Стивеном Джеррардом. Вы колеблетесь. Ваше представление о своих возможностях может каждый день быть разным. У вас случаются плохие дни, а случаются дни, когда вы думаете: «Я мог бы играть еще два или три года». Через двадцать четыре часа вы можете приехать на тренировку и не поспевать нигде. Внутренний голос скажет: «Я подхожу к своему концу».

Я прошел через это. Все игроки моего поколения прошли через это. Вы постоянно задаетесь вопросом: когда стоит остановиться, какой момент правильный? Люди говорят, что всегда можно понять, когда правильный момент для чего-то. Я, например, во многих отношениях этого не понял. Я пришел к решению, что когда мне будет 35, то закончу карьеру в конце сезона. Дело дошло до апреля – мая, и я сыграл восемь из 10 последних матчей. Это вселило в меня ложное чувство безопасности. Клуб хотел, чтобы я отыграл еще один сезон, но даже когда мы вели переговоры с тренером и исполнительным директором, я чувствовал, что сомнения возвращаются. Рафаэль прогрессировал. Временами, я чувствовал себя тяжеловато в игре и на тренировках, но последние шесть – восемь недель сезона прошли хорошо. Причиной этому, как стало понятно позже, было то, что я играл с чувством определенной свободы, зная, что это мои последние игры за «Манчестер Юнайтед».

В начале следующего сезона я получил повреждение голени в первый же день и завершил карьеру спустя шесть месяцев. Каждый день на протяжении этих шести месяцев говорил себе, что принял неправильное решение. Это всего лишь мой личный опыт. И когда сквозь него смотрю на Стивена Джеррарда, чувствую, что ему осталось еще два или три года. Проблема в том, как он используется, и какая установка ему дается.

Но опять же, шумиха вокруг принятия решения выглядит бессмысленной. Джеррард и футбольный клуб «Ливерпуль» должны будут принять решение примерно в марте или апреле следующего года. Клуб должен был уже спланировать (или сделать это сейчас) жизнь без Джеррарда. Это правдиво в отношении любого игрока, которому уже 34 года, даже легендарного. Джеррард со своей стороны должен обдумывать свое будущее после завершения карьеры. Как уже выяснили опытным путем многие футболисты, здесь нет ни руководства к действию, нет правильного или неправильного пути.

34-летнего футболиста будут бесконечно спрашивать: чем вы собираетесь заниматься после окончания карьеры. Мне это кажется похожим на то, как спрашивают 16-летнего выпускника школы: где ты будешь работать через шесть-семь лет? Многие даже не представляют.

Обычный путь для большинства футболистов таков: пролезть в медиа, аналитику, получить должность посла клуба, тренерская работа – потому что все это крутится в одной области.

Любой 33-летний должен думать эгоистично, не представляя свою обязанность продолжать отдавать долг клубу. Если вы начинаете заниматься бизнесом, интересуетесь журналистикой, начинаете тренерские курсы в 27, люди назовут вас несосредоточенным. В 33 вы можете об этом забыть. Вам нужно задуматься о ближайших тридцати годах своей жизни. Перед вами большая черная дыра, а вам нужно попытаться заполнить ее.

Так чего вы хотите от второй половины своей жизни? К какому успеху будете стремиться? Ответ, к которому всегда приходил я, таков: я хочу достигнуть большего, чем мне удалось в предыдущие двадцать лет в «Юнайтед». Это было амбициозно, учитывая, что я рос с мечтой играть за этот клуб. Я мог бы остаться в какой-либо должности в «Юнайтед», но не хотел зависеть от клуба, или чтобы люди знали меня исключительно как «экс-манка Гари Невилла».

Здесь было немного самолюбия. Но в действительности я хотел найти новую жизнь, не связанную с «Манчестер Юнайтед», и оставаться их фанатом независимо от моего игрового прошлого. Я планировал искать себя четыре или пять лет, чтобы понять, что мне понравится. Единственным, что я знал, был «Юнайтед».

На прошлой неделе я столкнулся с 26-летним игроком из клуба АПЛ, который занимается на курсах журналистики и телевидения. Я чувствовал оживление, пока разговаривал с ним и видел его энтузиазм. Я пригласил его поприсутствовать на «Футбольном вечере понедельника» с нами.

Я понимаю, что получаю свой кусок пирога и ем его, когда работаю на телевидении, веду свою колонку в «Телеграф» и занимаю должность в тренерском штабе сборной Англии. Этому придет конец. Я работаю комментатором для «Скай» уже четыре года и четыре года помогаю Рою Ходжсону, и я не настолько глуп, чтобы думать, что смогу совмещать эти обязанности вечно. Мне пошло на пользу то, что я избегал поспешных суждений и не отдавал предпочтений чему-то одному. Через четыре года поисков я знаю, что окончательное решение близко.

Моя самая серьезная травма, от которой я восстанавливался в 32-33, дала мне 12 месяцев, чтобы подумать о своем будущем. Это позволило моим мыслям пуститься в путешествие. Как сказал мне однажды тренер мирового уровня, ключ к вашим первым трем годам после завершения карьеры лежит не в том, что вы делаете, а в том, чего вы не делаете. Вы можете построить карьеру в футболе, заработать солидную репутацию, а затем выкинуть все в мусорный бак, приняв неверное решение из-за страхов и спешки.

Джеррард и Анри находятся на том этапе, когда необходимо принять правильное решение. Патрик Виейра – это хороший пример того, кто стремится научиться новому, работает с академией и молодыми игроками, чтобы расширить свои знания. Мне также нужно принять решение, собираюсь ли я окунуться с головой в тренерскую деятельность или остаться в спортивной журналистике. Через четыре года я чувствую, что лучше готов к такому решению.

Почетная должность – это не то, что подошло бы Стивену Джеррарду. Он никогда не будет этим удовлетворен. Райан Гиггз в «Манчестер Юнайтед» и Эдвин ван дер Сар в «Аяксе» взялись за работу с реальными целями и задачами. Если единственным предложением от клуба будет почетная роль, то, возможно, Джеррарду стоит пойти по пути Джейми Каррагера и стать хозяином самому себе. Создать свой собственный опыт. Он достаточно умен, чтобы сделать все правильно.


Источник: the Telegraph