pub

Джеки Грунен: Выбери свой собственный путь

Знаете, от чего я сейчас «тащусь»?  От того, что вижу детей, у которых мое имя на футболках.

Для меня это совершенно сумасшедшее ощущение, потому что когда я была моложе, я даже и не мечтала о том, чтобы достать футболку с именем женщины-игрока на спине. Об этом не было даже речи. У меня всегда были футболки с Йоханом Кройффом или Уэсли Снайдером. Теперь же, когда я вижу либо свое имя, либо имена моих одноклубниц на спинах детей, в этот момент я понимаю: вау, эти детишки знают, кем они хотят быть. У них есть пример.

Теперь же я вижу даже маленьких мальчишек с нашими именами на спинах, и это заставляет меня осознать, что мир немного изменился.

Я очень счастлива находиться на этой стадии (развития – прим.пер.) женского футбола, потому что уровень игры уже значительно вырос. Конечно, женский футбол всё еще находится в фазе роста, но когда я выхожу куда-либо в Голландии, либо когда я вижу игроков-мужчин в Голландии, я замечаю, что отношение к нам изменилось. Они воспринимают нас теперь серьезно, они видят в нас атлетов, что вполне справедливо, так как мы проделываем такую же работу. Пять лет назад ситуация была иная, так что прогресс налицо. Сейчас люди вроде Дэвида Бекхэма относятся к нам серьезно, отдают своих детей в женский футбол, так что становится ясно, что фанаты по всему миру будут относиться к женскому футболу более серьезно. У женского футбола еще есть куда расти, и его развитие не останавливается.

Я из того поколения футболисток, которые видели обе стороны женского футбола, и этот факт делает меня счастливой. Сейчас я профессионально играю за «Юнайтед» и сборную Голландии, конечно, и у меня есть возможность играть на больших стадионах с толпами фанатов, но я всё еще помню, что были времена в прошлом, когда я играла перед десятком человек, половина из которых были мои родственники!

Семья — это одна из главных причин, почему я стала профессиональной футболисткой. Я начала играть, потому что и мой отец, и мой дед были футболистами. Мой отец был слегка расстроен, что у него родились две девочки, хотя он хотел мальчиков, но, в конце концов, это не стало проблемой — в итоге всё равно предполагалось, что мы начнем играть в футбол, так что мы были погружены в футбольную атмосферу с самого начала! Я думаю, что в то время, чем бы ни делала моя сестра, я бы пыталась делать то же самое, так что когда она начала играть в футбол, я пошла по ее стопам.

В те времена, в отличие от нынешних, когда девочки могут играть с подругами в женских командах, мы всегда должны были играть в мужских командах. В те времена это было достаточно необычно. Мы всё время были единственными девчонками в командах мальчишек. Мы проводили время с сестрой, и это нас вполне устраивало. Всегда было весело наблюдать за реакцией соперников, так как ребята, с которыми мы играли в команде, уже знали, как мы можем выступить и привыкли к нам, но каждый раз, когда мы играли против новой команды, все повторялось вновь и вновь: «О, глянь! – у них в команде девчонки!»

С детства я была с мячом «на ты», и обладала довольно хорошей техникой, так что если ребята раздражали меня перед или во время игры, я начинала издеваться над ними с помощью финтов, просто чтобы показать себя. Я всегда заходила слишком далеко в этом вопросе, так что обычно тренеры подзывали меня к бровке и говорили: «Хватит. Они уже почти вышли из себя, так что самое время начать играть в обычный футбол».

Я обожала приводить их в замешательство, если они раздражали меня!

Мальчики, с которыми я играла в те времена, считали нормальным то, что мы с сестрой были частью их команды, так что это помогало нам чувствовать себя комфортно. Я так же чувствовала, что команда всегда поддержит меня, так что если бы у нас возникли проблемы на поле, кто-то из ребят всегда бы вмешался.

Оглядываясь назад, я думаю, что всё было немного странно, так как нам всегда приходилось переодеваться где-то в укромном уголке или в судейской раздевалке, потому что нигде никогда не было специальных раздевалок для девочек. В то время мне это не казалось странным, но я думаю, что это было странно для многих клубов, в которые мы играли.

Всегда присутствовали различия, причем не только в этих моментах, но и в плане будущих возможностей. Я думаю, я всегда завидовала мальчикам, потому что я говорила им: «О, вы, ребята, будете играть на больших, огромных стадионах». Футбол был для меня самым любимым занятием, но я не видела для себя возможности избрать карьеру профессиональной футболистки. В те времена это было чем-то недостижимым, так что я даже не думала об этом слишком много.

Даже когда я подписала свой первый профессиональный контракт в Германии, у меня не было ни малейшей мысли, что я смогу построить карьеру, я думала, что я собираюсь заниматься футболом ближайшие пару лет; было похоже, что я просто «плыву по течению». Я бы солгала, если бы сказала, что я мечтала играть за национальную сборную с 6 лет. Я никогда конкретно не задумывалась об этом, я просто играла в футбол, потому что я хотела этого.

У меня были и другие варианты. Я всегда любила узнавать что-то новое и приобретать новые навыки и умения. Я начала заниматься дзюдо, потому что моя сестра занималась, и хотя поначалу это было всего лишь хобби, оно чуть не вышло из-под контроля! Я начала серьезно заниматься, участвовать в турнирах по всему миру, так что, когда я должна была бросить дзюдо в возрасте 16 лет, чтобы сконцентрироваться на футболе, это оказалось труднее, чем я ожидала.

Мне нравится заниматься разными вещами. Я училась на юриста, брала уроки игры на гитаре, и иногда играю в группе… я буквально люблю делать разные вещи, чтобы «переключить мозги» с рутины, потому что будучи профессиональным спортсменом, всегда есть риск оказаться замкнутым в своем маленьком пузыре. Я заметила, что если я не буду осторожной, меня засосет в этот омут и я не буду знать, что вообще происходит в мире. Различные занятия дают мне возможность выходить за рамки этого «пузыря».

Тем не менее, моей первой любовью всегда был футбол, и мне нужна была решительность, чтобы достичь того уровня, на котором я хотела оказаться. Если мне чего-то хочется, я прилагаю много усилий. Мне это нравится, я люблю преодолевать трудности, и когда у меня случаются дни, когда я позволяю себе расслабиться, я ложусь в кровать с определенным чувством неловкости. Я всегда работаю на грани возможности. Главное для меня то, что я всегда занималась тем, чем я действительно хотела. Звучит как клише, но это действительно все упрощает. Мне хочется делать то, что я делаю. Поэтому мне легче тренироваться, ведь я хочу тренироваться.

Если у меня кто-нибудь попросит совета, как проложить себе путь в футбол и построить карьеру, я скажу: «Убедитесь, что это именно то, чем вы хотите заниматься всю свою жизнь». Я чувствую, что в карьере — и это касается не только футбола, но и всей жизни — люди пытаются заставить вас двигаться в определенном направлении, но иногда вам нужно принять решение, которое кажется вам правильным, даже если это звучит глупо. Я в своей карьере не всегда предпринимала максимально логичные шаги, но в итоге я пришла туда, где я сейчас нахожусь. Люди говорили, что моя семья — сумасшедшие. Мне было 15, когда я уехала играть в Германию. Моим родителям нужно было ехать три часа на тренировку и обратно каждый день, и люди не могли в это поверить, но я хотела этого, и мое желание привело меня к нынешнему положению.

Мне кажется, не всегда важно прислушиваться к людям!

Прислушивайтесь к себе, решайте, что вы хотите делать с вашей жизнью и заставляйте себя двигаться по направлению к выбранной цели. Если вы будете придерживаться этих правил, вы сможете достичь чего угодно. Я всегда напоминаю себе об этом, когда я вижу свою фамилию на футболке ребенка!


Источник и фото: Официальный сайт «Манчестер Юнайтед»