Дуология. Дэвид Бекхэм и Гари Невилл: сочетание несочетаемого на правом фланге «Юнайтед»

Когда я был маленьким, будучи болельщиком «Арсенала» я ненавидел «Манчестер Юнайтед». Стоит признаться, это было нетрудно. Они всегда были нашим главным соперником, единственной командой в стране, способной нас обыграть. У нас были Тьерри Анри, Патрик Виейра и Сол Кэмпбелл, а у них — Руд ван Нистелрой, Рой Кин и Рио Фердинанд.

Меня не покидало ощущение, что у нас был какой-то комплекс неполноценности по отношению к ним. Арсен Венгер был обычно так спокоен и непоколебим, но стоило ему очутиться на «Олд Траффорд», как он начинал переживать и активно жестикулировать. Его нервозность передавалась игрокам, которые обычно просто терялись при виде 70 тысяч манков.

Если Гари Невилл не был на поле, он оказывался среди болельщиков на трибунах и призывал их поддерживать команду ещё активнее. Он был воплощением подходов сэра Алекса Фергюсона к работе с людьми. Ему лучше всех удалось сократить расстояние между футболистами и болельщиками. Он был просто местным парнем, трудоголиком, который не зазвездился даже несмотря на то, что играл в лучшем клубе мира.

Практически десять лет ему приходилось играть с человеком, который вполне мог бы его раздражать, ведь Дэвид Бекхэм был всем, чем Гари Невилл не являлся. Уроженец юга с эссекским говором и голливудской улыбкой, который дорожил каждым мячом как мальчишка и безумно радовался, отправлял мяч в ворота со штрафных и кроссов — с нереальных расстояний по невообразимым траекториям. Казалось, что ему все делать проще.

Когда ты ребёнок, ты не очень хочешь идти на жертвы, которые необходимы, чтобы стать профессиональным футболистом, ты не готов ко всем этим часам отработки, сомнений и неуверенности в своих силах. Когда вы думаете о Невилле, вам же не приходит на ум весь тот путь, который он проделал от жителя небольшого городка Бери до основного правого флангового защитника «Манчестер Юнайтед» и сборной Англии. В случае Бекхэма вам не важно, что этому парню пришлось покинуть родной дом и переехать за 200 миль от семьи, чтобы получить шанс выступать за свою любимую команду. Вы видите только двух успешных игроков, завоевавших множество трофеев и ставших легендами английского футбола.

Бекхэм и Невилл одновременно закончили академию, где были частью той легендарной команды, о которой столько уже было написано. Вместе с ними играли Пол Скоулз, Ники Батт и Райан Гиггз, но у них не было такой телепатической связи, как у этих двоих. В первом же полном сезоне в той команде Гари стал лидером, алхимиком, превратившим кровь и пот футболистов в триумф в молодёжном Кубке Англии. Когда же через пару лет Пол Паркер получил травму, он заменил его в основной команде и уже до завершения своей карьеры никому не уступал это место.

Путь Бекхэма был не таким простым и прямым. Да, ему удалось провести несколько матчей за основную команду, но до ухода Андрея Канчельскиса шансов у него не было. В 1994 Фергюсон отправил юного блондина в аренду в «Престон Норт Энд», где он запомнился голом, забитым с углового флажка через ноги работника стадион. На «Дипдэйле» партнёры по команде подшучивали над тем, что он ежедневно оставался отрабатывать свою игру после тренировок. Свободные удары, подачи с фланга, свободные удары, подачи с фланга — последовательность, которая потом пришлась очень кстати в команде Фергюсона.

Когда летом Канчельскис был продан, он, наконец, получил свой шанс. В сезоне, который закончился чемпионством «Юнайтед», он вместе с Марком Хьюзом и Полом Инсом превратились в ключевых игроков команды. В той кампании он провел 26 матчей. Только агрессивный и неистовый Невилл сыграл больше — 30. Рискованная ставка Фергюсона на молодёжь оправдала себя полностью.

В том году следующим турниром для Невилла стал Евро-96. Хотя та команда и запомнилась разочаровывающим полуфиналом против немцев, самому юному защитнику команды удалось всех впечатлить. Быстрый, неуступчивый, угрюмый юнец отлично зарекомендовал себя, играя рядом с Тони Адамсом и Стюартом Пирсом. Это был невероятный талант, в котором не было изъянов.

Бекхэм пропустил тот турнир, но нашёл другой способ попасть на первые полосы газет. Виктория Адамс была самой привлекательной участницей самой популярной поп-группы мира. В 1997 году она посетила благотворительный матч на «Олд Траффорд». Спустя много лет в своей статье для «Вог» она писала: «Любовь с первого взгляда действительно существует. Если другие футболисты предпочитают проводить время в барах, распивая пиво с партнёрами, Дэвид выбирает семью». Родилась новая влиятельная пара страны.

А через два года они поженились. Гари, нарядившийся в достаточно безвкусный белый костюм, был шафером. Его вид не испортил торжества, ведь этих парней связывала дружба, выходившая далеко за пределы футбольного поля. В интервью Guardian в 2004 году Невилл рассказывал: «Я был соседом Дэвида по комнате, а когда Виктории не было, он оставался в моем доме в Болтоне. Он постоянно мне готовил. Это были суп с лапшой и жареными овощами или макароны с разными соусами — очень много макарон».

Для всего мира эта пара казалась идеальной, но болельщики «Манчестер Юнайтед» понимали, что у Гари была роль некого «довеска», «пятого колеса в телеге». Он терпеливо ждал, пока его друг поймет, что он, а не Виктория, — любовь всей его жизни, из-за чего над ним нередко насмехались.

Не важно, врезался он в Хосе Антонио Рейеса или подавал подачи с фланга в штрафную площадку, правый фланговый защитник «Юнайтед» всегда находил способ насолить своим главным противникам. Ещё в туннеле перед матчем его настроение можно было легко уловить. Пока остальные улыбались и болтали, он смотрел в пустоту и готовился броситься в бой. В течение следующих 90 минут во всем мире для него не существовало ничего, кроме клуба и результата.

Иногда страсти кипели через край. Тут стоит вспомнить матч против «Ливерпуля», который состоялся в январе 2006 года. К 90 минуте казалось, что все закончится ничейным результатом, но потом Рио Фердинанд забил головой. После финального свистка радости не было предела. Уэйн Руни помчался к репортерам Sky с камерами и активно пытался их обнять. Но больше всего запомнился Невилл.

Он побежал к гостевой трибуне и начал натягивать свою футболку, указывая на эмблему. Высший уровень унижения. Каждый его мускул источал удовольствие от наблюдения за страданиями «скаузеров». Ричард Кейнс высказал всеобщее мнение о том, что такое поведение ранит чувства других людей, и отметил: «Должен сказать, что это очень расстроило некоторых болельщиков „Ливерпуля“». Но Невиллу было все равно. Когда Джейми Каррагер спросил его, стоило ли это штрафа в 10 тысяч фунтов, он ответил: «Сам подумай: болельщики „Ливерпуля“ пели оскорбительные песни в мой адрес весь матч, вот я и захотел реванша. Стоило ли оно того? Оно того стоило бы даже если бы я получил дисквалификацию в 120 матчей!»

Именно такие моменты говорят о том, что перед нами легенда. Наследие Бекхэма в 2003 году оказалось под угрозой. Впервые его стиль жизни и деятельность вне поля стали чаще мелькать на первых полосах таблоидов, чем новости о его игре и голах. Фергюсон это заметил и не оценил. После провальной игры в матче Кубка Англии и вылета от «Арсенала» он не преминул сообщить об этом игроку. Бутса пролетев через всю раздевалку, угодила прямо в бровь Бекхэму. В своей автобиографии «Моя Команда» Фергюсон признавал: «Я перестарался. Не уверен, что когда-либо я ещё терял над собой контроль и так срывался».

Мы все помним фото, которые начали появляться в сети в течение пары нескольких следующих дней. Пластырь на брови, выражение боли на лице — и все это на радость журналистам. Это было начало его конца на «Олд Траффорд», а также прекрасных взаимоотношений пары с правой бровки поля, которые помогли «Юнайтед» взойти на футбольный Олимп. Но для Невилла это было облегчением. Он был одним из игроков, которые оттягивали Бекхэма от тренера. Он месяцами наблюдал, как портились взаимоотношения между ними, как изменялось отношение Фергюсона к игроку, когда он понимал, что «все у него на побегушках».

В интервью Stretty News в 2017 году Невилл признавался: «Возможно, я почувствовал небольшое облегчение. Так было лучше для него и для клуба. Но все могло и не дойти до такого, ведь Дэвид столько сделал для клуба, и клуб сделал для него».

Пока Бекхэм с «туром Большого шлема» объехал Мадрид, Милан, Париж и Лос-Анджелес, Невилл оставался верен Манчестеру. Со временем он растерял свою скорость, и его забеги в атаку ставали все менее опасными; тело начало подводить, и Уэс Браун стал все чаще попадать в заявку. Так он травмированный сурово наблюдал с трибун за тем, как Гиггз и Фердинанд поднимают над головой кубок Лиги Чемпионов в 2008 году. Два года спустя он, будучи не способными физически играть, лишился капитанской повязки.

Фергюсон спокойно отметил: «При всем уважении к Гари и его заслугам перед „Манчестер Юнайтед“, он знает и я знаю, что он мне уже не нужен на постоянной основе. В роли же капитана мне нужен кто-то играющий стабильно». Гари лишь пожимал плечами: «Для меня это никогда не было главным приоритетом. Я не был капитаном большую часть моей карьеры, так что ничего непривычного».

А вот видеть «Юнайтед» без Невилла в составе было непривычно. Тело его все быстрее уставало, а форма ухудшалась. Невилл был уверен, что сезон 2009/10 станет для него последним, но у исполнительного директора «Юнайтед» Девида Гилла были другие планы. Он предложил ему продлить контракт на 12 месяцев. Постфактум стоит отметить, что это было плохое решение.

Матч, который состоялся в новогодний вечер 2011 года, стал худшим в карьере Невилла. Эта отвратительная игра стала для него последней, но Фергюсон сумел убедить его позже публично объявить о своём решении. Невилл активно работал на тренировках, пока в феврале эта информация все-таки не просочилась в СМИ. В интервью Manchester Evening News в 2017 году Невилл признался: «Мне было очень неудобно чувствовать себя „пассажиром“ в таком элитном клубе, как „Юнайтед“».

Такие слова могут принадлежать только игроку экстра-класса с действительно чемпионским менталитетом. Его жизнь можно описать двумя словами — дисциплина и мастерство. Этот человек не может просто почивать на лаврах успеха. У него всегда будет цель, которой он хочет достигнуть. И неважно касается это работы экспертом на телевидении, тренерской деятельности или бизнеса в одной из многочисленных компаний, где он является совладельцем, его целеустремлённость и усилия будут одинаковыми. Невилл привык быть лучшим, ведь его не пугает необходимость пожертвовать чем-то или терпеть боль ради того, чтобы чего-то достичь.

Такая рабочая этика была близка и Бекхэму. Когда во время интервью его друг спросил насчёт решения завершить карьеру, он пожелал лишь, чтобы его запомнили как «трудолюбивого футболиста». Не как человека, который побеждал в чемпионатах четырёх разных стран, не как игрока, который будучи списанным Фабио Капелло в «Реале», сумел отстоять себя и стать ключевой фигурой команды, не как игрока, который сотворил оба гола «Юнайтед» в финале Лиги Чемпионов 1999 года.

Я ненавидел «Манчестер Юнайтед» в детстве, и вы понимаете почему. Они были победителями. У них всегда были важные элементы, чем моя команда похвастать не могла. У них был Гари Невилл, скоростной, агрессивный и блистательный, и Дэвид Бекхэм, убийца с голливудской внешностью. Выходцы из рабочего класса, которые став миллионерами не забывали о ценности тяжёлого труда и дисциплины.

Они были лучшими представителя футбольной системы, признающей людей по их достоинствам. На двоих они завоевали три трофея Лиги Чемпионов, 14 титулов Премьер-Лиги и пять Кубков Англии. Они помогли сэру Алексу Фергюсону стать «сэром» и создать именно тот «Манчестер Юнайтед». Вам не обязательно их любить, но они точно заслуживают вашего уважения.

Дуология. Дуайт Йорк — Энди Коул

Дуология. Стив Брюс и Гари Паллистер

Дуология. Рио Фердинанд — Неманья Видич

Дуология. Уэйн Руни и Криштиану Роналду


Источник: These Football Times, автор: Кристофер Вэйр

12 месяцев хостинга по цене 10!