pub

Дин Хендерсон: «Всегда верь в себя»

Самое смешное в том, что я никогда не собирался стать вратарём.

У меня есть два старших брата, так что ребёнком я ходил играть в футбол с ними и их друзьями. Один из братьев старше меня на 5 лет, а второй — на год, и мы все время вместе играли на площадке. Нас было около 30 человек, и мы играли на вылет. Забиваешь — проходишь в следующий раунд. Так как я был самый младший, меня всё время отправляли на ворота. Кроме этого не было ни единой причины для того, чтобы я играл на этой позиции, потому что в то время я был гораздо лучше в поле, чем в раме. В моей возрастной группе я записался в «Карлайл Юнайтед» как полевой игрок. Я за них играл правым вингером, и, по сути, однажды наш вратарь был заболел — «Карлайл» играл на выезде с «Блэкпулом», я все ещё помню это — я просто сказал тренеру «я встану на ворота. Я привык играть там с моими друзьями и братьями». Я встал на ворота, отбил два пенальти, а остальное — уже история, серьёзно.

Тренер вратарей подошел ко мне во вторник на следующей тренировке и сказал: «Слушай, не хочешь потренироваться на воротах?» — «да, сто процентов! Люблю нырять в грязи». Это чувство мальчишеской радости, я все ещё ощущаю его, когда идет дождь, я люблю играть на скользкой траве. Вот что меня привлекло: возможность веселиться. Мне нравилось делать эти безумные вещи: нырять за мячом в грязь, когда идет дождь, вымазываться, получать удары мячом — мне все время нравилось получать удары мячом — и совершать сейвы топ-уровня, даже в юном возрасте. Мне просто нравилось пробовать что-то новое. Играя на воротах, можно иметь полную свободу. Можно делать все, что только захочешь. С того самого дня и впоследствии я оставался на воротах, и по итогу подписал пятилетний контракт как вратарь. Мне всегда хотелось забивать голы, но я пришел к тому, что предотвращаю их, однако я чувствую, что получаю такое же удовольствие, предотвращая голы, как если бы забивал их. В конце концов, мои товарищи по команде очень ценят меня как голкипера. Не променяю это ни на что на свете.

Время, проведённое мной в «Карлайле», было невероятным. У меня был потрясающий тренер вратарей по имени Бен Бенсон, с которым я по сей день держу контакт. Он так хорошо присматривал за мной! Я тренировался два раза в неделю, по вторникам и четвергам, кроме того, у меня были занятия с ним один-на-один через день, так что у меня был час в день, чтобы повышать свой уровень. Бен всегда был на моей стороне, всегда усердно работал, извлекая максимальную пользу из наших часовых тренировок. Мне было 12, 13 лет — он мог и не заниматься со мной. Возможно, он думал: я занимаюсь по часу каждый день с десятилетним пацаном, мне точно стоит делать это на выходных? Но он всегда приходил, и я многим обязан ему за те дни.

Я знал, что я должен усердно работать, если хочу добиться задуманного, в то время это было желание играть за «Карлайл». Это всё, чего я хотел. Честно говоря, это был предел моих мечтаний, ведь я никогда не думал, что для такого парня как я, из такого окружения, было бы возможно играть за «Манчестер Юнайтед». Я думал, это доступно только для людей со сверхспособностями, или что-то в этом роде, короче, я не думал, что для меня это возможно. Но затем, взрослея, продвигаясь по системе, упорно работая, я начал понимать, чего могу достигнуть. Когда мне было 13 или 14, Тони Кейг, который был тренером вратарей в первой команде «Карлайла», взял меня в первую команду и позволил мне тренироваться с основными вратарями на школьных каникулах, и для меня это было невероятно. Я наслаждался каждой секундой, ведь так как я хотел играть за «Карлайл», они были моими кумирами в том возрасте.

Тренеры «Карлайла» так здорово приглядывали за мной и развивали мои способности, что время, проведенное там, было прекрасным. Не могу сказать, что я был самой зубастой щукой в маленьком пруду, но я всё время играл за команды на год старше, чем был мой реальный возраст, в клубе мне постелили ковровую дорожку в первую команду, и я думаю, что это оказало огромное влияние на меня. Когда я перешёл в «Юнайтед» в возрасте 14 лет, то, честно говоря, там было то, с чем я столкнулся впервые: отсутствие уверенности в попадании в первую команду. Игровое время было разделено между вратарями моего возраста, а я знал, что мне нужно играть матчи, чтобы становиться лучше, так что я решился на приобретение опыта путём ухода в аренду. У меня было внутреннее чувство уверенности, что все получится. Это был риск, но сначала я пошел в «Стокпорт» в Северной Конференции.

Я провалился. Я был ужасен.

Но затем я подумал: окей, я всё-таки должен верить в себя. В «Манчестер Юнайтед» нельзя сидеть в джакузи и думать: «Отлично, у меня хорошая зарплата, мне всего 18, я сижу тут с эмблемой "Манчестер Юнайтед" на груди». Нет, это совсем не так. Нужно выходить на поле и доказывать, что ты достоин всего этого. Поэтому я сделал следующий шаг и отправился в «Гримсби Таун». Капитаном клуба там был Джеймс МакКиоун, отличный голкипер, который действительно хорошо играл. Я подумал: «Ну, мне нужно вытеснить его из состава. Это мой единственный вариант». Я перешёл в «Гримсби», провел там 3 месяца, и чувствовал себя опустошенным, так как я усердно тренировался каждый божий день, старательно работал, я знал, что достаточно хорош, чтобы играть, но меня постоянно «прокидывали». Но затем пришел новый тренер, Маркус Биньо, где-то за 3 недели до того, как моё арендное соглашение должно было истечь в конце января, и я попал в состав. Он поставил меня в состав, и с того момента я был первым выбором на позицию в воротах до того момента, как «Юнайтед» отозвал меня для участия в Кубке Англии.

Дальше дело дошло до лета 2017 года, и за мной пришли «Шрусбери Таун». Они были первыми кандидатами на вылет из Первой Лиги. Мой контракт в «Юнайтед» подходил к концу, и снова это было рискованным делом. Я сыграл всего лишь семь игр за «Гримсби», девять игр в «Стокпорте», у меня оставался один год по контракту, так что проще всего было сидеть в команде U-23, и думать: «Окей, я же сыграл, дебютировал в Лиге, так что могу сидеть тут, счастливый и довольный. Я же в "Манчестер Юнайтед"». Но нет. Так нельзя. Нельзя позволить себе сидеть ровно и кормить собственное эго. Неверно.

Пол Хёрст, менеджер «Шрусбери», позвонил мне:
— Дино, давай к нам, у тебя будет много работы.
— Окей, я приеду. Мы получим повышение.
— Ага, ага, отличненько.

Он положил трубку, а я поехал в «Шрусбери». У меня был отличный сезон там, я встретил много хороших людей, в том числе отличного тренера вратарей в лице Дэнни Койна. Невероятно. Я столькому научился, превратился в мужчину, постоянно узнавая что-то новое как на поле, так и вне его. Я был окружен настоящими бойцами. Мы должны были побеждать. Мы должны были побеждать, потому что за победу нам платили бонусы, которые и позволяли оплачивать счета, в этом-то и дело. Для них (парней из «Шрусбери») это значило очень много. Так что я выходил на поле и отдавал всего себя игре, чтобы помочь своим партнерам по команде. У нас был отличный коллектив, мы все двигались в одном направлении. Мы стояли первыми на вылет, но в итоге добрались до финала плей-офф, так что это был шикарный сезон для нас, и у меня остались хорошие воспоминания о том сезоне, ведь именно тогда я превратился из мальчика в мужчину, мне так кажется. Это был большой шаг, мне было 19, 20, и это был очень важный год для меня.

А затем я отправился в аренду в «Шеффилд Юнайтед», в Чемпионшип, и это было здорово, потому что я перешел от игр в присутствии шести, семи, восьми тысяч болельщиков к играм на стадионах, где собиралось по тридцать тысяч. И снова. Нужно всегда верить в себя. Снова. Никто не принесет  тебе успех на блюдечке с голубой каёмочкой, нужно самому всё сделать. Мне позвонил Крис Уайлдер, он был очень убедителен по телефону, он уговорил меня перейти, хотя меня не очень-то и нужно было уговаривать. Я был уже готов. Я был готов переехать, был готов играть. В том году мы провели незабываемый сезон, у нас в составе были несколько топовых парней, мы достигли таких высот, о которых и не могли помышлять прежде, и, само собой, мы вышли в Премьер-Лигу. Как всем известно, я остался там на следующий сезон в Премьер-Лиге, и я многим обязан этому клубу, потому что они поддержали меня, дали мне эту возможность доказать всем, насколько я серьёзен. Я хотел вернуться в «Юнайтед» и в один прекрасный день сыграть за них, и это то, чего я всегда хотел, всё, ради чего я всегда работал, с того дня, когда я оставил свою семью в 14 лет, чтобы жить в Манчестере, в Сейле, чтобы оттуда добираться в Эштон-он-Мёрси, где находится MANUSS (спортивная школа, входящая в систему образования юных игроков «Манчестер Юнайтед»). Я проделал это всё не для галочки, я всегда хотел попасть в первую команду и осуществить свои мечты.

Впереди долгий путь, и я еще не прошел его, но за это время я уже извлек много уроков. Даже возвращаясь к моим ранним годам в «Карлайле», о тех временах я больше помню свои ошибки, чем сейвы. Я знаю, это звучит глупо, но я помню ошибки, которые я совершал, и я стараюсь не совершать такие ошибки дважды. Я мог совершать ошибки в 12 лет, но с тех пор я стараюсь не повторять их, на протяжении вот уже 12 лет. Немного странно, что я помню все эти вещи, но я постоянно учусь и стараюсь стать лучше и лучше.

Послушайте, я сделал столько ошибок! Будучи вратарём, я совершил их сотни! Ну, вообще все вратари совершают ошибки на протяжении карьеры. И самые лучшие, и худшие, все ошибаются, но, мне кажется, главное то, как ты справляешься со своими ошибками, как встаёшь и двигаешься дальше, выучив урок. В конце концов, я работаю в такой сфере, где каждый мой шаг тщательно отслеживается, так что нужно просто получать удовольствие, преодолевая трудности. Нельзя терять самообладание, нужно быть уравновешенным. С самого детства нужно развивать эти качества.

Буду с вами честен: когда я приехал в «Стокпорт», я столкнулся с жестокой реальностью и подумал, что никогда не смогу стать профессиональным футболистом. Ни за что. Но затем я подумал: соберись, сынок! Тут тебе никто не поможет. Всё в твоей голове. Люди могут говорить что угодно, но всё должно идти изнутри твоего естества. Глубоко внутри я знал, что, возможно, я вернулся слишком рано после травмы, чтобы выходить и играть за «Стокпорт». Я тренировался всего неделю после восстановления от операции на колене. Но я понял: я должен подняться и идти вперед. Я сделал несколько ошибок. Я молод. Я вернулся после травмы, но у меня нет никаких оправданий, ведь всем плевать, не так ли?

Я должен был найти веру в себя, и я думаю, шесть месяцев там, в «Стокпорте», плюс, наверное, 3 или 4 месяца на скамейке запасных в «Гримсби», именно там и таятся истоки моей веры в себя. Я не знаю, откуда это взялось, я не знаю, щелкнул ли переключатель, я не знаю, что это было, я просто чувствовал, что когда у меня появится возможность, я ею воспользуюсь, и я был уже более подготовленным к такому развитию событий. Возможно, в «Стокпорте» было еще слишком рано, но когда я был уже в «Гримсби», моя вера в себя стала расти и укрепляться, благодаря чему я стал прыгать выше, двигаться быстрее, но я думаю, это произошло также из-за моего физического развития. Я всегда немного запаздывал с развитием [по отношению к сверстникам]. Когда мне было 14 и я пришёл сюда, все говорили «он будет слишком низким», так что я думаю, именно здесь я достиг того уровня ментальной уверенности, на котором я нахожусь сейчас. Этот уровень рос с течением времени, и дела шли в гору вместе с ним.

Если задуматься и попытаться выяснить истоки моего менталитета, то на ум приходит пример моего старшего брата. Для меня всегда он был источником для соперничества. Он на пять лет старше меня, но я всегда хотел победить его в чем угодно, будь то драка в гостиной, футбол, гольф… что бы это ни было, я всегда хотел победить его. Мой средний брат замечательный. Он более спокойно относится к таким вещам. В нем нет такого соревновательного духа. А у меня он всегда был. Даже в школе я всегда злился, когда проигрывал. Я всегда хотел побеждать. И я всегда старался найти путь к победе — даже если бы и пришлось слегка сжульничать — но победа слишком важна.

Я прошел долгий путь к той точке моей карьеры, в которой нахожусь сейчас, и аренды, в которых я был, составляют значительную часть этого пути, но мне так же очень сильно помогли некоторые важные люди в «Юнайтед». Лес Пэрри всегда поддерживал меня, когда я был в аренде, Алан Феттис всегда наблюдал за мной, плюс Кевин Вольф, наш тренер вратарей. Я должен был верить в себя, когда я был моложе, и с помощью Леса, Фетти и Кевина, я обрел эту веру.

Фантастикой было так же развиваться и расти вместе с парнями, которые теперь пробились в первую команду. Расти вместе, ходить в ту же школу, проводить много времени вместе в подростковом возрасте, играть вместе с такими как Маркус и Скотти — это феноменально. Когда Маркус забил в своём дебютном матче против «Мидтьюланда» — это был особенный момент. Я праздновал вместе с ним в толпе, но я хотел быть вовлеченным [в игру]. Я хотел быть на поле вместе с ним. Этот тот голод, который однажды появляется в вас и ведёт вас. Видя воочию такие события, начинаешь хотеть ещё больше, начинаешь верить ещё больше в то, что ты сможешь повторить этот путь. В игре нужна большая часть удачи: вмешаться могут травмы, одно, другое… нужно, чтобы все компоненты работали на тебя. Маркус получил свой шанс благодаря счастливой случайности и ухватился за него двумя руками, я знал, что он это сделает, ведь он топ-игрок. Ну а Скотти… Скотти работает усерднее любого, кого я когда-либо знал. Мы с ним всё время соревновались. С момента как я попал в клуб и до тех пор, пока я не уехал в аренду, мы все время соревновались с ним в спортзале, кто сможет выжать лёжа больше, кто сможет больше раз присесть, и так далее. Я могу приседать горазд больше чем он — как минимум в два раза — но, честно говоря, его верхняя часть тела значительно более развита. Изначально у меня было преимущество в этом компоненте, но для того, чтобы хорошо играть руками, хорошо нырять [за мячом], нужно хорошо развивать ноги, больше заниматься силовыми упражнениями. Спросите Скотти, он всё подтвердит.

Я горжусь теми парнями, которые упорно трудились на протяжении их собственных историй. У всех разные пути, но они привели нас туда, где мы находимся сейчас, и я думаю, что дух соперничества между нами порождает только хорошее. Понадобилось много усилий, чтобы достичь этого уровня, и нужно продолжать упорно работать каждый божий день. У нас в команде есть отличные парни, и, надеюсь, мы сможем совершить нужно усилие, чтобы добиться успеха в ближайшем будущем. Мы еще не достигли его, но мы на верном пути, нужно продолжать усердно работать, и мы начнем завоёвывать трофеи для этого клуба. 

С того момента, как я присоединился к «Юнайтед», я всегда говорил, что это мечта сыграть за первую команду, и это действительно была мечта — сыграть в этом сезоне. Каждый раз, надевая футболку, я чувствую нервное возбуждение, и я знаю, ценой каких усилий и самоотдачи я добыл право носить эту эмблему на груди. У меня есть новые цели и новые мечты, так что я собираюсь работать усердно каждый день, чтобы наверняка воплотить эти планы и мечты в жизнь.


Источник и фото: официальный сайт «Манчестер Юнайтед»