Альберт Морган — легендарный китмэн «Манчестер Юнайтед»

Альберт Морган, бывший ответственный за экипировку в «Манчестер Юнайтед», рассказал о тонкостях работы «костюмера» в «Театре мечты».

Морган, истинный болельщик «Манчестер Юнайтед», который отвечал за экипировку клуба с 1993 по 2013 годы. «Люди часто спрашивали меня о том, что же входило в мои обязанности. Я обычно отвечал, что я типа привилегированной няньки. Если матч команды был назначен на 3 часа субботы, мой рабочий день начинался в 9 утра пятницы. Я приезжал на «Олд Траффорд» и начинал все подготавливать, как меня когда-то научил мой предшественник Норман Дэвис. Я неизменно следовал его девизу по жизни «Всегда прикрывай свой зад», стараясь максимально подготовиться к неожиданным поворотам.

Были ситуации, когда менеджеру требовалась моя помощь не только в подборе экипировки. Например, один из игроков команды заболел, и он хотел незаметно для СМИ вывезти его из гостиницы.

«Просто подъедь в гостиницу и забери его». У Рио Фердинанда были проблемы со спиной перед матчем с «Ливерпулем», и Босс не хотел, чтобы кто-то знал, что он не будет играть, поэтому я отвез его домой. Если бы мы сделали это открыто, то в «Ливерпуле» могли бы изменить свой состав. Мы же этого не хотели. У нас было очень и очень мало утечек.

«Раздевалка напоминает спальню больших мальчиков. Игроки повсюду разбрасывают грязную форму. Её тут же собирают уборщики, складывают в фургончик и отправляют в «Каррингтон», где стирают прачки. Хотя их работа и непроста, они всегда добры. Там царит семейная атмосфера.

Бывают изменения, на которые необходимо срочно реагировать, хотя это и трудно. Особенно это касается выездных матчах Лиги Чемпионов. Зачастую команда вылетает в нужный город в понедельник, и за ней отправляются 15 контейнеров с экипировкой. С прогрессом спортивной науки количество контейнеров лишь продолжает увеличиваться. Я понятия не имел, что именно находилось в дополнительных пяти контейнерах. Сначала я считал спортивную науку какой-то несуразицей, но сейчас она стала играть очень важную роль в футболе. «Манчестер Юнайтед» — лидер в этой области.

Мы не просто перевозили экипировку и оборудование для спортивных аналитиков, но и даже некоторые продукты: стейки, баранину, сыр. Мы пытались предусмотреть всё, особенно когда отправлялись в неизвестный нам пункт назначения. С одного такого пункта — Волгоград, Россия — я привез домой постельных клопов. Моя жена явно не была в восторге от того, что нам пришлось купить новый матрас.

За свою карьеру я допустил всего несколько ошибок. Одной из них я горжусь меньше всего. На матч против «Арсенала» (в 2000 году) я взял Марку Босничу желтый верх — и это при том, что соперники играли в желтом. Я быстро побежал в клубный магазин, чтобы купить другую футболку. Но меня туда пытался не пустить охранник, заявляя, что ожидается приезд Posh Spice [будущая Виктория Бекхэм, — примечание]. Мне это все было совершенно неважно, ведь у нас матч. Я пробежал мимо него, чтобы обнаружить, что там остались только маленькие размеры. После этого фиаско я побежал в старую прачечную, которой мы перестали пользоваться за неделю до матча из-за переезда на другую тренировочную базу. Свет не работал, поэтому я искал форму для Боззи с фонариком. И у меня это получилось. Это был не лучший мой день, но мы справились.

Игроки мне доверяли, и я не хотел рисковать их доверием. Они могли рассказать мне о девушках или проблемах дома, и иногда я отвечал что-то в стиле «Бросай ее, сынок». Вся грязь, которую я когда-либо видел или слышал, уйдет со мной в могилу. Доверие тренера для меня значило многое. Я горжусь тем, что являюсь его другом. Мы ровесники и отлично ладим, он прекрасный человек... однако сильно, очень сильно не любит проигрывать в квизы [один из видов викторины, — примечание]. Припоминаю одного бедного клубного фотографа, который не смог дать ответ, которого ждал менеджер. Однако все эти викторины были важны для командного духа. До работы в клубе я был механиком. Как-то ему попался вопрос о машинах. Я дал правильный ответ, но его неправильно интерпретировали. Тренер угрожал уволить меня, ведь мой ответ стоил очков для его команды.

В сезоне 1998/99 я работал с самыми счастливыми игроками за всю мое карьеру. В воздухе пахло чем-то особенным, всё было будто наполнено магией. Я чувствовал, что-то должно произойти, будто звезды выстроились в один ряд. В течение всего чемпионского отрезка я носил одни и те же трусы — счастливые. Впервые я надел их на финал Кубка Англии против «Арсенала», после того, как Петер Шмейхель залетел в раздевалку и громогласно сказал: «Ну же, ребята, впереди еще десять матчей». Игроки смеялись над этим, а Босс как-то перед одним из матчей переспросил даже, на мне ли они.

Именно я отвозил три трофея на «Олд траффорд» после того самого дня. Я мог бы завезти их домой, но с моей удачей меня бы обокрали.

Не обошлось и без разочарований. В полуфинале Лиги Чемпионов 2002 года мы проиграли «Байеру» из Леверкузена. И это при том, что в финале в Глазго нас бы ждал мадридский «Реал». Это только моё мнение, но, мне кажется, Босс отчаянно хотел привезти свою команду в Глазго. К тому моменту  «Байер» уже проиграл в финале Кубка Германии и не победил в Бундеслиге. Мы прошлись по ним катком, но забить так и не смогли. Все были очень расстроены.

Еще одним разочарованием стал гол Агуэро в 2012 году. Мы ведь думали, что победили в Премьер-Лиге. Домой возвращались в тишине, по крайней мере с того момента, как тренер выступил с речью и сказал о том, что "Манчестер Сити" не победит в следующем году. Они не победили.

Благодаря предсезонным турам у меня была возможность повидать мир. Больше всего мне понравилось в США и Бразилии. Такие длительные выезды — самая трудная часть сезона, ведь для таких сборов необходимо большое количество экипировки. Готовя один из матчей в  Малайзии я провозился до 3 часов ночи, а потом заснул и даже будильник меня не разбудил. Я лежал в постели и был не собран, когда меня растормошила уборщица и сообщила, что в команда не стала меня ждать и уже отправилась в аэропорт. Мне пришлось добираться самому, и гостиница предоставила в распоряжение свой золотой Роллс-Ройс. Когда я подъехал к самолету, игроки начали смеяться. То же самое случилось во время встречи с Нельсоном Манделой. Все выключили мобильные телефоны, а я о своем забыл. Мой друг дизайнер звонил, чтобы спросить, в какой цвет я хотел бы покрасить потолок в своей гостиной. Не самый важный звонок. Телефон оказался в кармане пиджака, поэтому когда он зазвонил, мои руки будто сковало артритом. Я запаниковал и не смог сразу его выключить. Босс явно был мной недоволен, но даже он засмеялся, когда за виброзвонком последовала мелодия из «Большого побега».

Спустя пару лет мне понадобилось сделать операцию на сердце — шунтирование. Брайан МакКлер пришел на одну из тренировок с разными образцами дерева для моего гроба, на случай, если я не переживу. Я вообще частенько становился объектом для их шуточек, но ведь именно они и продлевали мою молодость. В этом футбольном клубе было много отличных молодых ребят и сейчас я могу сказать честно, что не смог найти общий язык лишь с пятью-шестью из них из сотен, с которыми я работал каждый день. В первые 12 месяцев после ухода на пенсию мне сильно их не хватало. Но меня поддержала жена. Она всегда меня понимала, а ведь я надолго уезжал с «Манчестер Юнайтед», а по приезду встречала меня и отвозила домой, чтобы успеть на «Match of The Day» [обзор игр дня в АПЛ на BBC]. Она могла поставить себя на мое место, и всегда поддерживала. Как и жена сэра Алекса. Если я звонил им и просил позвать Босса, она отвечала: «Говорите». Фантастика.


Источник и фото: GQ, автор Энди Миттен

12 месяцев хостинга по цене 10!