pub

Луи ван Гал: «Мы в полуфинале Кубка Англии и все еще боремся за 4 позицию в лиге — это была наша цель»

Добрый день, Луи. Выход в полуфинал Кубка Англии говорит о том, что вы прогрессируете?

Еще разок?

Выход в полуфинал Кубка Англии говорит о том, что вы прогрессируете?

Мы зашли дальше, чем в прошлом году. Тогда мы были в четвертьфинале, сейчас мы в полуфинале, так что я полагаю… Это означает, что мы лучше, чем в прошлом году.

Как бы вы описали важность этого матча, учитывая, что место в топ-4 еще не гарантировано?

Не мне судить об этом. Я уже говорил об этом на предыдущих пресс-конференциях. Я делаю все что могу. И я говорил об этом. Мы в полуфинале Кубка Англии, мы все еще боремся за четвертую позицию в Премьер-Лиге, и это была наша цель.

Ваш тренерский опыт легко помогает вам справляться с тяжелыми вопросами. Роберто Мартинес находится под давлением в «Эвертоне». Что бы вы посоветовали ему? Он куда более молодой тренер, менее опытный, чем вы.

Да, но я не хочу вмешиваться в работу других тренеров. Нехорошо так делать.

Насколько вам нравятся его молодые игроки? Людям нравится ваша молодежь. Нравятся ли вам Джон Стоунз, Баркли?

Я не могу говорить о футболистах индивидуально, особенно о футболистах из другого клуба, иначе подумают, что мы заинтересованы в них, а это нехорошо для «Манчестер Юнайтед» и нехорошо для «Эвертона».

Ну, они игроки того же калибра, что нравится вам. Они так хороши, и он проделал такую работу с ними, как и вы.

То, что он делает, — часть работы хорошего тренера, потому что я верю в молодежь. Это всегда мотивирует команду, что очень важно. И еще я думаю, что нужно сочетать в составе молодых игроков и других футболистов.

Луи, один из ваших молодых игроков — Маркус Рэшфорд. Он попал в первую команду, люди его толком не знали. Он сразу забил и продолжает в том же духе. По вашему опыту, насколько редко такое случается? Я понимаю, прошло всего пару месяцев, но это уже два месяца…

У меня было такое во всех моих клубах, потому что я даю молодым футболистам шанс сделать это. Мой первый клуб — «Алкмар», где я был тренером молодежной команды. Я задействовал пятерых игроков молодежной команды, когда был тренером первой команды, когда я занял место своего тренера. Я был игроком и помощником тренера — странная ситуация, но затем пять игроков смогли играть за первую команду, а я отправился в «Аякс». И Патрик Клюйверт в восемнадцать лет играл так, как играет Маркус Рэшфорд. Так что я могу привести множество примеров. [смеется] Это не в новинку. В мюнхенской «Баварии» был Мюллер. В «Барселоне» Хави было 18 лет, а Иньесте 17. Мотте тоже было 18 лет — сейчас он играет за ПСЖ. Так что это не странность. Возраст не имеет большого значения, значение имеет уровень игрока.

Вы думаете, он достаточно хорош, чтобы поехать на чемпионат Европы?

Об этом нужно спрашивать других людей — не меня. Я не хочу вмешиваться.

Луи, молодые игроки так хорошо проявили себя в этом сезоне. Стоит ли похвалить Пола МакГиннесса и Уоррена Джойса за подготовку этих футболистов для команды, которая в них нуждалась?

Они не готовы. Извините. Они не готовы. Маркус Рэшфорд не готов. И он знает об этом. Он может многому научиться. Всегда необходима смелость, чтобы включать в заявку, в состав команды молодежь. Но безусловно, Академия и все тренеры академии заслуживают похвалы за этих игроков. А еще и скауты, которые нашли этих ребят. Их надо похвалить. А я маленькая часть всего этого. Но эта часть очень важна, потому что нужна смелость включить их в состав.

Насчет одного из молодых игроков, Тима Фосу-Менса. Видите ли вы его будущее в полузащите, не на позиции крайнего защитника?

Нет, это тоже зависит от свободных мест в команде. Это… Вы видели, что футболисты в моей команде играют на разных позициях, и это не всегда позиции, на которых они выступали ранее. Так что дело в том числе и в удаче. Когда образуется свободное место и ты думаешь, что молодой игрок достаточно хорош, чтобы играть там, и ты даешь ему шанс, и он обеими руками хватается за эту возможность — это уже делает его хорошим футболистом психологически. И нельзя сказать, что футболист — полузащитник или футболист — крайний защитник. Можно увидеть его навыки, изучить имеющиеся позиции, а затем посмотреть, какие другие навыки есть у игрока. Может ли он выступать на этой позиции? Может ли он это сделать? Может ли он хорошо себя проявить? А затем, может быть, он это сделает. И закрепится на этой позиции. И будет самым лучшим. Когда я пришел в мюнхенскую «Баварию»… Вы можете спросить у Бастиана Швайнштайгера. Он играл справа. Правый вингер в полузащите. Правый вингер. Я сделал его центральным полузащитником, потому что я изучил его и подумал, что он может лучше играть в центре. И ему это нравится куда больше, чем играть справа. Так что я изменил амплуа многих футболистов.