Автобиография Майкла Каррика «Между Линиями». Глава 10. «Рим»: Часть 2

Выезд в Сток всегда был одной из самых сложных игр сезона, и мы относились к ней так же серьёзно, как к финалам кубков. Тевес забил в концовке. Работа выполнена. Это был шестой «сухарь» Эдвина подряд, наш блестящий голландский вратарь в итоге отыграл 1 311 минут, ни разу не пропустив в матче лиги — это мировой рекорд. Премьер-Лига наградила Эдвина, но клуб не устраивал никаких презентаций. Мы просто немного подбодрили своего голкипера: «Хорошая работа». Про Эдвина писали все газеты, но я считаю, что они должны были упомянуть центральных защитников того периода — Рио, Виду и Джонни Эванса. Я играл в центре поля перед ними, и мы все гордились своей формой. Эдвин — голкипер, потому он несёт большую ответственность, и это его достижение, но в то же время рекорд принадлежал всем нам. В любом случае, в раздевалке не было ничего особенного. «Именно для этого мы тут и собрались», — как сказал бы Гари Невилл.

Нам, игрокам, не нужны были никакие рекорды, чтобы понять, насколько важен Эдвин для «Юнайтед». Он отыграл четыре года в «Фулхэме», на удивление долго, правда, потому что он был чертовски крутым голкипером. У него было так много сильных сторон, даже не знаю, с чего начать. У Эдвина был отличный пас с обеих ног, он доставлял мяч чётко адресату. Думаю, это ни для кого не было неожиданностью, ведь он воспитанник амстердамского «Аякса». Его способность руководить партнёрами не ограничивалась штрафной площадью. Эдвин здорово взаимодействовал с командой, мы всегда располагались так, как было нужно ему. Он был очень громким, но его инструкции были ясными и спокойными. Мне не нужно было смотреть на Эдвина, достаточно было просто слушать его на тренировках. И тогда в играх я инстинктивно двигался так, как он мне подсказывал, несмотря на то, что мне не всегда было его слышно. Тем не менее, когда Эдвин кричал, я делал то, что он просит. Фердинанд был таким же. На тренировке, когда кто-то готовился пробить по воротам, Эдвин успевал крикнуть «влево» или «вправо», и я тут же блокировал эту сторону, чтобы вратарю оставалось прикрыть только половину ворот. Он двигал меня, словно щит. Безусловно, он играл с огнём, ведь мяч мог проскочить у меня между ног. Невероятно, но большую часть времени этот приём срабатывал! Эдвин — единственный голкипер, использовавший этот трюк на моей памяти. Он очень умён, и его успехи на посту исполнительного директора «Аякса» свидетельствуют об этом.

Вскоре мы снова сосредоточились на Лиге Чемпионов. В феврале мы снова отправились на «Сан-Сиро», в этот раз — чтобы сыграть с «Интером». Это была классная команда с Хавьером Дзанетти, Деяном Станковичем, Адриано и Златаном Ибрагимовичем; Марио Балотелли вышел на замену в том матче. Несмотря на то, что мы сыграли 0:0, это было похоже на моральную победу, и я с гордостью и удовлетворением оглядываюсь на ту игру против «Интера», которая, вероятно, была одной из моих лучших игр за «Юнайтед».

Сэр Алекс был мастером жонглирования ресурсами и планирования кампаний, и перед мартовским финалом Кубка Лиги против «шпор» он отвел меня, Руни, Бербатова и Флетчера в сторону в раздевалке «Уэмбли» и сказал: «Парни, вы сегодня отдыхаете». Я ожидал этого, поскольку он выпускал Даррона Гибсона в большинстве игр в этом турнире, а я вышел в старте пять дней назад на «Сан-Сиро», но я всё равно вскипел. Трофей был у нас перед глазами, только руку протяни, это именно те игры, ради которых ты играешь в футбол. Когда матч перешёл к серии пенальти, я подошёл к границе технической зоны и встал рядом с Эдвином и Руни, чтобы показать свою поддержку. Наш тренер вратарей Эрик Стил подготовил видео с исполнением пенальти игроками «шпор», он показывал их Бену Фостеру перед серией на своём iPod. Бен знал, в каком направлении ударит Джейми О'Хара, он прыгнул влево и отбил мяч. Бен почти отразил удар Нико Кранчара, и даже в случае с промахом Дэвида Бентли он бросился в правильном направлении. Впоследствии Фостер упомянул об iPod в прессе, и, возможно, ему следовало помалкивать, поскольку ФИФА позже запретила их использование. Тем не менее, то, что сделали Эрик и Бен, продемонстрировало огромное внимание «Юнайтед» к деталям.

Мы отправились в Манчестер на поезде, кто-то спокойно положил Кубок Лиги на стол, будто мы возвращаемся после обычного матча лиги в Лондоне, всё было безумно буднично. Какая суета, о чём вы? Это всего лишь Кубок Лиги, середина сезона. Не то, чтобы все были безразличны к происходящему, просто мы знали, что впереди были игры поважнее. Мы обыграли «Интер» дома, затем «Порту», ​​и в полуфинале нам попался «Арсенал». Перед игрой мы смотрели их сумасшедшую перестрелку с «Ливерпулем». Мы с «Ливерпулем» сражались за титул, борьба была упорной. А поскольку «Юнайтед» и «Ливерпуль» были злейшими врагами, давление и фокус внимания прессы обострились до предела. Босс раскритиковал Рафу Бенитеса, который ответил знаменитым «баттлом по фактам». 

Итак, матч «Ливерпуля» с «Арсеналом» был безумно важен. Мы были в Лоури, остались там на ночь перед нашим матчем с «Портсмутом». После обеда мы ввалились в массажный кабинет, где по ТВ шла игра «Ливерпуля». Массажная комната была местом отдыха, некоторые парни проходили процедуры, другие валяли дурака, но, если по ТВ шёл футбол, мы все смотрели его. Это была безумная игра, классика, и мы словно побывали там, поддерживая нашу собственную команду. Мы болели за «Арсенал» на 100 процентов! Единственный раз в моей жизни, когда я это делал! Игра развивалась в безумном темпе, от ворот до ворот, и когда Андрей Аршавин установил счёт 4-3, сделав покер на девяностой минуте, мы обезумели. Мне как раз делали массаж, и я вскочил с кушетки, повалив её на пол. Кровати были разбросаны по помещению. Ребята сошли с ума, они выпрыгивали из своих комнат, бегали по коридору и кричали — словно мы выиграли чемпионат! Эдвин скакал туда-сюда по коридору. В итоге я оказался в ванной одной из комнат. Это было сумасшествие! Только когда мы немного успокоились, мы поняли, что Йосси Бенаюн уже сравнял счёт. Но «Ливерпуль» потерял очки! Эта реакция показала наше единство — просто группа друзей, любящих безумную игру.

Это была лучшая игра Аршавина за «Арсенал». Он не имел права играть за «канониров» в Лиге Чемпионов, потому что уже был заигран за «Зенит» в начале сезона. Мы выиграли первый матч полуфинала, Джон О'Ши забил на «Олд Траффорд». Шизи — отличный парень, но, к сожалению, он не получил должного признания за пределами «Юнайтед», за исключением Ирландии, на родине он — легенда. В том году Шизи отыграл практически каждую игру и был великолепен. Полузащитник, левый защитник или центральный защитник, ради команды Шизи готов играть где угодно. Он понимал, что значит выступать за «Юнайтед», что нужно для победы и как себя вести. Он был образцовым профессионалом вне поля, и я могу понять, почему сэр Алекс держал Джона в «Юнайтед» в течение 12 лет. Боссу никогда не приходилось беспокоиться из-за Шизи или нянчиться с ним. Босс просто знал, что Шизи будет готов, когда команда будет нуждаться в нём.

Мы выиграли второй матч со счетом 3-1, но наша радость от выхода в финал была испорчена ужасным решением арбитра, которое означало, что Флетч пропустит игру в Риме. Даррен Флетчер и Сеск Фабрегас боролись плечом к плечу, преследуя мяч в нашей штрафной, и Флетч явно добрался до него первым. Мы не поверили своим глазам, когда судья Роберто Розетти удалил Флетча и поставил пенальти в пользу «Арсенала». Мы умоляли Розетти. Игра окончена. Мы в финале. Не удаляйте его. Я был безумно расстроен. Это было жестоко и несправедливо, поскольку там и близко не было пенальти, но УЕФА не допустил бы апелляции, хотя все знали, что Розетти облажался. Рой Кин и Пол Скоулз были отстранены от участия в финале Лиги чемпионов 1999 года, и теперь это произошло с Дарреном Флетчером десятилетие спустя. Флетч спокойно принял дисквалификацию, но я был опустошен, я сочувствовал ему и всем нам, поскольку Даррен был важной частью команды, стремящейся к победе. Флетч, Андерсон и я играли в формации 4–5-1 несколько раз в том сезоне, так что Флетч был большой потерей перед игрой против «Барселоны». Мы выдали первоклассный футбол в полуфинале, уничтожив «Арсенал» в контратаках. Это было действительно потрясающе, особенно последний гол Роналду, но все в раздевалке были расстроены. Теперь мы должны были справляться без Флетча. Понимаю, «выпустить Гиггза» не звучит эквивалентно «ослабить команду», но я все ещё сочувствую Флетчу. Финалы — моменты, ради которых футболисты живут, и Даррен был лишен этого шанса.

Мы остались переночевать в Лондоне, и, вернувшись в гостиницу Landmark, мы наслаждались одним из тех редких моментов, когда сумасшедший график замедлился, есть возможность перевести дух и оглянуться назад. Я, Гиггзи, Скоулзи и Рио выпили несколько кружек пива в баре с Брайаном Робсоном. «Отдыхаю в отличной компании», — подумал я. Какая честь! Роббо был легендой. Помню, как однажды разговаривал со Стивом Брюсом, и он сказал: «Роббо был наголову выше любого. Он мог абсолютно всё. Мог носиться туда-сюда по полю весь день. Хороший футболист, агрессивный, мог напугать любого до усрачки». Нев часто говорил мне: «Роббо был лучшим, с кем я когда-либо играл». Гиггзи и Скоулзи всегда считали Роббо своим вдохновителем. Гиггзи рассказал мне историю об одной из своих первых игр на позиции левого крайнего. В то время вы могли выслушать на поле пару ласковых, и крайний защитник несколько раз наорал на него в духе: «Пройдёшь меня, и я сломаю тебе ногу!» Поэтому Роббо сказал Гиггзи: «Парень, а ну-ка поменяйся со мной местами на 10 минут. Пойди, поиграй в центре». Когда защитник получил мяч, Роббо влетел в него обеими ногами в совершенно немыслимом подкате! Потом встал, отряхнулся, принял заслуженную жёлтую карточку и крикнул Гиггзи: «Эй, парень! Можешь вернуться на свою позицию». Гиггзи не слышал ничего от защитника до конца игры. Роббо старался изо всех сил защищать молодёжь, и в «Манчестер Юнайтед» это стало традицией. Весь клуб гордится тем, что молодой игрок перешёл в первую команду. В апреле Кико Македа забил победные голы в ворота «Астон Виллы» и «Сандерленда», выйдя на замену. Мы надеялись, что у нас появится настоящая звезда. «Он лучший завершитель атак в клубе», — сказал нам сэр Алекс. Босс возлагал большие надежды на Кико, но тот их не оправдал, что было действительно грустно. Сейчас я смотрю на Маркуса Рашфорда, на то, как он взялся за дело и продолжает идти к успеху. Кико упустил свой шанс. Он был талантлив, но талант — ничто без самоотверженности. Нужно посвятить футболу всего себя, чтобы выжить в «Юнайтед».

В том мае мы играли на выезде с «Уиганом», и за четыре минуты до конца при счёте 1-1 мне удалось забить с левой. Один из лучших моментов в моей карьере! Я разогнался, прыгнул и отвесил воздуху мощный апперкот с правой прямо перед трибуной наших болельщиков. Уазза подбежал сзади и запрыгнул мне на плечи. На этом этапе сезона борьба обостряется до предела, каждый гол, каждая победа безумно важны. У нашей команды было всё, не только талант и способности, но и страсть сражаться друг за друга. Мы никогда не сдавались, и мы сделали это снова в Уигане. Традиция вырывать победу в концовке укоренилась в клубе, и, поверьте мне, это лучший способ выиграть! Нашей мотивацией биться до смерти никогда не был страх перед Боссом, скорее чистое убеждение, что мы обязательно возьмём своё. Когда часы тикали всё громче, мы оглядывались друг на друга, словно говоря: «Давай! Мы сможем!» Мы врубали следующую передачу и неустанно шли вперед, открываясь и забрасывая мяч за спину сопернику.

Я не уверен, что люди понимали, как именно мы побеждали. Грузить в штрафную никогда не было стилем «Юнайтед», потому что это не ставило защиту соперника в неудобное положение. Они просто стояли на своих местах, ожидая мяч. Один из центральных защитников шёл в верховую борьбу, остальные караулили подбор. Это предсказуемо. Босс никогда не просил нас судорожно забрасывать штрафную навесами, даже если рефери уже поднимал свисток к губам. «Просто перемещайте мяч вокруг штрафной, утомите их, и шанс придёт», — говорил он. Я смотрю на Гиггзи, Скоулзи, Ронни и Уаззу, они никогда не паниковали. Они просто поддерживали давление, непрерывно открываясь и двигаясь, изматывая соперника постоянными перемещениями. Это выглядело как хаос, но было организовано и контролируемо. Я многому научился в своем первом сезоне, наблюдая за Сульшером и обсуждая с ним футбол. Он забил так много голов в последние минуты, потому что никогда не терял концентрацию. Во время любого шторма он сохранял спокойствие. Так же поступал и Гиггзи: собираясь сделать последний навес, зная, что это наш последний шанс в игре, он хладнокровно и эффективно посылал мяч туда, куда нужно. Босс без колебаний мог выпустить четырех центральных нападающих в концовке. Это была его философия — в последние 10 минут отправить на поле как можно больше игроков, способных забить гол. Неважно, кто какую позицию займёт, просто выпускайте Руни, Роналду, Тевеса, Сульшера, Гиггза, Скоулза и Саа. Помню, как мы отчаянно пытались зацепиться за очки в игре с «Дерби» в марте 2008 года. Сэр Алекс выпустил одновременно меня и Саа в роли центрфорвардов с Ронни, Уаззой и Гиггзи под нами. Мы атаковали всё больше и больше, и в конце концов Ронни заколотил победный гол. Эта игра в очередной раз продемонстрировала всем гений Босса.

Интенсивность тренировок под руководством сэра Алекса позволяла нам держаться до последних секунд игры, и в то время никто не мог сравниться с нашей физической подготовкой. Вокруг только и говорили о «Ферги-тайме». Я видел в глазах наших оппонентов, как сильно они боялись концовок. Мы понимали, что победим, когда соперники чувствовали приближение нашего финального всплеска. «Астон Вилла» всегда боялась этого больше всего, и я помню, как Оле, Ронни, Македа и Чичарито забивали победные голы в концовках игр с ними.



Все книги на carrick.ru

12 месяцев хостинга по цене 10!