pub

Книга Хуана Маты «Внезапно стал футболистом». Глава 4. «Судный день»

Глава 4: «Судный день»

«Невозможно соединить точки, когда ты смотришь в будущее, — их можно соединить, лишь оглядываясь на прошлое».
Стив Джобс

Не всё в этой жизни происходит по вашему решению или усилию воли. Когда в 15-летнем возрасте мне предложили присоединиться к «Реал Мадрид», нам всей семьей пришлось принять важное решение, которое определяло всю мою дальнейшую жизнь. Это была судьба. Мои родители, я и моя сестра сидели и подолгу обсуждали преимущества и недостатки такого шага. Им было очень трудно отпустить меня в другой город, далеко за пределами моей зоны комфорта. Существовал риск того, что ничего не получится, что такой важный в моей жизни период, как подростковые годы, может быть разрушен.

Мои родители понимали, что я очень люблю футбол. Успокаивало их и то, что в академии «Реал Мадрид» много внимания уделяли образованию. Меня не могли просто выбросить на улицу. Осознание того, что место с отличной инфраструктурой в самом сердце страны очень положительно повлияет на мое развитие, сыграло ключевую роль в том, что они предоставили мне возможность сделать выбор самостоятельно.

Для моих родителей было важно, что я сам хотел перебраться в Мадрид. Я настаивал: «Да, без проблем. Я хочу поехать». Конечно, моя мама не могла не волноваться. Ей пришлось преодолевать страх перед неизвестностью, что для неё было не ново. Всё могло сложиться хорошо, а могло и пойти совершенно не по плану. К счастью, со временем она поборола это чувство, ведь она видела, что мы с Проси освоились в академии. Она также познакомилась с родителями некоторых ребят.

В Испании предусмотрена процедура отработки пропущенных уроков для игроков, получивших вызов в стан молодежной сборной. Хинес Мелендес, ключевая фигура в юношеском футболе Испании. Он был ответственным за все возрастные группы от 15 лет до 21 года и делал всё, чтобы наш уровень образования не страдал от наших выступлений за сборную. После утренних сессий мы в тренировочных костюмах сборной усаживались за парты, и нам проводили уроки. Хинес мог давать нам уроки математики лично, в нагрузку к стандартным. Он также проводил диктанты.

Но стоит признать, что некоторые привилегии статус сборника давал и в обычной школе: можно было пораньше уйти с занятий или купить обед в столовой вне очереди, конечно в том случае, если я опаздывал на тренировку. Даже малознакомые ребята смотрели на меня с некоторой завистью. Я мог их понять. И в школе и на поле все хотели обыграть «Реал Мадрид».

Адаптация как ключевой фактор

Хотя мы и не жили в роскоши, условия были действительно прекрасными, намного лучше, чем можно ожидать в такой ситуации. Но у меня были партнеры по команде, которые постоянно жаловались на всё: комнату, кровать, расписание, длительные поездки на автобусе, еду, учителей... Они с удовольствием пользовались любым поводом показать, насколько они недовольны и несчастны (уверен, что у вас тоже есть такие знакомые). Большинство таких ребят не задержались надолго в Ла Фабрика. Логично, что данный негатив со временем сказывался на игре, ведь энергия направлялась не в то русло.

Я никогда не относился к стану этих «вечно жалующихся на всё личностей». Я хотел полностью воспользоваться тем шансом, который мне выпал. Я понимал, что он действительно важен для меня, если я действительно хочу стать профессиональным футболистом. Я повторял себе: «Ты перебрался в Мадрид, чтобы играть в футбол, ты здесь для того, чтобы отдать всего себя процессу, наслаждаться им. А значит и не стоит расстраиваться, когда всё закончится». Я уверен, что моя способность адаптироваться к новым условиям и окружению играла ключевую роль всю мою карьеру.

Тот самый день

Мое обучение в Академии «Реала» не было вовсе безоблачным. Страх — один из постоянных спутников футболистов (да и всех людей вообще). Главным источником страха в тот период для меня был «день принятия решения».

Этот красный день календаря выпадает на конец сезона в «Реал Мадрид» каждый год. Друг за другом каждый из нас узнавал, останется ли он в клубе ещё на один год или его «попросят», отправив в аренду или вообще предложив найти себе новый клуб. В течение нескольких недель до того самого дня мы все были на нервах от неизвестности. Все мои переживания негативно сказывались на моём желудке. Что-то подобное я ощущал ранее в уже знакомом вам тоннеле на пути в Мадрид, чтобы присоединиться к Ла Фабрике (Академии «Реала»). Хотя такой отбор я проходил четыре раза с 15 до 18 лет, но каждый раз я безумно волновался.

И всё же можно волноваться, сохраняя при этом уверенность в себе. Страх обычно вызывают вещи, которые вы не можете контролировать. Но за всю свою карьеру я научился фокусироваться на синице в руках здесь и сейчас. Или, как в моем случае, в ногах. Старайтесь забыть о вещах которые вы не можете контролировать.

В «Реале» я выступал с игроками на год и два старше меня. Моя игра на Евро-2006 для футболистов до 19 лет в Польше позволили мне сразу пробиться в «Кастилью», резервную команду «Реал», миновав тем самым «Реал Мадрид С», третью команду «Реала», которая до 2015 года играла в третьем по силе дивизионе Испании. На том турнире я забил четыре гола и уступил всего один гол в гонке бомбардиров моему партнеру по «Реал Мадрид Хувениль А (молодежка А)» Альберто Буэно. Мы с Альберто отлично сыгрались: я выступал на позиции оттянутого форварда за его спиной в схеме 4-4-1-1 и в клубе, и в сборной. Мне как-то сказали, что о нашем с Альберто партнерстве вспоминают до сих пор. Мы инстинктивно понимали друг друга, и такое партнерство действительно позволяет наслаждаться игрой.

В любом случае, всё происходило намного быстрее, чем мы могли бы ожидать, а это само по себе было хорошим знаком. Но в «день принятия решения» это не сильно помогало! Как бы хорошо всё не складывалось на поле, нервы унять не удавалось. Конечно, такой процесс происходит в каждой академии, но в клубе масштаба «Реала» всё гораздо важнее. Ведь влияние клуба настолько огромно, что отрицательное решение может разрушить всю жизнь юного игрока. Накануне проведения оценки игровых качеств юных футболистов и их родителей собирали на формальную встречу с главой академии и нашим тренером. Эти встречи обычно проходили на «Сантьяго Бернабеу», из-за чего ожидание и нервы юных игроков зашкаливали до предела.

Во время встречи изучали результаты обучения и поведение игрока в течение последних 12 месяцев. Возможных сценария было только два: или вы присоединитесь к молодежке соответствующего возраста — как тут не вспомнить о возникающем в этот момент чувстве облегчения, — или прозвучат слова, которые вы так надеялись не услышать: «Мы считаем, что тебе будет лучше отправиться в аренду» или того хуже: «Мы хотим отпустить тебя» или «К сожалению, уровень конкуренции настолько высок, что ты свободен». Ну, и дальше в том же духе. Подобными выражениями стараются скрасить ситуацию, да вот только разве какие-то красивые слова могут что-то изменить!

Для 15- или 16-летнего парнишки понимание того, что его больше не хотят видеть в команде, тяжелый удар. В возрасте, когда других сверстников волнуют школьные экзамены и годовые контрольные, юные футболисты переживают куда более напряженные моменты, особенно в Мадриде. Каждый раз на кону будущее, и все ставки только на один ответ (ну, или так кажется). Всего пара слов — пара неправильных слов — и мечта может быть разбита вдребезги, и собрать её по осколкам не представляется возможным (ну, или так опять же кажется).

Позже каждый из нас осознал, что это не так, что будут еще возможности, что не всё зависит от «да» или «нет», что намного важнее верить в себя, даже когда кажется, что никто в этом мире больше не верит.

Не знаю, согласитесь ли вы со мной, но такие ситуации закаляют, делают психологически сильнее вне зависимости от того, насколько трудно это пережить здесь и сейчас. Это заставляет задуматься о том, что футбол не просто забава, которой мы потехи ради коротаем время с друзьями, будто ничто иное в мире не важно, а завтра не будет ничего. Это также помогает понять, получится ли воплотить в жизнь мечту, превратив футбол в дело всей жизни.

Должен отметить, что в столь юном возрасте отказ автоматически не означает, что карьера закончилась не начавшись. Некоторые игроки просто раскрываются позже остальных. Но вся эта встреча настолько похожа на американские горки, что психологически подготовиться к ней просто невозможно. Я так точно не мог.

Я видел, как мои партнеры покидали комнату в слезах, не имея иного выбора как вернуться домой или искать себе новый клуб. Некоторые были настолько раздавлены, что хотели завязать с футболом насовсем. Поэтому я считаю, что очень важно говорить всем игрокам (и постоянно напоминать), что отказ не обязательно должен стать концом их футбольного пути. Всегда должен быть запасной план, ведь течение жизни может измениться крайне быстро. Звучит как избитое клише, но когда закрывается одна дверь, всегда открывается другая. И не стоит грызть себя из-за этого. То, что в вас кто-то не верит, не означает, что вы должны перестать наслаждаться своим делом. Только преданность цели, страсть и хорошая игра могут превратить «нет» в «да» в уже обозримом будущем.

Среди профессиональных игроков есть множество примеров, когда «нет» на определенном этапе карьеры не мешало им пробиться в высший эшелон и добиться успеха. Джейми Варди — один из таких примеров. Кто бы мог подумать, что игрок, которому в 16 лет отказали в академии «Шеффилд Уэнсдей», сможет победить в Премьер-Лиге с «Лестером»? Команда, которая удивила весь мир (и меня в том числе), состояла во многом из игроков, которые сумели по полной воспользоваться своим вторым шансом. Дэнни Дринкуотер прошел все молодежки «Манчестер Юнайтед» , но так и не смог пробиться в первую команду. Его множество раз отправляли в аренду, пока он не оказался в «Лестере». Там он стал ключевым игроком и помог «лисам» завоевать титул Премьер-Лиги. Наверняка он мечтал это сделать, выступая за команду с «Олд Траффорд».

Можно привести еще наверное с две сотни подобных примеров.

План Б

Но факт остается фактом: никто не готовит к неудаче в футболе. Большая часть футбольных академий фокусируются на игроках, которые сумели добиться успеха, и стремятся забыть об остальных. Это расстраивает и даже злит меня, ведь это неправильно. Будущим футболистам нужно говорить, что все ещё впереди, что просто кому-то нужно больше времени. Но чаще всего им ничего не говорят.

Процент талантливых молодых футболистов, которые в конечном итоге становятся профессионалами, ничтожно мал. Такова реальность, и не стоит забывать этого. Звучит жестоко, но это не приговор! Нет ничего невозможного. Я и мои партнеры — наглядный тому пример.

В футболе очень важно иметь запасной план. «Знания много места не занимают» — как говорит моя мама, и она абсолютно права. Для 99.9% детей, которые начинают играть в детстве в футбол, он не становится делом жизни. Вы ведь понимаете, да? И хорошо. Жизнь продолжается. Пока вы лично не перепробуете все возможные варианты, даже не думайте, что настал ваш личный конец света. Клубы вынуждены кому-то отказывать, но это не конец света для ребят, которые услышали не тот ответ, на который рассчитывали. Им нужно помочь справиться с ожиданиями, в том числе и своими собственными, а также найти себя. Но многие ли клубы делают это? Таких единицы.

Пора менять это. Жизнь — нечто большее, чем футбол.

«Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты»

Переход в «Реал Мадрид» стал первой в моей жизни серьезной проверкой моего умения адаптироваться. На начальном этапе очень важно выбрать себе правильное окружение. Мне очень помогло, что в «Реале» меня окружали фантастические люди. В клубе много сил и энергии уделяли созданию здорового баланса между футболом и школой.

Во время выступлений за команду я познакомился со многими игроками, родившимися в 1988 году. С некоторыми из них я поддерживаю связь до сих пор.

Педро Москера, который сейчас выступает за «СД Уэска», Клаудио Хиралдес, игрок топ-класса, который поиграл за ряд команд Галиции, а также «Атлетико Мадрид Б», сейчас тренирует игроков Академии «Сельта де Виго»; потрясающий Эстебан Капелло, галисиец, с которым я и Педро жили в одной комнате; Жозе Антонио Тото, Тотико из Мурсии; Самуэль Санчес, Саму, Зами, еще один трудолюбивый игрок Академии, который потом выступал за «Малагу» и другие команды Андалусии; весельчак Джонатан, Джонни, был из «Мотия Дель Паланкар» в Куэнке; и Проси, конечно же наш Проси, который показал себя как очень старательный ученик. Я познакомился с прекрасными ребятами постарше — Хави Гарсиа, Братья Кальехон, Хосе и Хуанми, Сольдадо, Рафа, Хурадо, Кассия... Я бы очень хотел, чтобы мы как-то собрались вместе. Нам есть что вспомнить.

Небольшая ремарка: дружба и футбол далеко не всегда легко совместимы. Партнеры по команде могут порой рассматриваться как «враги». В конце концов мы все боремся за места в команде.

В футболе не обойтись без горечи разочарования, зависти, ощущения мнимой несправедливости. Ничто человеческое нам не чуждо. Почему он, а не я? Я считаю, что многое зависит от поведения человека. В конце концов, нужно уметь отставить свое эго в сторону и осознать, что ты часть команды.

Но при этом не нужно вставать на горло своим амбициям, ведь именно они позволяют чувствовать себя лучше и играть лучше, когда тренер вновь даст вам шанс. Тренеры, читающие эти строки точно смогут подтвердить мои слова. На самом деле крайне трудно так относиться ко всему этому, особенно с точки зрения футболиста. Мы хотим играть в каждом матче. Мы думаем, что заслуживаем этого. Забавные мы, футболисты, создания, не так ли? Более подробно на этой теме я остановлюсь в главе «Путь эго». Мы должны помнить, что в футболе, как собственно и в жизни, невозможно нравиться абсолютно всем, но все вас могут уважать (в том числе и партнеры), как много раз говорил сэр Алекс Фергюсон. И в этом плане все будет зависеть от вашего поведения.

Несмотря на то, что в условиях конкуренции некоторые вещи не изменятся никогда, мне кажется, что ранее в футболе было больше «нормальности», чем сейчас. В раздевалках была атмосфера общности. Когда мы собирались вместе, мы проводили меньше времени в своих «мыльных пузырях» (смартфонах, социальных сетях).

Тут стоит отметить, что я благодарен футболу за то, что познакомился с прекрасными людьми и даже подружился с некоторыми из них. Это Эстебан Гранеро, Бруно Сальтор, Давид Вилья, Пабло Эрнандес, Ориоль Ромеу, Фернандо Торрес, Андер Эррера, Давид Де Хеа и, конечно же, Давид Ломбан.

Забавно, но в последнее время мне сложнее найти общий язык с игроками, которые младше меня, чем теми, что постарше, как, например, Майкл Каррик. Я восхищаюсь манерой поведения этого потрясающего игрока и его особым талантом.

Майкл: наш квотербек

Здесь я с вашего позволения хотел бы сделать ещё одно отступление. Надеюсь, что вы уже привыкли к тому, что я люблю перескакивать с темы на тему. Эту запись я сделал вскоре после того, как узнал, что Майкл решил завершить карьеру игрока. Думаю, самое время рассказать о том, насколько высоко я ценю этого футболиста. Я считаю, что он является одним из лучших полузащитников своего поколения не только в Англии, но и во всём мире. Меня неприятно удивляет тот факт, что начиная с 2001 года и до завершения выступлений за сборную четырьмя годами ранее, он провел за «трех львов» всего 34 матча. В голове не укладывается, что игроки уступающие ему в таланте и умениях провели за сборную Англии в два раза, а может и еще больше матчей, чем он.

Понимаете, в каждом матче стиль игры команды менялся — всегда в лучшую сторону, — если на поле был Каррик. Он был мастером паса, причем я говорю не об умении найти партнера (хотя он безусловно умел это делать!), а о невероятном балансе и способности подать мяч именно туда, куда нужно, именно тогда, когда нужно, чтобы партнеру не нужно было вообще изменять что-либо в своих перемещениях по полю. Будто по велению волшебной палочки мяч прилетал именно в ноги или в то пространство, в которое кто-то из нас планировал забежать, и в том положении, чтобы по нему можно было максимально удобно пробить.

Он будто на подносе приносил нам мячи. Он всегда стремился играть между линиями. Всё, что от нас нужно было: создать ему возможность. Остальное он делал сам. За одну миллисекунду ему удавалось увидеть наше положение, прочесть намерение, взвесить все параметры и доставить мяч прямо в ноги.

Думаю, что это искусство будет слишком трудно оценить людям, предпочитающим более прямолинейный футбол, сдобренный адреналином. Майклу удавалось контролировать игру так, как это было под силу лишь единицам, он будто квотербек из американского футбола, попавший в наш футбол, европейский. Больше всего его игрой можно было насладиться в сезоне 2012/13, как по мне лучшим в его карьере.

Игроки его типа придают игре ритм и текучесть, благодаря им все остальные смотрятся более выигрышно. Спасибо тебе за всё, Майкл. Каждый ребенок, желающий стать футболистом, должен равняться на тебя.

Первые сложности и процесс обучения

И вновь возвращаемся к юному Хуану, который, как я уже отмечал ранее, никогда бы не подумал, что однажды он будет играть за «Манчестер Юнайтед» (не потому, что не хотел бы, а потому, что не верил, что это вообще возможно!)

В плане развития моих игровых качеств — техники и тактических навыков — годы в «Реале» стали определяющим фактором в моей карьере, ведь именно там все отдельные компоненты игры стали единым целым. Именно тогда я осознал важность баланса между свободой и ответственностью на поле. Великие те учителя, которые знают, как научить вас футбольной «дисциплине», при этом привив и чувство свободы. Установки тренера играют очень важную роль в футболе, и у всех нас есть оборонительные обязанности, которые мы должны выполнять.

Очень важно, что такие тренеры как Карлос Салвачуа, Тристан Селадор, Алехандро Менендес или Мичел говорили нам о важности быть собой, доверять своим инстинктам. Но в Ла Фабрика не всё было легко и безоблачно. Не обошлось и без разочарований, например, таковым стал мой дебютный сезон в «Кастилье», второй команде «Реал Мадрид» (сезон 2006/07, мне тогда было 18 лет).

Чисто с профессиональной точки зрения мне казалось, что этот сезон выдался очень неплохим: я был в прекрасной форме и забил 10 голов. Однако в целом от той кампании осталось горькое послевкусие: нас понизили в классе. Серьезная пощечина нашим амбициям, тревожный такой звоночек. Мы очень четко уяснили, что одного таланта недостаточно.

Во втором дивизионе есть множество опытных игроков, которые несмотря на возможно меньшую одаренность могут с легкостью вас обыграть. Именно это с нами и случалось. Это открыло нам глаза на мир. Но это был далеко не единственный сложный момент в моей карьере в Мадриде.

Меня трудно было назвать эмоциональным подростком, который мог бы внезапно разреветься. У меня стабильная психика, и я мог справиться с трудностями, если что-то внезапно шло не по плану. У меня были амбиции, даже мечты, но я не стремился их драматизировать. Так было всегда, кроме одного момента, и сейчас я вам о нем расскажу.

Начиная с 15 лет я играл за молодежки Испании всех возрастов. Как я уже говорил, Хинесу Мелендесу нравилась моя манера игры, и я ощущал поддержку Федерации футбола Испании.

В один прекрасный момент, когда сборной Испании руководил Санистебан, я не получил вызов в молодежку до 17 лет на отборочные матчи Чемпионата Европы. Вряд ли это можно назвать чем-то из ряда вон, но тогда мне казалось именно так. Для меня это стало тяжелым ударом.

Я был (и остаюсь) очень требовательным к себе, и мне казалось неправильным, что в стране «предположительно» много игроков моего возраста, которые талантливее меня. Я не мог понять, как так. Как вообще такое возможно? Что я делаю не так? Я был очень зол, зол и расстроен. Из всех моих воспоминаний, связанных с периодом Академии мне больше всего запомнилось, как рыдал в душе на базе «Реала» и всё не мог остановиться.

Я не мог понять причину этой несправедливости. У меня в голове не укладывалось. Мне это так не понравилось, что я пообещал себе сделать всё возможное, чтобы больше никогда в жизни не переживать что-то подобное, и у меня получилось. В течение всей моей карьеры в молодежных сборных я не пропустил ни одного турнира. Конечно, на уровне основной сборной ситуация уже была иной, ведь уровень конкуренции был уже в разы выше.

Но с тех самых пор я больше никогда так не рыдал.


Все книги на carrick.ru