Гари Невилл — о проекте Сент-Майкл и мотивации

Джонатан Скофилд и бывший футболист, который хочет добиться гораздо большего.

«ЗАЧЕМ ты занимаешься этим?» — спрашиваю я.

«Иногда даже не знаю, — смеется в ответ Невилл. — На прошлой неделе я сказал в разговоре с одной компанией: „Почему бы мне после футбольной карьеры просто не получать деньги за то, что я рассказываю о ней по телеку, потом ехать в Манчестер и зависать в баре?“».

Он берет паузу и продолжает.

«Но реальность в том, что я хочу заниматься всем. Я хочу заниматься „Солфорд Сити“, Сент-Майкл, Биржей... хочу, чтобы люди видели в них фантастические проекты. Но я занимаюсь только тем, что люблю, деньги — не главная цель. Я бы не стал работать над тем, что мне неинтересно».

«Солфорд Сити» — это футбольная команда из полупрофессиональной лиги, которую Невилл вместе с бывшим коллегами по «Юнайтед» пытается вывести в Футбольную Лигу [играет в 6-м по рангу дивизионе — прим.]. Биржа — мечта Невилла о создании центра с великолепной кухней и бутика-отеля недалеко от Маркет Стрит в здании бывшей фондовой биржи. Сент-Майкл — предмет этого интервью — это возвышающийся проект рядом с Манчестерской ратушей, который включает в себя двухсотместный пятизвездочный отель со 153 номерами, 12 500 квадратных метров пространства для офисов категории А, просторную общественную зону и замену старой синагоги.

Компьютерная графика верхнего яруса Сент-Майкл.

Компьютерная графика верхнего яруса Сент-Майкл.

Все это, плюс отель «Футбол» — только некоторые из бизнес проектов, которыми Невилл руководит как частью консорциума, спонсируемого, среди прочих, сингапурским миллиардером Питером Лимом. Да, кстати раньше он был футболистом. Может, вы слышали, но об этом позже.

Сперва давайте проникнемся его страстной риторикой.

«Ты не поверишь, насколько меня будоражат такие проекты, как Биржа; именно поэтому я хочу работать над ними в данный момент. Знаю, Manchester Confidential писал о его начальнике, Майкле О’Хэйре, он великолепен. Местоположение Биржи бросает нам вызов, и это мне нравится. Я хочу увидеть, сможем ли мы с ним справиться. Наверное, идеи для Сент-Майкл от Кена Шаттлворса из Make Architects ошарашили меня, и новые вызовы ещё впереди, но как девелопер [специалист, руководящий строительством проекта от начала застройки и инвестирования в неё денежных средств до окончательной его продажи, — прим.] ты должен быть готов к ним». Шаттлворс проектировал лондонский небоскрёб Мэри-Экс, обучаясь у архитектора Нормана Фостера (уроженца Манчестера).

Отвечая на вопросы, Невилла погружается в поток рассуждений, совсем не похожих на взвешенные осторожные ответы, которые я получал в огромных количествах от других девелоперов за последние годы. Видно, как он хочет, чтобы мы поняли: его мотивы продиктованы искренней любовью к Манчестеру и ему важно знать, насколько это важно для нас.

И нам действительно важно. По мнению Невилла, даже чересчур.

Воодушевляет, что в последние годы много людей стали всерьез озабочены тем, как темпы развития городского центра угрожают истории и целостности зоны активной общественной жизни внутри кольцевых дорог Манчестера. Может быть, не всем по нраву, в какой форме выражают протест общественные движения вроде Манчестерского Щита под руководством Адама Принса, но их протест не уступает Гари Невиллу в своей искренности.

Консорциум Невилла и его проект Сент-Майкл — как раз последнее, что вызвало озабоченность и даже возмущение среди любителей городского центра. Люди сетуют на планируемый снос расположенных на этом месте зданий: бывшего полицейского участка Бутл и паба Эберкромби. Они не понимают, каким образом проектировщикам не пришло в голову вести застройку рядом с этими зданиями, а особенно исторически важным местом, где находится паб Эберкромби.

Ещё одна проблема — размер проектируемых башен, высота которых составляет 31 и 21 этаж соответственно. Historic England [государственная организация, спонсируемая Департаментом культуры, спорта и СМИ — прим.] — смотритель нации по части культурного наследия — заявила, что строительство «может нанести серьезный вред как зданиям, занесенным в список культурно-исторических объектов, так и национально важным административным зданиям Манчестерской ратуши и Центральной библиотеки».

Полицейский участок на Бутл Стрит будет снесен.

Полицейский участок на Бутл Стрит будет снесен.

Манчестерская ратуша и Центральная библиотека (справа) загорожены двумя новыми башнями.

Манчестерская ратуша и Центральная библиотека (справа) загорожены двумя новыми башнями.

Невилл же считает, что оппозиция преувеличивает.

«Я думаю, что положительных отзывов около 80%, а негатив идет от очень громких 20%. Нам, девелоперам, нужно искать баланс между кучей вещей: как проекты смотрятся, как распределить инвестиции. Но послушайте, это ведь мой город, мы подробно изучаем требования собственников и заинтересованных лиц на месте строительства: синагога, паб, также надо учесть более общие требования и интересы муниципалитета, а ещё есть люди, живущие в городе или посещающие его время от времени. Понимаем, что угодить всем очень сложно.

Historic England, — продолжает он, — смотрит за влиянием на территорию, и мы взяли на вооружение некоторые их идеи по части сочетаемости строений. Но помимо этого, мы также смотрим на выгоду. Сейчас тут десяток рабочих мест в пабе, а после завершения нашего проекта их станет больше тысячи. И это не рекламная речь, это факт. Сейчас экономическая выгода от этого места и половины близлежащей территории стремится к нулю. Когда Сент-Майкл будет закончен, она станет огромна.

Всегда нужно соотносить выгоду с ущербом. Как девелопер, проживающий в городе, я должен быть уверен, что то, что мы создаем здесь, будет лучше того, что имеем сейчас. А также это должно нести выгоду инвесторам и жителям».

«Поговорим о пабе», — перебиваю я. Пытаюсь выжать из него, понимает ли он историческую важность этого места. То, как две стены напротив Бутл Стрит наблюдали за ключевым моментом на пути к британской демократии в виде Манчестерской бойни [в англоговорящих странах чаще называется «бойня при Петерлоо», Peterloo Massacre — прим.], случившейся здесь в 1819 году. То, как пятнадцать человек погибли в этой бойне, причем считается, что один из них погиб в Эберкромби. Я напоминаю ему, что только Эберкромби и Френдз Митин Хаус (Friend’s Meeting House), перегораживающие дорогу, остаются вещественными напоминаниями о Петерлоо. Ведь правда, что он мог бы встроить паб в качестве классного, уютного местечка в своем проекте и все были бы счастливы?

Кажется, однако, что Невилл избегает исторических нюансов.

Факт в том, что он не упоминает Петерлоо в своем ответе, несмотря на то, что я так акцентировал на этом внимание, — может, я говорил на средневековой латыни. Вместо этого он говорит: «В соответствии с нынешним планом и ходом строительства, мы пришли к выводу, что паб должен быть снесен. Он не стыкуется с тем, как мы хотим улучшить эту зону. Слушайте, я защитник рабочих мест для манкунианцев, забрать 10 рабочих мест — это просто смешно, такого не будет. Они получат гарантии в новом проекте. Бар паба важен, мы собираемся найти ему новое место. Активность, экономическая активность и привлекательность новой архитектуры более чем возместит потери».

Сохранение бара вводит в замешательство, ему не может быть больше 40 или 50 лет, потому сохранить его, но не само здание, выглядит нелепо. Почему не то и другое вместе? Перенести бар выше в данном случае — абсурдное решение. Невилл отметает эти доводы, так как ему сказали, что бар важен. Он готов идти на компромисс и сохранить его.

Как будут выглядеть новые башни.

Как будут выглядеть новые башни.

Обреченная синагога.

Обреченная синагога.

В конце концов, в перспективе главным препятствием станут размеры 31- и 21-этажных башен, потому что, я подчеркивал в интервью, они скорее громоздкие и темные, нежели неприметные и стройные.

«Во-первых, — говорит Невилл, — я хотел общественную зону, а массив строений на первоначальных чертежах был слишком плотным. Сейчас же мы планируем, что где-то 50% территории будет переоборудовано в качестве общественной зоны, она должна стать отличным местом посещения для людей из Манчестера и не только. Лично мне это критически важно.

Касаемо зданий, двадцатый и тридцатый этаж — это как раз то, где Манчестер находится сейчас. Вы писали, что хотите больше высоких зданий, — так вот они. Я знаю позицию Historic England, но надо понимать, что они лишь одна из 30-40 заинтересованных сторон».

«Но, — говорю я, — вы должны обращать внимание на то, что огромные черные башни затмят Манчестерскую ратушу и Центральную библиотеку — большая из них, наверное, раза в три выше шпиля ратуши. Большинство недавно введенных в эксплуатацию высоких зданий было построено в поясе вокруг центра города, и в Солфорде они строились десятилетиями, начиная с шестидесятых.

Другими словами, эти здания возводились на свободной земле. Ваше же строительство буквально загонит Площадь Альберта (Albert Square) в тень в определенное время дня. Девелоперы в любом случае должны обращать внимание на соседей и сохранять линии видимости исторических центров, а не уничтожать их».

«Уничтожать линии видимости? — говорит Невилл. — Пройдитесь по Бутл Стрит и Джексонс Роу и скажите, откуда вам видно Площадь Альберта или Ратушу? Вам надо завернуть за угол в конце улицы и идти направо к площади. Гуляя по улицам в центре города, как часто вы полностью видите Ратушу или Площадь? Где эти люди, парящие над городом и живущие здесь, которым мы закрыли видимость? В районе Сент-Аннс Сквер или Кендалс я вижу только узкие улицы. Город построен таким образом. Тем временем, когда вы въезжаете в Манчестер из Солфорда или Бери, вид издали постоянно меняется благодаря башням, по которым уже получено разрешение».

Мы бросаем друг в друга аргументами, но, по правде говоря, это не проблема Невилла. Это проблема города. Манчестер вместе с Солфордом не имеет четкой политики по высоким зданиям: каждый случай рассматривается отдельно, в зависимости от его достоинств, учитывая место строительства и некоторые другие факторы.

Директор манчестерского филиала GIA [Организация, занимающаяся проектированием естественного освещения — прим.] Сэм Уоллис сказал в интервью Manchester Evening News: «Высокие здания должны иметь хорошее взаиморасположение, есть опасность потерять важность существующих зданий Манчестера, а также повлиять на культурную сохранность. Отсутствие четкой политики ведет к дроблению панорамы и вредит общему виду. В Лондоне есть London View Management Framework, которая поясняет, как надо расположить башни относительно других зданий. У нас в Манчестере такой организации нет».

Касательно этой темы в истории имеется прецедент. Всегда есть исторический прецедент.

Манчестер и Солфорд две сотни лет имели разделенную панораму, потому что этому никогда не уделяли особого внимания. Это наблюдается в конструкции Хайленд Хаус (сейчас Premier Inn) — он был построен в 1966-м на реке Эруэлл в Солфорде, но все равно до нелепости близко к Манчестерскому собору. На самом деле, расстояние между Хайлэнд Хаус и собором такое же, как и между Сент-Майкл и Ратушей, но главная башня Сент-Майкл на восемь этажей выше Хайленд Хауса.

Быть может, пора зарыть это наследственное попустительство Манчестера и Солфорда. Возможно в 21-м веке, особенно в отношении культурно-значимых мест, мы должны мыслить глубже. Брать во внимание историю, а не гнаться за экономическим развитием, несмотря на послужной список таких дизайнеров, как Кен Шаттлворс из Make Architects.

«Я не хочу чтобы меня запомнили просто как Гари Невилла, игравшего за „Юнайтед“ и сборную».

«Я не хочу чтобы меня запомнили просто как Гари Невилла, игравшего за „Юнайтед“ и сборную».

Вернемся к Гари Невиллу. Со своим драйвом он не может не понравиться. Вы не сможете не восхищаться его стремлением давать что-то родному городу, быть вовлеченным в этот процесс, управлять им, в отличие от большинства английских футболистов. Проще было бы отдать деньги финансовым кудесникам для реализации какого-нибудь сияющего издали проекта.

Невилл считает, что неверно ожидать, что большее число его бывших коллег должно быть вовлечено в развитие своих родных городов. «Есть футболисты, которые выделяют деньги для своих родных мест, а много таких, которые не делают этого. Наверное, первых должно быть больше, но так можно сказать про любую профессию — юристы, банкиры и так далее. Люди смотрят на футболистов и видят в них решение всех проблем. Но в реальности все иначе».

Покидая просторную квартиру, расположенную над его офисами в Нотт Милл, я говорю: «Вот что мне кажется странным, Гари, я не вижу твоих медалей времен „Юнайтед“, фотографий, где ты поднимаешь кубок Лиги Чемпионов, висящих на стенах футболок с числом матчей за сборную. Очень необычно для бывшего футболиста».

И тут он чуть ли не брызжет слюной.

«В том-то и дело! Мне это неинтересно. Их нет ни в одном моем доме, я все убрал подальше. Я не хочу, чтобы меня запомнили просто как Гари Невилла, игравшего за „Юнайтед“ и сборную. В каком-то смысле я даже больше горжусь тем, что был тренером, в итоге уволенным из „Валенсии“, потому как хотя бы попробовал что-то новое. Я не хочу застрять в прошлом. Я хочу быть известен как человек, занимающийся другими вещами и сделавший так, чтобы эти вещи случились. Я все ещё разглагольствую о футболе, но стараюсь идти гораздо дальше. Есть множество целей, которых я стремлюсь достичь».

«Как огромные навязчивые башни, ага», — скажут некоторые.

Масштабные проекты разделяют людей. По мнению Confidential, башни Сент-Майкл, будь они построены в другом месте, вдали от Тринити Вэй или в Мэйфилде, были бы классными. Но рядом с Манчестерской ратушей они становятся гнетущими, брутальными и уничтожают оставшиеся свидетельства по-настоящему значимого события в Британской истории. Есть и такие, кому не по нраву любые большие башни в Манчестере; похоже, они отказываются признавать то, что старые строения должны быть убраны просто потому, что их время прошло. Временами дебаты по девелопменту становятся похожи на политическое противостояние двух сторон — тех, кто считает, что экономическое развитие должно достигаться любой ценой, и тех, кто видит в нем живой пример агрессивного капитализма, которому по умолчанию надо давать бой.

Такие крайности смешны. Причина этого интервью с Невиллом в том, что Confidential был закрыт допуск на открытие Сент-Майкл. Невилл ничего об этом не знал и сказал, что это было не его решение, потому он лично позвонил мне и предложил провести интервью, чтобы это недоразумение PR не нависало тучей над рождением его нового большого детища. Правильное решение. «Быть открытым» — как он неоднократно повторил в процессе.

Что касается Сент-Майкл, впереди три месяца согласований, которые потенциально могут привести к получению разрешения на строительство. Впереди долгий путь, будет обсуждаться много вещей. Если вы обеспокоены Сент-Майклом или если вы обожаете его, участвуйте в процессе согласования, сделайте так, чтобы ваш голос был услышан. Хотя Гари Невилла это не остановит.


Источник и фото: Manchester Confidential

Теги: ,
  • Вообще, наблюдать за Гари после завершения карьеры очень интересно. Отличный пример для многих профессиональных спортсменов заканчивающих карьеру. Видно, что в проекты он вкладывается, а не просто бросается деньгами направо и налево, доверяя руководить всем другим людям. Нравится их проект с Солфордом, интересно смотреть фильмы об этом на BBC, да и следить за командой начал из-за Класса 92, конечно же. Отель у Олд Траффорд вообще потрясающий проект на мой взгляд и однозначно для многих болельщиков, которые едут в Манчестер этот отель как подарок, представляете жить рядом с Театром Мечты несколько дней? Никаких денег не жалко за такое (если они есть :D).

  • DarkArt

    Отличное вью. Странно, что не попалось на глаза раньше, - прочитал с огромным интересом. Спасибо за перевод.

  • prostofrost

    «В каком-то смысле я даже больше горжусь тем, что был тренером, в итоге уволенным из „Валенсии“, потому как хотя бы попробовал что-то новое».

    Не ошибается тот, кто ничего не делает. Невилл крутой.

    Спасибо за перевод.

  • Zee Captain

    Если бы я жил в Манчестере наверное было бы интересное вью, а так... слишком многое мне абсолютно ни о чем не говорит.

  • Mike Johnson

    сначала прочитал как: "Но я занимаюсь только тем, что люблю деньги"

  • Serg

    Как это относится к футболу, я не понял. Невилл , конечно молодец и все такое, но это уже лишнее.

    • dombs

      А мне на самом деле понравилось) да, половина непонятна и "девелопер" коробил, но читать интересно было. Я помню как в москве строилась Москва Сити и там похожие дебаты были.

      • Andrew Grygorenko

        Похожие дебаты были бы в случае постройки небоскрёба возле Кремля

        • В Москве не только Кремль относится к памятникам архитектуры и достопримечательностям.

          • Andrew Grygorenko

            Спасибо, Кэп!

          • Ну Вам видимо Кэп и нужен был, чтобы понять, что в любом городе с историей будут споры если в любом его старом районе пытаться построить высотку.

          • Andrew Grygorenko

            а можно узнать с чего вы этот бред взяли? я прекрасно знаю, что в любом городе идут споры по поводу строительства, даже там где нет памятников архитектуры. Только разница между локацией Москва сити в Москве и ратуши в Манчестере очевидна, для меня во всяком случае )

    • prostofrost

      Я думаю, что это к футболу относится гораздо больше, чем обсуждение очередного 75-миллионного трансфера из команды А в команду Б или того куда Швайни ездил с Иванович в отпуске.

      Гари Невилл человек-пример для многих футболистов, которые маятся, не зная чем себя занять. И за его шагами, мыслями, действиями крайне интересно наблюдать, тем более болельщику Юнайтед.

      • Serg

        В этом ракурсе , конечно же да. Но даже в тексте было сказано о том, что забудьте про игрока ГН. Он бизнесмен, все хорошо, но про футбол ... побольше бы информации про их футбольный клуб.