Интервью Хуана Себастьяна Верона

Хуан Себастьян Верон, совместивший в себе искусность Эрика Кантона и неиссякаемую энергию Роя Кина, был одним из лучших приобретений «Манчестер Юнайтед» в истории клуба.

Столь желанный громкий трансфер «красных дьяволов», сопровожденный проблемами аргентинца в Италии вне поля, был, наконец, осуществлен в 2001 году. Переход Верона из «Лацио» захватил воображение болельщиков «Юнайтед», которые наблюдали за тем, как команда сэра Алекса Фергюсона три раза подряд завоевывала титул Премьер-Лиги.

234996A809B9497BB594520558873059

Во время встречи с представителями United Review в Ла-Плате, где он теперь является президентом любимого «Эстудиантеса», Верон вспомнил о том, какие события сопровождали трансфер. Итальянская полиция проверяла действительность его паспорта, в результате расследования его агент был заключен в тюрьму. Хотя с игрока были сняты все обвинения, для него это был весьма напряженный период в жизни.

В интервью перед матчем высшего дивизиона чемпионата Аргентины против «Аргентинос Хуниорс» на 53-тысячном «Ла-Плата Стэдиум», самом современном стадионе Аргентины, Верон рассказывает: «Мои проблемы с паспортом были изучены всеми кому не лень, и мне были просто необходимы изменения. Я знал, что „Юнайтед“ был великим клубом. Мой папа рассказывал мне о Бесте, Лоу и Чарльтоне, против которых он играл в финале Межконтинентального кубка 1968 года. Я также играл против „Юнайтед“ за „Лацио“ в Суперкубке Европы 1999 года в Монако. „Лацио“ тогда победил, но именно „Юнайтед“ был обладателем требла. Я знал, что эта команда никогда не хотела проигрывать, но „Лацио“ тогда уже активнее вошел в сезон, что нам и помогло».

У Верона все еще оставались сомнения насчет перехода. «Я не был уверен в том, что Англия идеально мне подходила, а также у меня могли возникнуть дополнительные проблемы с паспортом». Но его семья думала по-другому. Его дядя, Алехандро Сабелья, возглавлявший сборную Аргентины на чемпионате мира 2014 года, играл за другие «Юнайтед» — из Шеффилда и Лидса. Жена Верона, Флоренция, и его дети также поддерживали переезд.

Пока рядом с Вероном слонялся мужчина с татуировкой на плече с изображением запоминающегося корпусом бывшего полузащитника, он пояснил: «Им понравилась эта идея. Им нравилась культура этой страны, а моя жена говорит по-английски. Так что мы решили всей семьей переехать в Манчестер».

Бывший плеймейкер «Эстудиантеса», «Бока Хуниорс», «Сампдории», «Пармы» и «Лацио» перешел в «Юнайтед» в июле 2001 года, став рекордным приобретением клуба (28.1 млн фунтов). Трансфер был встречен возбуждением и огромными ожиданиями, футболка с именем Верона мгновенно стала лидером продаж.

«Я купил множество футболок лично [смеется]. Я пошел в магазин атрибутики и купил их каждому, кого я знал в Аргентине. Раньше было не как сейчас. В Аргентине было невозможно купить футболку „Манчестер Юнайтед“». Он также побывал в клубном музее. «Там я увидел герб „Эстудиантеса“ с мультипликационным изображением моего отца. Эмоциональное открытие. Я почувствовал, будто я иду по стопам своего отца».

Переход в «Манчестер Юнайтед» был во многом позитивным. «Для нас это было большое культурное изменение. Мы были счастливы в Италии, но люди в Манчестере помогли нам адаптироваться. Лучшим в переходе были люди — как в клубе, так и на улицах города. Мы жили в Хэйле, маленьком городке с небольшим леском рядом, что нам очень нравилось. Рой Кин, капитан и игрок топ-класса с очень высокими стандартами игры, жил со мной по соседству. Мы привыкли к погоде, но не к кухне. Для нас еда стала вызовом. Я не мог поверить, что люди могли есть мясо на завтрак, а ужин в пять вечера казался очень странным занятием. Но нам удалось найти несколько неплохих ресторанов».

Верон начал учить английский. «Не могу сказать, что я был лучшим студентом, но я хотел учиться. В раздевалке у нас были люди, которые говорили по-итальянски и по-испански. Микаэль Сильвестр и Лоран Блан говорили по-итальянски. Квинтон Форчун говорил по-испански. Позже в команду перешел Диего Форлан, который говорил по-испански. Даже Эль Мистер (сэр Алекс) пытался говорить по-испански. Сотрудники Каррингтона тоже перекидывались со мной парой словечек на испанском».

Верон отлично начал. Другой полузащитник команды Ники Батт более пристально следил за ним, ведь ожидалось, что именно Верон заменит его на позиции.

Батт вспоминал: «Я был дисквалифицирован на матч против „Эвертона“ и следил за игрой с трибун. Себа был просто невероятен, так хорош, что я подумал: я больше никогда не сыграю за „Юнайтед“. Он был игроком мирового класса и достойным конкурентом, но сэр Алекс уверил меня, что я буду получать игровое время».

Человек, известный как «Ведьмочка», улыбается, слыша эти слова. «Батт, отличный игрок». А в это время игроки «Эстудиантеса» проходят мимо него к раздевалке. Заметно, что они относятся к нему с таким же благоговением, как и болельщики. А Верон продолжает: «Я думаю, что я отлично дебютировал в Премьер-Лиге. Предсезонная подготовка тут очень отличалась от Италии, где мы занимались исключительно бегом. В Англии мы, конечно, тоже бегали ежедневно. Мне очень нравилась атмосфера на тренировках. Ребята были великолепны. Люди, например, Райан Гиггз, были добры ко мне. Он был неплохим танцором. На тренировке не было места оправданиям. Они подходили к тренировке как к официальному матчу, играя серьезно, сильно, руководствуясь интересами команды. Но мне было трудно адаптироваться к английскому футболу, а также к количеству матчей на протяжении года».

Были и другие отличия. «Игра была напряженной все 90 минут. В Италии игры были более закрытыми и имели тактический характер, а в Англии — открытыми, мяч постоянно перемещался между защитой и нападением. Футбол был также более мощным физически. Разница же между большими клубами, скажем „Юнайтед“, и меньшими, „Вилла“, была не так ощутима, как между „Лацио“ и небольшим клубом в Италии».

Верон все также с восхищением воспринимал многие новые аспекты его жизни в Англии. Энди Коул вспоминает: «Он всегда с огромным энтузиазмом посещал клубные собрания и ужины. Однажды вечером он начал обучать нас речевкам аргентинских ультрас. Себу очень любили игроки».

Верон: «Я восхищался футбольной культурой. У Англии была богатая история и новые стадионы. Но мне также нравились и старые конструкции типа домашних стадионов „Арсенала“, „Эвертона“, „Ливерпуля“ и „Астон Виллы“».

Фанаты полюбили его и посвятили ему мелодичную песню. Человек, который пожертвовал свои деньги на развитие молодежной структуры «Эстудиантеса» с улыбкой признает: «Я даже не знал, что у меня есть персональная песня! Я видел флаги Аргентины и слышал аргентинские речевки [на „Олд Траффорд“]. Футбол может быть так прекрасен».

Фанаты надолго запомнят некоторые матчи с участием Верона, например, какую роль он сыграл в победе над «Тоттенхэмом» со счетом 5–3 в сентябре 2001 года, хотя к перерыву действующие чемпионы проигрывали 3–0.

Верон заявляет: «Я никогда не участвовал в чем-то подобном. „Эль мистер“ Фергюсон не был доволен тем, что было до перерыва. Он сказал, что мы просто не уважали своих болельщиков, и потом мы забили пять голов во втором тайме».

У Верона с матчами против команд из северного Лондона связаны и другие приятные воспоминания. «В одном из матчей против „Арсенала“ я забил. В том сезоне мы выиграли Премьер-Лигу. Это мне запомнилось больше всего». Его гол помог «Юнайтед» обыграть действующего чемпиона, «Арсенал», со счетом 2–0 в декабре 2002 года.

Некоторые лучшие матчи Верона пришлись на Лигу Чемпионов, в особенности запомнятся его магические передачи. «Я даже не знаю, как это объяснить. Если бы можно было назвать одну вещь, о которой я жалел, то это была бы моя нестабильная игра на протяжении сезона. Мне никогда не удавалось на протяжении всей кампании играть на стабильно высоком уровне».

Батт думает, что он знает причину: «После отличного старта Себа столкнулся с трудностями. Было обидно за него, ведь он был отличным парнем. В матчах в Европе он поражал своей игрой, но я думаю, что он так и не смог адаптировать к высокому темпу Премьер-Лиги».

Верон застал период изменений игровой схемы «Юнайтед» с 4-4-2 на 4-5-1, что было проблемой для Фергюсона. Шотландец, который утверждал, что с Вероном было работать проще, чем с другими аргентинцами, однажды сказал: «Верон является потрясающим футболистом с невероятной выносливостью. У него было первоклассное видение поля и неиссякаемая энергия. В чем же была проблема? Мы не смогли подобрать для него идеальную позицию».

Верон объяснил: «Иногда я играл со Скоулзом и Кином, а иногда в схеме 4-4-2 с Дуайтом Йорком и Энди Коулом. Схема менялась, но я должен был остаться в „Юнайтед“, а не покидать клуб».

После 82 матчей за «Юнайтед» и 11 забитых голов в трех сезонах гордый сын Ла-Платы, что к югу от Буэнос-Айреса, перешел за 15 млн фунтов в 2004 году в «Челси», который только купил Роман Абрамович, а тренировал Клаудио Раньери. Он не добился успеха в «Челси» и вернулся туда, где был успешен, в Италию, выиграв там кубок и чемпионат страны с миланским «Интером». В 2006 году он отклонил предложения «Боки» и «Ривера», самых больших клубов Аргентины, чтобы вернуться домой в «Эстудиантес».

«Это был и есть мой дом. Мой папа там играл и побеждал в Копа Либертадорес, а также обыгрывал „Юнайтед“ в 1968 году. Я там играл и продолжаю активно сотрудничать с „Эстудиантесом“ и сейчас. Мой сын сейчас тут играет».

Верон побеждал в чемпионатах Италии и Англии. В определенный момент его общая трансферная стоимость стала самой высокой в мире, что стало моментом особой гордости для «Эстудиантеса». «Мы впервые за 23 года выиграли в чемпионате», — объясняет он успех в Апертуре 2006 года. В 2009 году «Эстудиантес» впервые с 1971 года дошел до финала Копа Либертадорес, где был бит бразильским «Крузейро».

«Невероятно. Это было просто невероятно». Именно поэтому в родном городе Маркоса Рохо тела стольких людей украшают татуировки с Вероном. Его назвали лучшим футболистом турнира. Он завершил карьеру в 2014 году в возрасте 39 лет и стал президентом «Эстудиантеса».

«Я горд. Это мой город, мои люди. „Эстудиантес“ не похож на „Юнайтед“. У нас есть дивизионы во многих видах спорта, не только в футболе. Я — часть „Эстудиантеса“, и я не могу просто взять и уйти в другой клуб. Я никогда не смогу сравнить это с игрой на футбольном поле, но мне это нравится. Мне понравилось играть в Манчестере».


Источник: официальный сайт «Манчестер Юнайтед»

  • Askar

    одни из моих любимых игроков Юнайтед играли под 4-м номером. Жалко, что сложилось у них не очень. Верон, потом Харгривз, а теперь вот Джонс мучается...

  • всё равно не верю в луи…

    Я знал, что „Юнайтед“ был великим клубом. Мой папа рассказывал мне
    о Бесте, Лоу и Чарльтоне, против которых он играл в финале
    Межконтинентального кубка 1968 года.- такое читать намного приятнее, чем "Я с детства болел за Барселону/Реал/Баварию (в зависимости от того, в какой клуб переходит игрок).

  • RydVan Calm

    Это было невероятно, сильнющий МЮ покупает игрока мирового уровня и так в чуть ли не лучшую полузащиту. Как вот бывает, на бумаге одно, а по делу не все гладко вышло, что не отменяет огромного мастерства.
    И почему-то запомнился он прозвищем "Ведьма", оказывается его папа был "Ведьма". Ох уж эти латиносы (без зла), то "Горох" и "Горошек", то "Ведьмочка".

    • всё равно не верю в луи…

      кажется, Ведьмак правильнее будет

      • Александр Пак [Class-2016]

        Мы когда то купили Геральта?

        • всё равно не верю в луи…

          не знаю, кто это. обычно я так на спортс.ру Джеррарда называю. Если это он, то нет, не покупали.
          Ведьмак - пара знакомых интерист называет его именно "Ведьмак", вот и я привык.

          • RydVan Calm

            Не, наскольлко помню "La..." это женский род, вот Эль Тигре был тигр, вообще эль прибавить будет "Ведьмачок". Короче Вика дает женский род. ВАще эт мы россияне паримся, вон в Англии "Петухи", в Германии "Козлы" бегают и ничего.))))

          • женский род или уменьшительно-ласкательный. Его отец был "Ведьмак", а Верон получился "Ведьмачок" 🙂 но все комментаторы называли его Ведьмак. Простите, конечно, Ведьмочка это гонево какое-то)

          • RydVan Calm

            По поводу «Ведьмочки» это было написано в этой статье, не знаю, как вы пропустили, а я сказал, что запомнил именно «Ведьма». Это сейчас все комментаторы знатоки в испанском, а тогда услышали и сказали и все; раньше в конце 90-х. Позднее, действительно я слышал уже «Ведьмак»
            Это вот из вики, я не с потолка взял т.е.:
            «Сын Хуана Рамона Верона по прозвищу «Ведьма» (исп. La Bruja), знаменитого футболиста «Эстудиантеса». В этом же клубе и начинал свою карьеру Хуан Себастьян. Своё прозвище «Ведьмочка» (исп. La Brujita).» (с)
            Заметьте, артикль (или что это) «La» это чисто женский род, уменьшительно ласкательное образуется от «ita» у женского рода и «ito» (вспоминаем Чичаро и его сын ЧичарИТО) у мужского.

            Но повторю, я запомнил именно «Ведьма», что при его переходе меня конкретно ввело в ступор.
            Мб тогда еще не экранизировали «Ведьмака», и слово у нас в обиходе не ходило, а Ведьма более привычно для русского уха, правда не про мужика)))

          • Спасибо за пояснение)

  • Phan1om

    Хорошо бы сплошное полотно текста разбавить фотографиями, ведь найти их нетрудно.

    • Ivan Naumenko

      Это перевод, в исходный текст добавлять тексты не очень корректно. Ну, я полагаю, что по этой причине подобные действия не совершаются)

      • Phan1om

        Его банально неудобно читать, когда перед глазами один сплошной текст. Фотографии Верона в футболке МЮ совершенно не помешали бы в данном случае. Не вижу в этом простом действии ничего некорректного.