pub

Большое интервью Райана Гиггза журналу «United We Stand»

Когда журнал «United We Stand» начал свою работу, Райану Гиггзу было 15 лет. Это был молодой парнишка, болевший за клуб на трибуне «Стретфорд Энд». Теперь не мальчик, но муж, сыгравший 963 матча за «Манчестер Юнайтед» и забивший за «дьяволов» 168 голов, с радостью ответил на вопросы читателей журнала и не только.

Вопрос от Гари Невилла: Что ты пишешь в блокноте во время матчей?

[смеется] Различные напоминания. Моменты в игре, которые нам удались или, напротив, не удались – происходящее в первом тайме. В перерыве всего 10 свободных минут, поэтому я выбираю 6 самых важных вещей из написанного и в индивидуальном порядке доношу информацию до игроков. Когда я исполнял обязанности главного тренера, а в помощниках у меня были Скоулзи, Батти и Нев, я каждому из них давал задание записать по одной подсказке для футболистов. Да, сейчас я главным тренером не являюсь, но иногда я подсказываю Луи. Передайте Гари, чтобы не волновался – я одолжу ему свои заметки на матчи сборной Англии.

Вы бы позволили «Манчестер Сити» забронировать ваш ресторан «У Джорджа» для празднования чемпионства, если бы они предложили заплатить, скажем, 10 миллионов фунтов?

Даже если бы я это разрешил, мой деловой партнер не согласился бы. Он преданный поклонник «Юнайтед», ходит на «Трибуну К»[1]. Поэтому мой ответ – нет.

Какое решение было самым сложным в вашей футбольной карьере?

Возможно, прекращение выступлений за сборную. Нагрузки становились все тяжелее, и я принял это решение, чтобы продлить срок игры за клуб. Это сработало, но всегда было тяжело наблюдать за сборной Уэльса со стороны. В начале своей карьеры мне очень нравилось играть за национальную сборную. Потом это чувство ослабло, но, когда моя карьера в сборной близилась к концу, я снова начал получать удовольствие от международного футбола, поэтому решение завершить карьеру в сборной было непростым.

Однажды я встретил Рикардо[2] в ТЦ «Траффорд Центр». Кто самая известная персона, которую вы там встретили?

Я не хожу в этот ТЦ. Раз пять всего бывал. Хотя дважды я обедал там с Батти, поэтому я назову его.

Сравните атмосферу в раздевалке 20 лет назад и сейчас.

В «Юнайтед» всегда царил невероятный командный дух, и это сохранилось до сих пор. Все шутят и смеются. Теперь в команде гораздо больше иностранных футболистов, но безобидное подтрунивание друг над другом имеет место по-прежнему. Пожалуй, сейчас смеха еще больше, потому что иностранные игроки привносят новые слова и выражения. Патрис Эвра был одним из главных шутников. Еще одно изменение – размер раздевалки. Футболистов стало больше, и размер раздевалки на базе Каррингтон увеличился вдвое по сравнению с базой Клифф.

Вопрос от Энди Коула: Клуб «Cream». 1995 год. Какие ассоциации? 

[смеется] Всего одна! Я мало что помню и объясню, почему. Мы гуляли ночью с Коули, и я сказал: «Поехали в "Ливерпуль" с моими друзьями». У меня был знакомый скаузер, вышибала в клубе, он все организовал – мы постоянно были под охраной.

Несколько лет спустя я встретил Данни Миноуг[3] на Гран-при в Монако. Она тогда встречалась с Жаком Вильневом. Мы вместе провели аукцион. Я сказал: «Привет, Данни, приятно познакомиться», на что она ответила: «Мы уже встречались. Вместе с моей сестрой». Я был удивлен: «Ты определенно шутишь, потому что я точно никогда не встречал твою сестру». «Я думаю, ты был слегка нетрезв», - сказала Данни. «Ты уверена, что это был я?» - «Да, мы разговаривали с тобой. В ливерпульском клубе "Cream"». «Это был не я. Я был там только однажды, и прекрасно помню ту ночь». «Я разговаривала с тобой около диджейской установки», - ответила мне Данни. И она была права – помню, как я говорил с диджеем!

Мечтали ли вы когда-либо преодолеть отметку в 1000 матчей?

Так я это и сделал! А, вы про «Юнайтед». Ну если брать во внимание товарищеские матчи, то я выходил в составе клуба больше 1000 раз, но я их не считаю. Я помню, что Рон Вуд (большой поклонник «Юнайтед», глава компании по производству поздравительных открыток Birthdays) сказал мне семь-восемь лет назад, что я был близок к рекорду сэра Бобби.

Когда вы приняли решение завершить карьеру?

В ту пару недель, когда возглавлял клуб. Я не так уж и скучал по футболу, как ожидал. Порой мне хотелось вернуться к тренировкам, но выходить на поле в матчах мне не хотелось.

ryangiggs

Был ли момент в этом сезоне, когда вам хотелось вернуться на поле?

Да, хотелось немного. В матче против «Бернли». Я выходил из подтрибунного помещения, над ним располагались наши болельщики. Атмосфера на стадионе была превосходная. Но больше всего мне хотелось вернуться на поле в неделю подготовки к матчу с «Челси». Это была первая по-настоящему сложная игра в этом сезоне, и какая-то часть меня хотела выйти на поле. Но при этом я всегда старался смотреть в будущее, а не жить прошлым.

Что вы вынесли для себя с тренерской точки зрения из прошлого сезона?

Я понял, что я еще не готов быть главным тренером. Для такой работы требуется опыт. Все остальное было просто чудесно – тренерский штаб, тренировочный процесс, отношение ко мне журналистов. Я думал, что мне нелегко придется в общении с прессой, но я ошибался. Я понял следующее: всегда нужно выпускать на поле лучших на данный момент футболистов. Для меня это было непросто: я сам еще играл в футбол и хотел дать всем игрокам шанс. Первое, что я сказал ребятам на тренировке: «Я думаю, вы все отличные футболисты, и каждый получит свой шанс». Немного наивно с моей стороны.

Ваш лучший гол и любимый гол? (кубковый гол в ворота «Арсенала» в расчет не берем)

Лучший – гол «КПР» в гостевой игре в 1992 году. Любимый гол? «Уигану» на «Ди-Дабл-Ю», когда мы оформили чемпионство-2008.

Против кого было сложнее играть – Хавьера Дзанетти или Гари Келли?

Дзанетти.

Хоть для вас было бы непросто покинуть родной клуб, теперь, когда игровая карьера позади, жалеете ли вы о том, что не попробовали поиграть в Италии или Испании?

Нет. Нынешний тренерский штаб команды работал в «Баварии» и «Барселоне», и я уверен, что я многому бы научился в другой стране. Но футболисту всегда нужны новые вызовы, мотивация. Моя мотивация – «Манчестер Юнайтед».

Как думаете, вам придется покинуть «Юнайтед» и поработать с другим клубом, прежде чем возглавить свою команду?

Я завершил карьеру только в прошлом сезоне, поэтому пока не думал о таком. Я хотел получить тренерскую лицензию, что и сделал этим летом. Мне хотелось поработать помощником тренера, прежде чем единолично возглавить команду, чтобы узнать, каково это. Окружающие думали, что раз у меня богатый опыт в качестве футболиста, я сразу смогу стать тренером. Но, несмотря на то, что я могу разобраться с некоторыми проблемами, мне еще многому предстоит научиться.

Не хотелось ли вам покинуть «Юнайтед» в 2003 году из-за критики болельщиков?

Нет. Это часть футбольной жизни. Правда, непростое было время. Я упустил возможность забить в матче против «Арсенала», я играл не очень хорошо. Все же я должен заметить, это был один из моих любимых сезонов. Мы выиграли чемпионат, я забил 15 или 16 голов, у меня родилась дочь, и я забил «Ньюкаслу» на неделе ее появления на свет. Так что отличный получился сезон. Ничего страшного в критике нет. Если ты плохо играешь, тебя должны критиковать.

7368565830_521f482fb2_z

Неужели вы не могли найти кого-нибудь, с кем можно было бы станцевать, празднуя гол, как это было с Полом Инсом? Наверняка Фил Джонс был бы не против.

[смеется] Фил и я не так уж много забивали, поэтому праздновали бы мы нечасто.

Чему вы научились, получая тренерскую лицензию?

Самым сложным для меня было вытащить себя из зоны комфорта. Мы работали в Сент-Джордж Парке, было нелегко. Среди тренеров попадались совершенно разные люди – те, кто тренировал годами, как Крис Пауэлл, Пол Инс, Микки Меллон. С нами были Уэйн Бернетт, тренер «Дагенем энд Редбридж», и Ричи Баркер, который уже имел опыт руководства тремя клубами. Все они свободно говорили о футболе и проводили тренировки, но чувствовали себя не совсем комфортно в других сферах – к примеру, они не очень хорошо работали с прессой. Я же спокойно разговаривал с журналистами и выступал на публике. У меня было такое ощущение, что я остаюсь в своей зоне комфорта, что мне не нравилось. Последнее занятие мы проводили во время чемпионата мира, четверо из нас выступали за «сборную Ганы». Мы должны были подготовить команду к матчу против сборной Португалии – решить, как мы будем действовать во время игры. Мы провели видеоанализ матча, сделали видеозаписи для футболистов. Двоим из нас нужно было подготовить инструктаж к игре, двоим оставшимся – сделать видеозапись тренировки с детьми. Я не так уж много тренировал до этого момента, но сказал, что хочу заняться именно тренировочным процессом. Я вышел из зоны комфорта. Когда я устанавливал тренировочные конусы, я даже задумался: «Зачем я это выбрал?» Я, безусловно, делал ошибки, но я учусь на них.

Что удивило вас в тренерской работе?

Абсолютно все. Подготовка к игре – сложный процесс. Еще сложнее разбираться с арендой футболистов и их контрактами. Человеческий фактор – еще один вызов в тренерском деле. Вы принимаете решения, оказывающие влияние на карьеру и жизнь других людей. Целый день приходится решать множество маленьких проблем. Либо ты справляешься с этим, либо тебя постигает неудача. В футболе всегда нужно ожидать всего чего угодно. Вы можете подготовить план для тренировки, а затем за 10 минут до начала кто-нибудь из футболистов скажет, что не совсем готов. Или ты слышишь это от него за день до игры.

Если не брать во внимание результаты, ваше лучшее выступление за «Юнайтед»?

Сразу несколько приходит в голову, но из относительно недавних матчей – гостевой поединок с «Челси» в Кубке Лиги несколько лет назад. Мы играли очень молодым составом. Я дважды забил, и мы неплохо выступили в той встрече. Мы должны были выигрывать, но на последней минуте отдали мяч сопернику, и они сравняли счет, что привело к неудачному для нас дополнительному времени. Печально. В том матче наших фанатов было очень хорошо слышно, они отлично поддержали нас.

Вопрос от Эрика Молландера (скаута «Манчестер Сити», открывшего талант Райана): Привет, Райан. Как тебе известно, я болею за «Манчестер Сити», но ты пример для подражания во всем – в личной жизни, в футболе, ты всегда был верен «Манчестер Юнайтед», клубу всей твоей жизни. Твое стремление к победе, скромность и страсть к игре – заслуга твоя и тех людей, которые помогали тебе в течение твоей карьеры. За все годы совместной работы ты ни разу не доставил мне хлопот. Что ты помнишь о первых днях своей футбольной жизни?

Когда тебе 11-12 лет, ты хорошо запоминаешь детали. Эрик всегда следил за тем, чтобы я успевал на тренировки. Моя семья не была бедной, но все-таки денег у нас было не очень много. А Эрик всегда доставал мне бутсы и форму. Он очень хотел помочь мне. Мне не нравилось играть за «Сити». Я это делал только ради Эрика. Он очень заботился обо мне. Эрик живет футболом, что делает его похожим на Дениса Скофилда, который также работал скаутом «Манчестер Сити». Они хотели, чтобы у меня все получилось, хотя и не должны были ничего для меня делать. Может быть, я уже был хорошим игроком, но мне кажется, я был их любимчиком. Брайан Кидд был таким же. Однажды я сказал: «Киддо, у меня нет бутс…», и он отдал мне свои Adidas World Cups. У Брайана был девятый размер ноги, а у меня восьмой. Бутсы были мне велики, но я надел две пары гетр.

Нравится ли вам работать помощником главного тренера?

Да. Абсолютно другие обязанности, трудиться приходится много. Предсезонная подготовка была сложнее, чем когда я был футболистом. Когда играешь в футбол, у тебя много свободного времени. Когда тренируешь, постоянно строишь планы, оцениваешь работу своих игроков, обсуждаешь процесс с другими тренерами. Мне нравится эта работа, я все время узнаю что-то новое.

Что представляют собой ваши обязанности в качестве ассистента Ван Гала?

В основном я работаю с футболистами на тренировках и изучаю наших соперников. Луи многое мне доверил. Я готовлю команду к тренировкам. Если у нас двухсторонка, я тренирую одну команду, Алберт Стейвенберг другую, а Ван Гал наблюдает за нами и принимает решения. Также я анализирую сильные и слабые стороны наших конкурентов и рассказываю о них футболистам.

ryan-giggs-manchester-united-2560x1600

Вы присоединяетесь к команде на тренировке?

Только если кто-то получает травму или нам не хватает игроков. Таким образом, я сыграл уже три-четыре раза в этом сезоне.

Все еще получается играть в футбол?

О да! Я был признан лучшим игроком в паре встреч, но на следующий день все болело.

Кто выбирает лучшего игрока на тренировке?

Я. Они сами ведь меня лучшим не признают, не так ли? Поэтому я должен был наградить сам себя [смеется].

Говорите как сэр Алекс: он всегда продолжал гнуть свою линию до победного.

Именно.

Какое было у вас первое впечатление о Луи Ван Гале, когда вы отправились в Нидерланды?

Я был удивлен, насколько харизматичный это человек. Со стороны он кажется совершенно другим, но Луи сразил меня своим чувством юмора и харизмой – я начал смеяться через пару минут!

Достоин ли Аднан Янузай 11 номера в «Манчестер Юнайтед»?

В нашей команде всегда играли отличные вингеры, которые быстро становились любимцами публики благодаря своей игре. Аднан один из таких футболистов. Раньше мне нравилось играть с ним в одной команде, а теперь мне нравится наблюдать за его действиями на поле. Он игрок высокого уровня, он голоден до побед. Да, его ждут взлеты и падения, но он стремится к высоким целям.

В 1994 году я обменял трехдюймовую пачку карточек на один-единственный стикер с вами, чтобы собрать полную коллекцию стикеров «Манчестер Юнайтед» в моем альбоме. Собирали ли вы наклейки, и кого вам было сложно найти?

У меня были такие альбомы, но я никогда не заполнял их до конца. У меня не возникало подобного желания. Я не сидел позади всех с ворохом стикеров. Я собирал карточки, чтобы не отставать от остальных, но никогда не искал стикер с каким-то определенным игроком.

Как часто в юные годы вы перелезали через забор, чтобы попасть на «Олд Траффорд»?

Однажды, примерно в 1988 году. На «Стретфорд Энд» была щель в заборе. Очередь была огромная, поэтому с еще парой ребят я перелез через забор, чтобы оказаться на стадионе. Я все время ездил на 26 автобусе до места, где сейчас расположен паб «У Сэма Платта». После матчей я всегда бежал до остановки, чтобы успеть на автобус, потому что в противном случае мне пришлось бы другим способом добираться до Солфорда.

Журнал «United We Stand» начал свою работу в 1989 году, когда вам было 15 лет. Какой бы совет вы дали пятнадцатилетнему Райану Гиггзу?

[смеется] Никакого. На своем пути неизбежно совершаешь ошибки, но это помогает в жизни. Ты учишься на своих ошибках. Возможно, я был слишком серьезен в юности, потому что мне так хотелось добиться успеха. Мне нужно было больше отдыхать и наслаждаться футболом.

О чем вы думали перед пробитием пенальти в финале Лиги Чемпионов 2008 в Москве? Вспоминали о промахе в кубковом матче с «Саутгемптоном»?

Нет, не вспоминал. Я был полностью готов бить пенальти. Из пятнадцати ударов на тренировке в ту неделю я забил четырнадцать, всегда бил в одно и то же место. А когда промахнулся, попал в штангу. Поэтому я был максимально уверен в своих силах, если это вообще возможно в серии пенальти лигочемпионского финала. Единственная мысль, которая проносилась в моей голове - перестань так усиленно думать. Я никогда не любил бить пенальти в верхние углы ворот, потому что у вратаря в этом случае есть хороший шанс отразить удар. Когда бьешь низом, все в твоих руках, даже если удар не направлен точно в нижний угол.

Опишите ночь после московского финала. Рио Фердинанд рассказывал, что его отец нашел его в душе в восемь утра и с большим трудом привел сына в чувство, чтобы успеть на самолет.

У меня уже было сумасшедшее празднование победы в Лиге Чемпионов – 1999 год, Барселона. Мы поздно вернулись в отель в Москве, было около двух часов ночи. Я слегка выпил, и утром на встрече с сэром Алексом был свежее остальных. Пару часов мне удалось поспать. Те же, кто выиграл Лигу в первый раз – например, Уэйн Руни и Рио Фердинанд, и не ложились.

Против кого в своей карьере вам было сложнее всего играть, если не брать во внимание ваше противостояние с игроком «Валенсии» Жосленом Англомой? У вас было невероятное противостояние.

Против Англомы пришлось нелегко, потому что у него был очень широкий шаг, он быстро преодолевал большие расстояния, все время бежал вперед. Назову также Хавьера Дзанетти и Кафу.

Вы играли против Гари Невилла, когда сборная Уэльса встречалась со сборной Англии? Было ли это странно?

Да, я играл против Гари и Батти в матче сборных. Моя сборная играла отвратительно, я ни разу не пробил по воротам. Нев все время толкался, когда мяч должен был оказаться у меня. Но у меня получилось катнуть мяч между ног и Гари, и Ники. Поэтому если они будут напоминать мне о той игре, я обязательно напомню им о том, как я их обыграл.

Вы смотрели когда-нибудь на футболиста и думали: «Да, у меня хорошая техника, но вот он просто великолепен»?

Очень легкий вопрос. Роналду. Он с другой планеты.

Вы все еще быстро бегаете? За сколько сможете пробежать стометровку?

Я с 16 лет не бегал спринт. Но я по-прежнему просыпаюсь рано, и к 8 утра я на беговой дорожке. Тренируюсь 3 раза в неделю. Все еще занимаюсь йогой, тяжелой атлетикой – сохраняю форму. Два-три раза в неделю езжу на работу на велосипеде – получается 8-9 миль в неделю.

В 1996 году вы сказали, что вам понравилось во Флориде, потому что вас не узнавали на улице. В то время вы слушали хиты Стиви Уандера. Куда вы ездите теперь и какую музыку предпочитаете?

Мне нравится Дубай – я езжу туда после каждого сезона в конце мая. Там всегда отличная погода, мы с детьми наслаждаемся солнцем. После этого я могу съездить на юг Франции. Музыка? Всегда по-разному. Когда еду с детьми в машине, играет всякая чушь вроде Ники Минаж и Тейлор Свифт. Я же считаю себя меломаном: люблю Stereophonics, Oasis, Stone Roses. Частенько включаю радио.

Нужно ли винить кого-нибудь из игроков за прошедший сезон?

Конечно. Всех и каждого. Когда мы выигрываем, мы празднуем вместе, и когда у команды проблемы, мы и это переживаем как команда.

Есть ли в «Манчестер Юнайтед» проблемы  с подготовкой юных игроков? Не так уж и много молодежи появляется в основном составе клуба.

Люди всегда обсуждают эту тему из-за Малышей Басби и Класса-92. Встает вопрос: почему другие игроки не показывают подобной игры? Но ведь такая ситуация – исключение, а не правило. Я думаю, что нам нужно сфокусировать свое внимание на том, чтобы в состав время от времени попадала пара молодых футболистов. В этом сезоне мы видим футболистов, которые уже почувствовали на себе, что такое Премьер-Лига. Игроки постарше, как, например, Рафа и Флетч, возвращают себе былые кондиции. И мне очень нравится Джеймс Уилсон.

Как вы держите себя в курсе последних инноваций, методов в сфере футбола, связанных с тренерским делом, тренировочным процессом, физической подготовкой, тактикой?

Всегда узнаешь больше из общения с другими игроками и тренерами. Иногда нет единственно верного пути, просто разные способы работы. Тебе нужно избрать свою философию, то, что подходит тебе лучше всего. Впрочем, мне повезло. В команде нововведениями интересуется Алберт Стейвенберг. Он всегда предлагает Ван Галу вносить поправки в игру. Алберт постоянно помогает футболистам меняться в лучшую сторону, работать на 100% на тренировках. Он ненамного старше меня, но ему пришлось рано завершить карьеру, так что тренерской работой он занимается уже больше 20 лет. Я и у него учусь.

Как вы думаете, не поможет ли вашей тренерской карьере работа в другом клубе, может быть, в другой европейской стране? Это спустя некоторое время подготовит вас к более продуктивной работе с «Юнайтед».

Я, честно говоря, не помню жизни без «Манчестер Юнайтед», поэтому не могу ответить на этот вопрос. Я многому научился у сэра Алекса и играл под руководством нескольких тренеров в национальной сборной. Теперь я учусь по-новому у Луи.

Похож ли Ван Гал на сэра Алекса?

Они похожи в своих высоких требованиях к команде. Оба предпочитают атакующий стиль игры, готовы рискнуть и выпустить на поле молодых футболистов. Отличаются же тренировки, потому что Луи любит полностью контролировать данный процесс. Сэр Алекс же позволял Рене Меленстену, Карлошу Кейрушу и Брайану Кидду руководить тренировочным процессом, а за ним оставалось последнее слово. Луи принимает в подготовке к матчам более активное участие.

Если бы вы на один день стали обычным болельщиком, на какую трибуну вы бы отправились?

Хмммм. У меня есть друзья на Южной трибуне и трибуне К. Но я выбрал бы «Стретфорд Энд»: именно там я оказался впервые.

Нравился ли вам клуб «Home» на Дюси-стрит? И как вы относились к просьбе пожать вам руку после выхода из туалета?

[смеется] “Home” был отличным клубом. Мне повезло с вечеринками в юности. В Манчестере были такие места, как “Boardwalk”, “Hacienda” и “Home”. Не будем забывать и про “Holy City Zoo”! Если один клуб прекращал свое существование, то тут же появлялся другой. В “Home” была одна зона, где было совершенно темно, там можно было отдохнуть, посмотреть фильмы.

Когда вы последний раз ели бургеры Quorn?

Лет 15 назад. Мне надоело есть пять бургеров Quorn в день, когда я являлся лицом их компании.

Каково было работать вместе с Эриком Кантона? Какое влияние он оказал на вас, и что изменилось в клубе с его приходом? В 1995-97 годах с Эриком в составе получалось буквально все. И с кем в команде у вас было наилучшее взаимопонимание?

С Денисом Ирвином. И Скоулзи. Когда я играл с Эриком, было такое ощущение, что мы понимаем друг друга телепатически, что удивительно, ведь я не вырос с ним, как с Полом и Денисом. Я знал: если сделаю забегание, он отдаст мне передачу. Я всегда знал, что мне не нужно сбавлять скорость на поле. Даже если он отдавал мне пас на 10 ярдов, все выходило идеально. Мне сразу понравилось играть с ним в одной команде. Эрик отличался от всех, кого я видел раньше. Он требовал, чтобы ему давали мяч, он всегда искал свой шанс на поле и, безусловно, оказал большое влияние на меня своей игрой. Эрик помог нам выиграть важнейшие матчи.

Были ли в составе «Юнайтед» игроки, о которых вы думали «он недостаточно хорош», когда их покупали, или они попадали в основной состав, но затем они доказывали свою пользу команде?

Множество! Это урок, который необходим каждому. Порой футболисты не показывают ничего на тренировках, а выходя на поле в матче, играют блестяще. Бывает и наоборот.

Любимая форма?

Первая черная гостевая форма. В ней казалось, что мы непобедимы.

Кого бы вы включили в состав на свой первый матч во главе «Юнайтед» против «Норвича» из игроков, с которыми вам довелось поиграть?

Роя.

Назовите матч, на котором атмосфера была наиболее запоминающейся.

Их очень много, но я выберу матч, в котором я участия не принял: победный полуфинал с «Барселоной» в ЛЧ 2007-2008. А если из тех, в которых я сыграл… Матч против «Манчестер Сити», завершившийся со счетом 4:3. Вот эти два. Победы над «Барселоной» и «Сити».


[1] В оригинале “he’s a K stander”. «Трибуна К» – секция, расположенная на Восточной трибуне.

[2] Бывший вратарь сборной Испании и «МЮ»

[3] Певица, младшая сестра Кайли Миноуг


Источник: United We Stand Фото: Zimbio.com