pub

Пол Скоулз: «Перед каждым чемпионатом мира все ожидают, что Англия победит. Честно, даже не знаю, почему»

Легенда «Манчестер Юнайтед» Пол Скоулз вспомнил с журналистами 442 свою славную карьеру. Беседа состоялась в декабре 2011 года практически сразу после его решения завершить карьеру, а потом вернуться через месяц или два. Возможно именно ответы на ваши вопросы напомнили ему о том, чего ему не хватало.


Когда в конце 80-х сэр Алекс Фергюсон впервые увидел игру юного Пола Скоулза в матче юношеской команды «Манчестер Юнайтед», то его вердикт был таков: «Без шансов. Да он же карлик». Потом, в течение двух десятилетий, тренер «Юнайтед» имел возможность убедиться в собственной неправоте. И делал он это с удовольствием наблюдая, как Скоулз превращается в самого титулованного английского сборника.

А еще он был самым уважаемым игроком сборной Англии своего поколения, которого почитали представители элиты мирового футбола. Зинедин Зидан называл его «величайшим полузащитником своего поколения». А вспомните, с какой стремительностью Андреас Иньеста подошел к нему после финала Лиги Чемпионов 2011 года, чтобы обменяться футболками. За невероятную способность найти своим пасом партнера по команде игроки «Юнайтед» прозвали Скоулза «Мистер Навигатор». После того, как с завершением карьеры у него появилось много свободного времени, скромный и приятный Скоулз был рад провести время с редакцией 442 и ответить на ваши вопросы. Несмотря на скромную натуру он говорит также проницательно и эффективно, как и играет. Все для вас...

Всем известно, что вы астматик. Как это повлияло на вашу карьеру?

Это было то, с чем я был вынужден просто смириться и принимать необходимые препараты. Поскольку я следил за собой, проблем с этим не было. Хуже всего было зимой, когда было морозно, меня тогда просто трясло. Было время, когда из-за этих проблем я не играл пару недель. Иногда я пользовался ингалятором перед матчем или даже в перерыве, но со временем я стал делать это все реже.

Вы были на трибунах «Мэйн Роуд», когда «Олдхэм Атлетик» и «Манчестер Юнайтед» играли в полуфинале Кубка Англии 1990 года, поддерживая хозяев поля. Если бы эти команды играли снова, то кого бы вы поддерживали?

Это был бы «Юнайтед». Для меня очень многое значит поддержка «Олдхэма». Хотя с самого детства я болел и за «Юнайтед», но мой отец просто не мог позволить себе купить билеты на «Олд Траффорд». К тому же, он был болельщиком «Олдхэма», стадион которого был всего в 10 минутах от нашего дома, что делало походы на их матчи проще.

Что для вас значила возможность играть всю карьеру вместе с ребятами из «класса 92»? Вы думали, что сможете добиться таких высот?

Нет, я даже и не представлял, что такое возможно. Когда нам было 17-18 лет, в составе «Юнайтед» А и Б было много классных ребят. И все же, было невозможно предугадать, что столько ребят будут играть на таком высоком уровне. Гиггзи к тому времени уже играл в основной команде — так что никто в нем не сомневался — но Бекс, Ники Батт, Невиллы и я не были уверены, что мы достаточно хороши для этого.

Какой лучший гол в вашей карьере? Удар в ворота «Брэдфорда» с подачи углового? Вы отрабатывали этот аспект на тренировках?

Нет, мы никогда не отрабатывали удары на тренировках. Бекс собирался бить с углового, а потом я взглядом намекнул, что я в отличной позиции. Он отправил мяч именно туда, куда я хотел, и я пробил по воротам. Мы были с ним на одной волне. Но я не уверен, что это был мой лучший гол в карьере. Возможно, это был удар в ворота «Виллы», когда я ударил из-за пределов штрафной, это было труднее.

У вас, возможно, лучшая техника среди игроков сборной Англии за последние лет 20. Как вам это удалось? Почему английская земля больше не дарит таких игроков как вы?

Я сумел стать таким игроком благодаря просмотру выступлений и изучению игры людей, играющих на моей позиции, особенно это касается владения мячом. Во многом стоит отдать должное тренеру молодежки «Юнайтед» Эрику Харрисону: он требовал, чтобы мы тренировались в любой момент, как только у нас появлялась свободная минута. И это окупилось. Большая часть игровых моментов давалась мне легко и непринужденно. Я просто концентрировался на том, в чем был хорош. В те годы в сборной Англии было много одаренных технически игроков, но по какой-то неизвестной причине это не сработало. Уэйн Руни, Джек Уилшер и Майкл Каррик обладают такой же техникой. Может проблема в психологии. Я правда не знаю.

Однажды сэр Алекс Фергюсон в шутку сказал: что вы на каждой тренировке пытались угодить ему в голову. Это правда?

Да, но лишь частично! Я бы никогда не стал целиться в тренера, но ударить куда-то рядом я-таки мог. Чтобы он не заснул там, у бровки. Я бы не настолько глуп, чтобы целиться прямо ему в голову. Он после этого оглядывался, и даже если я был среди группы из 8 игроков, мне все равно доставалось! А еще я помню, как я с дальнего расстояния попал в голову Филу Невиллу и сбил его с ног! Это было что-то!

Вы когда-нибудь хотели пробить себе ухо, выбрить на голове что-то эдакое или набить большое тату? Что-то необычное вы когда-либо делали в своей жизни?

Я бы в жизни не сделал ничего и вышеперечисленного. Сейчас кажется, что футболист не может существовать без тату. Не думаю, что я делал что-то такое особенное или из ряда вон. Я даже вне очереди пролезть не пытался. Мне было бы слишком стыдно.

Правда-ли, что сразу после матча с Польшей на «Уэмбли» в 1999 году, в котором вы сделали хет-трик,  вы убежали праздновать, подумав что-то вроде: «О, нет. Сейчас мне придется общаться с прессой».

Да, эта мысль не покидала мою голову в самом начале моей карьеры. Но с возрастом это перестало быть проблемой.

Каждый раз, во время интервью, вы выглядите четко и активно артикулируете. А еще всем известно, насколько вы стеснительны и спокойны. Вы другой человек вне света софитов?

Я такой же — спокойный и стеснительный — в компании друзей и партнеров по команде. Если честно, то мне не очень нравится давать интервью, но это часть игры. Так что я не против.

Что вы сказали Майклу Оуэну, когда он забрал мяч у вас из-под носа и забил в ворота сборной Аргентины на турнире во Франции в 98?

Я был даже рад, что он забрал у меня мяч, потому, что я уже упустил свой момент пробить, причем с той же позиции. Я даже прикрикнул от разочарования. К счастью, Майкл знал, что делает, и забил невероятный гол.

Вы забили 7 голов в первых 16 матчах за сборную, а потом столько же, но уже в следующих 50 матчах. Как вы можете это объяснить?

Я просто играл недостаточно хорошо в следующих 50 матчах. Все просто!

Вас бесит то, что вас считали третьим лучшим на позиции после Стивена Джеррарда и Фрэнка Лэмпарда? Да еще и Свен-Горан засунул вас на левый фланг.

Да не особо. Честно. Много людей говорили это и даже винили Свена за то, что мне не находилось место в сборной Англии. Но на самом деле я играл на фланге и за «Манчестер Юнайтед», и даже забил много голов. Но в сборной это не работало. Не знаю, почему так. На самом деле мы отлично ладили со Свеном. Не думаю, что у кого-то были с ним проблемы — мы все любили играть под его руководством. Но поставил меня на ту позицию потому, что думал, что Фрэнк и Стивен лучше подходили для игры в центре, чем я. Это был его выбор, и не мне было указывать, где я должен играть. Он думал, что они были лучше меня.

После чемпионата мира в Южной Корее и Японии вы жаловались на то, что турнир решили проводить в таком засушливом климате. Что же вы тогда думаете о чемпионате мира в Катаре 2022 года?

Первое, что я подумал: «Как же хорошо, что я туда не поеду». В Японии и Кореи было очень жарко, и поэтому нам было очень трудно играть. Получилось, что сыграли не так уж и плохо. Мы даже обыграли сборную Бразилии в четвертьфинале со счетом 1-0, но в тот день жара была просто невыносимой. Из-за нее мы оставили все силы. Мы ведь даже разгореться перед игрой не смогли нормально, настолько было невыносимо жарко! Мне не понравился тот чемпионат. Не знаю, как оно сложится в Катаре. Ну, они говорят о кондиционировании стадионов, а как насчет болельщиков, идущих на матч? Там температура достигает 45 градусов! Так что им придется там еще поработать. Но меня все равно терзают смутные сомнения.

Вы бы обменяли свои трофеи, завоеванные с «Юнайтед», на триумф на ЧМ со сборной Англии?

Ни за что! Было бы невероятно победить на чемпионате мира, и все же — никогда в жизни.

Гари Невилл как-то сказал, что его выступления за сборную Англии были тратой времени. К сожалению, правда такова: выступления за сборную Англии становятся все менее привлекательными для игроков из-за большого ажиотажа и еще большего негатива, связанными с выступлениями.

Возможно. Кажется, что сейчас и лучше издевательства не придумаешь, как пригласить игрока выступать за сборную. В Англии сейчас слишком много давления на всех людей, связанных со сборной, начиная с тренера и заканчивая игроками. И перед каждым чемпионатом все ожидают, что мы непременно победим. Честно, даже не знаю, почему. Вы просто взгляните на нашу статистику за последние 50 лет: мы ни разу не были даже близки к победе.

Хави, Виейра, Зидан ... И еще многие другие звездные игроки называли вас лучшим игроком, против которого они играли. А кто был лучшим соперником для вас?

Трудно сказать. Недавно я играл против Хави, Иньесты и Месси, а до этого были Зидан, Ривалдо и Роналдо. Если мне нужно выбрать только одного, то это будет Зидан. Я играл против него, когда он выступал за «Ювентус», «Реал Мадрид» и сборную Франции.

Почему нынешний состав «Барселоны» так хорош? Почему «Юнайтед» ничего не удалось сделать против «Барсы» в двух финалах Лиги Чемпионов?

Они просто были лучшей командой в обоих случаях. У них просто восхитительная команда, игроки которой лишены эгоизма. У них есть суперзвезда в лице Месси, но и он — командный игрок. У них нет ребят, которые пытаются выпячивать свое эго. Это 11 ребят, которые играют друг на друга, чтобы отобрать и удержать мяч. Во многом это заслуга и Гвардиолы, который тоже был великолепным игроком. Вы и сами видите: он четко знает, чего хочет от футболистов, и получает это каждую неделю.

Каково это было выступать рядом с Роем Кином так долго? Он широко известен своей прямотой и честностью по отношению к партнерам по команде. Что было самым обидным из того, что он сказал в ваш адрес?

Играть с Роем — невероятный опыт, он из тех ребят, которым можно было доверять. Я очень быстро понял, что если ты провел не лучший свой матч, он от тебя не отстанет, пока до тебя не дойдет. Пару раз мне от него доставалось, но это только мотивировало работать больше, чтобы этого не повторилось. Он был великим лидером и капитаном: он вел нас вперед и отлично организовывал игру на поле.

Фабио Капелло пытался уговорить вас вернуться в сборную для выступлений на ЧМ-2010. Насколько вы были близки к положительному ответу? Не жалеете, что отказались?

Я действительно практически согласился, но в итоге я просто не захотел проводить еще шесть недель вне дома. Я закончил свои выступления за сборную прежде всего потому, что хотел проводить со своей семьей настолько много времени летом, насколько это было возможно. Был соблазн вернуться и сыграть на чемпионате мира, но семья для меня была важнее. Когда я был в стане сборной на чемпионате мира или чемпионате Европы, то время там казалось бесконечным. Я никогда на самом деле не наслаждался этим временем. Мне нравилось играть в футбол, но это были лишь минуты удовольствия.

Скажите, почему сборная Англии проваливается на больших турнирах? Некоторые игроки слишком эгоистичны?

Да, думаю, что так. У нас есть одни из лучших игроков, но, возможно, для некоторых из них персональный успех превыше всего. У нас есть талантливые кадры, способные отлично провести турнир, но мы каждый раз оказываемся неспособными победить в нем. Когда играешь против лучших игроков мира, то начинаешь задумываться, а действительно-ли наши футболисты настолько же хороши, как они сами думают.

Каково было пропустить финал Лиги Чемпионов 1999 года из-за дисквалификации? Помогла ли победа в 2008 немного заглушить разочарование?

У меня есть медаль победителя Лиги Чемпионов 1999 года, но я не чувствую, что я ее завоевал, ведь в финале я не играл. Так что по ощущениям я побеждал лишь в 2008 году. Не знаю, помогло ли это справиться с разочарованием. Но мне понадобилось ждать дольше, чем я ожидал, чтобы сыграть в следующем финале Лиги Чемпионов. Прекрасно, что мы смогли обыграть «Челси» в Москве.

Какая команда была лучшей из тех, в которых вы играли, Скоулзи: 1999 или 2008?

Невозможно не выбрать команду 1999 года. У нас было другое отношение к игре тогда. Мы выходили и забивали больше, чем соперник, и без разницы, дома или на выезде. Мне нравилось быть частью той команды.

Много лет назад вы признали, что ваши подкаты были «шокирующими». Вы когда-либо работали над ними? Рой Кин когда сказал, что вы абсолютно все свои подкаты делали вовремя; и все они были просчитанными. Он был прав?

Не думаю, что мои подкаты были такими уж плохими. Иногда меня обыгрывали, и потом я заталкивал куда подальше мое уважение к ним, и пытался вернуть себе мяч... Так что Рой прав.

Что вы подумали, когда Арсен Венгер сказал, что у вас могла проявляться «темная сторона» во время игры?

Когда мы играли против «Арсенала», то нам противостоял серьезный соперник, с которым приходилось бодаться. Иногда это им не нравилось. Команда Виейра и Пети была немного другой: с ними было труднее играть и физически, и психически. Не знаю, что он имел в виду под «темной стороной», но иногда немного пакостей на поле не помешает. Это было чуть грязно, но не настолько!

Что вы думаете о работе Гари Невилла в качестве эксперта на ТВ?

Я думаю, что он отлично работает. Он всегда любил поговорить, так что он идеально подходит для этой работы!

Кого вы видите в качестве замены сэру Алексу, когда он наконец решит уйти на пенсию?

Люди раньше говорили о Моуринью, но сейчас уже не так активно. Но все может очень быстро измениться: все будет завесить о того, кто на тот момент будет успешным. Не думаю, что важно будет ли он британцем или иностранцем. Нужно просто лучше всего подходить для этой должности. Думаю, что Райан Гиггз станет тренером. Мы никогда об этом не говорили, но я думаю, что у него были бы необходимое влияние и тотальное уважение игроков. Я уверен, что он отлично справился бы с этой работой, как Гвардиола в «Барселоне».

Вы когда-то назвали перспективу завершения карьеры в клубе вашего юношества «Олдхэм Атлетик» «вероятной». Насколько же высоки были ее шансы воплотиться в жизнь?

Да никогда это не было вероятным. Если бы я чувствовал себя лучше и мои услуги не были нужны «Юнайтед», тогда бы я возможно рассмотрел эту идею. Да и «Олдхэм» мне ничего не предлагал. Если бы обстоятельства были иными, я бы возможно закончил карьеру в «Олдхэме».

Какой «фен» Ферги был самым большим в вашей жизни? Когда вы отказались играть в Кубке Лиги 2001 года?

Нет, то был не самый крутой. Тогда я сглупил, но меня за это лишь оштрафовали. Я помню как в одном матче против «Ньюкасла» я вышел на замену, когда наша команда проигрывала. Мы сумели отыграться, но я отдал мяч их полузащитнику, и они забили второй, победный гол матча. Вот тогда мне хорошенько досталось.

Вы были в шоке, когда в прошлом сезоне Руни поставил под сомнения амбиции «Юнайтед»? Гари Невилл сказал, что ему следует извиниться. Вы хотели бы ему что-то тогда высказать?

Я думаю, что после этого он очень быстро сделал верные выводы. Он знал, где был неправ: ни один игрок «Манчестер Юнайтед» не должен ставить под сомнение решения тренера. Если у него есть проблемы, то он должен решать это с менеджером в частной беседе. То время было трудным, и это могло сбить с толку Уэйна. Мы не играли так, как ему хотелось, но такое бывает. Нужно просто верить в партнеров по команде. Он извинился, и это уже забытое дело. Мы победили в том чемпионате в итоге. Я никогда не говорил с ним об этом, но я все же был удивлен. Не того ожидаешь от игрока «Манчестер Юнайтед», так что это разочаровывает. Это было неуважительно по отношению к клубу.

Когда вы поняли, что хотите завершить карьеру?

В нескольких играх после Рождества в прошлом году я чувствовал себя не очень. В первой половине сезона все было отлично, но в матче Лиги Чемпионов против «Рейнджерс» я травмировался и так и не смог полностью восстановиться. Это была небольшая травма паха, на восстановление от которой потребовалось бы всего неделя, но я выбыл на целых семь. После этого я не чувствовал былую свежесть в ногах. Они казались постоянно тяжелыми. Я не чувствовал себя комфортно на тренировках и понял, что время пришло.

Что дальше по плану, Пол? Вы хотите прожить остаток жизни спокойно или в планах карьера тренера / менеджера?

Я хотел бы стать тренером или менеджером. Я буду вскоре работать с клубом. Посмотрим, куда это меня заведет, понравиться ли мне это и буду ли я в этом хорош.


Источник и фото: FourFourTwo