pub

Один из ключевых уроков на тренерских курсах – важность контроля эмоций

Когда главный тренер публично критикует свою команду или порицает отдельных личностей, как произошло с Джоном Карвером и Майком Уильямсоном, обычно это можно объяснить двумя причинами.

В первом случае у тренера появится абсолютный контроль над командой. Он будет спокоен, зная, что его действия поддержат руководство клуба, футболисты и болельщики. Он будет знать, что благодаря столь радикальному решению все лица, имеющие значение для клуба, поверят в его правоту, поскольку авторитет его сделал неприкасаемым.

Но есть и другой случай. Тренер говорит подобное, когда чувствует: мне нечего терять. На мой взгляд, это и является истинной причиной слов Джона Карвера после поражения от «Лестера» на прошлой неделе.

У меня сложилось впечатление, что он подумал: мои игроки пытаются выгнать меня? Потащу их за собой.

В последние недели «Ньюкасл» играет настолько плохо, что Карвер, должно быть, почувствовал: нужно поделиться своими проблемами с окружающими. Игроки «Ньюкасла» - не те люди, которым можно доверять.

Но подобного рода обвинения в адрес собственных футболистов, предположение, что Уильямсон намеренно удалился с целью пропустить два важнейших для сохранения прописки в Премьер-Лиге матча, - рискованная стратегия, поскольку – поверьте мне – футболисты отнесутся к его словам с презрением.

Они подумают: «Ну все, для него это конец», «Не могу я играть за этого человека», «Как мы можем ему доверять после таких слов?»

В прошлом сезоне Тим Шервуд в похожем ключе оценил работу своих игроков после поражения от «Челси» со счетом четыре ноль. Возможно, он находился в аналогичной ситуации, чувствовал, что недолго продержится у руля «Тоттенхэма» и ему нечего терять, если он раскритикует своих футболистов.

Он обвинил их в том, что им не хватает «смелости и характера», не пытаясь скрыть свой гнев, но индивидуально никого не укорял, как сделал Карвер с Уильямсоном. Это довольно опасный шаг: тренер должен серьезно думать о влиянии своих слов на игрока и его партнеров по команде.

В дни моей карьеры в «Манчестер Юнайтед» я пару раз ссорился с сэром Алексом Фергюсоном, и в одном из эпизодов он был близок к тому, чтобы раскритиковать своих футболистов публично.

Это случилось после поражения от «Манчестер Сити» на «Мэйн Роуд» в ноябре 2002 года, когда Шон Гоатер обыграл меня и забил гол.

Мы проиграли 3:1 – наше первое поражение от «Сити» за 13 лет. Сэр Алекс набросился на нас в раздевалке, сказав, что ему бы хотелось впустить туда наших болельщиков, чтобы те лично выразили свой гнев и разочарование.

Он повторил свои слова на послематчевой пресс-конференции, но на «Олд Траффорд» он всегда контролировал ситуацию, был непререкаемым авторитетом, находился в иной позиции, чем Карвер и Шервуд. И мы, как группа футболистов, были сильны, успешны. Мы хотели все исправить, потому что нас унизили.

Сэр Алекс редко критиковал кого-то публично. Вместо этого вопрос решался за закрытыми дверями, а пресса и болельщики могли только догадываться, что произошло.

После матча Лиги Чемпионов с «Лиллем» в 2007 году мы поругались, и он вывел меня из состава на две недели. Но это было сделано в частном порядке, он не давал никаких объяснений по поводу моего отсутствия кому-либо вне клуба.

Сэр Алекс всегда контролировал происходящее, а Джон Карвер кажется эмоциональным человеком. Болельщики, конечно, могут сопереживать его искренним чувствам к «Ньюкаслу», но это может сыграть роль негативного фактора, повлиять на принятие решений и претворение их в жизнь.

Это непростой баланс. Когда я играл в сборной Англии под руководством Кевина Кигана, его эмоции и страсть считались позитивными качествами в начале его работы, но к ее концу их же ставили ему в вину, как черты отрицательные.

С Эрикссоном случилось обратное: в самом начале его невозмутимость, методичный подход к делу рассматривались как плюс, а позднее его обвинили в недостаточной страсти и отсутствии желания борьбы.

Некоторым нравятся страсть Диего Симеоне и Жозе Моуриньо, но когда они переступают черту, плюсы превращаются в минусы.

В этом сезоне Луи ван Гала критиковали некоторые болельщики «Манчестер Юнайтед» за то, что он остается на скамейке, не вмешиваясь в ход неудачных матчей. Впрочем, в играх с «Тоттенхэмом», «Ливерпулем» и «Манчестер Сити» он выглядел авторитетно и спокойно.

Один из ключевых уроков на тренерских курсах – важность контроля эмоций в спорте высокого уровня.

Главным тренером я не работал, но благодаря сотрудничеству с Роем Ходжсоном в сборной Англии я понял значимость выражения эмоций, к примеру, в перерывах матчей и важность того, что после игры окружающие поймут все правильно.

В перерыве матча у тренера может появиться желание вывести своих футболистов на чистую воду, но в сборной Англии Рой три-четыре минуты общается со своим тренерским штабом, все успокаиваются и думают, что же нужно донести до игроков.

Это необходимо, чтобы убрать лишние эмоции из эпизода, убедиться, что информация доходит до футболистов от хладнокровных тренеров столь же умиротворенным образом.

Аналогично происходит и после матча: тренеру нужно провести 5-10 минут с пресс-атташе, обсудить, что сказать журналистам и какие вопросы могут быть ему заданы.

Влиятельный опытный пресс-атташе, который не просто перечисляет перечень проблемных вопросов, но и помогает с ответами на них, - играет важнейшую роль после матча. Карверу это было необходимо, даже если его вряд ли можно было проконтролировать.

Его слова про Уильямсона не были экспромтом: Карвер повторил их на пресс-конференции, предварительно заявив телерепортерам, что уверен в намеренном удалении своего футболиста.

Было занимательно видеть, как в четверг Карвер признается, что он и Уильямсон обсудили данный вопрос, пожали друг другу руки и оставили все в прошлом.

Карвер сказал, что, «возможно, получил урок», но мы поймем влияние этих слов на команду, когда «Ньюкасл» проведет три оставшихся матча.

Во многом комментарии Карвера – какое-то тренерское безумие, но вспышка гнева может в итоге стать отправной точкой для «Ньюкасла» вверх по таблице, катализатором, который может сохранить им прописку в Премьер-Лиге.

Был ли в его словах просчет, или верх взяли его разочарование и эмоции, футболисты явно будут сконцентрированы.

Временами в «Юнайтед» результаты были не на высоте, и мы, футболисты, собирались все вместе и решали, что же делать, чтобы исправить ситуацию.

В прошлое воскресенье игроки «Ньюкасла» провели свою встречу. Пожалуй, слова Карвера разозлили их, и теперь они станут более сильной и нацеленной на успех командой.

Карвер – эмоциональный тренер, а «Ньюкасл» - эмоциональный клуб. Два появления Кевина Кигана на тренерском мостике, а также назначение на должность главного тренера Алана Ширера показывают, как принимаются решения на «Сент-Джеймс Парк».

Когда в решении роль играют эмоции, это редко заканчивается хорошо. Время покажет, были ли слова Карвера непоправимой ошибкой или тренерской уловкой, которая спасет «Ньюкасл».


Источник: the Telegraph