Как разбиваются мечты: жизнь нераскрывшихся молодых звёзд

Что происходит, если футбольная карьера не складывается согласно ожиданиям, когда травма, злой рок или чужие мнения становятся преградой для успеха?

Большинство футболистов, которых считают талантами в юном возрасте, приходят в большой футбол и терпят фиаско.

Кто-то потом наполняется обидой и горечью, а кто-то собирается с силами и начинает новую успешную жизнь.

Но как они смотрят на прошлое, на времена, когда их футбольная звезда светила ярко? Сожалеют ли о чем-то? Может ли подобная неудача сделать человека сильнее?

Мы встретились с тремя игроками тет-а-тет, и каждый был любезен поделиться с нами личной историей.

Арнау Риера

Первый капитан Лионеля Месси в качестве профессионального футболиста. Ныне тихий житель Мальорки по имени Арнау Риера.

«Я вырос в Манакоре, это город с население 40 000 на Мальорке, известный искусственным жемчугом и Рафой Надалем.

Играть в футбол начал в 5 лет. В 16 мне предложили место в академии „Мальорки“, это самый большой клуб на Балеарских островах, который добирался до финала Кубка обладателей Кубков [сезон 1998/99]».

mallorca-stadium

Домашний стадион «Мальорки»

«Не скажу, что был выдающимся игроком, но я по-футбольному умен и провёл два хороших сезона на позиции атакующего полузащитника, забивая голы и получая 450 евро в месяц. Ежедневно играть в футбол и получать за это деньги — это было прекрасно.

После двух лет, не пробившись во вторую команду, я нашел себе агента, который организовал мой переезд в „Матаро“, индустриальный городок на севере Барселоны, чей клуб выступал в третьем по силе дивизионе в Испании. Мне было 17, меня покупали на роль основного полузащитника, но все сложилось по-другому.

Жил в ужасно маленькой квартире, редко куда-либо выходил, потому что полностью фокусировался на футболе. Как-то вечером я решил найти компанию и пошёл в бар. Все были „под кайфом“ и игнорировали меня. Примерно час я простоял с пивом, а потом вернулся обратно к себе.

Я сказал тренеру, что не получил своего шанса и уезжаю. В неведении я вернулся в „Мальорку“.

Вновь позвонил агент: „Есть шанс присоединиться к ’Барселоне’. Они знают тебя по академии ’Мальорки’ и следили за тобой в Манакоре, когда ты был еще ребёнком“.

Вот он, мой большой шанс. Я приехал на 2 недели в „Барселону“, и к моей радости футбол там был ниже ожиданий, то есть я ожидал, что там все будут играть гораздо лучше, но мой уровень не отличался. Я хорошо себя показал.

Тренер Кике Костас предложил выступать за третью команду с ежемесячным окладом в 700 евро. На жизнь хватало, мне тогда было 18».

la-masia

Знаменитая «Ла Масия»

«„Барселона“ казалась громадной. Я жил в знаменитой „Ла Масии“, а моя спальня и небольшая квартира находились внутри самого „Ноу Камп“. После того, как сосед по комнате украл мои щитки, я решил снять собственное жильё. У меня сильный характер, но я видел, как многие игроки не выдерживали нагрузки и давления „Барсы“.

Я не боялся допускать ошибки и был счастлив выражать себя на поле. После предсезонки со второй командой меня попросили остаться. Я выкладывался на 100% на каждой тренировке. Если нет, ты знаешь — всегда найдется игрок третьей команды, готовый занять твоё место. Сам был таким игроком.

После трёх лет „Барса“ предложила мне новую сделку: 120 000 евро в год, плюс бонусы за победы, и сделала меня капитаном.

Я переехал в квартиру получше, купил себе автомобиль „Volkswagen Golf“, но еще не чувствовал потенциал для первой команды. Для этого требуется что-то неординарное. Я не забивал голы, мои выступления тянули на 7 из 10, никогда на все 10.

Я тренировался с первой командой во время предсезонной подготовки в 2004. Все игроки были на высшем уровне готовы физически, ментально и психологически. Они знали, что не могут позволить себе допустить ошибку. Видел, какие невероятные трюки проделывает Рональдиньо. Это просто уничтожило меня. Я думал: „Они слишком хороши, подобный уровень недостижим“.

Я был в одной команде с Андресом Иньестой и Тьяго Моттой — мои партнёры по полузащите. Виктор Вальдес тоже был в команде, еще Хорди Лопез (сейчас в „Сандерленде“), Фернандо Наварро (сейчас в „Севилье“), Олегер Пресас и Роберто Трасорас (оба сейчас в „Райо Вальекано“). У нас был отличный состав, с самого начала я сидел в раздевалке и думал: „Вокруг меня хорошие, очень хорошие игроки. Будет невероятно сложно пробиться в стартовый состав“. Но у меня получилось.

Меня пригласили играть за основную команду в товарищеских матчах. Позже я оказался в старте на матчах чемпионата против „Осасуны“ и „Вальядолида“, затем вновь сел на скамейку».

«На старте сезона 2004-2005 я познакомился с новым игроком по имени Лионель Месси. Хотелось показать ему, насколько тяжело будет на нашем уровне, и я сыграл жёстко в единоборстве с ним на первой же тренировке. Он подлетел в воздух и рухнул на землю, покрывшись слоем пыли.

Некоторые игроки могли злобно отреагировать на подобное, но он не возражал. Никогда бы не подумал, что он станет величайшим игроком всех времён.

Я был в команде 5 лет. Когда ты играешь за „Барсу“, пусть и за вторую команду, внимание к тебе велико. Двери перед тобой открыты. Я видел многих, кто считал, что большие деньги они будут получать вечно. Эти ребята начинали играть в азартные игры и выпивать.

Мне хотелось играть в основе, пусть и клуба попроще. Сменил агента на британского, сразу же появился интерес со стороны „Саутгемптона“, „Сандерленда“ и „Хартс“.

Поехал на просмотр в „Сандерленд“. Новый главный тренер и владелец клуба Нил Куинн предложил мне трёхлетний контракт: 3000 фунтов в неделю, плюс дополнительно 1000 за каждое появление, плюс премиальные от побед. Я отпраздновал это покупкой „Mini“. Советовали брать „BMW“, но было не по душе разъезжать в роскошной машине по малообеспеченному городу».

keane-sanderland

Рой Кин в то время тренировал «Сандерленд»

«Чтобы узнать, как болельщики относятся к клубу, я посетил трибуны с самыми ярыми фанатами «Сандерленда», когда они играли против «Плимута».

После игры зашел в работающий мужской клуб [видимо, паб]. Люди за соседним столиком обсуждали их новое «особенное» подписание из «Барселоны». Я представился, они были очень дружелюбны.

В свой дебют, который состоялся против «Саутенд Юнайтед», несмотря на выход только в перерыве, я выиграл награду «игрока матча» и получил большую бутылку шампанского.

Не мог поверить, как много фанатов приехало поддержать нас в выездной игре. В Испании подобного нет. Мы проиграли, но одноклубник сказал, я должен поблагодарить болельщиков, они распевали моё имя. Я бросил свою футболку в толпу. Это был самый запоминающийся момент моей карьеры.

В следующей игре «котов» против «Бери» я безумно хотел хорошо себя показать и слишком из-за этого нервничал. Я поднял свой локоть, игрок сзади меня упал на газон... прямая красная... после трёх минут... автоматическая дисквалификация на 3 матча.

На следующий день я сидел дома в одиночестве и наблюдал, как моё удаление раз за разом повторяют по «Sky Sports». Двумя днями позже тренером был назначен Рой Кин.

Кин не предоставил мне шанса. Он сразу сообщил, что я в его планы не вхожу, его прямоту я оценил. Более мы не разговаривали. Моя уверенность улетучилась. Я оказался один в чужой стране.

Последовали аренды — в «Саутенд», а потом в «Фалкирк» в шотландской Премьер-Лиге, где я задержался на 2 сезона.

Мне нравилось жить в Эдинбурге, английский стал лучше. Для игры в Британии нужно быть смелым. Нужно постоянно вступать в единоборства. Фанаты не поймут, если этого не делать. Гол, который я забил в августе 2007, в клубе признали лучшим в сезоне.

«Фалкирк» добрался до финала кубка, и я выступал каждую неделю. Я полюбил чёрный британский юмор. На тренировках, последний игрок, который с центральной линии поля попадал в перекладину, должен был снять с себя одежду и прыгнуть нагишом в слякоть, и это в середине зимы.

Свободное от работы время я проводил, помогая обществу детей больных аутизмом.

«Фалкирк» хотел меня оставить, и, наверное, мне так и следовало поступить. Но вернулась моя девушка из Португалии, захотелось перебраться поближе к ней. Я также отклонил предложения «Блэкпула», которые достали моего агента. Команда шла на повышение, пробилась в Премьер-Лигу.

В тот момент я думал не о том. Мой контракт с «Сандерлендом» истёк в 2009, и я вернулся на Майорку свободным агентом. Когда деньги закончились, пришлось пойти на сильные сокращения, даже ввиду моего здравого (экономного) образа жизни. Я присоединился ко второй по величине команде Майорки «Атлетико Балеарес» с окладом 1000 евро в неделю".

Arnau-Riera

Арнау Риера

«После 10 матчей я поставил ногу на мяч и почувствовал жгучую боль — порвал крестообразные связки.

Нил Куинн пригласил меня бесплатно тренироваться и пользоваться удобствами базы „Сандерленда“. Это особенный человек, джентльмен. Хулио Арка, бывшая аргентинская звезда „котов“, разрешил пожить у него дома. Агент меня не бросил и постоянно поддерживал.

Я смог восстановиться и набрать форму в январе 2011. А потом на тренировке неожиданно порвал крестообразные связки другого колена. Передать боль в этот момент невозможно.

После второй операции решил, что футбол больше не будет моим приоритетом. Закончил обучение и подготовку к социальной работе.

Но было интересно, буду ли еще получать удовольствие от игры в футбол. В июне 2011 местная команда „Манакор“ вышла в третий дивизион. Меня, на тот момент тридцатилетнего, пригласили играть рядом с ребятами, с которыми я рос. Моя уверенность в единоборствах и собственной скорости были уже не те. Вскоре я завершил карьеру.

Самая крупная ошибка — много нервничал. Если бы играл расслабленным, получалось бы лучше. Возможно, сама игра приносила бы больше удовольствия.

По завершению карьеры я чувствовал себя опустошенным. Футбол доминировал в моей взрослой жизни. А затем всё закончилось. Было досадно, что завершилась она вот так. Но в футболе не так много счастливых финалов.

С тех пор прошло 3 года. Жизнь была замечательной, но своему ребёнку я вряд ли пожелаю того же. Слишком многое может пойти и чаще всего идёт не так.

Сейчас работаю недалеко от своего дома в отеле, который смог купить за футбольные деньги. Английский пригодился, заканчиваю высшее образование, планирую податься в социальную сферу.

А ещё, тот „Golf“ из Барселоны по-прежнему со мной».

Ричард Ирвинг

В 16 лет Ричард Ирвинг был лучшим игроком поколения. Он играл за школьников Англии (England Schoolboys, вероятно так называют какую-то из молодёжных команд страны) и «Манчестер Юнайтед», в обеих командах выступая с ребятами на год старше.

«Я родился в Галифаксе, что в графстве Западный Йоркшир, в 1975 году. Вообще, это регбийный город, мои младшие братья близнецы играли в регби за молодёжную команду Англии до 18 лет.

Но меня интересовал футбол, и я поддерживал „Юнайтед“, хотя и посещал матчи „Галифакс Таун“ на стадионе „Шей“. Вскоре стал выступать за Кальдедейл, местный район, затем за Западный Йоркшир, графство (область/регион)».

richard-irving

Ричард Ирвинг держит футболки «Ноттингем Фореста» и сборной Англии в которых он играл

«Не хочу показаться высокомерным, но я видел, что играю лучше других — не могу припомнить матча, чтобы ушел с поля без гола. И всегда с ребятами на год старше. Так было вплоть до моего перехода в молодёжную команду «Манчестер Юнайтед».

Моя позиция — центрфорвард, или опускался ниже в полузащиту, если мы проигрывали. Я был очень быстр, 100 метров пробегал за 11 секунд. Обладал хорошим последним ударом, но был слаб в воздухе.

В возрасте 14 лет я приехал на просмотр в национальную школу «Лиллешалл». После 6 раундов меня включили в число 16 лучших, нам предстояло два года жить вдали от дома и играть в футбол каждый день.

Также играл за школьников Англии и забил лучший гол в карьере против сборной Шотландии на «Уэмбли». Игра не шла, но я получил мяч возле углового флажка, обвел одного защитника, второго и закрутил мяч в верхний угол при 60 000 зрителях!

Когда меня спрашивали, что буду делать, если не сложится карьера футболиста, отвечал, что буду пилотом. Дед был пилотом «Spitfire» во время Второй Мировой.

Мне нравилось в Лиллешалле. Иногда мы отправлялись в ближайший город Телфорд. Местные девчонки любили нас, ожидаемых будущих звёзд футбола.

Свои экзамены GCSE (General Certificate of Secondary Education, среднее образование) сдавал в Лиллешалле. Было лень, но учитель сказал, что нужно получить хорошие оценки по 8 предметам, пришлось подчиниться и сделать это.

В 1992 году переехал в Манчестер. После одного года в качестве молодого стажера (обычно стажируются два года) я подписал профессиональный контракт на 3 года, но выступал за молодёжную команду «Юнайтед» с ребятами на год старше меня со многими игроками из знаменитого класса ‘92.

Я играл впереди, рядом были Пол Скоулз, Дэвид Бекхэм, Фил Невилл, Ники Батт и Робби Сэвидж. Гари Невилл был нашим капитаном. Я занял место Сэвиджа в команде и никогда с ним более не встречался с глазу на глаз по этой причине. В своей книге он упоминает, что я занял его позицию из-за тренера, Эрика Харрисона, который также был родом из Галифакса«.

 

«Но, по правде говоря, Харрисон был от этого со мной только жёстче. Он говорил, что рано становиться в очередь на автобус, следует ещё отработать бег с препятствиями, потому что я часто пытался уйти от единоборства.

В 1993 мы добрались до финала молодёжного кубка Англии против „Лидса“. Все ожидали нашей победы, а 60 000 зрителей наблюдали за противостоянием из двух матчей. Мы были обладателями трофея, потому все хотели нас победить. „Лидсу“ это удалось.

Только Батт и Скоулз уже тогда были состоявшимися футболистами. Гари был хорош, но физически еще не был достаточно развит. Я оказался самым незрелым.

Но все равно чувствовал себя на этом уровне комфортно, так как был очень быстрым, легко мог уйти от опеки более взрослых игроков. Наличие высококлассных специалистов рядом также сильно помогало.

Вне поля Бекс всегда вёл себя безупречно и должен был иметь всё самое лучшее. Он выкупил старую машину Гиггзи, красный „Escort“. Она была вся протюнингована, но обладала слабым двигателем.

В команде были прекрасные игроки, присутствовал дух товарищества, мы часто проводили время вместе. Мы ходили в местечко Ли Шарпа в Роялс (большое диско в Манчестере). Девчонки подходили к нам и говорили: „Передашь Райану Гиггзу/Ли Шарпу, что я хорошо целуюсь?“.

Мы побеждали каждую неделю и выкладывались по полной, чтобы стать футболистами. Скоулзи был лучшим, всегда в нужном месте, всегда видел то, что другие упускали.

Фил Невилл и я были самыми молодыми в команде. Мы жили в одной комнате, и я остался с семьёй Невиллов в Бери. Если нам удавалось обыграть Гари в гольф, он выходил из себя от злости.

Батти был главным в группе, жесткий манкунианец. Кейт Гиллеспи как-то доставал Ники, тот ему ответил: „Сделаешь это ещё раз, получишь нокаут“. Кейт в очередной раз хлестнул его полотенцем. Батти выполнил обещание. В будущем Кейт стал его слушать, как и все мы».

ryan-giggs

Райан Гиггз

«Позже я играл в молодёжной команде сверстников, класс ’94. Мы плохо выступили в кубке.

Я провёл еще один год за команду резервистов, где стал лучшим бомбардиром. Встретился с тренером, сэром Алексом Фергюсоном, ибо хотел узнать, почему другие игроки переводились в основную команду раньше меня.

Сэр Алекс сказал: „Я беспокоюсь за твой небольшой рост, плюс ты легковесный. Хочу увидеть, как ты будешь развиваться, мы дадим тебе еще один год“. Мне его слова не понравились.

Когда в 1995 году „Ноттингем Форест“ пришёл за мной и удвоил мою заработную плату до 900 фунтов в неделю, я был рад отправиться туда и присоединиться к ребятам из Лиллешалла.

За мой трансфер заплатили 75 000 фунтов, и я стал игроком основного состава. Клуб был дружелюбным, но решение было неправильным. Я присоединился к команде, которая хотела веселиться, а не играть в футбол. Следовало остаться в „Юнайтед“ и продолжать упорно над собой работать.

Бывший тренер Брайан Клаф приводил на тренировку собаку и заставлял начинающих игроков гулять с ней вокруг стадиона за 20 фунтов. Он и мороженое им приносил».

Brian-Clough

Легендарный тренер «Ноттингем Форест» Брайан Клаф

«Иронично, но мой дебют в Премьер-Лиге выпал на игру с «Манчестер Юнайтед». Я вышел на замену и не смог попасть в пустые ворота. Хотелось всё сделать правильно, просто направить мяч в сетку. В мыслях уже начал праздновать. Самый лёгкий момент в карьере, а я промазал, в прямом эфире по ТВ.

Стюарт Пирс, наш капитан, после матча сказал: «Ты никогда не забудешь свой дебют, не так ли?».

Начались проблемы с подколенным сухожилием. Не слишком весомые, чтобы прекратить играть в футбол, но это стоило мне скорости. Не пробившись в первую команду, уехал по арендному соглашению в «Абердин».

К тому моменту уже был не в себе. Мне было 23, я более не получал удовольствия от карьеры футболиста. По правде говоря, я перестал наслаждаться футболом в последний год своего пребывания в «Юнайтед». Поиграв за «Маклсфилд», понял, что с меня хватит.

В тот момент решил переквалифицироваться в пилота. Мне было 24, и два года я прожил вдали от дома, включая 4 месяца во Флориде для получения нужных часов полёта. Какие-то средства были, плюс взял кредит, чтобы рассчитаться за обучение.

Я стал коммерческим пилотом в «Britannia», но после 11 сентября работа встала. Взамен устроился работать инструктором. Также стал скупать старые дома и отстраивать их. Это стало моим бизнесом, но я по-прежнему люблю летать. Моя мечта — управлять «Spitfire».

Сейчас у меня франшиза по арендным агентствам. При возможности хожу на матчи «МЮ».

В футболе я всего добивался очень рано, но никогда по-настоящему не перешёл из звёздного молодого игрока в великого взрослого футболиста. Долгое время стучался в дверь, но никто не открыл.

Всё давалось очень просто, поэтому не чувствовалась необходимость проводить дополнительные часы на тренировках, как поступали другие.

Но я восхищался своими бывшими одноклубниками, которые заслуженно выиграли Лигу Чемпионов. Гари Невилл не переставал учиться и учиться, чтобы стать лучшим правым защитником. Бекхэм оставался после тренировок, в то время как я поскорее хотел поиграть в гольф.

Тем не менее, никакой горечи нет. Все так, как должно было быть«.

Ричард Флэш

В тринадцатилетнем возрасте Ричард Флэш, полузащитник родом из Бирмингема, получил предложения от 13 клубов. Его мама посоветовала не соглашаться ни на одно из них.

«Я родился недалеко от центра Бирмингема в ямайской семье. Вырос в поместье в Эджбастоне, был младшим из трёх детей. Окружение было мультинациональное, что было хорошо.

Играл в футбол ежедневно, часто против старших ребят. У меня не было тренера, но я стал хорошим футболистом на этих улицах.

Команда, за которую болел, „Астон Вилла“, стала победителем Лиги Чемпионов в 1982 году, но в футбол играл больше, чем смотрел его по ТВ. Сперва я играл за воскресную команду младше 10 лет».

Richard-Flash

Ричард Флэш

«Отец увлекался крикетом, но мама любила футбол и поддерживала „Вест Бромвич“ из-за „Three Degrees“ — три темнокожих футболиста: Сириль Реджис, Брендон Батсон и Лори Каннингем.

Меня пригласили тренироваться с „Вест Бромвичем“ в 11 лет. Их тренер, Нобби Стайлз, чемпион мира и обладатель Кубка Европейских Чемпионов, проводил тренировки. Я видел здесь своего героя Реджиса, но не говорил с ним. Зато моя мама общалась. Стоит признать женщина она была вдохновляющая, позже её наградили Орденом Британской империи за вклад в развитие спорта и общества.

Она возила молодых игроков на матчи по всему Бирмингему, была матерью для многих ребят, которым не хватало родительской поддержки в жизни.

Потом я тренировался с „Бирмингемом“, хотя под спортивным костюмом носил футболку „Астон Виллы“. Они хотели меня подписать, но мама запретила. Посчитала, что на меня давят.

В „Виллу“ попал позже. Там было много эгоцентричных парней; некоторые тринадцатилетние считали, что у них всё получится только потому, что играют в новых бутсах. Мама не давала мне витать в облаках. Она была скаутом в „Вилле“ и „Бирмингеме“ и знала футбол.

Я был центральным полузащитником, мог преодолеть большое расстояние и забить. Мог играть на позиции правого вингера, исполнял свободные удары и был очень сильным. Практически не проигрывал в единоборствах, меня называли „танком“.

Прозвище стало популярным и вскоре за мной стали охотиться 13 клубов: „Арсенал“, „Ливерпуль“, „шпоры“ и все клубы центральных графств (Мидлендс). В 13 лет я был, возможно, лучшим игроком в стране среди сверстников.

Скаут „МЮ“ связался с моей матерью. Он несколько раз наблюдал за моей игрой и пригласил меня в „Юнайтед“ на школьных каникулах. Я хорошо себя показал и стал капитаном команды, которая называлась „Манчестерские Орлы“ — вспомогательная команда в Мидлендс.

Терри Кук и Давид Джонсон оба за неё выступали и стали профессионалами».

terry-cooke

Терри Кук выступающий за «Манчестер Сити»

«„Юнайтед“ не выигрывал тогда никаких трофеев, как „Вилла“, но их тренеры были более дружелюбны и внимательны. Настроение было лучше, никто не настаивал на заключении договора.

Меня представили сэру Алексу Фергюсону, но я с трудом понимал его из-за акцента. Предполагаю, что он сказал следующее: „Если ты достаточно хорош, значит достаточно взрослый. У нас есть молодой паренёк по имени Райан Уилсон [Гиггз], его ждёт великое будущее“.

Гиггз был для нас примером для работы на протяжении двух лет.

Я выступал за три или четыре команды в Бирмингеме. С учётом тренировок игры были каждый день.

В одной из них, когда мне было 14, пытаясь дотянуться до мяча, я оказался на заднице с вытянутыми вперёд ногами. Услышал, как что-то хрустнуло в колене. Сумел встать, но идти мог с трудом. Наблюдавший скаут „Юнайтед“ недовольно покачал головой».

united-training

Тренировка игроков «Юнайтед»

«Осмотра в больнице я ждал 3 часа. Меня отпустили, но колено было опухшим. Я вывихнул подколенную чашечку, но не понимал этого. Чувствовалась острая боль в задней части колена, но я делал вид, что всё хорошо, и опять начал играть.

Моё колено более не чувствовало себя здоровым, но я никому этого не говорил. Очень хотел заслужить контракт с „Юнайтед“. Через несколько просмотровых игр я всё-таки получил двухлетнее соглашение.

Помню, как видел Пола Скоулза. Он был маленьким, не думал, что он может хорошо играть.

В Манчестер я переехал в 1993, все ещё используя бутсы своего брата, всегда донашивал его вещи. Я зарабатывал 39 фунтов в неделю и жил на тренировочной базе возле „Клиффа“ вместе с Дэвидом Бекхэмом.

Пит Смит, еще один парень с базы, не получил профессиональный контракт и стал почтальоном. Я никому не говорил о колене, но стал получать различные микротравмы, вероятнее всего, связанные с коленом.

В спортзале я не мог давать какую-либо нагрузку на поврежденное колено, но маскировал это».

Richard-Flash-burnley

Ричард Флеш возле здания «UCFB» в Бернли

«Мы ездили на «Молочный Кубок», популярный турнир для молодёжи в Северной Ирландии. Выступили слабо, после финальной игры решили сходить выпить чего-нибудь. Нам было по 16, алкоголь пить не разрешалось, но нас это не остановило.

Весть о выпивке добралась до сэра Алекса. После тренировки несколькими днями позже он лично спросил нас, пили ли мы алкоголь. Большинство призналось, некоторые солгали. Атмосфера в раздевалке навсегда изменилась. Все получили письма домой с предупреждением: если ситуация повторится — будете отчислены.

Спустя пару месяцев мы пошли в клуб. Босс опять узнал об этом и собрал нас в своём офисе. Мы сидели, пока он рассказывал нам, если не будете вести себя профессионально — никогда не добьетесь успеха.

Он добавил, что группа, которая старше нас на один год, намного впереди. Это было правдой.

Класс ’92 регулярно нас обыгрывал на тренировках со счетом 7:0. Я часто пытался опекать Скоулза, но не удавалось. Я был быстр, но не мог читать игру так, как это делает Пол. Он мог увернуться и оставить меня глотать пыль.

Во второй команде я вновь повредил колено. Бежать не мог, пришлось закончить игру. Из-за нескольких повреждений предполагалось, что я слаб [в плане здоровья]. Физиотерапевт не стал рассматривать колено и отправил меня в ванную. Ночью оно опухло.

Я пришел на следующую тренировку и физиотерапевт внимательно меня осмотрел. Это было началом конца. В последующие полтора года я перенёс три операции и пытался вернуться в форму, но у меня не получилось.

Часто наблюдал за одноклубниками на костылях.

Сэр Алекс предоставил мне еще один год на восстановление из-за травмы. Я набрал форму и играл за резервистов, но никогда не был звездой этой команды. Пропустив основную часть двухлетнего обучения, я морально сломался.

У меня были возможности, тренер дал мне шанс, но уже не было уверенности. В конце концов, моё время в «Юнайтед» истекло.

Сэр Алекс сказал, что я хороший игрок и помог в организации просмотровых матчей.

«Волки» предложили годовой контракт. Мне было 19, складывалось ощущение, что это шанс для прорыва. К сожалению, тренер Грэхем Тейлор, который меня покупал, был уволен. Клуб сообщил, что больше не заинтересован в моих услугах.

Затем я отправился в «Уотфорд», так как там был и Тейлор. Несмотря на его рекомендации, отказали.

Присоединился к «Плимут Аргайл», играл профессионально за первую команду. Два месяца дела шли хорошо, пока я не повредил второе колено. Мне сообщили, что вряд ли буду еще играть.

Нужно было думать о будущем, решил получить степень в университете.

Затем я получил степень магистра и преподавательскую квалификацию перед тем, как устроился главой академического отдела в «UCFB» — высшее учебное заведение, которое обеспечивает получение степени в спорте и футбольной индустрии.

Свою футбольную карьеру оцениваю со смешанными чувствами. Коленом следовало заняться сразу же. Я слишком много играл в раннем возрасте, что и привело к травме. Но я обзавёлся множеством друзей в футболе и многому обучился, что помогает на текущем месте работы".


Источник: Bleacher Report

Теги: , ,