pub

Жозе Моуринью: «Я икона»

Главный тренер «Манчестер Юнайтед» рассказал, что думает о Китайской Супер-Лиге, своем наследии, Джордже Бесте и частных самолетах.

Последний раз журнал GQ пересекался с Жозе Моуринью во время полета на частном самолете в район Полярного Круга, на тест-драйв по льду. Это было год назад, прямо во время его «перерыва» между местами работы. Простой для Моуринью, как оказалось, — пустая трата времени, даже когда он без дела охватывает взглядом гигантское замерзшее озеро. Этот человек предпочитает всегда быть занят делом. Его мобильник практически прирос к уху.

Настоящий мастер манипуляции медиа: вся наша беседа была усеяна подсказками о том, каким станет его следующее место работы. Этих подсказок было достаточно, чтобы весь мир понял. Только вселенной известно, что происходило за кулисами этой эпопеи, но Моуринью несомненно должен был занять место Луи ван Гала в «Манчестер Юнайтед». Официального подтверждения пришлось ожидать чуть больше, чем все рассчитывали, но в прошлом мае португалец стал третьим человеком после сэра Алекса Фергюсона, принявшим на себя ответственность главного рулевого «красных дьяволов».

Переход выдался не таким гладким и плавным, и только на прошлой неделе сэр Алекс положительно оценил работу своего коллеги. «Я думаю, он провел прекрасную работу, — сказал шотландец журналистам BBC. — Он захватил клуб, вы сами это видите. Команда играет действительно хорошо, местами, к сожалению, тотально невезет. Шесть ничьих с минимальным результативным счетом, в каждой из которых он осаждал соперника. Он спокоен и контролирует ситуацию».

Сегодня он выглядит не столь расслабленно, как во время нашей прошлой встречи. Моуринью представляет собой сконцентрированный сгусток энергии, он полностью фокусирует внимание на вас во время диалога, если считает, что это действительно того стоит. Он непревзойденный мастер общения. Не в последнюю очередь потому, что для этого человека мир не вращается исключительно вокруг футбола...

Случается ли такое, что вы для разрядки выжигаете асфальт резиной автомобиля?

Я вожу в Португалии. Когда я приезжаю в Лиссабон, мой водитель привозит мне машину и тогда я выезжаю покататься. Полицейские тут кардинально отличаются. В Португалии мне нужно сделать что-нибудь действительно ужасное, чтобы меня наказали. Но в Англии меня штрафовали за превышение постоянно, например, я ехал сорок восемь миль в час, когда положено сорок, за это у меня на несколько месяцев отобрали водительские права... Я вожу безопасно, ведь я не делаю глупых вещей на дороге, но мне нравится получать то удовольствие от вождения, на которое вы, наверное, ссылаетесь.

Сэр Джеки Стюарт однажды мне сказал, что любимой должна быть та машина, за рулем которой сидит ваш шофер.

В Англии, где я нахожусь по работе, да, я люблю, когда у меня есть водитель. Мне нравится чувствовать комфорт «Ягуара», один мой друг называет эти автомобили «передвигающимися апартаментами». Я выхожу из дома в 7:45 утра, и у меня есть сорок пять минут на более важные дела. А вот после матча, когда у меня есть свободное время, я люблю съездить в Лондон. Есть пробки или нет — мне все равно. Мне нравится ощущать это отсоединение от мира. Будто летишь в частном самолете по земле.

Как к вам относятся люди в Манчестере?

Слишком хорошо. Слишком по-доброму. Настолько хорошо, что мне приходится ограничивать свою личную жизнь. Люди хотят фотографий со мной, автографов, хотят поговорить... Даже в городе, где есть и другие клубы, я никогда не встречал ничего подобного... Фанаты «Ман Сити», фанаты «Ливерпуля» или «Эвертона», которым до нас рукой подать, но я никогда не видел такого гостеприимства. Люди здесь прекрасные.

Это происходит из-за того, что вы являетесь одной из тех фигур в спорте, чья слава просочилась за пределы локального мира?

Меня узнают во всех частях света, на любом стадионе я могу услышать реакцию фанатов. Обычно начинается все с оскорблений. Или песен. Что мне нужно присесть, ну или ... другие вещи [улыбается]. Но я просто машу им рукой, а в конце концов они просят меня сфотографироваться с ними. Так что я хорошо себя чувствую среди футбольных болельщиков по всему миру. Во время матча они меня не любят, возможно, они боятся меня или моей команды, но до или после матча все становится хорошо.

Вы стали иконой, отменным лидером. Кто еще, по вашему мнению, достоин такого звания?

Те, кто понимают все правильно и удовлетворены сами собой. Мне кажется, меня называют «иконой», хотя я ей не являюсь. Я «икона» только потому, что доволен собой. Для меня это лучший показатель «иконы». Вас не волнует, что говорят другие люди, что они думают, вы волнуетесь только о себе и своих ощущениях, о своей способности быть готовым и суметь адаптироваться в определенный момент. Я могу назвать только пару человек... подходящих. Однажды на улице я встретил сэра Шона Коннери. Невероятный. Он никуда не направлялся, просто вел себя натурально. Думаю, у тех парней, что старше меня, с этим все в порядке. Намного лучше, чем у молодняка. Часы таких людей никогда не замедляют ход. Де Ниро, Пачино. Звезды на все времена. Сэр Майкл Кейн. В наши дни люди приходят и уходят. Сомневаюсь, что новое поколение будет столь запоминающимся. Они приходят, завоевывают мир, исчезают. Через год все повторяется, только с другим человек.

Меня всегда поражал тот факт, что даже самые яркие звезды могут угаснуть с такой же скоростью, с которой их пламя разгоралось. Например, Джордж Бест. Спортсмен, культовая фигура. Великая сила и необъятный талант. Как бы вы с ним справились?

Это очень непросто. Мне, как менеджеру, очень сложно справляться с натурой некоторых людей или некоторыми другими вещами. Футболисты занимаются пять или шесть часов с нами, а в сутках двадцать четыре часа. Оставшиеся восемьнадцать или девятнадцать часов они проводят с семьей, друзьями, гипотетическими друзьями, людьми, которые их окружают, людьми, которые им, возможно мешают. Очень сложно контролировать такие вещи. Ты стараешься позитивно влиять, но вот изменить природу человека или взять его полностью под контроль, невозможно. Не думаю, что и мы можем это делать. У каждого сверхталантливого футболиста есть, скорее всего, и другая сторона. Великие люди тоже могут иметь слабости. Вам должно повезти. А с такими, как Джордж Бест... Я не видел вживую, как он играл. Но я о нем очень много знаю, помню почти все. Такие люди приходят на Землю, и за всю свою жизнь оставляют уникальный и невероятный след. Говорят, что такие рано уходят, но взгляните на то, что они нам оставляют...

Кстати говоря, а вы задумывались о своем наследии?

Мое наследие огромно. Но есть одна действительно важная для меня вещь: я изменил отношение к португальским тренерам. В 2004, когда я начал завоевывать свой кусочек в футбольном мире, тренеры из Португалии стали получать чуть-чуть больше доверия, больше шансов. Двери перед ними распахнулись. И теперь они работают во всем мире. Вот мое наследие. Уже после этого можно говорить о моей методике управления, новых направлениях в тренерском деле, но двери открылись именно в тот момент, когда я добился успеха в Англии, Испании и Италии. Это важнее, чем все мои личные достижения.

«Если вы разбираетесь только в футболе, то вы не разбираетесь в футболе». Это ваше кредо, не так ли?

Да. Это моя цитата. Но это мне сказал мой учитель, когда мне было семнадцать или восемнадцать лет. Я учился в старших классах, это был преподаватель философии. Мне не был интересен этот предмет, и он заметил, что мыслями я пребываю в другом месте. Тогда он прервал лекцию и сказал: «Эй, мистер Моуринью, в чем дело? Где ваше внимание? Где сосредоточенность? Я будто со стеной разговариваю». Я ответил ему: «Я хочу стать тренером по футболу, а не философом». А он сказал мне, что наступит в моей жизни день, когда философия понадобится ровно так же, как физиология, биология и статистика, и зря я игнорирую психологию и не уважаю его предмет. Он попросил меня не забыть этого. И он был прав. Сейчас тренеры тоже это понимают. Но я-то понял это двадцать пять лет назад.

Как это повлияло на ваш стиль управления?

Чем больше вы получаете общих знаний, тем больше вам это может помочь, это касается даже самых, на первый взгляд, незначительных вещей. Будучи главным тренером, на мой взгляд так точно, нужно как минимум знать много языков и уметь вызывать симпатию в людях. Смотрите, я не знаю немецкого, но пару слов сказать могу. Эти пару слов и создадут эмпатию, начнут взаимоотношения. Я не знаю шведского, но со Златаном [Ибрагимовичем] я говорю на итальянском. Если во время Лиги Чемпионов или Лиги Европы нам предстоит играть в Украине, чтобы пойти на пресс-конференцию и лучше прочувствовать ситуацию, мне нужно вникнуть в происходящее в стране и немножко разобраться в ней. В таком случае, я смогу более умело отвечать на вопросы. Каждая капля культуры или знаний, которую вы впитываете, это не бремя. Это лишь еще одна капля в ваш колодец знаний, а не лишний груз. В конце концов, это сыграет вам на руку, поможет улучшить выступления. Я не хочу стать умнее всех остальных, нет. Но я всегда думаю о деталях.

Вы сказали, что не поддерживаете своих коллег по поводу Китайской Суперлиги и феноменальных зарплат в ней...

Нет, я разделяю их обеспокоенность. Когда вы предлагаете игроку пять миллионов фунтов в год, а они предлагают двадцать пять, ситуацию максимально усложняется. Возможно, игрок предпочтет пять миллионов, потому что он выбирает футбол. Но может и двадцать пять, если он хочет денег. Я уже успел отклонить одно невероятное предложение из Китая, но я не буду критиковать тех, кто выбирает этот вариант. Это их выбор, их жизнь. Люди сами выбирают свое будущее. Многие тренеры в Премьер-Лиге негативно относятся к этому, но я нейтрален. Да, я обеспокоен тем, что они могут предложить то, чего никогда не будет в Европе. Но ведь тот игрок, который хочет уйти, возможно и не твой игрок вовсе. Представьте себе парней двадцати четырех или двадцати пяти лет. Они хотят уехать? Окей, прощайте, счастья вам. Игроки, которым за тридцать уезжают зарабатывать деньги себе на остаток жизни? Окей. Но когда молодые футболисты с шансами на успех в лучших турнирах мира топчутся на месте в нерешительности... Может лучше их отпустить?

Насколько важны крупные личности в футболе?

На самом поле без них никак. Если говорить о правильных личностях, тех, кто хочет быть лидером, кто уверен в себе, о тех, кто пойдет пробивать пенальти на последней минуте решающего матча, о тех, кто при счете 0-1 скажет своим партнерам, чтобы они отдавали ему мяч, а он будет организовывать игру, о тех, чье рвение к победе невозможно описать словами, кому не помешают даже полученные травмы. Если бы я мог получить одиннадцать таких человек, я бы обязательно воспользовался этим!


Новый Jaguar XJ уже доступен по цене 58 690 фунтов.


Источник и фото: GQ Magazine