Как Андрей Канчельскис разорвал «железный занавес»

В своей футбольной карьере Андрей Канчельскис никогда не боялся принять новый вызов и сумел добиться успеха в нескольких клубах. До начала новейшего исхода опытных европейских и латиноамериканских игроков на Ближний Восток, Канчельскис перебрался в столицу Саудовской Аравии, подписав очень выгодный контракт. На закате своей карьеры он без лишней скромности отправился в клуб, покусившись на внушительную зарплату. И кто может его в этом винить?

Он электризовал своими движениями, сочетая уверенность человека, рожденного для сцены, с магическим мастерством и балансом. Кто еще мог стоять на мяче и приветствовать толпу болельщиков в матче против «Рейнджерс»? Он был таинственной рок-звездой с ухмылкой киллера, который поражал сердца тысяч людей своими пируэтами и молниеносной скоростью. Это был одновременно спрос и предложение: он предоставлял зрелище и вопрошал награды.

Если честно, то в его выступлениях было больше от голливудского блокбастера, чем в некоторых спектаклях на Бродвее. Тайны, взяточничество, слава, угроза смерти, обожание и распри расцветали на фоне головокружительной, непредсказуемой и сумбурной перестройки. Начало его карьеры выпало на развал советского союза и рождение новой нации. Подходящая сцена для человека, который всю жизнь преодолевал ограничения. Он не был инициатором всего окружающего его хаоса, но вся его жизнь представляла собой полотно, сотканное из интриг во всех возможных проявлениях.

Если не брать во внимание его лукавые комментарии-сравнения столиц стран, его выступления в Саудовской Аравии были огромным разочарованием, ведь он так и не смог продемонстрировать ту же впечатляющую форму, которая полюбилась его болельщикам из «Манчестер Юнайтед», «Эвертона» и «Фиорентины». Он страдал, пока не получил неплохое предложение из России, где провел три сезона за один из клубов Премьер-Лиги, а потом попробовал себя на тренерском поприще.

Само представление дома для Канчельскиса было достаточно абстрактным. Он родился в Кировограде, Украина, в семье литовцев, представлял сборные СССР, забив последний гол в истории этой сборной (в ворота Кипра в 1991 году), стран СНГ и России на международном уровне, технически имел право на получение британского гражданства после того, как прожил более 10 лет в Великобритании.

В начале 1990-х многие игроки бывшего СССР начали покидать родину и направляться в более стабильные и богатые лиги стран Западной Европы, например: Александр Мостовой, Шота Арвеладзе и Валерий Карпин провели более десяти лет за пределами СССР — но Канчельскис был одним из первых игроков, которые приняли решение уехать после формального развала Союза.

Это был период хаоса для футболистов, ведь они имели право выбирать, какую из новосозданных республик дальше представлять на международной арене. Более того, перестали действовать строгие правила чемпионатов, запрещающие игрокам покидать их пределы. Если раньше карьера футболиста была ограничена если не одним клубом, то одним чемпионатом, то теперь появилась возможность избежать таких жестких ограничений.

Канчельскис начал карьеру в юношеской системе «Динамо Киев», под пристальным взором легендарного тренера Валерия Лобановского, под его же руководством юный вингер дебютировал на международной арене. В возрасте 21 года он перешел в донецкий «Шахтер». Тогда информация о главных турнирах Западной Европы была практически недоступна, не говоря уже о Востоке континента, а игрокам, которые хотели перейти в Англию, Италию или Испанию просто нужна была помощь, чтобы их заметили.

04-08-2016-g0d9h

***

Канчельскису удалось осуществить большой прорыв раньше всех. Его подметил бывший тренер молодежной сборной Норвегии, после того как к нему обратился сэр Алекс Фергюсон, отчаянно искавший правого вингера.

Рене Хауге позже оказался втянут в ряд громких скандалов, связанных со взятками. Наиболее известными из них стали трансферы Пала Лидерсена и Йона Йенсена, которым поспособствовал Джордж Грэм, в результате которых он и был уволен. Но до того, как его репутация была подпорчена, он был достаточно надежным агентом. Фергюсон оказался в восторге, когда увидел запись игры Канчельскиса в матче против сборной Италии, которую ему прислал Хауге, и он отправился лично посмотреть его выступление за сборную в матче с немцами.

В то время в элитном английском дивизионе было всего 11 игроков небританского происхождения. Помимо знаменитых послевоенных туров московского «Динамо», восточноевропейцы были абсолютно неизвестны для большинства британских болельщиков. Даже Эрик Кантона, который прибыл в «Юнайтед» в том же году, что и Канчельскис, был назван Эмилем Хьюзом «выскочкой иностранцем». А ведь француз всего-то родился по ту сторону Ла-Манша. В те времена в атмосфере все еще царило недоверие к иностранцам, а после завершения «холодной войны» самый ледяной прием ждал как раз бывших граждан Советского Союза.

Канчельскису не понадобилось много времени, чтобы развеять эти предубеждения и завоевать любовь манкунианцев своей блестящей игрой на поле и манерой поведения вне его. После трех успешных сезонов, в которых «Манчестер Юнайтед» дважды побеждал в Премьер-Лиге и Кубке Англии, Фергюсон наградил вингера новым контрактом. Согласно этому договору Канчельскис становился одним из самых высокооплачиваемых игроков команды. Его зарплата практически в тысячу раз превышала ту, которую он получал в Украине. Решение покинуть «Динамо Киев» и Лобановского казалось очень смелым. Тогда вся постсоветская спортивная система находилась на совершенно ином уровне. И теперь он получил шанс оправдать свои амбиции.

Причины, по которым игроки покидали родину ради богатого Запада, были очевидны. И дело было не только в финансах. Когда развалился Советский Союз, большинство влиятельных государственных спортивных структур либо были предоставлены на самостоятельное финансирование, после того как было разрешено негосударственное инвестирование, либо вообще перестали существовать. В сумасшедшей погоне за своим куском пирога некоторые «новые русские» стремились заполучить контроль над спортивными командами. В большинстве случаев их использовали для отмывания денег. В такой ситуации будущее игроков оказывалось под большим вопросом. Очевидным решением для большинства из них являлся переезд в Москву. Причина этому была проста: этот город и раньше был столицей большой страны, а теперь он был более стабильным и экономически мощным в новосозданной России.

Хотя бы официально игроки имели право выбирать ту национальность, которая была им по душе. Когда Канчельскис решил представлять Россию, это вряд ли кого-то шокировало. Реакцию его первой родины вряд ли можно назвать благодарной: его активно выставляли предателем за то, что он не отдал предпочтение Украине.

Другие игроки получали разную огласку за такие решения. Карпин, например, уже играл в Москве в переходной период (после распада СССР и до создания Российской Федерации). Долгое время его травили представители родной Эстонии за то, что он предпочел выбрать российское гражданство. И все же, когда Канчельскис предпочел представлять страну своего проживания, реакция была не такой взрывной.

Описание дальнейшей истории жизни Канчельскиса без более детального повествования о мире, в котором он жил, было бы ошибочным. Западным футбольным болельщикам трудно представить, под каким контролем государства и общества находились советские спортсмены; а ведь именно он большей частью был причиной того, что поступки таких игроков, как Канчельскис, были действительно революционными для современной истории российского футбола.

Джеймс Риодан мог рассказать из первых уст о том, что происходило в мире советского спорта. В 1963 году он учился в средней школе для детей коммунистических высокопартийных чиновников в Москве, а позже стал одним из передовых голосов в российской и советской культуре. Он даже написал книгу, в которой заявлял, будто бы является первым британским игроком, имевшим опыт выступлений за российский клуб «Спартак Москва», хотя правдивость этой выдумки ставилась под сомнение с самого момента выхода книги в свет.

За несколько лет до своей смерти в 2012 году профессор университета Сюррея Эмерит написал научную работу под названием «Роль контроля в советском спорте», в которой описал царивший беспорядок в спортивном мире в 20-м столетии: «В 1980-х годах в советском спорте начались радикальные перемены, которые изменили шаблон существующей бюрократической и функциональной системы. До тех пор спорт находился не только под контролем государства, но и утилитарной системы аттестации, которая и породила „идеализированный“ показушный лоск и „мировые“ стандарты. Именно благодаря этому в определенных группах населения стал привычным синдром „мы знаем, как для тебя лучше“».

***

e3222aa686057358ac611c9a154d77d4

Москва была центром всего мирового спорта в 1980-м, когда она принимала Летнюю Олимпиаду, если, конечно, не брать во внимание бойкотировавших это событие США. Но в самом Союзе к этому успеху отнеслись неоднозначно.

СССР уверенно доминировал в медальном зачете, что должно было стать наглядным примером поддержки коммунистической партией отечественного спорта. Но в шумихе вокруг Игр и их наследия четко читалось разочарование. Сфабрикованные данные по поводу участия населения в спорте потом получили огласку, а для большинства советских граждан глобальный парад мирового спорта был скорее нежелательным отвлечением от экономических трудностей.

Риодан: «Население, которое годами ждало достойного жилья, телефона и машины, увидело развал российской экономики. Казалось, что спортивные победы были добыты из политических мотивов. Народ не поддерживал то, что огромные деньги были потрачены на шоу Олимпийских игр. Это стало последней каплей, которая переполнила чашу терпения.

Как только пал „железный занавес“, конкурентоспособность советских спортсменов резко упала из-за нехватки поддержки со стороны государства. Спортивные организации свободных профсоюзов, а также повсеместные „Динамо“ и клубы вооруженных сил были примером для создания частных спортивных и оздоровительных клубов».

Появление капитализма в спорте проложило дорожку для безудержной гонки в рядах «новых русских», которые нашли кратчайший путь улучшения своего бизнеса и место для отмывания денег — футбольные клубы. У этой кровавой бойни могли быть только разрушительные последствия. Например, гендиректор московского «Спартак» Лариса Нечаева была застрелена в 1997 году, а владельцы одесского «Черноморца» и донецкого «Шахтера» были убиты в 1992 и 1995 годах соответственно.

Исходя из вышеперечисленного, решение Канчельскиса покинуть страну было разумным, даже если он и не предвидел масштаб упадка постсоветского спорта. Маниакальная помешанность на спорте не брала во внимание то, как на самом деле видели себя спортсмены. Система так долго была переполнена ограничениями — футболистам запрещалась присоединяться к несоветским командам, — что даже после официального разрешения выбрать свой путь игрокам было очень трудно выйти из этого порочного круга.

***

Лучшее поколение молодежи «Юнайтед» готовилось ворваться в состав первой команды, а клуб завоевал дубль (чемпионат + кубок) и достиг успеха в продлении контракта с «летающим россиянином», — у сэра Алекса Фергюсона было предостаточно поводов для радости летом 1994 года. Единственным фронтом, который остался непокоренным, была Европа. Но время было точно на стороне Фергюсона, ведь до известного изречения Алана Хансена о детях оставался год.

Но был один тревожный эпизод, связанный с агентом Канчельскиса, Григорием Ессауленко, который стал будто предупреждением о том, что будет дальше. После того как дальний удар вингера позволил «Юнайтед» вырвать ничейный результат в матче против «Ноттингем Форест», который транслировался Sky Sports, командный автобус вернулся на тренировочную базу Клифф к часу ночи. Игроки были довольны своей работой, но хотели вернуться домой. Когда Фергюсон покидал стоянку, Ессауленко постучался к нему в окно и сообщил, что у него есть подарок для шотландца. Несмотря на протесты тренера, агент настаивал. После встречи в гостинице «Эксельсиор» в аэропорту Манчестера Ессауленко передал Фергюсону пакет со словами: «Это подарок для вас и вашей жены. Надеюсь, что вам понравится».

Кэти и сэр Алекс узнали, что за «подарок» они получили, когда открыли его дома тем же вечером. Там было 40 тысяч фунтов наличкой. Следующим же утром шотландец отправил его в клубный сейф, предварительно задокументировав факт получения денег у клубного советника по правовым вопросам Мориса Уоткинса. С агентом же он потом не виделся практически год. Со временем стало ясно, что этим «подарком» Ессауленко намеревался упростить и ускорить процесс переговоров с его клиентом в соответствии с его личными требованиями по улучшению. Но тогда это событие просто сбило Фергюсона с толку. Канчельскис начал жаловаться на проблемы с желудком, причины которых клуб диагностировать не смог, в результате чего игрок провел вне основной команды намного больше времени, чем в предыдущей кампании.

***

Sir Alex Ferguson standing tall at Old Trafford in the mid 1990's Picture: Richard Austin 07831 566005

Когда же он инициировал атаку на своего тренера в прессе, все стало резко проясняться и отношения между шотландцем и Канчельскисом резко ухудшились. Потом Фергюсон написал в своей автобиографии «Управляя своей жизнью» о сложившейся ситуации следующее: «Доклады о травмах совпали с резким изменением отношения к делу игрока, — писал он, не оставляя сомнений по поводу собственных подозрений в причинах этого. — Куда делась та приятная улыбка, доброта и благодарность, которая была, когда он только переехал на „Олд Траффорд“? Это был не тот парень, которого мы увезли с Украины, где он получал в неделю фунтов шесть. Это уже был хмурый и недовольный молодой человек».

Позже стало известно, что без ведома Фергюсона в контракт был включен пункт, который гарантировал Канчельскису 1/3 суммы будущего трансфера. Когда следующим летом он перешел в «Эвертон», клуб заплатил за него в 10 раз больше, чем когда-то «Юнайтед» — 600 тыс фунтов.

У Канчельскиса было свое видение ситуации. Он хотел перейти в «Мидлсбро», где он мог бы играть под руководством своего бывшего партнера по команде Брайана Робсона, но Фергюсон заблокировал переход, потому что «Эвертон» предложил большую сумму. На публике Фергюсон всегда отстаивал свою позицию насчет денежного вопроса, не стоит забывать и о его недоверии к подавляющему большинству агентов. И все же Канчельскис считал, что Фергюсон был заинтересован только в набивании карманов.

Успешная игра за клуб из Мерсисайда ускорила переход Канчельскиса за большие деньги в «Фиорентину», где ему так и не удалось набрать ту форму, которая сделала его одним из самых опасных вингеров мира. Спустя полтора года «Рейнджерс» вернули Канчельскиса на британские берега. Он стал единственным игроком, который забивал в дерби Манчестера, Ливерпуля и «Олд Фирм». Но его яркая звезда начала постепенно затухать настолько, что ему практически позволили уйти свободным агентом всего через несколько месяцев. Предложение «Айнтрахта» из Франкфурта в 500 тыс фунтов — несравнимо низкая сумма после 8 млн фунтов, которые «Эвертон» выручил за Канчельскиса всего двумя годами ранее, — было принято, но его представители требовали такую же сумму для себя. Из-за этого переговорный процесс провалился.

Практически десять лет спустя, уже когда Канчельскис тренировал «Носта Новотроицк» из второго дивизиона, он получил денежное предложение от судьи за гарантию необходимого результата, но он отказался платить. Это был его первый клуб с тех пор, как он закончил карьеру в 2007 году. Когда к нему обратились с предложением возглавить небольшой клуб из города на границе с Казахстаном, он уже не питал иллюзий насчет финансовых махинаций в футболе его родной страны.

После того как он закончил карьеру, это было смелое решение. «Носта» все еще существует, но этот клуб уже практически стал одним из поучительных примеров из истории российского футбола. Наделав немало шума во втором дивизионе, команда свалилась обратно в третий. После того, как небольшой клуб возглавляет тренер с большими планами, в рамках привлечения внимания к команде используется классическая практика покупки известных игроков. Карпин возглавил «Торпедо Армавир» из второго дивизиона в начале этого сезона, но все закончилось поразительной серией из семи матчей без забитых голов и зоной вылета.

Алан Мур, бывший тренер, который поработал со множеством клубов в России и Канчельскисом, описывает клуб так: «[Когда Канчельскис возглавил команду] У них был крошечный стадион, который был забит нахлебниками и водителями. Клуб потратил большие деньги на создание команды, чтобы выйти в Премьер-Лигу. Насколько я помню, их поддерживала сталелитейная компания с Урала. Стоит признать, что команда была действительно неплохая. Но в клубе был хаос. „Волга Ульяновск“ проиграла там со счетом 2–1, и еще их ограбил судья, которого не волновала полученная от той команды сумма».

После вылета с командой обратно в третий дивизион, Канчельскис отправился в Москву, где возглавил «Торпедо-ЗИЛ». Он довел команду до второго места в зоне ЦЕНТР второго дивизиона, где сейчас обитает его бывший клуб. Когда клуб «Сатурн Москва» исключили из Премьер-Лиги из-за финансовых проблем, их место предложили занять «Краснодару» из второй лиги. «Торпедо» также официально обращался с просьбой занять вакантное место, но им отказали. Через пару месяцев владелец «Торпедо» Александр Мамут распустил клуб, а Канчельскису пришлось вновь искать себе место работы.

Новосозданный клуб «Уфа» из Республики Башкирия был очень амбициозной командой с высокими требованиями. Несмотря на то, что Канчельскис сумел довести команду до второго места в том же чемпионате второго дивизиона, где играла и упомянутая «Носта», вылетевшая потом в любительский дивизион, ему не удалось остаться в команде более трех лет. После вылета с латвийской командой «Юрмала», он некоторое время тренировал «Волгу» из Нижнего Новгорода, а потом возглавил в начале этого года московский «Солярис», который был создан лишь в 2014 году. Правды ради отметим, что он уже покинул клуб, на этот раз из-за того, что не смог гарантировать команде повышение в классе.

И что дальше? Для того чтобы предугадать, куда теперь отправится Канчельскис, понадобится талантливый ясновидец, но даже ему будет сложновато. Мур же верит, что мы еще увидим загадочного Канчельскиса на британских берегах. «Я бы поставил на то, что он займет пост помощника главного тренера в клубе английской или шотландской Премьер-Лиги. Я был бы также рад, если бы он возглавил клуб из Ирландии или Чемпионшипа. Ему, как и большинству бывших маэстро футбольного поля, нужно все аккуратно взвесить,. Но у него есть все, чтобы стать хорошим тренером. Ему лишь нужны трудолюбивые игроки».

Будучи футболистом, он продемонстрировал мастерство и индивидуальность, которые инициировали новый тренд и помогли начать процесс строительства советского и российского футбола. Он стал одним из первых игроков, преодолевших таинственный «железный занавес», и завоевал любовь западных болельщиков выступлениями на столь высоком уровне. Можно закончить фразой, написанной на одном из баннеров британских болельщиков, поддерживающих Канчельскиса в начале его карьеры на Туманном Альбионе: «Канчельскиса можно любить или ненавидеть, но игнорировать его невозможно».


Источник и фото: These Football Times, автор: Андрей Флинт

  • Скептик

    Последний хороший российский футболист

  • Alexander Bazin

    Какой Южный Новгород, вы что? Верните НиНо правильное название.

    • hershies

      Нежный Новгород

  • Эль Кардо

    Вот же крутая форма на заглавной фотке! Ещё не пришла эта странная мода на мешки, олдскульный герб, веревочки на воротнике. С канчельскисом на спине я б взял не думая.

    Ну за перевод - два мешка респектов вам в тележку!

  • Евгений Соколовский

    Годный материал. Спасибо. Не знал, что Канчельскис играл за киевлян, пусть и не долго.

  • Manaderad

    Не уж то правда что к него зарплата в Украине была 6 фунтов в неделю? Не верится как-то

    • Pavel

      Кокорин,мы тебя узнали!!!

      • Manaderad

        Не понял про что вы

  • Andrey Teterin

    Отличная статья. Спасибо!