pub

Флетчер: «Во время болезни сэр Алекс всегда был рядом»

Глядя на фотографии, сделанные в период его борьбы с болезнью, Даррен Флетчер с трудом узнает себя. Он похудел почти на девятнадцать килограмм, и организм футболиста был ослаблен жуткими последствиями язвенного колита – недуга, угрожавшего жизни Даррена.

«Я выглядел просто ужасно», – говорит Флетчер, вспоминая, как тяжело пришлось не только ему, но и его семье – жене Хэйли и сыновьям-близнецам. «Меня захлестывают эмоции, когда я обращаюсь к тому времени. Больно об этом говорить».

Нормальный вес Флетчера – 79 килограмм. Шотландец говорит, что пытался тренироваться и выходить на матчи из-за своего упрямства, когда его вес находился на отметке 73 килограмма – недостаточная масса для игрока его позиции с ростом 185 сантиметров. «Я похудел до 62 килограмм. Внешне это было не так заметно - я всегда выглядел худым».

23EACE2300000578-0-image-a-12_1418325813083

Флетчер пережил непростое испытание – это и стало причиной для газеты Daily Mail вручить ему награду имени Яна Вулдриджа [1] как признание его храбрости и преодоления трудностей.

Диагноз Флетчеру был поставлен еще в 2008 году, но более трех лет он скрывал этот факт от партнеров по команде. Знали только его семья, клубный врач и сэр Алекс Фергюсон. Частично это связано с нежеланием Даррена обсуждать свою болезнь.

Но затем стало все сложнее объяснять друзьям и одноклубникам, почему ты посещаешь туалет тридцать раз в день, почему ты не можешь сходить на ужин со своей семьей, почему ты не отводишь детей в школу и не смотришь их футбольные матчи, почему ты не можешь отойти даже на несколько шагов от ближайшей уборной. Все становится очень печально – остается ложиться в больницу.

Впрочем, сегодня Флетчер готов поделиться своей историей. Это нелегко дается футболисту не только из-за деликатной темы, но и из-за его нежелания откровенничать с прессой.

Но теперь Флетчер рассказывает о своей болезни, чувствуя, что это его долг перед остальными: в Великобритании 1 человек из 210 страдает от язвенного колита или болезни Крона. В Королевском детском госпитале Манчестера Даррен с теплотой общался с детьми, борющимися со знакомой ему болезнью.

23EACE0900000578-0-image-a-14_1418325819978 (1)

«Дети рассказывают мне, что им легче объяснить своим сверстникам, чем они болеют, сказав «У меня такая же болезнь, как у Даррена Флетчера».

«Я думаю, людям дает надежду тот факт, что я прошел через все это и вернулся в профессиональный футбол после столь продолжительного перерыва».

«Я знаю, как важен футбол, и какое значение имеет «Манчестер Юнайтед». Поэтому теперь я являюсь лицом благотворительной организации по борьбе с язвенным колитом – я знаю, как тяжело справиться с этой болезнью, и я готов сделать все, чтобы помочь тем, кому нужна моя поддержка».

Даррен смотрит на детей, с которыми только познакомился.

«Больше всего я сочувствую детям. Они теряют вес, сильно бледнеют. Очевидно, что им тяжело, но они не позволяют окружающим заметить это, поскольку стесняются симптомов болезни и не желают говорить об этом».

23EACDCC00000578-0-image-a-13_1418325817523

«Конечно, взрослым непросто, но детям приходится хуже – тяжело ходить в школу с такими симптомами. Я смею надеяться, что смогу вселить в них уверенность и помочь им преодолеть это препятствие».

Флетчер признает, что сперва пренебрежительно относился к своей болезни. Вспоминая первое обострение, случившееся 6 лет назад, Даррен говорит: «Диагноз мне поставили незамедлительно, и я быстро восстановился. В моих глазах я все еще был в отличной форме, играл в Премьер-лиге. Я чувствовал себя неуязвимым».

Болезнь, к сожалению, вернулась, что вынудило Флетчера рассказать о ней клубному врачу и сэру Алексу Фергюсону. «Я всегда буду благодарен сэру Алексу за все, что он сделал для меня, за предоставленный шанс, за то, что он верил в меня. Он всегда проявлял невероятную заботу и доброту, сделал все, чтобы помочь мне и защитить меня и мою семью, когда я был болен».

«Фергюсон предоставил мне продолжительный перерыв, сказал, чтобы я не волновался о контракте, чтобы я прежде всего думал о своем здоровье и семье, забыл о футболе и сконцентрировался на главном».

«Он всегда был рядом. Порой у меня был жуткий вид, а он говорил мне, что я выгляжу отлично. Он всегда пытался вселить в меня уверенность в себе».

Без имени-1

«Я и так обязан Фергюсону всей своей карьерой, но после поддержки в период моей болезни сэр Алекс стал занимать еще более важное место в моей жизни».

«Даже после выхода на пенсию он постоянно звонил мне и справлялся о моем здоровье. Иногда он звонил моей жене, зная, что ей, пожалуй, приходится тяжелее, чем мне».

«Для нее было кошмаром видеть меня, знать, что болезнь превратила меня в другого человека. Сэр Алекс подолгу разговаривал с ней по телефону. Мы бесконечно благодарны ему за это».

Фергюсон помог Флетчеру держать болезнь в тайне от других футболистов.

«Мы решили сказать остальным, что это несерьезная болезнь, но с каждым днем становилось все сложнее скрывать происходящее. Окружающие начали понимать, что я серьезно болен. Они стали задавать вопросы».

У Флетчера начались побочные эффекты от принимаемых им лекарств, в том числе больших доз стероидов, чтобы контролировать симптомы колита.

«У меня было так называемое "лунообразное лицо" - тело остается худым, а лицо раздувается».

«Меня все время беспокоили головные боли и необходимость постоянно посещать туалет. Были побочные эффекты и от других лекарств. Однажды я проснулся и вообще не мог пошевелиться, а нужно было ехать на тренировку. Я принимал лекарство в течение недели, и врачи сказали, что подобное может случиться. Но, естественно, я был напуган, хотя после одного укола все прошло».

Флетчер был болен, но все еще хотел продолжать футбольную карьеру. «Во время тренировок мне становилось легче. Не знаю, почему, но на поле у меня ничего не болело».

«Как только тренировка заканчивалась, симптомы возвращались. Из 24 часов в сутки 2 часа тренировки были моим избавлением от болезни. В этот короткий срок я был здоров. Поэтому я и продолжал упорно тренироваться, когда этого делать не стоило».

«Я думаю, если бы я жил далеко от базы Каррингтон, болезнь бы одолела меня. Я находился в постоянном страхе – когда я был в пробке, в парке с детьми, в ресторане».

«Я перестал ходить в ресторан, потому что мне было необходимо отлучаться в туалет пять-шесть раз. Мне было страшно, что в публичном месте меня узнают и люди начнут задавать вопросы».

Но о своей семье Даррен волновался еще больше. «Диагноз мне поставили вскоре после нашей свадьбы», - с дрожью в голосе вспоминает Флетчер. «Я всегда боялся, что Хэйли вышла замуж за одного человека, а приходилось жить с другим. Но она ни разу не пожаловалась».

«Я был сильно болен и, возможно, моментами вымещал на ней свою злость. Но Хэйли проявила удивительную стойкость. Один раз она позвонила клубному врачу. Я был очень недоволен этим. Но врач приехал ко мне домой и отвез меня в больницу. В ту ночь мне поставили капельницу, я потерял немало крови. Я столько раз оказывался в больнице из-за кровопотери…».

При этом Флетчер умудрялся продолжать выступление за «Манчестер Юнайтед», что доказывает крепость духа тридцатилетнего шотландца. Особенно когда начались другие проблемы, с болезнью не связанные.

Флетчер считает, что ему стало сложнее проходить допинг-контроль из-за стероидов, которые, между прочим, были одобрены полномочными органами. «Я был предельно осторожен. Но меня проверяли бесчисленное количество раз. Может быть, я преувеличиваю, но мне кажется, что из меня сделали мишень для офицеров допинг-контроля».

В конце концов в декабре 2011 года после лигочемпионской дуэли против «Базеля» Флетчер решил рассказать о своей болезни одноклубникам. Было слишком очевидно, что у меня проблемы. Я не мог более скрывать свой недуг».

«Я рассказал не всем, только нескольким ребятам, с которыми я особенно близок. Мы поужинали после игры с Уэйном Руни и Рио Фердинандом, и я знал, что они расскажут обо всем остальным. Я сказал, что беру паузу из-за своей болезни, и они проявили сочувствие и понимание, что имело для меня большое значение».

Лекарства были предпочтительнее оперативного вмешательства, но позднее организм шотландца перестал реагировать на таблетки, и ему пришлось задуматься об операции. Даррен был в ужасе.

«Я был готов принимать стероиды, я смирился с раздувшимся лицом и головными болями, но врачи сказали, что я не могу вечно принимать лекарства. В итоге они оказали бы сильнейшее влияние на мое здоровье, на внутренние органы».

«В то же время близкие мне люди боялись, что мой кишечник находится в плачевном состоянии. Они боялись, что осложнения начнутся, когда я буду где-нибудь в Шотландии и не смогу получить должную медицинскую помощь».

«Я не люблю говорить о смерти, потому что я никогда всерьез об этом не думал. Но да, моя жизнь была в опасности. Я продолжал бороться, лечился всеми возможными способами, делал все, чтобы избежать операции».

«Но затем наступает такой день, когда жизнь просто теряет свой смысл, и ты умоляешь врачей прооперировать тебя. Ты проходишь путь от постоянного откладывания операции и парализующего страха до беспредельного отчаяния, когда ты просишь помочь тебе. Ты находишься на самом дне».

Первая из трех операций была сделана в январе прошлого года. «Мне удалили толстую кишку: язвенный колит поражает именно этот орган. Это трехступенчатая операция, но появляется вопрос: сможет ли твой организм адаптироваться к новой ситуации? Если нет, то все усложняется. Мне было очень страшно».

«Поэтому самым тяжелым для меня было найти в себе смелость пойти на такой шаг. Вариант с операцией был предложен мне за полтора года до фактического оперативного вмешательства. Я дошел до такого состояния, что уже ничего не боялся. Я просто хотел, чтобы все быстрее закончилось».

Флетчер отказался от эпидуральной анестезии во время всех операций, потому что его пугали риски, связанные с подобной процедурой. «Я знал, что есть люди, на которых анестезия оказывает побочное действие. Это порой случается с больными язвенным колитом. И я подумал, что со мной произойдет то же самое. Врачи сказали, что это безумие, но я смог вытерпеть боль. И мне не нравилось действие наркотических веществ на мой организм».

Операция прошла успешно, и Флетчер называет хирурга Пита Сагара своим героем, что неудивительно после 6 лет борьбы с болезнью, которая лишила Даррена возможности проявить свои таланты на футбольном поле.

«Последняя операция была в августе 2013 года, и к октябрю я вернулся в команду, в резервный состав, а в декабре уже играл в основе клуба. Мой вес увеличивался с каждой неделей, и я чувствовал себя все лучше и лучше».

«Возможно, теперь я отличаюсь от других, но чувствую себя хорошо. Когда я ем, я полностью контролирую свой организм. Для меня это победа».

«Я больше не чувствую себя больным. Для меня это больше не проблема. Я тщательно выбираю, что есть, но это связано с моей карьерой в "Манчестер Юнайтед"».

23FC283D00000578-2870580-image-m-32_1418340299482

В прошлый Боксинг Дэй в матче против «Халл Сити» Флетчер вышел на поле после перерыва в 390 дней. Флетчер – самый долгоиграющий футболист нынешнего состава «Манчестер Юнайтед». Он приехал из Шотландии в возрасте 15 лет и теперь в свои 30 лет все еще хочет играть. В понедельник по дороге домой из Саутгемптона после жеребьевки Кубка Англии Флетчер заметил, что сейчас он единственный игрок из состава «красных дьяволов», выигрывавший с «Юнайтед» старейший трофей в мире футбола.

0061233A00000258-2870580-image-a-30_1418339774407

23F8D20E00000578-0-image-a-1_1418337343824

«Выходя на поле раньше, я все время думал о возможном рецидиве болезни. Теперь меня никто не остановит, и после операции я пропустил всего один тренировочный день. Я снова живу полноценной жизнью. Я ужинаю со своей женой и смотрю, как мои сыновья играют в футбол».


[1] Известный спортивный журналист


Источник и фото: the Daily Mail