«Менеджер. Стратегии управления лучших тренеров». Глава 1. Часть 2. Глобальный интерес

Жизнь на краю пропасти

Когда отношения между тренером и владельцем складываются положительно, жизнь в клубе идет хорошо. Но успех мимолетен. В свой второй полный сезон у руля «Манчестер Сити» Роберто Манчини вместе со своим клубом большую часть сезона находился в выигрышной позиции. В конце марта «горожане» оступились, давление на итальянца — настоящее или вымышленное — резко возросло. Анчелотти понимал ситуацию Роберто: «Все говорят, что Манчини должен выигрывать; если он не выиграет ничего в этом году, то его ждут большие проблемы. Но владелец клуба заявил неделю назад, что доволен выступлениями своей команды. Главная проблема футбола в том, что выигрывает только один». Карло и самому пришлось пройти огонь и воду. В «Челси», в отличие от «ПСЖ», он получил «полностью готовую» команду. Его уволили всего через два сезона, несмотря на победу в чемпионате и завоевание двух кубков. Итальянец подходит к этому с философской точки зрения и в то же время отмечает боль от полученного им горького опыта. «Я чувствовал себя неважно. Думал, что сделал все, что смог, но у меня были проблемы с владельцем команды, потому что он хотел большего. Это нормально, но я не мог сделать что-то еще». Успешное руководство игроками в таком случае — большой подвиг.

Искусство управления верхушкой

Если тренер хочет сыграть свою роль в создании необходимой стабильности, ему требуется быть лидером в руководстве клуба. Лидерство — это не просто некий героический посыл «следуйте за мной», гораздо чаще это искусство вдохновения всех вокруг. Важным компонентом этого вдохновения является вера, уверенность и приверженность тому человеку или группе людей, под чьим руководством вы работаете. Ходжсон считает, что все это начинается с уважения и прагматизма. «Вы должны работать, помня, что человек находится на руководящей должности потому, что он должен там быть, а даже если и не должен, то будет там в любом случае. Это данность. Кроме того, для работы с ним потребуются три важные вещи: прилежность, компетентность и общение. Поэтому, когда меня приглашают в футбольный клуб, я никогда всерьез не думаю о том, как управлять руководителями команды, а концентрируюсь на работе, за которую мне платят деньги. Вот где требуются прилежность и компетентность. Суть общения заключается в быстроте принятия решений. Мы принимаем множество решений: каждый день нам нужно давать ответы на вопросы и делать выбор. Важно не рассматривать клуб как свою собственность — это не так. Люди, управляющие клубом, ответственны за его выживание. Они имеют право задавать вопросы. Я всегда старался создать хорошую атмосферу для общения с начальством, и президент клуба не был против этого. Нельзя заставить их делать что-либо, но я всегда был рад, когда мне звонили сверху и спрашивали, все ли в порядке. Считаю, им важно знать об этом».

Выбор правильного человека для работы

Каждый футбольный менеджер имеет свой стиль. Отношения между владельцем и тренером могут быть различного характера. Очевидно, что владелец назначает отличного тренера, с которым он может найти общий язык; менеджер же, в свою очередь, должен приложить усилия к тому, чтобы общение между ним и его начальником работало во благо клуба. «Сейчас владельцы инвестируют огромное количество средств в свои клубы», — продолжает Ходжсон. «Поэтому по понятным причинам они ищут высококвалифицированных специалистов без оглядки на их национальность. Люди сейчас начинают понимать, что английский паспорт не является преимуществом или недостатком (для работы в Премьер-Лиге), также, как и итальянское, французское или любое другое гражданство. Менеджер из любой страны может преуспеть или потерпеть неудачу. Существует интересное разнообразие, когда речь заходит о назначении иностранцев. Сама суть тренировок и управления командой в рамках физической и тактической подготовки различаются не так сильно, но лидерские качества и характеристики, требуемые для достижения успехов с группой людей, меняются в зависимости от культуры. У меня и Боба Хьютона был свой путь к успеху в 70-80 годах в Швеции. Венгер и Манчини занимаются этим в Англии».

Несмотря на то, что Ходжсон позитивно оценивает привлечение в Англию иностранных специалистов, он считает, что нужда в высококвалифицированных людях все еще велика.

«Тренерское ремесло напрямую связано с общением. Если в низших лигах мы являемся еще и наставниками, то наверху имеем дело с людьми, которые умеют играть в футбол на высшем уровне. Мне повезло работать в лучших командах, поэтому моя задача заключалась в том, чтобы навыки и способности футболистов были едины и работали на успех клуба. И вот здесь проявляются ваши лучшие лидерские качества: некоторые из ваших игроков, чьи умения наиболее важны для команды, могут найти в этом лишь собственный интерес. Это может даже разрушить команду. Существует два типа футболистов: те, которые работают на команду, и те, которые хотят, чтобы остальные работали на них. Если у вас появляются игроки второго типа, то потребуется немало, чтобы вернуть человека на правильный путь».

Тренер, окруженный богатыми людьми, должен иметь превосходные навыки коммуникации. Успешный владелец убедится в этом перед назначением менеджера, а потом будет верить в этого человека и предоставит тому полную свободу действий.

Roy+Hodgson+Scotland+v+England+cr7TgnQ1oeZx

Государственные структуры

Кроме владельцев клуба современные тренеры должны находить общий язык с государственными структурами. Имея опыт работы в четырех национальных сборных и двенадцати клубах, Рой Ходжсон может рассказать об этом лучше других.

Во-первых, глава федерации: «Управляющий Футбольной Ассоциации во многом похож на владельца клуба. Однако у президента клуба нет такой большой организации, которой нужно управлять. Джек Уолкер приобрел „Блэкберн“ и сделал клуб тем, что он представляет собой сегодня. То же самое можно сказать и о Мохаммеде Аль Файеде и его „Фулхэме“, о Джереми Пирсе и его „Вест Бромвиче“. Поэтому задача для Дэвида Берштейна значительно усложняется, так как, в отличие от владельцев акций клубов, он не может нанять людей, подходящих ему, и не может делать все, что захочет. В ФА. Дэвид должен обсуждать каждое свое действие с огромным штабом ассоциации, в котором находятся люди, отвечающие за различные аспекты игры. Они создали штаб поменьше, который быстро решает различные операционные вопросы по мере их появления, а также представляет на суд высшему руководству инициативы на официальном уровне. Это не сильно отличается от исполнительного руководства в бизнесе».

Также важно, чтобы окружающие тренера организации и структуры работали в правильном ключе. Ходжсон отдает должное дальновидной швейцарской федерации футбола: «Когда я был назначен на должность тренера сборной Швейцарии в 1992, они уже опережали время. Как и в других странах, федерация в Швейцарии является государственной структурой, которая заботится обо всех аспектах данного вида спорта: от судейства до инвалидов и любительского футбола и так далее. Во многих странах существует огромная разница между тем, что пытается делать Футбольная Федерация, и тем, что пытается делать руководство профессиональных лиг. Швейцарская же федерация гарантировала присутствие в штабе руководителей профессиональных лиг, любительского футбола и низших профессиональных лиг с самой ранней стадии. Это работало безупречно, так как я и еще 4 человека регулярно встречались и выясняли, что нужно делать, чтобы моя работа была выполнена хорошо. Это может показаться недостаточным, пока мы не увидим результата в перспективе. «Классическим примером того, как это работало, может стать тот факт, что федерация предоставляла мне, помимо стандартных дней во время подготовки к отборочным играм и товарищеским матчам, время для работы с футболистами. Я получал команду на 5-6 дней в течение отборочной кампании. Футболисты, сыгравшие свои матчи за клубы в воскресенье, присоединялись к сборной до утра среды, что давало нам шанс поработать вместе в течение нескольких дней. Это очень хороший пример сотрудничества всех структур в интересах национальной сборной. Клубы должны были идти нам на встречу и допускать, что 3-5 раз в году у нас будет доступ к их футболистам.

Затем нужно было продумать пиар-кампанию для сборной, и мы выбрали игроков, представляющих различные регионы страны. Конечно, это легче сделать в небольшой стране, но мы проводили сборы не только в Цюрихе или Женеве, но и в Берне, Базеле и других городах. Так люди из различных областей могли понять, что сборная знает о них. Такая мера имела успех, а также это помогло мне лучше узнать игроков. Очень часто мне приходилось принимать решение, основанное лишь на одном-двух наблюдениях за футболистом: подходит ли он или нет? Это не срабатывало, конечно, когда игрок уезжал в Германию или Италию, я и не мог получить такой доступ к нему. Но в целом это имело огромное значение».

Мысль Ходжсона понятна. Если сотрудничество между государственными структурами будет налажено, то работа для тренера изменится. Лидер не может успешно проявить себя без поддержки государственных структур.

Источник жизненной силы

Английская Премьер Лига считается самым востребованным футбольным спектаклем в мире. Более 35000 тысяч людей присутствуют на стадионах на каждом из 10 матчей в неделю. Еще сотни миллионов следят за футбольной жизнью на Туманном Альбионе по телевизору и интернету. По некоторым оценкам, за английским футболом следят более 4,7 миллиардов людей из 7 всего живущих на Земле. Самые преданные болельщики, которые отдают всю эмоциональную энергию своим командам, будут рады услышать, что тренер национальной сборной Англии считает их основой существования игры. Он говорит о футбольных фанатах с большим уважением, даже с некой привязанностью: «Я всегда работал на основе трех простых вещей: болельщики знают, чего хотят; болельщики знают, что такое футбол; болельщики желают самого лучшего для своей команды. Также я добавляю к этому тот факт, что на них держится наше футбольное движение. Болельщики знают, что на плаву футбол держат не их деньги, а присутствие фанатов на стадионах. Когда вы наблюдаете за матчем Премьер-Лиги, то не заметите свободных мест. И это не из-за денег, а из-за любви. Если же включить матч Серии А, можно увидеть полупустые стадионы. Так же дело обстоит и в Кубке Лиги. Сравните все это и поймете, что болельщики жизненно необходимы футболу. Причина, почему у этого вида спорта так много спонсоров, проста: все потому, что огромное количество людей следит за футболом и переживает за свои команды».

По понятным причинам Ходжсон уделяет внимание людям, с которыми работает. «Во время матча я фокусирую свое внимание на команде. Я не должен быть объектом внимания болельщиков — они должны смотреть на игроков. Фанаты достаточны проницательные, чтобы понять: команде нужен тренер, который будет за ней следить, но это точно не тот человек, на которого они приходят посмотреть в субботу вечером. Тренер может стать предметом интереса, когда ведутся разговоры о команде, игроках, тактике, философии и о его планах».

Слова Ходжсона имеют большую ценность. В каждом бизнесе у каждой организации есть заинтересованные стороны, чьи мнения очень важны. Одна из ловушек лидерства — человек начинает думать, что является центром вселенной. Ходжсон, будучи спокойным и прагматичным человеком, не игнорирует эмоциональной привязанности болельщиков, а наоборот, относится к этому с уважением и осмотрительностью. И это правильно. Эмоциональная власть болельщиков над бизнесом клуба чрезвычайно сильна.

Эмоциональная власть может оказывать давление как на организацию в целом, так и на тренера лично. Венгер называет это самым большим давлением в своей жизни: «Наибольшее давление ощущаешь тогда, когда едешь домой вечером субботы после проигранного матча и думаешь, что некоторые люди будут плакать после поражения. Огорчать людей — вот что самое тяжелое. Это огромная ответственность, и я думаю, что чем больше ты пребываешь в клубе, тем больше, к несчастью, становится ответственность». Венгер прав: чем теснее связь между тренером и болельщиком, тем более обременительно это для менеджера. Однако есть отдельные случаи, когда долгое пребывание в клубе может пойти на пользу наставнику. Об этом говорит Андре Виллаш-Боаш: «В „Порту“ у меня, как и у Пепа Гвардиолы в „Барселоне“, было очень большое преимущество: мы оба тренировали команды, за которые болеем. Когда такое происходит, вы по-настоящему знаете, как себя поведут фанаты, вы знаете, как тронуть их, как воодушевить. Каждое слово, которое вы произносите, трогает их в разной степени и приближает команду к тому, чего вы хотите достигнуть. Величайшие тренеры способны повторять свой успех в различных клубах и лигах. Жозе Моуринью — лучший пример этого вида приспособленцев. Это трудно для многих тренеров».

Для Нила Уорнока болельщики — это и давление, и поддержка. «Во всех моих клубах — „Лидсе“, КПР, „Кристал Пэлас“ и „Шеффилд Юнайтед“ — люди говорили мне: „Хорошо, вы должны сказать, что не наш выбор номер один, но мы рады, что вы здесь“. И это здорово. Они слышали и читали о Ниле Уорноке, как о человеке, который дышит огнем, у которого дым идет из ушей, и не хотели видеть это в команде, но когда поняли, что я работаю на них и поняли то, как я работаю, то были довольны. Мне кажется, это то, что я люблю делать больше всего — приносить обычным людям счастье и оправдывать их ожидания. Один из моментов, который запомнился мне больше всего — это когда я вернулся на стадион „Пэласа“ вместе с КПР. Я ушел оттуда, когда у клуба были сложные финансовые времена, и думал, что это станет камнем преткновения. Но как только я вышел из туннеля, весь стадион зааплодировал мне стоя. Я никогда не забуду этого. Даже сейчас я говорю об этом, и у меня по спине бегут мурашки. Когда я вышел из туннеля, то пережил самый эмоциональный момент за всю свою жизнь. Болельщики „Пэласа“ были превосходны, это был один из самых лучших эпизодов в жизни». Уорнок также считает, что фанаты играют ключевую роль, когда дела у клуба идут плохо: «Я знал, что болельщики КПР поддерживают меня, было замечательно получать от них электронные письма с приятными словами. Если бы мы вылетели из Премьер-Лиги, они продолжали бы меня поддерживать. Но мы не вылетели и финишировали в середине таблицы, а каждый из этих фанатов знал обо мне и клубе больше, чем новые владельцы. Вот почему я знал, что болельщики были правы».

Tony+Pulis+Birmingham+City+v+West+Bromwich+wneQa_dKrcAx

Тони Пьюлис начал свой второй сезон у руля «Сток Сити», не ожидая мощной поддержки от поклонников клуба, но сумел исправить ситуацию. Теперь болельщики определяют клубную культуру: «Когда мы вышли в Премьер-Лигу в 2008 году, то стали первыми претендентами на вылет. Мы использовали это для того, чтобы объединиться с поклонниками. Мы сказали тогда: „Послушайте, вся страна против нас, никто не дает нам и шанса, но у нас есть выход, если мы будем держаться вместе“. Болельщики поняли это и были одним целым все это время: в итоге мы провели пять успешных сезонов в Премьер-Лиге. Мы создали историю, став единственной командой в 150-летней истории клуба, которой удавалось заканчивать сезон в верхней части турнирной таблицы в высшем английском дивизионе пять лет подряд. Мы участвовали в четырех четвертьфиналах различных кубков, в полуфинале и финале Кубка Англии. Более того, добрались до стадии плей-офф в еврокубке, где проиграли испанской „Валенсии“. Я считаю, что психология „мы против всего мира“ сработала блестяще. Фанаты были великолепны, и этот победный дух все еще остается здесь и может остаться навсегда. Эта близость пронизывает весь клуб. Когда вы прибываете на тренировочную базу „Стока“, видите это и у людей, занимающихся уборкой раздевалок, и у работников столовой, и у экипировщиков команды. Здесь все вместе».

Прямое общение между тренером и болельщиками для таких больших видов спорта — уникальная вещь. Но это действительно захватывающий вызов для лидеров: повлиять на огромную массу людей непосредственно. Во время забастовок работников British Airways в 2009-2010 годах генеральный директор компании Вилли Уолш лично написал электронное письмо каждому владельцу премиум-карты, в котором объяснял политику компании и обещал в кратчайшие сроки разобраться с беспорядками. В конце сезона сэр Алекс иногда обращался к болельщикам через микрофон. Но, возможно, героем самого интересного примера прямого общения между тренером и поклонниками стал Брайан Клаф. Он заметил, что на стадионе слишком часто слышится брань. Перед следующим матчем болельщиков встретила надпись: «Господа. Без ругани, пожалуйста. Брайан». Ругательства прекратились в тот же день. В тесных отношениях тренера и болельщиков даже простые фразы могут иметь большое влияние на людей.

Болельщики оказывают давление, поддержку, для них работают тренеры. Они — жизненная основа клуба. Их слишком много, чтобы знать мнение каждого, но все вместе они оказывают сильное воздействие на карьеру тренера и политику клуба. В Древнем Риме Цезарь опасался власти народа, поэтому избегал прямого контакта с ними. Великие личности в футболе, как и в бизнесе, используют все средства, чтобы наладить сотрудничество с более широкой аудиторией и рассматривают это как удовольствие, а не тяжелую работу.

Голос

С некоторыми исключениями (к примеру, Брайан Клаф) тренеры могут общаться с болельщиками через прессу и СМИ. Неудивительно, что тренеры команд Премьер-Лиги имеют напряженные отношения с журналистами. Менеджеры всегда находятся в центре событий, хотя сами обычно не принимают участия в этом: только они знают такие вещи, как тактика команды, травмы игроков или реальное настроение в раздевалке; это очень мудрые люди, чьи слова достойны цитирования. Короче говоря, если тренер — центральная фигура в клубе, то журналисты захотят говорить только с ним. С другой стороны, именно благодаря СМИ рождается самая сильная связь между наставником команды и ее болельщиками. Через пресс-конференции и интервью тренер выражает свои мысли, свою реакцию и даже видение футбола. Ходжсон высоко оценивает роль прессы в этом смысле: «Пресс-конференции, особенно телевизионные, очень и очень важны». СМИ нуждаются в тренере, и тренер нуждается в СМИ.

Вызов: сила, вмешательство, власть и давление

Связь становится все крепче и крепче. Если 30 лет назад тренеры интересовали только комментаторов, то сегодня — это главные герои спектакля. Сэр Алекс довольно понятно объясняет, почему это происходит: «СМИ действуют так сегодня, потому что они хищники, уже никого не интересует, что произошло на 32 минуте матча. Если взглянуть в прошлое, то это хроники футбола. Сейчас же преобладает интерес к реакции. Все дело в продаже газет, а журналисты знают, что тренер — единственный человек, который может быть уволен. Так что больше внимания уделяется его успеху или провалу. Все это часть работы самого важного человека в клубе».

Сегодня СМИ прямо влияют на динамику развития команды. Кевин Киган поясняет, как все поменялось с 70-ых годов, когда он выступал за «Ливерпуль»: «Вы могли подойти к игроку и поспорить с ним о чем-либо — у нас были достаточно раздражительные тренировки, — но никто не выносил сор из избы. В то время было легче сохранить это внутри команды. Не было ни твиттера, ни фейсбука; с прессой можно было довольно быстро найти общий язык. Помню, как журналисты ехали с нами на одном автобусе из Сканторпа! Но это все сильно изменилось, в основном потому, что на журналистов давят редакторы и другие люди, отвечающие за заголовки газет, чтобы их издание стоило хоть что-нибудь. Это привело к разлому между игроками и прессой. Даже если сама статья не несла в себе ничего плохого, то заголовок мог быть отвратительным. Футболисты в этом случае говорят: „Я не буду это читать, это вы написали“. Настало время отчуждения: „Мы не хотим общаться с ними, мы не хотим видеть этих людей возле себя“».

Эллардайс с грустью отмечает, что то, как СМИ вешают ярлыки на тренеров, порой неоправданно. Когда тренер обвиняется в выборе плохой тактики, появляются проблемы с болельщиками, и это может привести к разбору полетов с начальством. «Дело не в нашем стиле игры. Это неудачный ярлык, который связан с успехом. Все началось с того, что некоторых моих коллег, возможно, раздражало то, что у них выигрывает „Болтон“. Мы знали, что у нас прекрасная команда, которая может адаптироваться под любой стиль и выигрывать матчи. Дело в том, что пресса взяла это за основу, и только потому, что они так написали, это должно было быть правдой. Моуринью не сказал это вслух, а ведь он выигрывал чемпионат с таким стилем игры! Мы следили за ним и понимали, что они играют, как мы („Челси“ был лучше нас: у меня были хорошие игроки, а у Жозе — великие). Печально, когда вешают подобные ярлыки. И теперь, куда бы я ни пришел, звучит один и тот же вопрос: „В каком стиле вы будете играть?“. Его обычно задают в течение первых 30 секунд, поэтому обычно я отвечаю: „Вы спрашиваете об этом каждого тренера?“. Многие молодые специалисты всерьез опасаются этого сейчас. Они понимают, что худшее из того, что может с ними случиться — навешивание ярлыков от прессы. Единственный выход — создать свой ярлык». Как может сказать любой представитель банка или любой другой сферы: репутация, индивидуальная или коллективная, — это вызов для лидера.

Neil+Warnock+Crystal+Palace+v+Stoke+City+Premier+3dDTIb3_dFKx

Уорнок — один из самых успешных тренеров в плане вывода команд в высшие дивизионы. Он имеет репутацию жесткого, искреннего и бесстрашного человека, способного упорно добиваться своего. Всего лишь часть из этого является правдой: «Мой образ намного сложнее. Высказывания прессы огорчают меня, сэра Алекса, всех нас. В начале своей карьеры я хотел звонить в каждое издательство, которое печатало неправильные заголовки, притворяясь источником, близким к клубу. С годами я понял, что этим ребятам нужно продавать свои истории, а мне следует лучше разбираться в людях. Мне следовало знать, что тот человек, который мне в лицо говорит, что никогда не оскорбит меня, будет говорить грязные вещи за моей спиной. Это действительно ужасно для молодых тренеров, которые не могут доверять прессе, как я это делал в начале карьеры. Обычно местные журналисты ездили вместе с нами в автобусе. Сейчас же об этом и подумать нельзя. Помню последние пресс-конференции в КПР. Шесть или семь журналистов спросили меня: „Нил, можете ли вы рассказать нам о том и об этом не на диктофон?“ Я делал глубокий вдох и отвечал: „Вы хотите, чтобы я вам сказал что-то не на диктофон? Посмотрите на каждого гребанного журналиста. Любой из них готов подставить меня в любую секунду, и вы хотите, чтобы я сказал что вам что-то не на диктофон?“. Они обещали не записывать, но если бы я что-то сказал, то тут же меня смешали бы с грязью. Все посмеялись, так что всё закончилось хорошо. Вам нужно относиться к этому вдумчивее, но в то же время проще».

Уилкинсон заявляет, что чувствовал себя неловко перед прессой, потому что ему нравилось тщательно обдумывать свои слова перед тем, как ответить на вопрос. «Когда я работал тренером, журналистам приходилось долго ждать ответы, особенно на радио или телевидении. Игроки шутили, что, если человек задаст мне вопрос, то пройдет целая вечность, прежде чем я отвечу. Пресса не дает времени, и вы сразу попадете под давление, если ваш недостаток всплывет наружу».

Он также отмечает, что сейчас быть тренером намного сложнее, чем 30 лет назад.

«Сегодня все гораздо масштабнее. Сейчас все больше и больше неожиданностей. Хоть это и странно, но я иногда думаю, что это менее заметно для читателей и слушателей, так как тренеры научились играть свои роли. Поэтому во время интервью вы уже знаете вопросы, которые будут заданы. На самом деле, пресса мечтает, чтобы вы ошиблись. Когда я в 1980 году отправился в Италию на чемпионат Европы с Роном Гринвудом, мы обедали три раза с группой журналистов. Я ответил на вопрос одного из них, а затем сказал, что не хочу, чтобы он использовал этот ответ по определенной причине. То, что написал этот журналист после этого, было куда важнее и ближе к правде и реальности. Сегодня мы подошли к тому, что у клубов есть свои пресс-службы. Только у самых лучших из них есть свой Алистер Кэмпбелл. Это совсем другой мир».

«Работа с прессой — все равно что танец, а люди, которые судят вас, так и норовят толкнуть в плечо и подставить. Журналисты дают вам оценку, потому что представляют, как им кажется, общественное мнение. Когда я был владельцем „Шеффилд Уэнсдей“, то услышал по местному радио об „общественном мнении“. Затем отправился в их офис, чтобы узнать, сколько людей принимали участие в опросе — сколько настоящих людей. Выяснилось следующее: один человек из 28. После того, как я ушел из клуба, было странно гулять по Шеффилду — многие подходили ко мне и благодарили за то, что я сделал. В такие моменты хотелось сказать: „Когда все это дерьмо из прессы слышат болельщики, не лучше ли было бы, если бы один из вас взял с собой еще 90% людей, которые думают то же самое, и не заткнул других?“. Стыдно за то, как ведут себя СМИ. Я считаю, что хорошие тренеры все еще существуют, несмотря на прессу — она просто больше не часть их жизни. Алекс (Фергюсон) извлекал из нее выгоду, то же самое делает Арсен. Лучшие используют прессу, а не терпят оскорбления от журналистов».

Alex+Ferguson+Manchester+United+v+Southampton+GOZ-doZcIuPx

Решение проблемы: принятие, простота и контроль

Кажется, что у Арсена Венгера в «Арсенале» сложились довольно стабильные отношения с прессой. Как он это делает? Самое важное, что француз признает их работу, а также предельно открыт с ними: «Это все потому, что я руководствуюсь двумя принципами. Во-первых, я должен принимать их мнение. Я уважаю их. Если кто-то называет меня плохим тренером или говорит, что я принял неверное решение в той или иной ситуации, то я принимаю это до тех пор, пока это говорится с профессиональной точки зрения. Что я не могу одобрить, так это вопросы личного характера. Такое часто случается. Во-вторых, я думаю, что работа журналистов похожа на мою — она так же трудна. В конкурентном бизнесе они должны писать статьи, которые будут продаваться, что довольно сложно сегодня».

У Уолтера Смита превосходная репутация на посту главного тренера сборной Шотландии за подход, связанный с контролем прессы. Это стало прямым ответом на необычный, выходящий за все рамки интерес. «Шотландская пресса довольно сильна, потому что является британской. Каждая национальная британская газета печатается здесь еженедельно. У нас есть телевизионные компании, радио компании, здесь есть все для населения в пять миллионов человек. Поэтому сила СМИ непропорциональна размерам страны. Я научился справляться с этим. Мне пришлось убеждать журналистов, что не буду слишком открытым или слишком закрытым, особенно в качестве наставника сборной Шотландии. Мне кажется, это важно. Иногда это может быть слишком скучным для прессы и тех, кто ищет сенсацию, но я всегда стараюсь найти золотую середину».

Подход Ходжсона к прессе обычно позитивен и понятен: «Во-первых, я не беспокоюсь о себе. Я понял, что, если буду переживать о том, как выгляжу перед журналистами и как публика оценивает меня, то не смогу сконцентрироваться на своей работе: готовить команду и управлять футболистами. Всегда думайте о своей основной работе. Но когда приходит время пообщаться с прессой, то я должен уделять журналистам все свое внимание и представлять свою организацию — клуб или сборную — правильным образом. А также я рассматриваю пресс-конференции как еще один способ пообщаться с болельщиками, так как они важны для нас. Я знаю, что у них такие же чувства к футболу, такая же любовь и страсть, как и у меня. Так что пресс-конференция — это мой форум, а не место схватки».

Интересно, что тренеры понимают, что отношение прессы различается в разных странах, что ведет к разнообразию подходов к ней у иностранных специалистов Премьер-Лиги. Карло Анчелотти предпочитает английские СМИ итальянским и французским, которые больше говорят о тактике. «У меня никогда не было проблем с прессой, обычно я люблю шутить на пресс-конференциях. Иногда мы принимаем все близко к сердцу. Футбол — это игра, в конце концов. По этой причине мне нравится атмосфера в Англии. Журналисты там не так сильно интересуются тактикой, поэтому на тренеров нет такого давления. Они уважают частную жизнь, особенно таблоиды. В Италии и Франции большой акцент делается на тактику. В Италии они хотят всю пресс-конференцию говорить о расстановке на игру. Все вопросы связаны с тем, чтобы понять, что тренер думает о составе, какие футболисты сыграют, а какие нет. Если они поймут выбор расстановки, то смогут понять, какие игроки не выйдут на поле. Аналогично и во Франции. Поэтому на пресс-конференциях я стараюсь шутить и вести себя непринужденно».

Конечно же, существует языковая проблема. Интервьюеры могут не оказывать такого давления, если тренер говорит на двух или трех языках, но, как понял Ходжсон за многие годы, проведенные вне Англии, тренер получит только больше выгоды, если увеличит свой словарный запас, чтобы иметь возможность влиять на людей. «Даже если вы устраните языковые барьеры на тренировках, общение с другими людьми — не только с прессой — может стать огромной проблемой. Вы должны усвоить хотя бы лексику, используемую в футболе, в той стране, где работаете».

В целом футбольные специалисты, как кажется, искренне уважают и восхищаются прессой, хотя различные интересы двух сторон ведут к ухудшению их отношений. Намерение все уладить должно стать ключом решения проблемы. Тренерам, которые рассматривают встречи с журналистами, как повод поделиться своими мыслями, которые уважают их работу и которые способны в позитивном ключе взаимодействовать со СМИ, обычно все удается.

Лидер в центре

В водовороте высококлассного футбола успешные лидеры намеренно идут навстречу всем заинтересованным лицам. Они знают правильные подходы к людям и проводят свое время с пользой. Вот 5 основных элементов и умений:

  1. Наслаждайтесь своей ролью в центре

Очень сложно быть центровой фигурой, но в этом есть свои привилегии. Это большой вызов, и великие лидеры получают от этого удовольствие.

  1. Правильно расставьте свои приоритеты

Практика показывает, что лучше всего сначала убедиться в том, что отношения с владельцем находятся в хорошем состоянии, а затем направить все свои умения и способности на благо команды. Другими словами, понять своего руководителя, а затем делать то, за что вам платят деньги.

  1. Установите и обеспечьте общее видение

Отношения между владельцем и тренером будут процветать, если существует общее видение. Как только оно будет установлено, наставник команды должен передать это видение своим людям. Поэтому владельцу нужно быть уверенным в том, что он назначил на должность главного тренера человека, способного легко находить общий язык с людьми.

  1. Примите во внимание работу других лиц

Лучшие тренеры с готовностью принимают советы и мнения заинтересованных сторон. Они понимают, что владельцы, государственные структуры, пресса и болельщики не только имеют право интересоваться футболом, но и играют очень важную роль. Такой менталитет укрепляет отношения. Великолепная игра для болельщиков, прибыль для владельца или хорошая история для прессы — все это оказывает хорошее влияние на заинтересованных лиц.

  1. Уделяйте время каждой стороне по очереди

После желания что-либо изменить идет умение уделять реальное время отношениям с людьми на различном уровне. Это требует настоящих лидерских качеств, и это не всегда просто. Но лидер, который может преодолеть все расстройства и подходит к каждой встрече с хорошим настроем, получит крепкую и надежную поддержку на любом уровне.



Все книги на carrick.ru