pub

Биография Рио Фердинанда: #2SIDES. О футболистах-геях

rio-ferdinand-book

Содержание

Общество изменилось.

Отношение футбольной общественности к игрокам нетрадиционной сексуальной ориентации расходится с мнением остального общества. Я был удивлен, когда Томас Хитцльшпергер признался в том, что он гей, однако это имело бы куда больший эффект, если бы он заявил об этом в расцвете игровой карьеры. Понимаю, что нам сейчас легко судить, но это было бы действительно интересно. Мы с парнями часто поднимали эту тему в раздевалке «Манчестер Юнайтед», рассуждая: «Исходя из результатов опроса общественного мнения и проведенных исследований, среди нас должен быть по крайней мере один человек нетрадиционной ориентации. Признавайтесь, кто это?» Мы, конечно же, шутили, но было чувство, что не произойдет ничего страшного, если бы кто-то среди нас им оказался. Если бы кто-то подошел ко мне и признался: «Слушай, чувак, я - гей», у меня и в мыслях не было бы перестать разговаривать с таким человеком или изменить свое отношение к нему. В нашей раздевалке, где собрались сплошные «мачо», позиция простая: просто будь собой и не прогибайся ни под кого, такой человек нам подойдет. Ориентация никого не волнует, пока ты выкладываешься на поле по максимуму и помогаешь побеждать.

Я думаю, что чье-либо признание едва ли может повлиять на атмосферу в раздевалке команды. Максимум, что может произойти после признания в своей нетрадиционной ориентации, как и в случае, если бы вы рассказали о том, что пересадили волосы или о чем-то еще личном – над вами пошутят, но исключительно по-доброму, никаких гадостей. Так мы подкалывали Уэйна Руни, когда он изменил свою прическу. Это неотъемлемая часть любой раздевалки. «О, нет! Сегодня будет дождь! Что же будет с его прической? Волосы будут повсюду… он выглядит как Бобби Чарльтон, а ведь ему только 21». Любая мелочь, которая привлекает внимание, становится поводом для подколов. Когда Криштиану Роналду пришел в чересчур узких джинсах, мы тут же обрушились на него со своими шутками: «Что это за штаны на тебе? Да через них видно вены на твоих яйцах!». Но он лишь смеялся в ответ: «Вы, англичане, ничего не соображаете в моде, о чем можно с вами говорить?»

Если бы кто-то из нашей раздевалки признался в своей нетрадиционной ориентации, уверен, что в воздухе повис бы немой вопрос: «Ну и кто что думает по этому поводу?» Затем, спустя 10 минут, кто-нибудь отпустил бы какую-нибудь шутку, которая сняла бы напряжение, и дальше все пошло бы своим чередом. Это было бы глотком свежего воздуха для футбола. Все бы увидели, что нас объединяет одна общая цель, и эта цель – победа в каждой игре. Никого не волнует цвет твоей кожи или увлечения за пределами футбольного поля; гей ты или нет – значения не имеет; как бы ты ни одевался и чем бы ни занимался по жизни – если все это не мешает нам добиваться нужного результата на поле, все будет в порядке. Кроме того, мне кажется, признание помогло бы высвободить огромное количество энергии тем людям, которые вынуждены тратить ее на то, чтобы постоянно скрывать нечто сокровенное.

Посмотрите на Хитцльшпергера. Быть может, если бы он выступил с публичным признанием раньше, то мог бы продлить свою карьеру еще на пару-тройку лет. Если бы Томас не испытывал такого стресса, связанного с необходимостью скрывать свои истинные чувства, кто знает, может быть и смог бы он достичь отметки в 100 матчей за национальную сборную Германии. Все помнят трагедию, произошедшую с Джастином Фашану, но он играл более 30 лет назад. Мне хотелось бы, чтобы в наши дни нетрадиционная сексуальная ориентация не влияла на возможности футболистов в Британии. Общество изменилось, а футбол – его неотъемлемая часть.


Все книги на carrick.ru