Майкл Кокс. «Миксер: История тактики в Премьер-Лиге». Глава 5: Арсенал. Часть 2

В далеком 1996 году решение нанять тренера-иностранца считалось очень опасной затеей. В тренерском цеху Премьер-Лиги тогда был только один иностранный представитель — Рууд Гуллит, незадолго до этого назначенный играющим тренером «Челси». Но голландец был игроком с мировой известностью, выступающим в Премьер-Лиге. О Венгере же в Англии не слышали, и не мудрено. В то время о футболе вне пределов Англии было известно мало. Итальянский футбол минимально освещался благодаря периодическим трансляциям Football Italia от Channel 4. Доступа к интернету в привычных нам масштабах тогда не было. Шестью годами ранее «Астон Вилла» назначила первого в истории тренера-иностранца в команде из элитного дивизиона: таинственного доктора Йозефа Венглоша. Это был кошмарный эксперимент. «Вилла», закончившая предыдущий сезон на втором месте в турнирной таблице, под руководством словака (точнее, на тот момент чехословака), заняла позицию лишь на две строчки выше зоны вылета. Он не смог справиться с реалиями английского футбола, но именно этот человек с докторской степенью в физическом воспитании был предшественником Венгера. И не только потому, что он был иностранцем, а еще и из-за стремления сделать английский футбол более профессиональным. После своего переезда в Англию он вспоминал: «Я и представить себе не мог, что человек вообще способен выпить столько пива. Тогда был ряд вещей, которые отличались от того, что мы делали в странах Центральной Европы: методология тренировок, анализ питания, восстановление сил, регенерация и физиологический подход к игре». Премьер-Лига отчаянно нуждалась в приходе иностранного тренера, который сумел бы успешно внедрить новейшие методики. Как сказал Дин: «Тандем Арсена и Денниса изменил культуру „Арсенала“».

Венгер кардинально отличался от всех в Премьер-Лиге. Частенько писали, что он выглядит скорее как учитель, чем тренер футбольного клуба. Он говорил на пяти языках, имел степень в экономике и поверхностно изучал медицину. Но больше всего в нем поражало его невероятное спокойствие, черта, которую он порой начал терять в последние годы. В качестве футбольного тренера привыкли видеть болтливых, напыщенных и злых людей. Тот же Алекс Фергюсон был знаменит своим «феном». А за год до прихода Венгера Channel 4 снял документальный фильм о тренере «Лейтон Ориент» Джоне Ситтоне, в котором во время вопиющего выступления в раздевалке он угрожал дракой своим же игрокам. Двум своим игрокам он орал: «Если я говорю вам что-то делать, вы это делаете. Если кто-то попрет на меня, то нас ждут неху*вые разборки. Все ясно? Вы можете и вдвоем пойти на меня одного, а если нужно, то можете даже попросить кого-то еще составить себе компанию. Можете еще и жрачку прихватить с собой. Когда я с вами закончу, она вам понадобится». Это был типичный футбольный тренер 90-х. Венгер был полнейшей его противоположностью. Он поразил своих игроков просьбой вообще не говорить в течение определенного периода во время перерыва между таймами. И он точно не просил игроков принести с собой еду.

Но наибольшее влияние на английский футбол Венгер оказал своим революционным подходом к питанию игроков. До переезда француза «Арсенал» — как и большинство клубов Премьер-Лиги — мог похвастать кулинарными предпочтениями в рамках меню среднестатистического паба. Перед тренировкой игроков ждал традиционный английский завтрак, а обед перед матчем состоял из жареного картофеля и рыбы, стейка, яичницы и тоста с фасолью. О питании после игры лучше вообще не вспоминать. Во время длительных переездов «Ньюкасла», например, некоторые игроки проводили соревнования по поеданию еды. Никто не мог сравняться с девятью обедами, которые поглощал центральный защитник Стив Боулд. Когда Тони Адамс и Рэй Парлор были предупреждены полицией за разбрызгивание пены из огнетушителя на разъяренную толпу болельщиков «Тоттенхэма», никого не удивило то, что все это произошло в заведении Pizza Hut. Когда же полиция позже подъехала к дому Адамса, пара как раз ожидала доставку китайской еды.

Венгер был в восторге от полезности японской кухни и отметил низкий уровень ожирения местного населения. Он очень быстро принял новые правила питания в тренировочной базе «Арсенала», запретив сладости, шоколад и кока-колу. Также он активно призывал игроков есть рыбу, приготовленную на пару, вареную курятину, пасту и как можно больше овощей. Когда команда останавливалась в гостинице перед выездным матчем, Венгер не разрешал игрокам заказывать еду в номер и настаивал на на том, чтобы мини-бары в номерах его игроков были пустыми. Еще важнее было то, что он внедрил профессиональных диетологов, которые обучали футболистов правильному питанию и концентрировали внимание на важности медленного пережевывания пищи для улучшенного пищеварения. Венгер знал, что негативная реакция не заставит себя ждать. Но ему удалось убедить всех несогласных, что в самом начале все блюда будут тщательно продуманы и не будут содержать муку. Когда игроки все равно не перестали жаловаться, Венгер пошел на некоторые уступки, например, разрешив кетчуп. Так было достигнуто новое компромиссное соглашение. Француз сам выступал примером для остальных и ел ту же пищу, что и игроки.

Новатором в данной области был австралиец Крейг Джонстон, игравший в 80-х за «Ливерпуль». Он был одной из наиболее интеллигентных персон футбольного мира. Он же, будучи уже на пенсии, разработал бутсы Adidas Predator. Пребывая под вдохновением от книги Роберта Хааса под названием «Ешь, чтобы победить», он начал избегать поедания традиционных ливерпульских стейков в рисовой муке, соевого бекона и яиц. Сначала он был высмеян одноклубниками. Когда же они заметили, что Джонстон стал необычайно вынослив, то все решили последовать его примеру. Адамс заявил как-то, что он и пара одноклубников прочли эту же книгу в 1987 году, практически на десять лет раньше прихода Венгера в клуб. Только вот если бы книга еще тогда вдохновила их питаться более здоровой пищей, они бы увидели пользу отказа от поедания пиццы и китайской еды навынос.

Но питанием все не ограничивалось. Венгер поддерживал идею принимать добавки и витамины, что тогда было отнюдь не привычным делом. Перед тренировкой на каждом столике можно было найти витамины в таблетках. Многие игроки начали пить креатин для повышения выносливости и упрощения развития мускулатуры. Все это также было объяснено экспертами. Если усовершенствованная система питания стала обязательной для всех, то витамины и добавки принимали по желанию. Бергкамп скептически отнесся к данной идее и не принимал ничего. Голкипер команды Дэвид Симэн сначала от них отказался, но потом заметил улучшения в физической форме партнеров и изменил свое решение. Рэй Парлор вообще признал, что он не задумываясь принимал все витамины и добавки, которые ему давали. Прогресс в физической форме «Арсенала» был очевиден, и в стане сборной Англии партнеры по команде начали расспрашивать «канониров» о том, что они принимали. Потом все рецепты начали активно копировать, и это не могло не раздражать Венгера, который хотел сохранить преимущество «Арсенала» над соперниками в АПЛ. Вот так без намерения француз привнес революцию не только в свой клуб, но и в весь чемпионат.

Приход Венгера, который вырос в семье, содержавшей паб возле Страсбурга, также совпал с закатом культуры алкоголизма в «Арсенале». Регулярные попойки были привычным делом в Премьер-Лиге, но активнее всего на этом поприще были именно игроки «Арсенала». Капитан команды Адамс был заводилой так называемого «вторничного клуба», когда тяжелая тренировка сопровождалась серьезной попойкой. А происходило все по вторникам потому, что среда обычно была выходным днем. А выпить пару бутылочек в ночь перед тренировкой тогда было вообще привычным делом. Не считалось зазорным заявиться с бодуна на тренировку, если игрок был в состоянии выполнять должным образом все упражнения. Во время первого предсезонного тура в Швеции Бергкамп был шокирован, когда вечером, гуляя с женой, увидел, как вся его команда гудела в местном баре.

Но все резко изменилось незадолго до прихода Венгера, когда Адамс поразил всех своим заявлением, что он алкоголик. Два партнера по команде сразу же заявили, мол, раз уж он алкоголик, то проблемы с алкоголем были и у них тоже. Это оказалось на руку Венгеру, который был вынужден и сам справляться с культурой алкоголизма. Фергюсону удалось решить такую проблему «Манчестер Юнайтед», продав двух главных дебоширов Пола МакГрата и Нормана Уайтсайда. Оба были звездами «Юнайтед» и любимчиками болельщиков, так что первое время после их ухода без проблем не обошлось. Венгеру же повезло: его капитан сделал всю работу за него. Парлор признавал потом, что решение Адамса бросить пить стало лучшим, что случилось с ним в его карьере. Что уж говорить о самом Адамсе.

Не меньше Венгеру повезло с тем, что за год до его прихода в клуб «Арсенал» подписал Платта (сразу после Бергкампа). Полузащитник провел четыре предыдущих сезона в Италии и привез с собой в «Арсенал» несколько новинок, например, использование массажа. И в очередной раз нововведения из-за рубежа были лучше приняты, когда их предложил Платт, выводивший сборную Англии на поле с капитанской повязкой 19 раз, а не неизвестный француз, проработавший в Японии. Профессионализм Бергкампа, новый стиль жизни Адамса и итальянские инновации Платта — прекрасные совпадения, которые подготовили благодатную почву в «Арсенале» для нового режима Венгера. Но даже Платт невзлюбил одну идею француза: растяжки на тренировках. Перед первой игрой — выезд в гости к «Блекбэрну» — Венгер рано утром собрал игроков в танцевальном зале гостиницы и дал комбинацию упражнений из йоги и пилатеса. В конечном итоге растяжки стали приемлемой регулярной частью тренировок, хотя к ней и не обращались в дни перед матчем. Ветераны защиты «Арсенала» были благодарны растяжке за возможность продлить свою карьеру.

Все эти физиологические инновации имели тактическую важность. Хотя «Арсенал» Венгера впоследствии стал известен своей невероятно техничной игрой, команда, завоевавшая дубль в сезоне 1997/98 отличалась своей физической мощью, особенно в центре поля. Если игроки атаки и обороны прекрасно сыгрались еще при Риохе, полузащита при Венгере была почти полностью обновлена. Француз приобрёл в центр поля соотечественников оборонительного плана Эммануэля Пети и Патрика Виейра, добавил к ним левого вингера Марка Овермарса из «Аякса» и отправил преобразившегося Парлора на правый фланг. Это был идеальный квартет для того «Арсенала». Там не было ярко выраженного плеймейкера — эта роль была закреплена за Бергкампом. Виейра и Пети прославились благодаря своей целеустремленности, Овермарс — взрывной скорости, а Парлор — энергии. Комбинация силы, скорости и выносливости.

Виейра, который перебрался в «Арсенал» по просьбе Венгера, работавшего тогда еще в Японии, имел возможность оценить изменения. Говоря о команде, завоевавшей титул в 1998 году, он отмечал: «Наша игра не основывалась на технике или атакующей стратегии. У нас было индивидуальное мастерство таких игроков, как Бергкамп или Овермарс». Описание чемпионской команды сезона 2001/02 существенно отличалось от вышеупомянутого: «Мы завоевали эти два дубля в совершенно разной манере. В 1998 году мы часто играли дальними забросами, а в 2002 мы играли в основном быстро и отдавали точные пасы прямо в ноги игрокам». Виейра преувеличивал. Команда сезона 1997/98 также стремилась удерживать мяч внизу, что не было характерно для команд той эры. Но чтобы стать командой, действительно впечатляющей своей игрой, «Арсеналу» потребовалось время.

Отличительной чертой «Арсенала» ранних лет правления Венгера стала критика ужасной дисциплины в команде. Виейра и Пети постоянно пререкались с арбитром. В сезоне 1997/98 только три клуба получили больше предупреждений, чем «Арсенал», а показатель красных карточек был настолько вопиющим, что стал объектом повышенного внимания СМИ. Трансформацию игры «Арсенала» от мощного атлетичного футбола к техничным действиям лучше всего можно заметить в отношении Венгера к арбитрам. Изначально он жаловался, что судьи были излишне суровыми, а потом они стали казаться ему слишком мягкими. Многие экс-игроки типа Парлора и Ли Диксона из «Арсенала» и их традиционные соперники из «Манчестер Юнайтед» Гари Невилл и Райан Гиггз настаивали, что команда 1997/98 года была лучшей версией «Арсенала» Венгера. Это была физически мощная команда, которая отказывалась уступать любому сопернику.

Венгер никогда не был тактическим гением, пытавшимся повлиять на исход матча, используя непривычный подбор игроков или на регулярной основе изменяя схему игры команды. В самом начале работы он отдавал предпочтение схеме 4-4-2. Еще до официального начала работы с командой он успел разозлить игроков, вмешавшись в ход матча. Поскольку Венгер должен был начать работу лишь на следующей неделе, на игре Кубка УЕФА против «Боруссии» из Менхенгладбаха он присутствовал в качестве зрителя, а не тренера. Но в перерыве при счете 1-1 Венгер решил все-таки вмешаться, приказав команде сменить привычную схему 3-5-2, по которой команда играла в течение всего того года, на 4-4-2. Закончилось это все печально: «Арсенал» проиграл 3-2. Адамс был в ярости из-за такого неожиданного вмешательства. Он сумел в итоге убедить Венгера, что «Арсеналу» удобнее всего играть с тремя защитниками. Таковой оставалась схема команда в течение практически всего сезона 1996/97.

Хотя и было непривычно видеть «Арсенал», играющий с тремя защитниками, эта схема прекрасно подходила команде. А все потому, что у них было три высококлассных игрока центра обороны — Адамс, Боулд и Мартин Киоун. К тому же схема 3-5-2 была неожиданно популярной в середине 90-х. «Ливерпуль», «Ньюкасл», «Тоттенхэм», «Астон Вилла», «Лестер» и «Ковентри» с разным успехом использовали ее на регулярной основе. Было принято использовать ее против команд, играющих по схеме 4-4-2, все еще доминирующей в АПЛ. Эта схема давала возможность использовать еще одного игрока в обороне в борьбе против двух центральных нападающих, и еще одного полузащитника, чтобы перенасытить центр поля. Фланговые защитники были вынуждены работать на огромном участке поля. Таким образом, они добавляли глубины атаке и могли в то же время помогать обороне, которая насчитывала пять защитников. Хотя фланговые защитники соперника получали больше свободы, в середине 90-х это не считалось такой уж проблемой. Это уже потом они стали оружием в арсенале атаки команды.

Однако матчи между двумя командами, играющими по схеме 3-5-2, были невероятно нудными: в составе обеих был лишний защитник, в полузащите не хватало полузащитника, а фланговые защитники просто бегали друг за другом вдоль бровки. Два безголевых матча «Арсенала» февраля 1997 года против «Лидса» и «Тоттенхэма» припали как раз на противостояние двух команд, использовавших одну и ту же схему. Венгер отмечал: «А вы знаете, это даже иронично. Пока вся Европа стремится играть с четырьмя защитниками, англичане используют старый континентальный подход с фланговыми защитниками и чистильщиком». Клубы Англии всегда шли невпопад с Европой. Трансформация «Арсенала» в команду победителей началась после того, как в сезоне 1997/98 Венгер решил перейти на схему 4-4-2.

В начале сезона он попросил игроков начинать прессинговать соперника на его половине поля, что на самом деле было неэффективно. Интересно, что самое важное изменение было сделано по просьбе игроков, а не тренера. В первой половине сезона оборона «Арсенала» не соответствовала собственным же высоким стандартам. После домашнего поражения от «Ливерпуля» созвали командное собрание. Венгер предположил, что причина всех бед крылась в недостаточном желании и трудолюбии игроков. Но Адамс, Боулд и Платт выступили с более специфическим предложением: Пети и Виейра должны садиться глубже, чтобы должным образом прикрывать защитников. В один момент это не сработало: команда дома проиграла «Блэкберну» со счетом 3-1. Тогда же Венгер лишний раз убедился, что Адамсу потребуется еще шесть недель отдыха, чтобы полностью восстановиться от травмы колена. Во второй же части кампании оборона команды работала просто великолепно: 13 часов команда держала ворота на замке. На это время припала серия результатов 1-0, 0-0, 1-0, 1-0, 1-0, 1-0. «1-0 — идеально для „Арсенала“» зазвучало с трибун, а потом команда забила 12 голов в трех следующих матчах. Поддав иронии, поклонники «канониров» затянули излюбленную песню болельщиков команд-соперниц — «Скучный, скучный „Арсенал“». Они стали первой командой Премьер-Лиги, победившей в десяти матчах кряду.

Во второй половине чемпионского сезона 1997/98 Виейра и Пети были великолепны. Отлично сработавшаяся пара концентрировала внимание большей частью на отборе мяча. Виейра также периодически выбегал в атаку, а Пети своей левой раздавал великолепные передачи на нападающих. Учитывая тот факт, что в течение второй половины сезона Бергкамп и Райт часто травмировались, «Арсенал» серьезно зависел от двух юных резервных нападающих Кристофера Вре и Николя Анелька. Последний потом превратился в двигателя тактической эволюции в Премьер-Лиге. Но решающее слово в атаке команды в победном сезоне оставалось за Овермарсом. Хотя схема «Арсенала» и выглядела как 4-4-2, Овермарсу разрешалось уходить в атаку по левому флангу. Тогда как Парлор играл у́же. Позже схема трансформировалась в 4-2-3-1, точнее, в то время считалось, что в фазе атаки это та же 4-3-3. В такой схеме Пети немного уходил со своей позиции, чтобы прикрыть партнера, а Парлор забегал внутрь. Овермарс отлично играл обеими ногами, хотя все-таки его удары с правой были опаснее. Он представлял собой больше опасности у ворот соперника в качестве нападающего, а не распасовщика.

Атакующая устремленность Овермарса позволила ему провести действительно удивительный матч против «Манчестер Юнайтед» в марте 1998 года. Тогда «Арсенал» сумел обыграть соперника со счетом 1-0 и вырваться вперед в гонке за титул. Практически все атакующие действия «Арсенала» проходили через голландца, который устроил юному правому защитнику «Юнайтед» Джону Кёртису незабываемый денек. Тогда еще перспективный юнец так и не смог оправиться от столь громкого провала. В начале игры Овермарс получил мяч от Бергкампа, обыграл Петера Шмейхеля и пробил с острого угла чуть в сторону от ворот. Некоторое время спустя он предпринял еще одно забегание, но его срубил Кёртис. К удивлению голландца, пенальти назначен не был. Дальше были попытки пробить из-под Кёртиса и Гари Невилла, начинавшего матч на позиции правого центрального защитника. А через десять минут после того, как Бергкамп и Анелька по очереди с дальнего расстояния зарядили по воротам Шмейхеля, для Овермарса настал момент истины. Вингер выиграл мяч у соперника и пробил ровно между ног Шмейхеля.

Если допустить, что именно тот матч решил судьбу борьбы «Арсенала» за титул, то выступление Овермарса в той игре можно по праву считать одним из лучших в истории Премьер-Лиги. В золотом матче против «Эвертона» на «Хайбери» голландец забил два из четырех голов, а потом открыл счет в финальной игре Кубка Англии против «Ньюкасла». Тот матч закончился победой канониров со счетом 2-0, а «Арсенал» оформил золотой дубль в первом же полноценном сезоне Венгера у руля клуба. Та победа также продемонстрировала, что Венгер был точно не из тех тренеров, которые меняют схему и установки под определённого соперника. Перед матчем он и словом не обмолвился о «Ньюкасле». Вообще такой подход стал неизменной чертой «Арсенала» Венгера в течение большей части его работы в Премьер-Лиге.

В продолжение нескольких последующих сезонов такая тактическая наивность стоила «Арсеналу» шансов побороться за титул в Европе. Два года подряд они не выходили из группы в Лиге Чемпионов. Позже, против более подкованного в тактическом плане соперника, у команды Венгера начались проблемы и в Премьер-Лиге. Француз стал жертвой собственного успеха. Другие тренеры вскоре стали перенимать его подход к футболу, особенно те аспекты, в которых он и был главным двигателем прогресса: улучшение физической формы, подбор игроков из-за рубежа, акцент на технической стороне футбола. Со временем Венгер утратил свою уникальность, но его первоначальное влияние невозможно недооценить. Лучше всех подытожить свой вклад в развитие британского футбола смог сам Венгер: «У меня было ощущение, что я открыл дверь в Англию для всего мира». Именно с этого момента Премьер-Лига превратилась в самый интернациональный турнир в мире.



Все книги на carrick.ru