Алекс Фергюсон «Лидерство». Глава 4. Привлекая других. Часть 1

Командная работа

Баланс — ключ к успеху любой команды. Невозможно выиграть футбольный матч с 11 вратарями или группой игроков, обладающих одинаковыми навыками. Подозреваю, что это справедливо и для других организаций.

Мы много думали о возрастной составляющей нашей команды и внимательно следили за тем, скольким игрокам было за 30, между 23 и 30 и от 20 до 23. Я никогда не хотел команду, которая была бы слишком старой, где игрокам не хватало бы скорости, и на восстановление от травм уходило бы больше времени, но я также не хотел и слишком молодую команду, неопытную и не умеющую контролировать эмоции.

Я читал то, что описали в СМИ о состоянии состава «Юнайтед» на момент моего выхода на пенсию. Могло сложиться ощущение, что я оставил 11 трупов на полпути к похоронному бюро. Это очень смешно. В начале сезона 2012/13 я не предполагал, что уйду в отставку, и я был так же, как и всегда, нацелен на хорошую готовность команды к будущим кампаниям. К концу того сезона средний возраст нашего состава был чуть меньше 26 лет, то есть примерно такой же, каким он был все предшествующие четверть века.

2015-12-01 14-04-44

Также много шумихи развели вокруг того, что у нас было несколько игроков в возрасте 30 лет и старше. Это правда, однако нельзя игнорировать тот факт, что в наши дни игрок, следящий за собой, может продолжать выступления на высоком уровне до 35 или 36 лет. Это было по-другому 25 лет назад, прежде, чем все мы начали уделять внимание положительным аспектам научных исследований в спорте, более современным тренировочным подходам и более качественным полям. «Ювентус» подписал двухлетний контракт с Патрисом Эвра в 2014, когда ему было 33, не потому, что они недостаточно умны. Патрис был частью состава «Ювентуса», который в прошлом году обыграл «Реал Мадрид» на пути к финалу Лиги Чемпионов, того стартового состава, шестеро игроков которого были в возрасте 30 лет или старше. «Челси» подписали 36-летнего Дидье Дрогба летом 2014, и он сыграл в прошлом сезоне 40 матчей, а в итоге завоевал с командой титул чемпионов Премьер-Лиги и Кубок Лиги.

Когда я пришел в «Юнайтед», средний возраст состава был слишком высок для меня. Я пытался понять, могу ли я каким-то образом усилить их игру, и начал анализировать каждую деталь, касавшуюся подготовки: предсезонную подготовку, тренировки, то, как мы начали сезон, и почему проиграли в определенных матчах. Между 1988 и 1991 я пришел к выводу, что возрастной состав — не то, что нам нужно, и сказал нашему директору Мартину Эдвардсу, чтобы он устроил распродажу и продал многих игроков за любую сумму, которую он сможет за них выручить. Возможно, в наши дни я решился бы на это раньше, но в 80-е, до расцвета Премьер-Лиги и больших прибылей от телевизионных прав, у нас не было столь внушительного бюджета. Я также надеялся тогда, что со временем сумею заполучить нужных игроков, особенно раскрывших свой потенциал иностранцев, чтобы повысить амбициозность игроков и подстегнуть их перейти на более высокий уровень выступлений. Однако к концу 80-х я уверился в необходимости начать все с чистого листа и омолодить состав настолько, насколько смогу. Так что мы продали Йеспера Ольсена (27 лет) за 400 000 фунтов, Гордона Стракана (32) за 300 000, Пола МакГрата (29) за 450 000, Криса Тернера (30) за 175 000 и Нормана Уайтсайда (24) за 600 000, а также отпустили свободными агентами Кевина Морана (32) и Фрэнка Стэплтона (31). Это облегчило зарплатную ведомость и позволило мне приступить к формированию сбалансированного состава. Мы заменили ушедших Гари Паллистером (24), Нилом Уэббом (26), Майком Феланом (26) и Данни Уоллесом (25). Осознание остро стоявшей проблемы, понимание того, что в составе находятся не те люди, и перестройка команды заложили фундамент для всего нашего дальнейшего успеха. Некоторое время я противился реальности и необходимости продать этих игроков. Оглядываясь назад, скажу, что я слишком медлил. После, когда дело уже было сделано, я помню, что чувствовал себя почти так же, как если бы прошел через ритуал очищения. Это было облегчением. Я удивился, что мне потребовалось на это столько времени.

Перебалансировка состава — это процесс, а не однократное событие. Нужна постоянная работа. Я чувствовал, что всегда стремился к изменениям, хотя периодически требовалось и нечто большее, чем простая регулировка тормозов и смена топлива. Нам необходимо было меняться со временем, что мы и делали, и это происходило регулярно каждые четыре года. Наш состав в начале 90-х был сформирован из крепких физически британцев. К концу 90-х он стал более утонченным, а еще десятилетие спустя у нас определенно имело место превалирование игроков с континента. Такие игроки, как Роналду, Нани и Эвра, в конце 80-х смотрелись бы инопланетянами. Когда бы нам ни приходилось продать популярного игрока, пережившего свой расцвет или потерявшего место в команде, на нас всегда обрушивался шквальный огонь критики. Это не было чем-то, что приносило мне удовольствие, но это всего лишь одна из неприятных обязанностей, с которыми приходится сталкиваться в жизни. Когда мы продали Пола Инса в «Интер» в 1995, я получил множество писем с оскорблениями. Но что фанаты не учитывали, так это давление, под которым я оказался, столкнувшись с необходимостью найти место в составе для Ники Батта, Пола Скоулза и Дэвида Бекхэма. Бен Торнли, еще один молодой игрок из той команды, также выглядел многообещающе, до тех пор пока не получил страшную травму в матче резервистов. Я не хотел, чтобы эти игроки ушли в другие клубы, а мы в то время получали много запросов относительно возможности подписания Батта. Нечто похожее произошло, когда я решил продать Япа Стама, голландского центрального защитника, в 2001. Ему было тогда 29, и «Лацио» предложили нам за него 15 миллионов фунтов, что показалось мне очень хорошей сделкой, особенно учитывая, что я знал о возможности подписать Лорана Блана за бесценок. Я ужасно себя чувствовал, говоря Стаму об этом решении, потому что видел, как это его расстроило. Я встретил его на заправке, чтобы опередить новостные ленты — место, которое вряд ли сделало разговор легче для нас обоих. Это решение было правильным для «Юнайтед», даже с учетом того, что Стам продолжал играть на высоком уровне на протяжении нескольких лет после ухода с «Олд Траффорд». Но потом я осознал, что его продажа была преждевременной.

2015-12-01 14-02-07

Каждый игрок в команде должен понять, что является частью большого пазла. Если двигаешь один кусочек, картинка не будет выглядеть правильно составленной. Каждый игрок должен знать способности и сильные стороны своих товарищей по команде. В футболе восемь игроков, а не одиннадцать, выигрывают матчи, поскольку у всех бывают плохие дни, и практически невозможно заставить одиннадцать человек сыграть на пределе своих возможностей.

Из всех двух тысяч сто тридцать одной игры, которые я провел в качестве тренера за почти сорок лет карьеры, я смогу выделить всего лишь около двадцати встреч, когда каждый игрок был просто великолепен. Один матч, который сразу всплывает в памяти в качестве идеального примера, — это наше противостояние с «Уимблдоном» в пятом раунде Кубка Англии в 1994. «Уимблдон» в то время играл в Премьер-Лиге, они были укомплектованы физически сильными, мощными игроками, готовыми втоптать соперника в газон. Мы почти не отдавали мяч и сумели забить гол после великолепной распасовки. Это был один из тех редких матчей, когда наша игра была сродни музыкальному произведению. Поскольку матч с «Уимблдоном» может быть незнаком читателям, назову также вспоминаемую многими победу над «Ромой» со счетом 7-1 в Лиге Чемпионов в 2007. Это было великолепной иллюстрацией самой сути команды и ее взаимодействия, близкого к максимально достижимому идеалу.

Реальность такова, что существует очень мало стабильных игроков. Парень, сделавший дубль в одной игре, может попросту отбывать номер в следующей. Или же защитник, совершающий безупречный отбор в одном эпизоде, может в следующем же получить красную карточку. Большое количество игр в сезоне подразумевает поиск стабильности. Команды, входящие в элиту европейского футбола, играют полдюжины предсезонных товарищеских матчей, а затем, в зависимости от успехов в кубках и на европейской арене, от 55 до 65 игр за сезон, длящийся девять месяцев. В среднем это подразумевает игру каждые четыре или пять дней. Также в команде уровня «Манчестер Юнайтед» почти каждый игрок выступает и за национальную сборную страны, что подразумевает еще восемь-десять игр по ходу сезона.

Неважно, насколько тщательно игроки подготовлены или насколько хорошо сыграны, тяжело заставлять всех подходить к каждому матчу на пике формы. Я всегда был осторожен с молодыми игроками и старался убедиться, что мы не задействуем их слишком много в первые два или три сезона. Они всегда были полны желания выйти на поле, но на данном этапе они все еще формировались как физически, так и психологически. Я также не хотел, чтобы они начали воспринимать свое место в первой команде как должное. Было правильнее оставлять их голодными до борьбы за это место. Пол Скоулз отчасти из-за травм начал в основе всего 38 матчей чемпионата за первые три сезона своей карьеры в качестве игрока первой команды. С другой стороны, также тяжело полагаться на игроков, приближающихся к закату своей карьеры, потому что у них выходит больше времени на восстановление от повреждений, а условия их восстановления зачастую удерживают их вне игры на протяжении нескольких недель. За все время моего пребывания в «Юнайтед» у меня было несколько игроков, в способности которых отыграть большую часть матчей в сезоне не приходилось сомневаться. К их числу относились Стив Брюс, Денис Ирвин, Брайан МакКлэр, Марк Хьюз, Гари Паллистер, Дуайт Йорк, Эрик Кантона, Дэвид Бекхэм, Фил Невилл и Патрис Эвра в году, когда они были на пике.

Задача постройки и формирования команды никогда не решается окончательно. Дело не только в травмах или усталости, которая может накопиться на протяжении долгого сезона, но также и в возрасте. Всегда есть молодые ребята, полные юношеского задора, рвущиеся в первую команду, но еще есть игроки, которым далеко за тридцать, являющиеся старожилами уже много лет, однако ты сталкиваешься с приближением необходимости их продажи. Это означает, что команды топ-уровня находятся в состоянии постоянного изменения, и беда тому тренеру, который решает, что определенные игроки могут продолжать вечно. Я всегда находился в поиске новых игроков для первого состава как среди воспитанников «Юнайтед» (что всегда было для меня предпочтительным вариантом), так и со стороны. Когда бы в наше поле зрения ни попадал игрок, обладающий выдающимися качествами, в воздухе всегда повисал вопрос, способен ли он сделать наш состав сильнее, чем он есть сейчас. Это касается запасного вратаря так же, как и основного нападающего. Другим упражнением, с помощью которого я сохранял честность, было задать себе вопрос: кто из игроков нашей первой команды смог бы попасть в стартовый состав «Реала», «Милана» или любой другой команды, ставшей в том году чемпионов Европы среди клубов? Этот маленький мысленный эксперимент всегда помогал высветить наши слабые стороны.

2015-12-01 13-58-54

Когда я занимался комплектованием состава, всегда старался убедиться, что в моем распоряжении имеется полдюжины игроков-универсалов, способных сыграть на нескольких позициях. Это дает тренеру большую гибкость в выборе состава как по ходу сезона в случае большого количества травм, так и во время конкретной игры при необходимости тактических перестановок. Райан Гиггз, Фил Невилл, Пол Скоулз и Джон О’Ши являются наиболее яркими примерами подобных игроков. Они спокойно могли сыграть на четырех или пяти позициях. Еще одной чертой, которую я ценил, была надежность. Мне нужны были игроки, которые были бы готовы к каждому матчу. Никто не хотел руководить организацией, в которой лучшие сотрудники могли появиться на работе всего три раза в неделю. То же касается и футбольных команд, и за это я выделяю Брайана МакКлэра и Дениса Ирвина, которые сыграли на двоих тысячу матчей за «Юнайтед». Они были отличными солдатами, даже не будучи воспитанниками. Майк Фелан также подходил к делу и выполнял все, что от него требовалось. Он был готов сыграть на любой позиции и при необходимости опекать игрока соперников персонально, цепляясь к нему как банный лист.

Готовность играть на протяжении длительных периодов — еще одна ключевая черта. Стив Брюс, Гари Паллистер, Денис Ирвин, Дэвид Бекхэм, Дуайт Йорк, Райан Гиггз и Эрик Кантона едва ли когда-то пропускали продолжительное время из-за травм. В 1990, когда Марк Хьюз получил травму в матче против «Ливерпуля», я сперва подумал, что он выбыл на месяц. Он вернулся в состав спустя десять дней. Подобная стойкость была для меня настоящим даром небес, поскольку расширяла сферу моих возможностей и позволяла мне выпускать на поле команду, все игроки которой были сыграны друг с другом. В сезоне Премьер-Лиги 1992/93 восемь футболистов провели сорок или более матчей, учитывая, что всего в сезоне было сорок две игры. Неудивительно, что тогда было завоевано первое чемпионство в качестве тренера «Юнайтед».

Я точно не знаю, почему футболисты в Премьер-Лиге больше подвержены травмам, чем их предшественники, учитывая, что большинство из них физически готово лучше, чем игроки 20 лет назад. Подозреваю, что высокая травматичность во многом связана с качеством полей. Тот факт, что большинство клубов, выступающих на высоком уровне, имеет поля такие же гладкие, как поверхность стола для снукера, делает игру гораздо более быстрой и красивой. Но это также позволяет игрокам, уверенным в возможности удержаться на ногах, сохранять у себя мяч дольше, а также вступать в более быстрые и жесткие отборы. Так что скорость, с которой вступают в единоборства, гораздо выше той, которая была в мои времена. В этом свете особенно важным кажется наличие в составе нескольких универсалов.

Некоторые люди интересуются, может ли команда быть укомплектована исключительно креативными футболистами. Думаю, их беспокоит, что креативность несет в себе и негативные стороны, такие как эго и индивидуализм. Люди с большим эго хотят побеждать, так что для меня это никогда не было большой проблемой. Можно только мечтать, как удивительно было бы обладать составом из 11 одаренных и креативных футболистов на каждый матч, но это проваливается на практике, потому что вы сталкиваетесь с необходимостью построения надежной оборонительной линии, способной прерывать атаки. Команде необходим баланс, но я всегда предпочитал креативных, атакующих футболистов. Они могут видеть то, что ускользает от взгляда других. Это те игроки, которые способны отдать проникающий пас, сделать забегание, они могут отдать радиоуправляемую передачу через все поле или вскрыть оборону соперника игрой в короткий пас, как Пол Скоулз, или сменить направление атаки, как Дэвид Бекхэм. Креативные футболисты способны менять ход встреч и мотивировать остальных. Когда Криштиану Роналду играл за «Юнайтед», я постоянно говорил ему, что его задача — создавать моменты. В полуфинале Кубка Англии 2004 против «Арсенала» мои указания Роналду были просты: «Не думай об обороне, просто атакуй». Мы играли с тремя центральными полузащитниками, и это дало Криштиану необходимую свободу, чтобы создать угрозу для ворот «Арсенала». Такие игроки, как Роналду, Гиггз, Кантона и Скоулз решали исход матчей. Команды, укомплектованные такими футболистами, как Стив Брюс, Рой Кин, Яп Стам, Гари Невилл, Патрис Эвра, Неманья Видич и Брайан Робсон были практически непобедимы, но они не могли бы вскрыть оборону соперника, особенно, если тот готов сделать все, лишь бы не проиграть. Те, кто способен вскрывать такую оборону, являются немногочисленными представителями ряда по-настоящему креативных футболистов.

2015-12-01 14-01-07

Команда 1999 года была олицетворением этого принципа, поскольку мы обладали креативностью в атаке, а в середине поля у нас были Скоулз с умными дальними передачами, Бекхэм с невероятными кроссами с фланга и Гиггз, обводящий одного соперника за другим. А за ними располагался Кин — несгибаемый, не знающий усталости боец. Были и другие связки, которые также работали. Дуайт Йорк, которого мы купили у «Астон Виллы» в 1998, мог пройти всю оборону соперника, создать момент из ничего, обыграть оппонента и забивать с инстинктом убийцы. Оле Сульшер, Тедди Шерингем и Энди Коул могли бы играть в любом из европейских топ-клубов. Оле и Энди прекрасно завершали атаки, а Тедди умел отдать умную передачу на подступах к штрафной соперника. Но ни у кого из них не было того дара, которым обладал Дуайт Йорк. Приход Дуайта в команду также неожиданно помог проявить свои лучшие качества Энди Коулу, с которым они образовали эффективную связку. В сезоне 1998/99, когда «Юнайтед» выиграл Требл, они забили 53 гола на двоих.

Одной из черт игроков, наделенных исключительной креативностью, является то, что нельзя давать им заскучать. Обычно это не вопрос эгоизма или самодовольства, они просто чувствую себя недостаточно мотивированными в противном случае. Так иногда обстояло дело с Полом Скоулзом. Все давалось ему с такой легкостью, что время от времени, когда мы вели в счете, он начинал показательное выступление. Он подбрасывал мяч и делал маленькие финты, как будто был на рождественской вечеринке. Я говорил ему: «Скоулзи, перестань выделываться». Он смотрел на меня, как будто понятия не имел, о чем я говорю. Но на самом деле он знал, и когда игра шла тяжело, он никогда не подводил.



Все книги на carrick.ru

Теги:
  • Может уже задавали этот вопрос, простите...а в PDF случайно не будет книги?

  • max_guevara

    Ни разу Руни не упоминает)

  • Алексей Хорошилов

    Первые несколько абзацев про баланс - то, к чему ведет команду ван Гал.
    Но вот следующие абзацы про креативных игроков и их возможность видеть то, что другие не видят, вгоняют в ступор. Это настолько очевидно, особенно после прочтения этой главы, что делать по-другому кажется глупо. Хотя скорее всего Сэр Алекс настолько гениален, что так просто его понять)))
    У нас сейчас все достаточно правильно. Фундамент построен неплохой, теперь не хватает лидера-форварда, который начнет одеяло на себя тянуть и бить по воротам. И таковым являлся бы и сейчас Робин ван Перси, если бы ван Гал не заставлял его заниматься не своей работой. Конечно, он возрастной, понятно, что тогда Руни надо было бы куда-то девать, но то, что РВП даже в плохой форме бил по воротам и забивал голы - вот такого нам сейчас и недостает. Только где ж взять его, такого?))

    • Александр Пак[believe in Shaw]

      В Баварии или Тоттенхэме