Дэвид Бекхэм вспоминает ранние дни в «Юнайтед»

Пятница 8 июля — 25-летняя годовщина подписания легендами «Манчестер Юнайтед» Дэвидом Бекхэмом, Ники Баттом, Гари Невиллом и Полом Скоулзом молодежных контрактов с клубом в 1991-м.

«Красные дьяволы» стали выпускниками знаменитого Класса-92 и одними из самых титулованных игроков в истории клуба, всего сыграв за «Юнайтед» 2101 матч и выиграв 57 крупных трофеев.

В документальном фильме, посвященном Классу-92, Бекхэм вспоминает времена становления в «Юнайтед» с другими молодыми игроками, которым суждено было стать его друзьями на всю жизнь.

Знаете, я всегда говорил, что те десять лет, что я играл с такими парнями, как Гари Невилл, Ники Батт, Пол Скоулз, Райан Гиггз, Кит Гиллеспи, Робби Сэвидж, всеми этими великолепными игроками, с которыми мы росли вместе, — это лучшее время в моей карьере. Я помню все, как будто это было вчера, от жизни в съемных комнатах в Солфорде до игры в финале Лиги Чемпионов с этими же игроками; это было особенное время. Это чудо, которое я никогда не забуду.

Вы упомянули жизнь в Солфорде, вдали от дома, для молодого футболиста, который пытается пробиться в большой футбол. На что это было похоже?

Было несколько разных мест, но мое любимое — это у Энни Кэй. Одна из причин, по которой мне там нравилось, заключается в том, что Марк Хьюз снимал комнату там же, поэтому тот факт, что это комната Марка Хьюза и что я живу там же, где жил он, будучи фанатом «Ман Юнайтед» и Марка Хьюза, — это тоже было мечтой.

Знаете, среди прочего я любил в «Манчестер Юнайтед», став их болельщиком в очень молодом возрасте, то, что я всегда хотел играть за них.

Вспоминая те времена, нельзя не упомянуть Эрика Харрисона. Расскажите о нем немного.

Он пугал нас всех до чертиков. Это одна из причин, почему мы так преуспели. Времена меняются, когда ты начинаешь хотеть играть за клуб, потому что, понимаете, ты действительно этого хочешь, дело не в деньгах, славе или чем-то подобном. Если ты хочешь играть за «Манчестер Юнайтед», ты усердно трудишься и тогда получаешь возможность.

Должно быть, некоторые игроки выделялись своим талантом...

Ага. Да, знаете, я думаю, у них у всех были свои таланты, каждый из игроков, прошедших весь путь... Такие игроки, как Гиггзи, естественно... Гиггзи начал карьеру еще до нас и закрепился в первой команде до того, как мы вообще там в первый раз появились. Но, думаю, всегда можно было увидеть талант Скоулзи, например. Он был маленьким пареньком, невероятно смелым, бил тебя при любой возможности, но он был и остается одним из лучших полузащитников в мире, так что... Знаете, нам повезло, у нас были великолепные тренеры, однако эти игроки были наделены и необыкновенным талантом, помимо всего остального.

Как коллектив, вы знали о том, насколько вы хороши?

Нет, потому что нас тренировали такие люди, как Эрик Харрисон. Он никогда не позволял нам поверить в успех, который был у нас в молодежной команде, в успех, который был у нас в резервной команде с Джимом Райаном. Такие тренеры... Мы никогда... Думаю, у нас никогда не было возможности откинуться в кресле и сказать: «Вау, а мы по-настоящему хорошо справляемся». Нам не позволяли так думать. И, мне кажется, это одна из причин, по которой мы стали так успешны; потому что все мы были приближены к реальности, никто из нас не витал в облаках. И в то время, если ты не был подобным игроком, то ты не мог удержаться, поэтому, я думаю, мы и оказались в итоге успешны.

Гол в финале против «Пэлас» — это, должно быть, великолепное воспоминание лично для вас?

[улыбается] Да, конечно. Это всегда сильно — играть в финале с командой из Лондона, это был большой финал. Помню, это была не лучшая моя игра. Но у нас были игроки, которые играли по-настоящему хорошо, и все мы хорошо сыграли на протяжении этого турнира. И сыграть с «Кристал Пэлас», а потом, конечно, вернуться на «Олд Траффорд» и выиграть там на глазах, думаю, двадцати пяти — тридцати пяти тысяч болельщиков — это было невероятно.

Вы находились в очень жестком режиме в «Юнайтед». Откуда вы брали вдохновение, чтобы развиваться?

Думаю, это что-то, присущее мне с очень юного возраста. Впервые, вероятно, от моих родителей — мои мама и папа были усердными тружениками, так что я брал пример с них. А потом, конечно, оказавшись в команде «Манчестер Юнайтед» под руководством Эрика Харрисона и Нобби Стайлза, невероятных тружеников, — это прививается тебе там. Знаете, когда мы тренировались с Эриком, мы тренировались утром, днем, а затем вечером мы приходили с молодыми игроками. Так что это было постоянное желание быть в клубе, тренироваться. Я помню, как он повернулся ко мне и сказал о переводе в первую команду: «Близко, ты хороший игрок, и тебя заберут». И это, знаете, уже задавало настрой, и ты думал: «Боже, однажды я могу сыграть за первую команду». И это... [улыбается] одна из лучших вещей, которые Эрик говорил мне, должен признать. Я нервничал; я не думаю, что в первые пару лет говорил со многими игроками. Я говорил только, когда ко мне обращались или мне задавали вопрос, только тогда я открывал рот. Но знаете, были великолепные личности, такие как — один из лучших, если не лучший из всех полузащитников, с которыми я играл, — Рой Кин. Знаете, когда у вас в команде есть такие игроки и личности... Тебе... И говорить ничего не хочется. Ты просто двигаешься дальше.

Считают, что вы получали советы от Роя и других игроков...

О, было много советов от Роя, Брайана Робсона, Пола Инса, конечно, от Палли и Брюси. Было много советов, но я, знаете, отчасти слушал их, но не слышал их [улыбается], это была подобная ситуация. Они говорили мне что-то, а я был такой [поднимает глаза кверху]: «Господи, со мной говорит Рой Кин». Как-то так. «Брайан Робсон говорит со мной». Вот так.

Быть готовым к тому, когда молодым игрокам в первой команде даст шанс сэр Алекс Фергюсон... Помню, когда он повернулся перед последней игрой в Лиге Чемпионов против «Галатасарая» и дал нам возможность сыграть в матче, который был важен, особенно для нас. Понимаете, оказаться в составе на игру Лиги Чемпионов на «Олд Траффорд» против «Галатасарая», сильной команды, — для нас это было: «Вау, это будет невероятно». Помню, как мяч покатился ко мне и я ударил по нему. Я ударил не очень хорошо, но он влетел в нижний угол, Я побежал праздновать, Эрик Кантона обнял меня, и это был один из лучших моментов в моей карьере.

Наследие создавалось по ходу нашего развития, и когда мы получили свои шансы в первой команде от сэра Алекса Фергюсона, потому что мы были успешны как молодежная команда; но многие игроки, многие молодые игроки исчезают после этого. И сэр Алекс Фергюсон, Эрик Харрисон, Джим Райан, Нобби Стайлз — все они верили в нас, верили, что мы должны получить возможность в первой команде. Это была вся совокупность факторов, которая сформировала наследие, понимаете? У нас было великолепное время в молодежной команде, но это было просто тем, что дало нам точку отсчёта. Эрик Харрисон, то, как он относился к нам, тот менталитет, который он дал нам...

Считаете ли вы, что времена слишком сильно изменились для подобных групп футболистов в наши дни?

Мне хочется думать, что нет, просто потому, что, будучи гордым англичанином, понимаете, мне бы хотелось видеть молодых англичан, появляющихся в больших клубах. Но, случится ли снова то, что удалось нам в 92-м... Я не знаю. Времена действительно изменились, но, знаете, романтическая часть меня и английская часть меня заставляют надеяться, что это случится снова. Потому что иметь столько футболистов, сколько было у нас, вышедших из молодежной команды в резервную команду, в первую команду и также сыгравших за Англию — это было особо время.


Источник и видео: официальный сайт «Манчестер Юнайтед»

  • man of manchester

    ff

  • enoter

    Очень круто, спасибо за перевод))