pub

История пути Бербатова в «Манчестер Юнайтед»

Когда я летел на самолёте в Манчестер, я уже был в красной футболке. Ну, точнее мысленно был.

Конечно всегда приятно иметь предложения от больших клубов, чувствовать себя востребованным, ведь это значит, что ты хорошо играешь. Но как только я получил предложение от «Юнайтед», я тут же начал представлять, как я играю с Гиггзом, Скоулзом и остальными в клубе.

Для меня очень важна история. Клуб может рассчитывать на будущее только если у него есть эта самая история. Кроме этого, у «Юнайтед» были все эти легендарные футболисты. Так что как только мой агент впервые рассказал об интересе «Юнайтед», я начал хотеть только одного.

И вот мы прилетели в аэропорт Манчестера, я о чем-то говорил со своим агентом, когда поднял глаза и увидел, что сэр Алекс Фергюсон ждал меня.

Я думал, что меня тут же свалит сердечный приступ.

Что за на**р.

Я обычный парень из маленькой страны, и вот тренер «Манчестер Юнайтед», который пару недель назад победил в Лиге Чемпионов, лично приехал в аэропорт, чтобы поприветствовать меня. Он точно хочет меня подписать.

Будучи ребёнком, я даже и мечтать о таком не мог. Особенно, когда ты растешь в коммунистической Болгарии.

Когда я был маленьким, я вставал в шесть утра, чтобы занять очередь за хлебом для моей семьи. Мои родные превратили стояние в очереди в забаву, и я не до конца понимал, что происходит. Сначала папа стоял в очереди, потом через час его меняла мама, потом старший сын, то есть я, а потом и младший. Так мы меняли друг друга в очереди, которая была с километр длинной. И все для того, чтобы получить хлеб. Когда же я возвращался домой, то от него уже ничего не оставалось. Мы просто нормально не ели.

Даже когда я немного подрос и перебрался в Софию, чтобы там тренироваться, жить легче мне не стало. Я жил в одной комнате с четырьмя парнями. Мы питались тем, что нам присылали родители. Каждый выставлял на стол кастрюлю с едой — так, что у нас сегодня? Когда мы доедали, возникал другой вопрос: что будем есть дальше? Когда ничего не было, мы собирали крошки, мочили их и скатывали в комочек, добавляли немного масла или чего-то такого, а потом ели. Это нас очень сплотило с ребятами, мы были больше чем командой. Мы выиграли свой первый молодёжный титул благодаря именно этому.

Если вспомнить о тех вещах из детства, то да, это было трудное время. Но я ценил все те моменты, которые заставляли меня улыбаться. Это были ценные жизненные уроки. Я пытаюсь учить этому своих дочерей. Они не стоят в очереди за хлебом и не едят крошки, но иногда я усложняю им жизнь, чтобы они просто понимали, как бывает. Так нужно.

А вы знаете, откуда я это знаю?

Как вы думаете, сколько талантов было у нас дома в Болгарии? Да там было очень много куда более талантливых ребят, чем я. Мой папа тоже был футболистом. Иногда во время прогулки он останавливал меня и показывал на людей:

«Видишь вон того парня?»

Часто это были бездомные или что-то в этом роде. Достаточно было взглянуть на него, чтобы понять, что у этого человека была очень трудная жизнь.

«Знаешь, кем был этот парень? Он был необычайно талантливым нападающим, очень мощным, буквально уничтожающим защитников. А знаешь, что с ним случилось? Он начал думать, что он особенный, а потом начал пить, делать ставки, ходить по женщинам. Возле него не было правильных людей. И сам видишь, где он оказался. Он был одним из самых талантливых ребят на моей памяти, а сейчас он ничто».

Время шло, я рос и встречал все больше людей с подобной судьбой. У них у всех был талант, но были неправильные советчики, они делали неправильный выбор, и все они закончили не очень хорошо или того хуже. Иногда ты не знаешь, почему ты это делаешь, но ты должен напоминать себе, как правильно. У них не было кого-то, кто бы сказал: «Так неправильно, но есть иной путь». Некоторое время ты будешь страдать, но потом преуспеешь. Я помню людей, с которыми тренировался, отдыхал после матчей, ой, да и перед матчами тоже.

«Бербc, пошли. Живём один раз».

Но это не было мне по душе ни тогда, ни сейчас. Я хотел стать хорошим футболистом. Я должен был достигнуть чего-то, и это моя главная мотивация. Она очень мне помогает, особенно если проблемы просто у меня в голове. Я не хотел закончить на улице и хотел быть независимым.

Я всегда работал очень усердно. Даже когда я бы очень маленький, я играл без перерывов. Я торчал у дома, пытаясь отработать контроль мяча, и подбрасывал его в воздух. Меня никто ничему не учил, мне никто не говорил что делать, я просто делал это. Сам не знаю почему. Мне просто казалось это интересным.

Не было ни телефонов, ни фейсбука, ни инстаграма. Был просто мяч.

«Бербс, иди домой. Тебе нужно поесть».

Не трогайте меня! Не хочу я есть! Я не голоден. Я просто продолжал пинать мяч в одиночку. Даже если со мной не было никого из друзей. Я играл сам с собой. Знаете, как бразильцы оттачивают свою игру на пляжах? Так вот свою я отрабатывал на асфальте с мелкими камешками.

У нас в школах не было полей с искусственным покрытием, а был только асфальт. Мяч высоко подпрыгивал, и нужно было научиться контролировать его в воздухе. Со временем я привык, и даже не задумывался над этим. А потом и вовсе начал ценить. Именно так и совершенствуется техника. Кстати, если ты упадешь на таком вот «поле», колени разбиты 100%. Ты можешь плакать, но никто не обратит внимание — всем все равно. Мы играем в футбол. Вставай. Давай, вставай и иди истекать кровью в другое место. И что?

У меня была ровно одна пара бутс с кучей дырок и других я себе позволить не мог. Я залатывал старые и продолжал играть. Именно так привыкли делать все мы — жители восточной Европы.

Я должен был просто играть. Если ты хочешь добиться успеха, ты должен усердно работать, слушать правильные советы и вести правильный образ жизни. А потом... Я не знаю, как и почему, но в один прекрасный день планеты встанут в ряд именно для тебя.

Возможно однажды тебя подпишет «Манчестер Юнайтед».

Возможно однажды сэр Алекс Фергюсон будет встречать тебя в аэропорту.

День, когда я присоединился к «Юнайтед» был сумасшедшим. Я весь день ждал звонка, чтобы узнать, что там и как. Все происходило будто в голливудском фильме: драматическое позднее появление, реки пота... и вот я сижу в одной машине с сэром Алексом Фергюсоном.

Это было так странно и смешно. Уважаемые люди просто сидели рядом со мной в машине, а я все думал: «И что же мне сказать? Что вообще нужно говорить в такой ситуации?

«Как вы? Как вам погода?»

Я не очень общительный человек. Все, кто меня хорошо знает, скажут, что я обычно не люблю пустую болтовню в стиле «как дела?» и прочие бла, бла, бла... Я предпочитаю сразу переходить к делу. Когда же я оказываюсь в такой ситуации, нууууу...!

Я посмотрел на своего агента, он посмотрел на меня в ответ. Мы не знали, что делать.

И все равно эти воспоминания заставляют меня улыбаться и повышают мне настроение. С сэром Алексом было так приятно общаться. Я общался с многими другими успешными тренерами, игроками и разными людьми, и я заметил, что у них было особое качество: даже если они были куда успешнее вас в вашем деле, они не начинали из-за этого как-то пренебрежительно с вами общаться.

Он просто решил встретить меня в аэропорту. Возможно это впечатлило меня больше всего. Такие люди возвышают вас и впускают вас в свой мир. Это нечто особенное.

Итак, дальше мы занялись бумагами. Я помню все очень хорошо потому, что мне нужно было столько всего подписать, а потом эти файлы должны были очень быстро отправить на верификацию в Премьер-Лигу.

Ну же, ну же, ну жеееее...

В конце концов к великой радости окружающих мы все закончили. Я видел, как радовался мой агент, который мне как второй отец, да и все в комнате.

Я был без ума от счастья.

На своей первой тренировке я стеснялся, даже очень стеснялся. Я должен был играть с ребятами, которыми я восхищался и с которыми мечтал играть. Это было сумасшествие. Иногда моя стеснительность останавливала меня или мешала раскрыться. Я очень скрытный человек. Есть ребята, которые свою первую тренировку начинали фразами «Как дела, чувак? Давай пять». Будто они уже сто лет тут. Я же все держал в себе. Я так всю жизнь делал потому, что я или стесняюсь, или не знаю, что сказать в такой ситуации. Но все были так обходительны. Моя мечта стала реальностью. Первая тренировка... Фергюсон, Гиггз, Роналду... Все были здесь. В душе я ликовал.

Все были разными. Каждый был хорош в чем-то, а чем-то уступал другим. Например, Гиггзи был настоящим профессионалом и поддерживал потрясающую форму. А ведь ему уже было за 30. До скольки он вообще играл? До 40? Такс, Бербс, а ты так сможешь? Как минимум, попробовать стоит. Посмотрим, что он там делает. Йога. Так, а ещё он был худощав. Конечно, тут и ДНК свою роль сыграла, но ещё то, как он тренировался, следил за собой, отдыхал, когда это было нужно, растягивался после тренировок, да и как тренировался вообще: иногда ненапряжно, а если нужно было, то прибавлял. Так действовал и Скоулзи, да и Газ тоже. А ещё я застал Роналду в сумасшедшей форме.

Нужно обращать внимание на все это, если хочешь хотя бы попытаться быть таким же как они. Ведь иначе никак. В команде с такими эго, профессионалами, победителями просто невозможно закрепиться, если ты не соответствуешь их уровню энтузиазма и желанию побеждать. Абсолютно каждый причастный к этому клубу хотел быть лучшим. В этой команде каждый сумел добиться определённого успеха. Кто-то сразу ворвался на Олимп, как Руни, а кто-то только был на пути к вершине. Но пробовать все равно стоило. Пусть даже ты не добьешься успеха, ты хотя бы попробовал. Иначе какой смысл вообще это все начинать? В окружении таких футболистов у тебя появляется небывалое желание побеждать.

Когда ты стоишь с командой в туннеле стадиона перед игрой на «Олд Траффорд», и диктор на стадионе начинает объявлять о том, что ты и так знаешь: «Леди и джентльмены, чемпионы Англии, чемпионы Европы, чемпионы мира...»

Мурашки по всему телу.

В туннеле ты будто переходишь на совершенно иной уровень. Кто бы не был соперником, он до нас не дотягивает. И в большинстве случаев ты это осознаешь. Можно даже не смотреть на них в туннеле. И так ясно, что они уже проиграли.

(Конечно, это все благодаря тому, что в вашем составе есть Роналду, Руни, Гиггз и все эти игроки)

И вот вы командой начинаете выходить на поле, а диктор пока продолжает свою речь. Я смотрю на соперников, возможно даже прямо в глаза, как бы говоря: «Да, я знаю. Именно ради этого я так тяжело работал».

В мой первый сезон в клубе, я завоевал свой первый титул Премьер-Лиги. Я... Боже... В душе я прыгал от счастья.

Когда же я той ночью вернулся домой, то уже прыгал по-настоящему, ведь там никто меня не видел. Я прыгал в чем мать родила, зато с медалью на шее. Я был так счастлив. Когда же я пришёл в раздевалку на следующий день, то наткнулся на спокойного Гиггза, для которого это была уже, наверное, 110 медаль или что-то в этом роде. Он сказал: «Бербс, дальше будут ещё медали».

Мы пару минут назад победили в Премьер-Лиге, а это уже забыто!

А как же мои законные пять минут счастья? Я ведь ТОЛЬКО ЧТО выиграл свою первую медаль. Да так... Ничего страшного. Возможно, для меня было бы так же, если бы это была не первая моя медаль. Но в той раздевалки важен был только следующий гол, следующий кубок, следующий титул, следующая Лига Чемпионов. Так устроены чемпионы. Это было невероятно.

Я — простой болгарский парень из маленькой страны. Я очень гордился собой. Я рос в эпоху коммунизма, а это значит, что в моей стране не было хорошей инфраструктуры, хороших полей, денег на развитие чего-то, где бы я мог провести всю свою футбольную карьеру. Мне было трудно перебраться в Англию, но зная, чего можно добиться в этой стране, я рискнул. Были трудные моменты, но я сумел их преодолеть и сделал так, чтобы мне тут было хорошо.

Быть рядом с этими ребятами было невероятно. Пусть я в основном и не говорил, а лишь наблюдал. Но если мне нужен был совет, я мог спокойно подойти и спросить. Они бы без проблем ответили. Когда же тебе нужна была встряска — а она порой нужна всем — они помогали и тут. Это не детские игры, и никто ничего не принимает на свой счёт. Тут команда прежде всего, ведь каждый хочет стать чемпионом. Просто посмотрите на Виду.

Я очень подружился с Видой. Я родился у границы Болгарии и Македонии, так что для меня все эти страны — Болгария, Сербия, Македония, Хорватия — очень близки, я понимаю языки и могу говорить без проблем. Все мы там — братья.

Мы очень просто поладили, ведь я знал, откуда он, чем и как он жил, когда в Сербии бушевала война. Хорошо, когда ты новичок, но в клубе есть кто-то, кто понимает тебя и говорит с тобой на одном языке. Он всегда мне помогал. Он был отличным шутником с действительно хорошим чувством юмора. Если вы его хорошо не знаете, то его шутки могут показаться вам обидными, но это были просто шутки. Я до сих пор общаюсь с этим прекрасным парнем.

Тренироваться против него каждый день было не просто трудно, это было кошмарно. Знаете, есть такие игроки и команды, против которых ты просто не хочешь играть? Вот ты смотришь на соперника и думаешь про себя: «О нет, не сегодня. Я не в настроении для этого».

Вида был одним из таких парней.

Когда я играл за «шпор», противостояние против него всегда было кошмаром. Когда я перебрался в «Юнайтед», оно превратилось в войну. Было не важно, кто ему противостоял — Ронни, Руни или я, — каждому доставалось. А потом начинался матч, и я был просто счастлив, что он был в моей команде! Каждая игра заканчивалась для него синяками и ссадинами, но это все было ради команды. Он был готов и голову положить ради команды.

Так что я радовался любому успеху еще больше, если я мог разделить его с Видой. Он прошёл через то же, что и я, и даже хуже. Он прошёл через войну. Даже сейчас, когда посещаешь Сербию, можно увидеть дыры от пуль на огромных многоэтажках. Он прошёл через худшее, но и добился большего успеха, чем я.

У нас в команде были Вида, я, ребята, которые выросли в этом клубе, игроки с большими эго, но сэр Алекс всегда находил общий язык с каждым из нас и мог мотивировать нас всех.

Мы могли разминаться или растягиваться на тренировках, когда он подходил к каждому из нас лично, чтобы побеседовать. В один день он мог перекинуться парой слов с одними игроками, а в другой — с другими. Это заставляли нас чувствовать себя особенными.

Было заметно, что он подбирал правильные слова, которые точно доходили до адресата. Игроки полностью разделяли его философию. Он мог говорить абсолютно с каждым. Нужно находить индивидуальный подход к каждому игроку, ведь все мы очень разные, но при этом в разной степени испорчены, и у всех большое эго. Нужно знать подход к каждому: с кем-то говорить мягко и шутить, а с другими быть более серьёзным. Он мог найти общий язык с каждым. Таков сэра Алекс Фергюсон. Миллион титулов, ещё миллион разнообразных достижений в жизни. Так что ты должен слушать и прислушиваться к каждому его слову. В этом было что-то особенное, и футболисты начинали чувствовать себя особенными. Ты мог провести на поле 5 или 10 минут, но он все равно позволял тебе почувствовать себя частью команды, получить внимание даже если ты фактически не играел. Он был очень хорош. А его речи перед игрой, его мотивационные выступления... Иногда казалось, что ты в каком-то фильме. Порой он говорил о своей жизни, о том, как начинал с работы в доках, о своём отце, о людях по всему миру, которым повезло меньше, чем нам... Все заканчивалось тем, что я только и думал:

«Бл*, да я готов сожрать сейчас любого живьём!»

Потом я выходил на поле и выкладывался на полную. Это было меньшее, что я мог сделать.

Ведь, черт возьми, он встретил меня в аэропорту!


Источник и фото: официальный сайт «Манчестер Юнайтед»