Райан Гиггз: «Я никогда не принимал случившееся как должное»

В последнее время стало привычным наблюдать за новичками из академии «Манчестер Юнайтед» на скамейке первой команды и даже на поле, поэтому журнал Inside United решил взять интервью у человека, который совершил столь же головокружительный взлет 25 лет назад, — у Райана Гиггза.

article-2512823-199E71AB00000578-735_964x625

Что вы помните о своем дебюте в первой команде в марте 1991 года?

Пожалуй, это было не так пугающе, как для многих других, потому что я вырос в клубе, был здесь с тех пор, как мне исполнилось 12 лет, много раз выходил на поле в составе юношеской и молодежной команд. Так что у меня не случилось звездной болезни, и я не испугался «Олд Траффорд» — мне повезло, что я здесь вырос. Впрочем, когда впервые надеваешь эту футболку и бежишь по полю, у тебя мурашки по спине, ты возбужден и нервничаешь — удивительное ощущение.

Что больше всего запомнилось вам в переходе из молодежной команды в первую?

Прыжок из молодежки в первый состав — это, конечно, важное событие, но мне повезло, что у меня был тренер, который просто сказал мне продолжать делать то, чем я занимался в молодежной команде, и примерно это я и сделал. Я старался быть собой, играть так, как всегда играл. Безусловно, есть отличия — тебя показывают по телевизору, ты играешь перед 45 000 зрителей, а не перед парой сотен человек, так что давление выше, но я, если честно, его не чувствовал.

Сэр Мэтт Басби дал юным игрокам шанс проявить себя, и по ходу всей жизни клуба это повторялось не раз. Вы чувствуете влияние Басби в наши дни?

Я полагаю, что чувствуется влияние всех великих футболистов и людей, которые были связаны с «Манчестер Юнайтед». Безусловно, сэр Мэтт — человек, который положил начало этому успеху, зародил поколение юных игроков, которые живут неподалеку или в других регионах Соединенного Королевства, и эта традиция жива по сей день. Болельщики требуют этого, потому что им хочется видеть, как молодые футболисты пробиваются в состав, им хочется видеть своих наряду с игроками мирового уровня со всего света.

Сэр Бобби Чарльтон все еще играет важную роль в клубе. Как бы вы описали его вклад в команду на поле и за его пределами?

Мне повезло: я был в команде на турнире U-14 в Швейцарии — сэр Мэтт и сэр Бобби отправились с нами. Я помню, что в аэропорту они оба были окружены болельщиками. Чувствовалось, как их любит народ — не только в Манчестере, но и по всему миру. Куда бы мы ни ездили, Бобби тут же узнают, его везде любят. Очень часто очередь за автографом сэра Бобби длиннее очередей за автографами нынешних футболистов! [смеется]

Воплощает ли он собой храбрость и дух клуба?

Сэр Бобби воплощает собой все великое, что есть в клубе: он появился в команде, будучи юным игроком, пережил мюнхенскую авиакатастрофу, вернулся на поле и выиграл так много. И по сей день он оказывает огромное влияние на клуб, являясь тем, кого узнают по всему миру.

Конечно, не стоит забывать: вы побили его рекорд по матчам за «Юнайтед» в 2008 году в Москве. Что вам больше всего запомнилось в тот вечер?

Я, естественно, был очень горд. Никогда не думал, что смогу побить рекорд сэра Бобби. Сделать это в такой великий вечер, вечер победы в Лиге Чемпионов, и разделить этот момент с сэром Бобби — одно из самых важных событий в моей карьере.

Вернемся в 1999 год. Если не считать требла, «Ноу Камп» и вашего гола в полуфинале, какое ваше самое ценное воспоминание о том сезоне?

Пожалуй, мой любимый момент того сезона — поворот на Динсгейт в центре Манчестера в открытом автобусе: я увидел, как мне показалось, миллион человек. Я думаю, именно тогда я понял, чего мы добились. Было здорово победить в чемпионате, в Кубке Англии, а затем и в драматическом поединке на «Ноу Камп», но по-настоящему разделить этот триумф с жителями Манчестера и теми, кто приехал со всех уголков света, чтобы увидеть нас, — это было просто невероятно. Полагаю, большинство футболистов были в шоке от увиденного: нельзя было рассмотреть тротуар и здания, болельщики карабкались на фонари, чтобы мельком взглянуть на команду. Я никогда этого не забуду.

Что сыграло самую важную роль в сезоне, который закончился триумфом команды?

Думаю, сочетание многих факторов. В том сезоне были очень важны голы на последних минутах: мы никогда не сдавались, даже когда казалось, что мы проиграли, мы возвращались в игру. И, конечно же, в последнем матче сезона мы забили дважды в добавленное время. Тогда это было для нас не в новинку — мы так часто забивали на последних минутах, просто не знали, каково это — опускать руки.

Безусловно, Класс-92 ярко поучаствовал в этих победах. Если бы вы могли описать свою историю кому-то, кто не знает о ней, что бы вы сказали?

Отличная история! [улыбается] Каждые пару лет в первой команде появляются один-два игрока, но целых шесть футболистов, которые не просто играли вместе, но еще и дружили с тех пор, как им было по 12–13 лет, которые двадцать лет спустя имели на счету столько матчей за клуб и разделили столько потрясающих воспоминаний, до сих пор оставаясь друзьями… Это невероятная история. Не так часто подобное случается. Напоминает о «малышах Басби» — похоже на них: так много футболистов и друзей пробились в состав и завоевали себе место в первой команде. Это происходит не так часто, а когда уж случается, чувство совершенно особенное, и это было поистине особенное время для всех нас.

Что вы считаете вашим главным совместным достижением?

Я думаю, нашим главным достижением стало огромное количество матчей за первую команду. Не так просто пробиться в состав «Юнайтед», но куда сложнее — закрепиться в нем, сохранить голод до побед, это желание в течение двух, пяти, десяти лет, и нам это удалось.

Что особенного в том, чтобы пройти через все уровни команд в «Юнайтед»?

Я думаю, это особенное достижение, потому что ты знаешь: ты в клубе, который дает молодежи шанс, и это снова возвращает нас к эпохе сэра Мэтта. Болельщики требуют этого, они хотят, чтобы в состав пробивались игроки, такие же люди, как они, и тебе предоставляется определенная свобода. Если ты ошибешься с передачей или не реализуешь момент, тебя скорее простят — ведь ты такой же, как болельщики. Как и они, ты поддерживаешь команду. Поэтому когда молодой игрок пробивается в состав и закрепляется в команде — это и вправду особенное событие.

В чем же разница? Почему у вас всех получилось, а у других нет?

Мы все абсолютно разные, но у нас всех была одинаковая страсть: не только пробиться в первую команду, но и остаться там, выигрывать трофеи. Мы остались хорошими друзьями и вне поля, и по сей день у нас все еще свои шутки, похожее чувство юмора, нам комфортно друг с другом. Я думаю, что все дело было в желании побеждать и идти вперед.

Вы не просто многого добились с «Юнайтед», у каждого из вас была запоминающаяся карьера в сборной, а после вы добились успеха и в других начинаниях. Многое ли связано с вашим воспитанием в клубе?

Да, будучи воспитанниками «Манчестер Юнайтед», мы узнали многое — не только в плане футбола, но и жизни. Мы так много времени проводили вместе — порой мы оказывались на тренировках в 8:30 утра и уходили только в 16:30, так что большую часть ранних лет были вместе. Мы не только побеждали вместе, но и проигрывали. Порой кто-то играл хорошо, а кто-то не очень, так что мы помогали друг другу и в тяжелые времена.

Опишите ребят одним словом…

Гари Невилл — [смеется] Скажу два слова… всегда прав!
Фил Невилл — Живчик.
Ники Батт — Весельчак.
Пол Скоулз — Скромник.
Дэвид Бекхэм — Нахал! [смеется]

Воспитание первоклассных молодых игроков всегда будет важной составляющей клуба?

Да, думаю, это всегда будет частью философии клуба. Это часть его истории, это наше отличие от других команд. Да, мы можем приглашать футболистов мирового уровня из всех уголков мира, но мы хотим, чтобы наши воспитанники выступали на «Олд Траффорд», будь то центрфорвард, вингер, защитник… Нам нужно, чтобы в команду пробивалась молодежь. Это важная часть истории «Юнайтед».

В чем Райан Гиггз-игрок похож на Райана Гиггза-помощника главного тренера?

Они довольно похожи, если честно. Я хотел быть лучшим, когда играл футбол, и хочу быть лучшим как тренер. Это означает, что нужно упорно трудиться, делать все, что можешь, чтобы добиться этого, при этом наслаждаясь процессом и вызовом.

В чем состоит главное отличие между этими ролями в этом сезоне?

Самое важное при переходе от игрока к тренеру: не думать больше как игрок, теперь тебе нужно думать как тренер. Футболист довольно эгоистичен: он хочет добиться успеха, знает, на что способен и как стать лучше. Тренер же должен выжать наилучший результат из 25, иногда 30 разных людей. Так что нужно понять, что же помогает им сработаться и как тебе добиться от них наилучшего футбола.

Наконец, расскажите, каково это — быть самым успешным игроком в истории клуба?

Мне повезло. Конечно, я упорно трудился, и у меня был талант, который я использовал как только мог. Но мне повезло, что я оказался в команде с такими хорошими футболистами в такой успешный период истории клуба. Я прежде всего горд тем, что выступал за команду, которую поддерживал, а играть за нее так долго и столько выиграть — это только бонус. Я никогда не принимал случившееся как должное. Я знал, что рано или поздно все закончится, поэтому хотел добиться как можно большего. И я это сделал.


Источник: официальный сайт «Манчестер Юнайтед»

Теги: , ,
  • R_Ch

    Хорошее интервью. Райан в нем "как живой", что называется.

  • Headcrab

    Будущий еще один сэр МЮ!

  • Daniil Ivanov

    Нужно больше вопросов про роль молодежи в философии Манчестере! А то мы не совсем понимаем, что вы имеете в виду, дорогой официальный сайт "Манчестер Юнайтед"...

  • head

    Спасибо за перевод