Номер 9

Автор: Маркус Рэшфорд

Я вырос в Манчестере и в моей семье было мало секретов. Если мне покупали подарок на день рождения или на Рождество, все знали, какой подарок мне подойдет. Новая футбольная форма.

Правда, если ты родом из Манчестера, твоя семья может поделиться на два лагеря. По крайней мере, так было со мной. Часть моей семьи болела за «Юнайтед», другая часть — за «Сити». Так что эти футболки были больше, чем просто подарками, понимаете? Особенно по мере того как я рос и совершенствовался в футболе, мои дяди покупали мне самые новые красные или голубые футболки в попытке переманить меня на свою сторону. В нашей семье это стало чем-то вроде шутки для своих.

Но была одна футболка, которую я никогда не забуду, и на ней не было эмблемы ни «Юнайтед», ни «Сити». Однажды вечером, я вернулся домой, попинав мяч с братьями во дворе. Мой дядя был дома, и он хотел что-то мне подарить.

Еще одна футбольная форма.

Еще одна красная футбольная форма — он был ярым болельщиком «Юнайтед».

Я взял ее и присмотрелся. Тогда-то я и понял, что эта футболка другая. На левой части груди был герб с тремя львами и одной золотой звездой. Моя первая футболка сборной Англии.

Я развернул ее, чтобы посмотреть, есть ли номер на спине (это всегда было важно).

9

А прямо над ним...

РУНИ

Я был слишком мал, чтобы оценить английские сборные 90-х годов с игроками вроде Алана Ширера, Тедди Шерингема, так что для меня кумиром был Руни. Мои самые первые воспоминания о сборной — это его дуэт в нападении с Майклом Оуэном. Мы с братьями, Дуэйном и Дэйном, всегда вместе смотрели матчи сборной.

А потом, когда мне было примерно восемь лет, мой дядя подарил мне футболку с фамилией Руни. Как любой паренек, который пинает мяч в футболке с чьей-то фамилией, ты пытаешься подражать этому игроку.

Я был нападающим, и с того дня я хотел во всем походить на Руни. И я хотел играть за сборную Англии.

Но была одна загвоздка в том районе Манчестера, где мы выросли: парк, в котором все мы играли находился по другую сторону оживленного шоссе. И если Дэйн с Дуэйном уже уходили играть, моя мама ни за что не разрешала мне переходить дорогу одному, чтобы догнать их.

«Тебе придется подождать здесь, Маркус, — говорила она. — Жди здесь».

Она не разрешала.

В парке или нет, но я никогда не прекращал играть. У меня дома был свой футбольный мяч с моим именем, написанным на нем нестираемым маркером. Я просто чеканил его об стены или по пути вниз по лестнице. Где бы это не происходило, не имело значения.

Хотя дни, когда у меня получалось сходить в парк со своими большими братьями, всё равно были самыми лучшими. Я любил соперничать со старшими ребятами. Иногда мы играли на лужайке в своем микрорайоне. Она была окружена домами, и это было классно, потому что мы знали, что когда бы мы ни заявились туда, там всегда будет несколько парней с мячом. Мы водили играть даже в пасмурные, дождливые, какие в Манчестере случаются часто. В наших мыслях, мы были Руни, Оуэном или Рио, играющими на «Уэмбли» за сборную Англии.

Эти мечты о профессиональном футболе сплотили нас, понимаете? Просто играя в саду, вы проводите вместе много времени. Мы жили по соседству и дружим до сих пор, даже после того как некоторые из нас разбежались по академиям, а я ушел в «Манчестер Юнайтед».

Многим людям кажется, что я появился из ниоткуда. И честно говоря, последний год моей жизни пролетел так стремительно, что иногда я и сам в это верю. Однажды в прошлом сезоне во время тренировки «Юнайтед» одноклубники сказали мне, что я включен в состав сборной на Евро-2016. Я буквально не мог в это поверить. Я подумал, что это шутка. Всего пару месяцев назад я дебютировал за «Манчестер Юнайтед».

Фил Джонс подошел ко мне по пути к раздевалкам и сказал: «Говорю тебе, парень, ты летишь во Францию». Когда я зашел в помещение, несколько человек из персонала сказали мне то же самое. Когда я достал телефон из шкафчика, там была куча сообщений от моих друзей, братьев, мамы, и все писали об одном: Англия!!!!!!

 

Я был взбудоражен, но одновременно сбит с толку. И тогда тренер, Луи ван Гал, подошел ко мне.

«На пару слов?».

Я не знал, что и думать. В смысле, я ожидал, что буду играть за команду до 21 года, но то, что он сказал мне было удивительно.

«Сборная позвонила, — сказал он. — Поезжай, наслаждайся».

Это было правдой. Я отправлялся во Францию.

«Мы знаем, что когда люди будут говорить о нашей команде, они будут судить нас по нашим трофеям».

Все дни (и ночи), остававшиеся до моего дебюта за сборную, я без остановки представлял, как это будет. Ты проигрываешь это у себя в голове раз за разом. Ты думаешь о выходе на поле. Ты думаешь о том, как зайдешь в раздевалку.

Но, чего бы ты ни ожидал, все обязательно будет не так. Все никогда не произойдет так, как ты это себе представляешь.

Все будет гораздо лучше.

Я зашел в раздевалку перед нашим товарищеским матчем против Австралии в прошлом мае и увидел футболки, висевшие на каждом шкафчике. Помню, как осмотрелся вокруг... и увидел свою.

Красная футболка. С гербом на левой части груди. Три льва. Одна золотая звезда. Боже.

Я развернул ее.

9

А прямо над ним...

РЭШФОРД

Я невольно рассмеялся и сказал себе: «Это больше не мечта, ты играешь за Англию».

Через три минуты после начала матча я забил свой первый гол за сборную. Как я могу это описать? Это невозможно. Это как...

Как только мяч оказывается в сетке, что-то щелкает у тебя в голове. Это момент, к которому ты долго шел, но как только у тебя получается, тебе хочется добиваться этого снова и снова. Ты этого жаждешь.

В начале второго тайма происходит еще что-то, чего я никогда не забуду. Номер 19 уходит с поля, и внезапно я понимаю, что играю вместе с Уэйном Руни... за сборную Англии.

Вау.

Я все еще на поле, когда он забивает наш второй гол. Я не на лужайке в нашем микрорайоне, и я не смотрю игру сборной по телеку.

Я рядом с ним.

Это нечто особенное.

Я знаю о том, как нас сравнивают. Я знаю об ожиданиях, которые на меня возлагают люди. Сам я всегда просто пытаюсь улучшить свою игру любым возможным способом. А играть и тренироваться вместе с Уэйном — то, что этому невероятно способствует.

Он много говорит со мной о футболе — о тех позициях, на которых он играл, о тех ситуациях, с которыми ему приходилось справляться. Впервые я встретил Уэйна после моего дебюта за «Юнайтед». Он был тогда травмирован, но зашел в раздевалку после игры, подошел прямо ко мне и поздравил. Это может показаться незначительным, но все наоборот. Это многое для меня значило.

С Уэйном всегда так. Он по-настоящему спокоен.

«Просто выходи и играй, — говорил он мне. — Не нервничай. Играй по-своему и почувствуй свободу на поле».

В этом весь он. Он не обязательно произносит тебе длинную речь. Но у него такой опыт, что он четко понимает, что необходимо тебе в конкретный момент. Когда Исландия выбила нас на Евро, это стало большим разочарованием. Мы все сидели в раздевалке после игры, не зная, что и думать.

А потом поднимается Уэйн. И говорит одну вещь:

«Выше голову. Нам еще есть, за что бороться в будущем».

Но он обращается к каждому лично. Он подходит к каждому, одному за другим, и смотрит в глаза.

«Выше голову. Не отчаивайся».

Вот здесь мы сейчас. Мы смотрим вперед и готовы сражаться за будущее. Я знаю, что я молод — в нашем составе много молодых игроков — но за то время, которое нам отведено, мы хотим сотворить историю. Мы знаем, что когда люди будут говорить о нашей команде, они будут судить нас по нашим трофеям. Поэтому для нас важно заставить страну гордиться. Мы знаем, что это то, чего хотят болельщики.

Я сам уже столкнулся с трудностями. Меня не вызвали на первый квалификационный матч чемпионата мира. Но нужно преодолевать препятствия — и тогда у меня получилось забить три гола за сборную до 21 года.

Я смотрю вперед. И я не могу дождаться матча на выезде с Германией и первого квалификационного матча к чемпионату мира в этом году на «Уэмбли». В детстве, у меня никогда не было возможности посетить матч на «Уэмбли». Я только смотрел игры по телевизору у мамы дома. Я мечтал о том, что однажды буду играть за сборную, мечтал о том, что буду играть на «Уэмбли».

И когда у меня получилось, это было совсем не то, чего я ожидал.

Это было намного лучше.

Когда я вышел на поле и посмотрел на газон, то подумал: «Боже, это идеально. Каждая частичка на своем месте. От микрорайона с зеленой лужайкой досюда был долгий путь».


Источник и фото: The Player Tribune