neville-column

Большое интервью Луи ван Гала Гари Невиллу

Ближе к концу моей 45-минутной беседы с Луи Ван Галом его глаза загорелись, когда речь зашла о великом «Аяксе» 1995 года. Суровость исчезла с лица нового тренера «Манчестер Юнайтед», когда он вспоминал о своей молодой команде, выигравшей Лигу Чемпионов 19 лет назад.

Он говорил об Эдгаре Давидсе и Кларенсе Зеедорфе, о том, как молодые таланты той эпохи играли сплоченной командой. Эта тема вернула Ван Гала на футбольные небеса: молодые игроки, воспитанные на его «философии» и идеально отлаженная игра – что может быть круче?

«Я действительно играл с 17-летними футболистами в финале Лиги Чемпионов», - напомнил он. «Так что не говорите мне, что юнцы не могут играть в футбол. Когда ты понимаешь определенную философию, ты можешь достичь многого. Зеедорф играл в финале в 17 лет, и он был невероятным футболистом. Патрику Клюйверту было 18, и он забил гол». Это был гол, принесший победу над "Миланом" со счетом 1-0».

Первые 20 минут нашего разговора были лекцией, которую я внимательно слушал. Когда я возвращался на свою старую тренировочную площадку в «Каррингтон» первый раз за два года в голове у меня было пять целей:

1. Послушать великого тренера;

2. Спросить, что он узнал о «Юнайтед» за последние пять недель;

3. Узнать, что он может сказать болельщикам, жаждущим трансферов;

4. Обсудить переход к новой формации 3-5-2;

5. Выяснить, чего он хочет добиться за время своего трехлетнего контракта с «МЮ».

Мои тщательно разработанные планы сразу же вылетели в трубу. Это не было встречей двух приятелей. Я со своим блокнотом обхожу длинный стол, за которым восседает Луи Ван Гал. Он выглядит внушительно. Свет приглушен. Только один человек будет «ведущим» в ходе этого интервью, и это буду не я. На Луи Ван Гала невозможно надавить.

Только один человек будет «ведущим» в ходе этого интервью, и это буду не я. На Луи Ван Гала невозможно надавить.

Как только неформальная часть беседы завершилась, я спросил Ван Гала, можем ли мы поговорить в более стандартном для интервью ключе. «Поговорить? Думаю, нет, у меня еще много работы». Я подумал, что ослышался. Он смягчился: «У меня нет секретов, можете спросить, что хотите».

Ван Гал меня опережает. Он кладет ладонь на стол. «У меня есть для вас блокнот. Я всегда показываю его своим игрокам. Можете и вы показать людям, как мы сейчас играем».

Он предлагает мне показать ему, что я понимаю об игре нового «Юнайтед».

Я готов. Вызов брошен.

«Хотите, чтобы я это сделал?»

«Да, конечно!», - говорит он. – «Можете это сделать. Почему нет?»

Я чувствую себя как на иголках. Говорю: «Я попробую, но вы скажете, что я ошибаюсь».

Ван Гал кидает на меня пронзительный взгляд: «Вы немного… стесняетесь?».

Сорок пять минут спустя я покидаю офис, чувствуя себя опустошенным. Это был первый раз за последние тридцать лет, когда меня назвали «стеснительным». Но за этим последовала серия интереснейших взглядов изнутри на футбольную философию Ван Гала и его планы в «Манчестер Юнайтед», основанные на молодости, долгосрочном планировании и трехмесячном тяжелом периоде, в течение которого игроки поймут, чего от них хочет тренер.

Каждый великий тренер уверен в своей философии. Ван Гал тверд, он скала. Все должно быть сделано, как он хочет, или не сделано вовсе. Признаюсь, в прошлом сезоне я был обеспокоен ужасающей кампанией «МЮ». Я беспокоился о том, что теперь будет делать клуб. Как только ушел Дэвид Мойес, пошли разговоры, что придет иностранный тренер. Я видел, что происходило в других клубах, где 60-летняя философия была принесена в жертву 3-летними циклами, когда каждый новый тренер переворачивал все с ног на голову. Я покинул «Каррингтон» с чувством, что Ван Гал соответствует традициям, заложенным сэром Мэттом Басби и сэром Алексом Фергюсоном. Я не говорю, что он задержится на 25 лет. Но он придерживается таких же принципов.

Я покинул Каррингтон с чувством, что Ван Гал соответствует традициям, заложенным сэром Мэттом Басби и сэром Алексом Фергюсоном

Говорят, что когда берешь интервью, нужно «захватить пространство». Что ж, пространство захватил Ван Гал, а не я. Когда я поднимался, чтобы включить свет, новый босс снова меня подколол.

«Хотите включить свет? Что ж, вы знаете, где выключатель. Вы уже тренер».

Мы приступили к делу. Болельщики хотят трансферов, сказал я ему. Могу их обнадежить?

«Я буду обсуждать это с руководством, а не с вами», - огрызается Ван Гал. Но затем немного уступает: «Нужно покупать, чтобы усилить команду. Поэтому я купил Маркоса Рохо. Он может играть на двух позициях. Парень очень хорош. Возможно, мы еще подпишем игроков. Пока неизвестно».

«Не думаю, что с моей стороны будет честно придти сюда и распродать всех игроков. Я даю им шанс», - он дает понять, что уже оценил тех, кто принял участие в турне по Америке, а остальные подвергаются оценке сейчас: «Теперь уже можно о чем-то говорить».

Чтобы понять Ван Гала, вы должны понять, что своей важнейшей целью голландец видит внедрение своих идей. В коридоре «Каррингтона» я натыкаюсь на Тайлера Блэкетта, сидящего в одиночестве и смотрящего на компьютере видео своей игры в матче против «Суонси».

Как один из тренеров сборной Англии, я вижу, что «Манчестер Юнайтед» - идеальное место для развития молодых талантов.

«Думаю, против “Суонси” Тайлер сыграл свой лучший матч. Но из-за недостатка опыта он слишком легко отдавал мяч», - говорит Ван Гал, который явно симпатизирует Блэкетту. «Это плохо, но он не должен вновь совершить подобную ошибку. Влияние ошибок велико».

Но не является ли подобная смена тактики по сравнению с эрой Дэвида Мойеса тяжелой для игроков?

«Тренеры должны давать большой объем информации. Думаю, слишком большой. Сравните это с тем, как вы в первый раз приходите в аэропорт. Если я лечу в Манчестер: какой терминал, где мой рейс, где мне припарковаться? Сколько времени занимает бюрократическая волокита? Вы знаете это. Вы знаете это место. Вы должны поделиться со мной всей этой информацией. А я выйду и запомню пару вещей. То же самое и с футболистами. Я осваиваюсь в новом для себя месте (в Англии). Мои игроки вовлечены в этот процесс, и это совсем не просто».

Процесс обучения всегда связан с «видеоматериалами».

«Иногда я веду с ними диалог, чтобы узнать, о чем думают мои футболисты. Я задаю вопросы, они отвечают. Не только я, но и Райан, и Альберт Стейвенберг, и Франс Хук. Райан готовит отчет по противнику, Альберт дает оценку, а я разрабатываю тактику. Я всегда вовлечен в процесс и взаимодействую со своими помощниками».

Райан готовит отчет по противнику, Альберт дает оценку, а я разрабатываю тактику

После игры со «Суонси» Ван Гал сказал, что уверенность команды «сокрушена». Когда я это услышал, мне стало интересно: он имел в виду «пошатнулась», но использовал более сильное слово по ошибке?

Он объяснил, что уверенность пошатнулась еще раньше, после матча с “Валенсией”, потому что качество игры упало. «Мы победили, но Валенсияиграла лучше. Лучше держала мяч».

«Мы проиграли Суонси”. В футболе всегда важен  результат. Но я знаю, что сейчас это не совсем так. Мы находимся в процессе, мы должны прибавить. Но пока что это дается тяжело». Даже уверенный в себе после удачного Чемпионата Мира Ван Гал столкнулся с суровой реальностью.

Его методы не изменятся. Он говорит: «Футболисты буду работать согласно моей философии. Я оцениваю игру всех своих футболистов. Всегда так делал. Я также оставил полузащитников и защитников на дополнительные занятия после игры со “Cуонси”. Здесь должен играть Мата, здесь должны играть защитники. Они должны взаимодействовать, закрывать зоны. Только так мы сможем прибавить».

Сработает ли это? «Это всегда зависит от уровня игроков. Я не волшебник. Это зависит от личностей. Я должен сделать их таковыми, отобрать их. Всегда говорю своим футболистам об этом».

У него нет сомнений, что игроки способы воспринять его идеи.

Я решил больше узнать о его вере в молодых футболистов.

Он поправляет меня: «Это не вера, это наблюдения. Когда вы видите, что молодой футболист талантлив и подходит на определенную позицию, тогда он может справиться. Может быть у меня есть хороший нюх, поэтому я могу разглядеть в них это. Но я верю не только в опытных игроков, потому что необходимо следовать своей системе. Я здесь не потому, что хороший человек. Я здесь из-за своей философии».

«Хочу, чтобы мои игроки ей следовали. И я знаю, какие игроки подходят. И если это молодой парень – хорошо! Когда вам 26 или 27, это не то же самое, что 21. Но если не давать шанса молодым, то они никогда не смогут пробиться в команду. Вы смотрите на мой предыдущий опыт и видите, что я задействовал Хави, Иньесту, Мотту и Пуйоля. Все они дебютировали под моим руководством. То же самое и в “Баварии”: Кроос, Мюллер, Алаба, Бадштубер, все они сейчас играют. Неплохое чутье, да?».

Как и в случае с «Аяксом» лицо Ван Гала проясняется, когда я спрашиваю его о лучших молодых игроках, которых он тренировал: «Хави и Иньеста. Может быть для кого-то Иньеста – потому что он играет в более взрывной манере, на что сейчас обращается внимание. Но для меня Хави лучший».

Говоря о том, как важно развивать молодых игроков, Ван Гал объясняет процесс: «Я сказал с самого начала – но не кричал – “Мы должны стать чемпионами”. Я сказал, что понадобится время. Нужно время, чтобы построить новую команду, это не делается за один день. Это процесс, и он уже начался. Все мои команды смотрелись слабо в начале. Они должны перестать действовать инстинктивно и начать думать. Мышление. Это очень трудно. Я тренирую не так, как это делали предыдущие специалисты (Мойес и Фергюсон), и это трудно.

Одна из самых значительных перемен – переход на схему с тремя центральными защитниками, которую, как верит Ван Гал, способны воспринять его защитники. Почему 3-5-2?

«Потому что так проще защищаться. Вы должны закрывать зону и накрывать игрока, который оказывается в этой зоне. Когда вы играете так, то расстояние между тремя центральными защитниками не превышает 15 метров, и если взаимодействие налажено хорошо, то защищаться становиться проще».

«Также имеются фланговые игроки. Если двигаться правильно, согласно тактике, и правильно выбирать момент, то они всегда открыты. Когда я играю с тремя нападающими, они также играют широко. И три защитника при такой схеме играют широко, но не всегда могут выдвигаться вперед. Но, если вы играете с тремя центральными защитниками, то винг-бэки всегда могут выдвинуться в атаку. Оба одновременно. Это риск, но я рисковый тренер. Вы можете менять темп игры. И вам важно знать, что ваши фланговые игроки открыты. Мы должны обращать на них внимание».

Смена схемы часто воспринимается с неодобрением, и Ван Гал вспоминает, как в бытность тренером «Баварии» выиграл войну за применение новой тактической схемы, хотя директора были против.

«Я могу играть с “Юнайтед” 4-4-2, также как я играл с “Баварией” в начале. Они хотели, чтобы я использовал традиционные 4-4-2, но я сменил схему на ромб, потому что она мне больше нравилась, потому что у меня были Гомес, Клозе и Олич. Гомес стоил 35 миллионов – тогда это были большие деньги. Через два месяца, несмотря на 35 миллионов, я сменил схему на 4-3-3. Я купил Роббена, потому что он хорошо подходит для этой схемы и может так играть.

Он с самого своего назначения в «Юнайтед» четко знал, как будет вести дела: «Вы должны обсудить это при первой встрече. Я рассказал им о том, какой я человек. Меня наняли из-за моей философии. Они так сказали. Я получу поддержку».

Я работаю не для себя, для клуба. Поэтому должен думать о его будущем

Он говорит, что всегда думает «на долгосрочную перспективу.

«Потому что я здесь работаю не ради себя, а для клуба. Конечно, иногда лучше задействовать других футболистов, но, когда вы хотите развивать свою команду, нужно принимать решения на долгосрочную перспективу. Для меня было бы лучше, если бы в первом матче я мог задействовать Робина ван Перси. Но он не был готов играть, это не было бы лучше для него».

Всегда уверенный в себе Ван Гал отрицает, что когда-либо говорил, что он лучший в мире, и признает, что многому научился в «Аяксе», «Баварии», «Барселоне» и сборной Нидерландов, которую он довел до полуфинала Чемпионата Мира: «Сейчас я знаю больше, чем когда начинал в “Аяксе”. Мне было 39, и это был мой первый большой клуб. Мы не проиграли ни одной игры в 1995. Это невероятно. Я никогда не говорил, что я лучший тренер. Я сказал, что мы – лучший клуб в мире».

«Это было правдой, потому что мы выиграли Лигу Чемпионов и Клубный Чемпионат Мира. Мы были лучшими. Это факты. Это для болельщиков, не для меня. Они хотят видеть нас празднующими победы перед тысячами людей».

Но как долго займет у «Юнайтед» превращение в «команду Ван Гала»?

«Это зависит от футболистов. Не могу точно сказать, но самое больше – два три месяца. Я говори это на пресс-конференциях».

Чего он планирует добиться через три года?

«Очень хорошей базы. Через три года? Хорошей базы и сбалансированного состава».

А как же титул Премьер-Лиги, что насчет него?

Он пристально смотрит на меня: «Естественно».

Источник: Колонка Гари Невилла на Telegraph