pub

Гари Невилл: «Фил всегда был талантливее меня»

На их счету больше трофеев, чем у «Кристал Пэлас», у них больше медалей, чем у всех тренеров-американцев вместе взятых, а общее количество матчей за сборную практически достигает сотни. И все же вне пределов красной части Манчестера их с трудом можно назвать самыми популярными игроками в мире. С точностью наоборот, как сказал один умный парень. Множество посетителей местных пабов обожают дискутировать насчет них, а это значит, многие хотели бы задать братьям парочку интересующих их вопросов. Вооружившись теми, которые пропустила цензура — а стоит отметить, что процедуру проверки прошли далеко не все из них, — мы отправились в Каррингтон, тренировочную базу «Манчестер Юнайтед», чтобы побеседовать с самыми известными братьями-футболистами Туманного Альбиона. Так как оба Невилла — заядлые игроки в крикет, то биты наизготовку...


Кто из вас был более талантливым в детстве? И кто из вас лучше теперь?

Гари: Фил всегда был более талантливым юношей. Он попадал в школьные сборные Англии и прочие подобные команды. Мне всегда приходилось серьезно попотеть, чтобы попасть хотя бы на лавку запасных. Фил всегда был одним из лучших в стране. Я же никогда не был близок к тому, чтобы стать основным игроком сборной Англии на постоянной основе. Что же касается современности, то об этом стоит спросить у тренеров.

Было ли между вами настоящее братское соперничество?

Фил: Нет. Никогда. Мне кажется, что мы всегда поддерживали друг друга. В самом начале было немного странно: два брата играют за одну и ту же команды, но к этому привыкаешь. Иногда один из нас играл, а второй выпадал из обоймы, но мы всегда поддерживали друг друга. Мы ведь братья, в конце концов. Если вы не можете поддержать родного брата, то кого тогда?

Интересно то, что мы уже практически 10 сезонов в одном клубе и мы никогда не боролись за право выступать на одной позиции. В начале карьеры Гари был правым фланговым или центральным защитником, а я же играл на левом фланге. Сейчас [на момент апреля 2003 года, когда и было опубликовано данное интервью] я играю в центре. Так что мы никогда не соперничали за одну и ту же позицию, даже в сборной Англии.

А кто из вас доставлял больше всего хлопот в детстве?

Ф: Возможно, Гари. В школе так точно. Если в школе не разрешали носить спортивки, Гари их носил; если нужно было носить блейзер, Гари надевал джемпер. У него также на все было собственное мнение.

Г: Я всегда заставлял учителей нервничать. Не думаю, что мои проделки были серьезными, но хлопоты я точно доставлял. Я хотел носить то, что мне было по душе. Из-за этого желания у меня частенько бывали проблемы. Во время последнего года учебы я стал серьезнее, но вот три предыдущих года я был настоящей занозой в заднице.

Ф: Со мной практически не было проблем.

Г: Он был умнее меня. Этот голубоглазик вряд ли хотя бы раз в жизни получал наказание в школе.

Ф: Я придерживался всех правил, вот и все.

Правда, что вам доставалось больше всех от других игроков в команде?

Г: Даже не знаю, как на это лучше всего ответить, потому что между игроками, которые стремятся пробиться в основу, всегда много стычек и споров.

Ф: Из-за того, что мы братья, когда портачил один из нас, нам доставалось обоим. И плохое, и хорошее мы получали вместе.

Если бы вы не были братьями и партнерами по команде, то вы бы все равно стали друзьями?

Г: Думаю, что да. Этот вопрос, конечно, гипотетичен. На самом деле, когда ты растешь в одной семье, то пристрастия и антипатии у каждого члена семьи одинаковы. Нам нравилось смотреть футбол и заниматься разными видами спорта.

Ф: Но если не брать во внимание спорт, то мы все-таки достаточно разные. Одинаковых людей не бывает.

Г: Если говорить о музыке, например, то вкусы у нас ну очень разные. Думаю, что и характеры у нас тоже разные.

Ф: Да уж. Гари более прямолинейный человек и тот еще провокатор. Я же более спокойный и оставляю все на самотек.

Что скажете о худших проступках и привычках друг друга?

Ф: Гари гиперактивен. Он всегда делает все с паникой и шумом. Даже если речь идет об ужине. Он постоянно все организовывает. И после того, как он уже все организовал, он не успокаивается. Иногда ему стоит просто расслабиться.

Г: У Фила есть привычка везде приходить слишком заранее. Например, мы с ним договорились, что я заеду за ним за полчаса до встречи. Так он позвонит мне и попросит забрать его на целых 45 минут раньше! Или другой пример: перед матчами мы обычно вместе кушаем. Так он имеет привычку появляться в полвосьмого. И это при том, что ужинаем мы в соседней комнате!

Вы когда-то играли с вашей сестрой Трейси в нетбол [изначально разновидность баскетбола, традиционно женский вид спорта] и иные «девчачьи» виды спорта?

Ф: Нет. В школе у нас были смешанные уроки физкультуры, но мы никогда не играли в нетбол и подобное с Трейси, а она никогда не играла с нами в футбол или крикет. Она обычно играет по субботам или вообще в другом уголке мира, так что мы не можем пойти и поддержать ее на игре. Зато на матчах Содружества мы всегда в сборе.

Г: Не думаю, что мне нравится нетбол как вид спорта, но мне нравится следить за игрой сестры, особенно среди тысяч болельщиков.

Можно сказать, что многие болельщики вас невзлюбили. Почему?

Ф: Месяц назад босс что-то сказал об этом. Он считает, это все потому, что мы свободно выражали свою любовь и преданность «Манчестер Юнайтед». Вполне возможно это сыграло против нас вне клуба. У меня больше нет идей.

Г: У меня никогда не было проблем с болельщиками «Юнайтед», и если бы тут что-то поменялось, то это бы меня беспокоило бы. Но нелюбовь болельщиков других клубов меня даже забавляет. И уж точно не беспокоит. Бывают стадионы с тяжелой атмосферой, но даже там она не пугает, а приносит удовольствие.

Каково быть первыми братьями после Чарльтонов, которые одновременно выступают за сборную Англии?

Ф: Думаю, что наши родители больше радовались этому факту, чем мы. Нас тогда больше беспокоило собственное попадание в сборную. Не думаю, что мы тогда осознавали всю важность достижения. Гари было 20, мне 18, и сам факт выступлений за сборную Англии был чем-то особенным.

Если бы вы подрались, то кто из вас победил бы?

Ф: Если честно, то нам этот вопрос задают постоянно. Но я не уверен, что мы вообще когда-либо дрались, даже в юности.

Г: Гипотетически допустим такую ситуацию. Кто бы победил? Ты обычно любишь выходить из стычек победителем, не так ли?

Ф: Я думаю, что все игроки команды хотели бы увидеть такую схватку. Типа: «Давай, набей ему морду!» Но скорее все бы рассмеялись, что начали такое выкрикивать. Не думаю, что кто-либо стал бы провоцировать нас драться. Ха-ха!

Г: Ты знаешь, может быть, мы все-таки и дрались, когда были ну очень маленькими. Я припоминаю не драку, а то, как я однажды кинул в тебя пистолетик и попал в глаз. Не помнишь?

Ф: Э, нет...

Учитывая ваши корни в Бари, что вы думаете о комментариях Питера Каньона о том, что только 40 клубов по всей Англии должны быть полностью профессиональными?

Г: Мне было бы неприятно думать о том, что «Бари» когда-то прекратит свое существование. Люди говорят, что «Бари» поддерживает всего три-четыре тысячи болельщиков. Но ведь это тоже много, и все эти люди будут расстроены, если их футбольный клуб закроют. Пусть он и полупрофессиональный, это все равно будет неприятно.

Ф: Футбольный клуб уже давно стал отличительной чертой каждого города. Многие маленькие клубы имеют огромные футбольные традиции и историю, как и «Бари». Что-то нужно сделать, чтобы уберечь небольшие клубы из нижнего дивизиона от финансовых проблем.

«Гари Невилл — красный, он ненавидит скаузеров...» Откуда растут ноги у этой речёвки? Как вы относитесь к своим соседям по трассе М62?

Г: Поводом для этой речёвки стало мое небольшое интервью для журнала болельщиков «Юнайтед» восьмилетней давности. Я тогда сказал чистую правду, хотя болельщики «Ливерпуля» мне до сих пор не верят. Я сказал, что меня растили и учили ненавидеть «Ливерпуль», ведь они завоевывали всё. И журналисты решили назвать это интервью «Невилл ненавидит скаузеров». Вот вам и корень всего зла. Сейчас об этой истории вспоминают каждый раз, как мы играем с «Ливерпулем». Это наш самый главный соперник. Я всегда был болельщиком «Юнайтед», но я никогда не говорил так: «Я ненавижу скаузеров». Если бы я сейчас ходил в школу в Ливерпуле, то ненавидеть бы меня учили «Манчестер Юнайтед», который побеждает везде.

Вы с Дэвидом Бекхэмом всегда хлопаете болельщикам в знак благодарности за поддержку. Что не так с остальными игроками?

Г: Я не знаю. Я привык это делать всегда вне зависимости от результата матч — победа, поражение или ничья. Иногда это трудно, особенно когда результат расстраивает, ведь счет, да и сама игра оставляют желать лучшего. Но все равно нужно демонстрировать свою признательность. Они приходят на каждый матч и платят за билеты приличные деньги. Люди говорят много нелестного о болельщиках «Манчестер Юнайтед», но у нас сейчас лучшая посещаемость за последние 30 или 40 лет. В 70-х и 80-х они собирали по 50-60 тысяч людей, и это несмотря на отсутствие успеха. Когда бы мы ни играли, стадион битком набит, ведь люди хотят видеть игру «Юнайтед». Это обходится им в кругленькую сумму, и мы должны их за это благодарить.

Вы практически родились в Манчестере. Как вы относитесь к тому, что количество болельщиков за пределами города возрастает?

Г: Это прекрасно. Если посмотреть более глобально, то болельщиков «Манчестер Юнайтед» можно найти абсолютно везде. Не знаю, что в этом может быть плохого. Я уверен, что другие клубы хотели бы иметь столько болельщиков по всему миру. Мне кажется, что 75% всех болельщиков — болельщики «Юнайтед».

Что каждый из вас чувствовал, когда только Гари получил вызов в сборную Гленна Ходдла на турнир во Франции 1998 года?

Ф: Возможно, это был наихудший момент для меня. Я был практически уверен в том, что я попаду. Я узнал об этом по телефону. Когда мне сказали, что я не буду играть на турнире, это стало неприятной неожиданностью. С возрастом ты учишься принимать такие вещи с честью, тогда же это было огромнейшим разочарованием.

Г: Возможно, это был самый неприятный опыт в моей жизни. Кошмарные два-три дня. Тогда Фил, Батти и Газза оказались вне состава, и для всех получивших вызов игроков это стало шоком. То, что должно было стать самым счастливым моментом в жизни, превратилось в болезненный опыт. Я уверен, что Гленн Ходдл тоже был не в особом восторге от этого, как и любой другой тренер. На тренировке в первый день царило хмурое настроение. Мы были три недели вместе, а потом вдруг недосчитались четырех или пяти игроков.

Ф: В 1998-м я был на Ла-Манге, когда узнал об этом от Свена по телефону. Вообще, эту новость неприятно получать при любых обстоятельствах. Но все же дома в окружении близких осознание этой ситуации далось проще. И все же разочарование не делось никуда.

Вы оба по разным причинам пропустили последний Чемпионат мира [2002 года]. Как вы провели это время?

Ф: Я провел лето в Англии? потому что моя жена была беременна. Я посмотрел все матчи по телевизору, а также общался со Скоулзи и Батти и подбадривал их.

Г: А я прыгал на костылях, потому что сломал ногу. Я подрабатывал экспертом на ITV вместе с Газзой, Бобби Робсоном и Десом Линамом. Это было очень интересно. Худший момент турнира для меня — игра против Аргентины. Я был в больнице. Мне как раз сделали операцию. Тогда они ликовали, ведь им удалось обыграть аргентинцев на Чемпионате мира, но я все время думал: «Как бы было хорошо, если бы я был сейчас там с ними».

Ф: С каждым следующим матчем турнира мне становилось все труднее. Я играл во всех матчах отбора к ЧМ, так что я желал своей команде только победы. Прекрасно, когда ты выступаешь на большом турнире и не задумываешься о том, что там происходит дома. Во время матча против аргентинцев я был в Лондоне, и атмосфера тогда царила что надо.

Г: Я вернулся в Манчестер после обеда и решил перекусить. Все люди в пабах ликовали. Атмосфера была невероятной. Я как раз общался с ребятами по телефону, так что в красках все им описал.

Кто налажал больше: Фил во время подката в матче против сборной Румынии на Евро-2000 или Гари в манчестерском дерби того сезона?

Ф: Возможно Гари. Ха, ха!

Г: Трудно сказать. Возможно, все-таки я. Не думаю, что к Филу могут быть такие уж претензии в том эпизоде. Мы недостаточно хорошо отработали в том моменте. Даже если бы он тогда не попытался что-то сделать, мы бы все равно пропустили и покинули турнир. Нет смысла вешать на кого-то всех собак. Все мы играли не лучшим образом. Обе ошибки привели к пропущенным голам. Разве что моя ошибка расстроила только болельщиков «Манчестер Юнайтед», а не всей Англии. Она даже многих порадовала.

Что вы думаете о требованиях Руда ван Нистелроя поднять ему зарплату в «Юнайтед»? Не стоит ли распределять финансы более равномерно?

Г: Он никогда не говорил такого. Люди говорят, что зарплаты игроков негативно влияют на игру, но это бред. Все проблемы из-за функционеров, которые занимаются контрактами футболистов. Именно эти функционеры и любят вешать всех собак на игроков. Если бы президент клуба сказал игрокам, что денег нет, те бы их не требовали. После проблем с ITV Digital количество денег от трансляций поубавилось, но клубы продолжали тратить деньги, которых у них не было.

Ф: Даже небольшие клубы Премьер-Лиги стараются предложить игрокам высокие награды, идя на риск. Если же они вылетят, то их ждет финансовое фиаско. Просто посмотрите на «Брентфорд».

Г: Как можно ставить на кон будущее клуба ради пяти-шести футболистов? У клубов типа «Брентфорда» огромная история. Нельзя платить огромные суммы денег, которых нет, и рисковать всем. Я думаю, что «Вест Бромвич» отлично решил проблему с составом в этом сезоне: они сохранили игроков, разве что подняв им зарплату в соответствии с нормами Премьер-Лиги. Но мне кажется, они предусмотрели возможность вылета и дальнейшего снижения зарплаты. Это называется рациональное управление.

У них нет огромных денег и они не стали сломя голову закупаться на трансферном рынке. Сколько было у них трансферов? Вряд ли они вообще были. У них проблемы с деньгами, что может отразиться на зарплате игроков. Если такое потребуется, то... Игроки не устанавливают рамок зарплат — они хотя получать столько, сколько могут.

Вы бы последовали примеру Нила Квина и участвовали в благотворительных матчах?

Г: Когда у нас будет на это право. В смысле, игроки предпочитают выступать в таких матчах уже на заре карьеры.

Ф: Много критики было в адрес таких тестимониалов, но если ты играешь за клуб более 10 лет, то заслуживаешь провести такую игру. К тому же это отличный повод отблагодарить болельщиков.

Ф: Люди говорят о деньгах, но в таких играх они на последнем месте.

Г: Посмотрите на Райана Гиггза: 67 тысяч людей пришли именно ради него. Он и его семья, вероятно, были очень рады этому. В современном мире, где игроки меняют клубы как перчатки, верность нужно ценить. Он действительно заслужил это.

Гари, как вы относитесь к тому, что Яп Стам назвал вас в своей книге «занятым мелким пи***ком»?

Г: Если вы о той же странице, что и я, то вряд ли можно придумать лучший комплимент от него. На данный момент я не хочу писать никакие книги. Я не вижу в этом особого смысла. Столько вещей потом еще вырывают из контекста. Как могут люди вырывать фразы из контекста? Ведь, например, в той ситуации эта фраза была комплиментом. За день до публикации статьи в Mirror Яп позвонил мне и сказал, что они просто вырвали те три слова из контекста. Его это очень расстроило. Не люблю, когда СМИ опускаются до такой мерзости.

Ребята, да ладно, продажа Япа Стама была ужасным решением! Вы с тех пор ничего не выиграли...

Г: Я пас.

Ф: Пусть тренер решает, кого покупать, а кого продавать.

Рой Кин сдал немного после недавней истории?

Г: Не думаю, что он сдал. Он все также интенсивно играет и желает побеждать в каждом матче.

Ф: Он стареет. Он и вне поля немного поубавил.

Г: Но он всегда был отличным парнем вне футбольного поля. Вы же не всю его жизнь видите. Именно поэтому он и заработал себе такую репутацию. Он таков, и я не хочу, чтобы он менялся.

Ф: Он пнул меня в матче против «Сандерленда». Типичный Кино. Он делал это в прошлом, и сделает снова. Мы никогда не забудем это.

Гари, вы забили три гола, а вы, Фил, — семь. Есть ли между вами какое-то соперничество в этом плане?

Г: Мои показатели вообще разочаровывают. Тут без сомнений. Не скажу, что я мог забить все 50 голов, но в паре моментов в последние пару лет я действительно дал маху. Мне хотелось бы забивать хотя бы по голу за сезон. Но я далек даже от этого.

Ф: Ты должен забивать больше, чем один гол в сезон. Если тебе не дает покоя рекорд Дениса Ирвина — а я знаю, что он порой пробивал пенальти и штрафные — то тебе не мешало бы забивать побольше, как и подобает фланговому защитнику «Юнайтед».

Г: Ты всегда помогаешь в атаке голами или ассистами. У меня была пара моментов в этом сезоне. Я выходил один на один с голкипером «Депортиво» в Европе. Я должен был забивать, но не смог даже ударить. Все закончилось подкатом вратаря! Я запаниковал. Я подумал: «Что тут вообще творится?» — и все испортил. Снимаю шляпу перед голеадорами, ведь забивать голы — самый трудный аспект игры.

Ф: Мне нравится мой показатель голов, но у меня появилось больше возможностей с тех пор, как я перебрался в центр поля. И мне хотелось бы забивать почаще. Мы оба должны улучшить свои голевые показатели.

Какая встреча с болельщиками была самой странной в вашей жизни? А с болельщиками соперника?

Г: У меня была отличная встреча накануне Рождества. Я гулял по Кинг Стрит в Манчестере, а мне навстречу шли парень с женой. Я думал о своем, когда услышал: «Отлично, Газ, спасибо тебе большое...» Я ответил что-то вроде: «Пожалуйста, чувак», а потом он продолжил: «За дерби, чувак!» Он был болельщиком «Сити»! Меня это расстроило, но в то же время я неплохо посмеялся. Это было просто гениально. Он продолжил свой путь, а потом и сам рассмеялся собственной шутке. А вот еще одна история. Совсем свежая. «Сити» играл дома и обыграл нас. Мимо меня проехала машина, из нее до пояса высунулся водитель и заорал: «ГАРИ НЕВИЛЛ — СИНИЙ». Он активно жестикулировал, чем порадовал многих в толпе. Да, мне хорошенько досталось после матча с «Сити», но такое порой бывает.

Ф: Благодаря тому, что взаимоотношения Гари со «скаузерами» хорошо задокументированы, каждый раз при встрече с уроженцем Ливерпуля я слышу «твой брат то», «твой брат это».

Г: Однажды мы проиграли дома «Ливерпулю» со счетом 1-0. Я собирался ехать домой, но не смог открыть дверь своей машины. А все потому, что мне мешала долбанная бутылка «Калсберга» [спонсор «Ливерпуля»]!

Ф: А я нашел на своих воротах сожженный английский флаг после Евро-2000. И сами ворота они тоже подожгли. [А ваши с женой имена они на воротах не нацарапали?] Нет. [Нервный смешок].

Как Дэвид Мэй проводит свое время?

Г: Я не собираюсь на это отвечать.

Ф: Нет.

Вы когда-либо сидели с детьми своих одноклубников, когда они хотели куда-то выбраться вечером со своими половинками?

Ф: Ты этим занимался.

Г: Нет, я не хочу об этом говорить.

Ф: Нет? У меня сейчас собственный сын, так что забот и так хватает.

Г: Я пока что не сижу со своим племянником, ведь ему пока всего четыре или пять месяцев.

Ф: Когда он перестанет носить памперсы, дядя Гари придет на помощь. Ха-ха!

Кого бы из ныне играющих игроков другого клуба или сборной Англии вы хотели бы видеть в составе «Юнайтед»?

Г: Мне нравятся игроки типа Мальдини и Рауля, которые сумели заявить о себе в грандах. Я уважаю это. Мальдини, который провел в клубе практически 20 лет, просто невероятен. Играть против него — отличный опыт, но еще круче было бы видеть его в составе своей команды.

При каких обстоятельствах вы могли бы покинуть «Олд Траффорд»?

Ф: Я думаю, что никто из нас не хотел бы уходить из клуба по своей воле, но мы оба знаем, что все решает тренер. Мы должны со своей стороны демонстрировать игру на высоком уровне и надеяться, что он не решит продать нас. Я никогда не хотел играть за другой клуб, но не всегда это решение зависит от нас.

Как многие из нас знают, вашего отца зовут Невилл Невилл, а как насчет второго имени?

Г: [Смеется] У него его нет.


Источник: FourFourTwo, дата публикации: 12 апреля 2003 года.

Редактура: Хаял Эйвазов