Гари Невилл: «Я хочу узнать, каково это — руководить футбольной командой»

В первом интервью в качестве тренера «Валенсии» Гари Невилл говорит о том, что его новая должность нужна не для того, чтобы он взялся за исполнение обязанностей тренера в национальной сборной своей страны или «Юнайтед».

Спокойный светлый день на тренировочном поле Патерна в Валенсии, но Гари Невилл в самом эпицентре урагана. «Совершенный ураган, — многозначительно заявляет Гари. — Я вышел из зоны комфорта».

Прошло менее месяца с тех пор, как Невилл стал тренером. Интересно, что он считает количество проведенных тренировок (их было всего десять). Назначение Гари на пост главного тренера «Валенсии» до конца этого сезона стало сюрпризом.

Это не единственный контракт, который англичанин подписал в последнее время. В прошлую субботу Невилл и его семья — жена и две дочки семи и пяти лет — получили ключи от нового дома в Испании, согласовав условия договора аренды на два года, начав новую жизнь.

Но быть в эпицентре урагана, как вы можете догадываться, не в новинку для Невилла. В этом интервью, его первом за месяц, он делится массой идей — даже упоминает, что однажды ему бы хотелось открыть университет, добавив еще одну строчку во впечатляющее резюме: бизнесмен, владелец отеля и футбольного клуба, тренер сборной Англии, эксперт Sky Sports и колумнист Daily Telegraph.

2016-01-03 10-42-04

Но Гари морщится, когда его называют «предпринимателем». «Я не предприниматель, — говорит Невилл. — Никакой я не предприниматель. Мне не нравится это слово. Оно звучит грязно». Грязно, потому что подразумевает желание делать деньги? Гари кивает. «Да, потому что я просто делаю то, что мне нравится, и мне повезло, что „Манчестер Юнайтед“, упорная работа, мои родители, мое воспитание предоставили мне возможность делать то, что мне нравится. Хуже всего для меня было бы отсутствие выбора. Я бы думал: „Ах, нет“, — и это было бы провалом для меня».

Выбор у Невилла имеется. И он пошел по пути, который создает выбор. Все, что он делал с момента завершения карьеры игрока в 2011 году, готовило его к настоящему моменту и, что интересно, сделало его «лучше».

«Я чувствую, что к концу этого сезона, к июню, буду лучше, чем был пять лет тому назад, — заявляет Гари. — В первые четыре-пять лет без футбола до достижения сорока лет я хотел научиться как можно большему, развивать себя в различных направлениях».

Но он пришел к перекрестку. «Все подходило к моменту, когда мне пришлось вносить изменения. Было слишком много всего, — говорит Невилл, которому в феврале исполнится 41 год. — Затем появилась новая возможность, и я подумал: „Кажется, это правильный выбор“».

Гари завершил работу на телевидении, отодвинул на второй план бизнес и сконцентрировался на «Валенсии», «большом клубе», в котором он воссоединился со своим братом Филом, помощником главного тренера. Командой владеет сингапурец Питер Лим, бизнес-партнер Невилла в «Солфорд Сити» и Hotel Football. «Решающими факторами для меня были другой чемпионат, потрясающий клуб, знакомство с владельцем», — говорит Гари.

Но что насчет двух контрактов: два года по договору аренды дома, но всего полгода в роли тренера «Валенсии»? «Всегда находишься в одном, двух, шести месяцах от потери работы. Поэтому вариант с шестью месяцами для меня не проблема. Если работа продлится полгода, причем успешно, я могу остаться здесь и на шесть лет. Очень заинтересован в том, чтобы быть здесь, я привез сюда мою семью и чувствую, что если добьюсь успеха, это будет невероятный опыт для меня, для моих родных. Что будет дальше — кто знает? Но я предан своему делу. Предан своей семье — дети учатся в новой школе. Я планирую добиться успеха. Не планируешь же провал».

Впрочем, Невилл знает, что он рискует потерпеть неудачу. «Что бы ни произошло в ближайшие пять месяцев, люди, вероятно, захотят навесить ярлык провала или успеха в конце, — размышляет Гари. — Но мне кажется, что по завершении работы я скажу слова „опыт“ и „вынесенный урок“».

Да и слово «риск» Невиллу не нравится. Он с осуждением относится к нему, когда мы обсуждаем эту тему после тренировки. На спортивном костюме Гари свежее пятно от травы — он присоединился к игрокам на занятии.

«Вы спрашиваете меня, риск ли это. Но что есть риск? — вопрошает тренер. — То, что я делал последние пять лет, означает, что я знаю: я могу быть помощником тренера, могу вернуться к своему бизнесу, могу быть владельцем футбольного клуба, могу вернуться на телевидение. Все, что я делал последние пять лет, было с целью защитить себя от превращения в человека с одним-единственным достижением в жизни. Моя жизнь — это жизнь не просто владельца или журналиста, или тренера, или бизнесмена. Пять лет упорной работы после завершения карьеры игрока дали мне возможность заниматься всем этим. Теперь я могу выбирать, управлять своей судьбой, и мне всегда этого хотелось. Вы спрашиваете меня про риск. Да, это риск. Но еще большим риском было бы оглянуться на прошлое через двадцать лет и сказать: „Гари, ты понимаешь, что ты отказался от тренерской работы в клубе Ла Лиги ‘Валенсия’, на матчи которой каждую неделю приходят 55 000 болельщиков, от изучения нового языка, от тренировочного процесса с потрясающими молодыми футболистами?“ Плохо, когда есть сожаления о неиспользованной возможности. Не рассматриваю это как риск. И я хочу узнать, каково это — руководить футбольной командой. Мне нужно знать, что такое — быть главным тренером клуба. Я больше не мог сидеть на телевидении, писать о футболе, рассуждать о тренерских обязанностях, тактике, управлении командой. Я больше не мог сидеть за спиной Роя и думать: „Мне нужно взять и сделать это“. Если работа продлится пять-шесть месяцев, это будет блестящий опыт. Если я буду здесь три года, не знаю. Я не знаю, как долго это продлится. Для меня „Солфорд Сити“ будет длиться вечно, моя заинтересованность в бизнесе будет длиться вечно, увлеченность телевидением может быть навсегда, а вот тренерская работа не в моей власти. Меня могут уволить, и никто больше не пригласит меня на работу. Это единственное, что я не контролирую».

potd-nevilles_3531316b

А еще Гари знает, что точно не будет следующим тренером сборной Англии или «Манчестер Юнайтед». Назначение Невилла на главный пост тренера «Валенсии» было воспринято как шаг на пути к одной из этих должностей. Публика подумала, что он, вероятно, присматривается к подобной работе.

«Я могу уверить вас в том, что не буду тренером сборной Англии или „Манчестер Юнайтед“ через шесть месяцев, — говорит экс-манкунианец. — И этого не должно произойти. Вот так просто. Я развеиваю всякого рода сомнения по данному поводу. Видишь подобные заявления и думаешь: нонсенс. Вот честно, нонсенс. Я счастлив делать то, что делаю. Счастлив работать под началом Роя. Я не был в „Манчестер Юнайтед“ годами. И счастлив быть там, где я сейчас. Совершенная неправда, что я согласился на эту работу, чтобы впоследствии стать тренером сборной или „Юнайтед“. Поверьте мне. Этого не произойдет — мне не предложат, да и я не соглашусь. Хочу, чтобы вы были абсолютно в этом уверены».

Невилл признается, что отказался бы от работы в «Валенсии», если бы Ходжсон выразил свое недовольство этим. «Кажется, Рой — второй или третий человек, которому я позвонил, потому что я хотел поговорить с ним об этом. Он мог меня остановить, сказав: „Слушай, Гари, мне не нравится, что ты отправишься туда. Это повредит твоей работе в сборной Англии, тебе нужно выбирать“. В этом случае я бы остался в Англии. Это то, что я хочу доделать до конца. Sky и Telegraph — важные дела, но Англия — другой уровень. Это моя страна. Это команда, с которой я работал четыре года. Летом у нас турнир. Мне нравится работать с Роем. Я люблю свою работу. Не заниматься этим было бы по-настоящему печально. Но Рой так поддержал меня. Конечно, он сам работал за рубежом в первые годы своей тренерской карьеры. Он был рад даже больше меня. На самом деле, я стал гораздо увереннее в себе. Он помог мне понять, что я принял правильное решение, и после первых матчей я говорил с ним по телефону по 45 минут, обсуждали, как он общался с футболистами, когда работал в Италии, и как общаюсь с ними я. Он дал мне хорошие советы».

Очевидно глубокое уважение к Ходжсону, который находится на втором месте по влиянию на футбольную жизнь Невилла после сэра Алекса Фергюсона. Гари не говорит, заставляет себя замолчать, но понятно, что он хочет продолжения работы Ходжсона со сборной Англии и после чемпионата Европы.

«Сэр Алекс Фергюсон — самый влиятельный человек в моей футбольной жизни, — рассказывает Невилл. — Но я должен сказать, что в последние три-четыре года Рой Ходжсон очень повлиял на меня… Когда я закончил с футболом, у меня было свое представление о том, как все работает. Я знал только один путь — путь „Манчестер Юнайтед“. За последние четыре года Рой сделал меня хладнокровнее, успокоил меня. Он научил меня сдержаннее смотреть на происходящее, быть смиреннее, и мне это было нужно. Рой — очень хороший человек, очень хороший тренер. На мой взгляд, он тот, кто нужен сборной Англии. Я не хочу говорить об этом, так как не хочу видеть заголовки с фразой помощника тренера, который хочет, чтобы главный тренер остался после турнира. Будет: „Да, он должен так сказать, не так ли?“ Но по-моему, он проделывает невероятную работу».

Невилл знает, что его прошлое оказывает давление на вероятный успех. «Вы спрашивали, что такое риск. Было ли для меня риском согласиться на работу в „Валенсии“? Да. Но огромным риском было пойти работать на телевидение. Поначалу меня освистывали. Меня заранее считали неудачником, считали, что все провалится, что я буду чересчур предвзят по отношению к „Юнайтед“. Легким решением по окончании моей карьеры игрока было бы принять предложение о работе на „Олд Траффорд“ с молодежной командой, в академии. Это было бы безопасно, но я не делаю безопасный выбор. Люди говорят о моей работе эксперта, но это было риском, потому что я подверг себя оскорблениям, как и другие эксперты, журналисты, телевизионщики. Я не был удивлен тому, что публике понравилась моя работа, но по-настоящему об этом не задумывался. Знал, что мне нужно двигаться вперед, анализировать футбол, быть максимально прямым, но при этом проявлять уважение. Я добился профессионализма в своей деятельности, при этом не позволяя себе запутаться в склоках. Я держался от них подальше. Даже если не все складывалось, всегда старался наблюдать со стороны, а не влезать в происходящее с головой, как тренер или футболист. Были моменты, когда перегибал палку. Были моменты, когда что-то говорил, а после думал: „О нет, слова мои, вернитесь. Я не это имел в виду“. Или шутка не удавалась. Шутка про Давида Луиза, о том, что он „играет в Playstation“. Задумывалось не так неуважительно, как прозвучало. Урок для меня. Даже в прошлом году, когда я сказал, что матч „Ливерпуля“ с „Юнайтед“ — это как игра паба на паб, поскольку клубы переживали непростой период, — это была шутка. Я не хотел проявить неуважение к „Ливерпулю“ или „Юнайтед“».

Работа экспертом помогла тренерской работе. «Я посмотрел матчей так четыреста, — говорит Гари. — Огромное количество просмотренных игр и команд, и я могу понять, что мне нравится и не нравится. Я стал лучше разбираться в журналистике, в футбольной аналитике, смотрю на все другими глазами. Понимаю в футболе гораздо больше, чем во времена карьеры игрока».

Гари провел в роли главного тренера «Валенсии» всего несколько встреч и знает, что команде надо карабкаться вверх по турнирной таблице. В воскресенье на «Месталью» прибывает мадридский «Реал».

«Люди говорят, что наступает время судить… Лично я считаю, что еще рановато, — полагает Невилл. — Но я принимаю, что плохие результаты означают осуждение. Не прячусь от него. Работа тренером для больших мальчиков. Я знал об этом заранее. В среднем тренер работает в клубе 13 месяцев, и этого времени совершенно не хватает для того, чтобы внедрить свои идеи. Можно задать направление, но нельзя создать команду за одно-два трансферных окна, чтобы та заиграла по-твоему. Это невозможно».

Более разумный период времени, по мнению Гари, — два с половиной года.

Нет, Невилл не чувствует давления. «Лично я чувствую себя гораздо спокойнее последние несколько недель, потому что не думаю о ближайшем будущем. Если я выиграю пару матчей, то что? Будет на шесть очков больше. Это не сделает меня великим тренером. Если я проиграю два раза, не стану плохим тренером. Не могу так размышлять. Не могу так думать о жизни».

Дает ли этот опыт ему желание оставаться тренером до конца карьеры? Это наиболее интригующие вопрос и ответ. «Слушайте, я не собираюсь делиться данной информацией, но у меня есть планы на ближайшие пять-десять лет. Как я их осуществлю, не знаю. Но идея существует. Идея была всегда и не менялась последние пять лет. Я полагаю, что все мои начинания ведут к этому. Никогда не говорю вслух о своих намерениях. Сначала делаю, а затем смотрю, куда меня занесет. Не знаю, могу ли добиться того, что хочу. Если бы десять лет назад у меня спросили, покину ли я когда-нибудь „Манчестер Юнайтед“, я бы сказал нет. Это мой дом, я в нем живу. Но я становился старше и изменил ход мысли. Я люблю Манчестер, это моя жизнь. Но я рад быть здесь. Я чувствую, что это правильно».


Источник и фото: Telegraph

  • enoter

    Смотрю сейчас Валенсию... такие клоуны в Испании играют. Гари, научи хоть своих мужской игре..

    • julpankova

      Негредо - дно )

    • Dozen

      посмотрел второй тайм Валенсии с Реалом ...
      по сравнению с темпом игры в АПЛ в ЛаЛиге играют как в замедленной съемке 🙂
      Реал по скорости атаки сравним с нашей ватокатой ... дальние диагональтные кроссы никто не делает - если длинный пас идет, то в основном на Роналду, который конечно получше нашего Фелла принимает 🙂
      да и Валенсия не ставит таких редутов перед штрафной, как перед нами большинство стоков и суонсей ...
      никто не прессингует на чужой половине - прям балет, а не футбол 🙂

  • Dozen

    Наконец-то Гари покажет, как играют в футбол настоящие профессионалы, а не "две команды английских пабов"

    • enoter

      Еще Скоулза куда-нибудь отправить)) А Гари пока 1:1 с Реалом играет)

      • Dozen

        в ЛаЛиге за подкат, который в лучшем случае получил бы желтую, дали прямую красную ...
        а за что игроку Валенсии дали желтую, когда он выбил мяч и уронил Рамоса - ниразу не понял ...
        детский утренник, а не футбол 🙂

        • enoter

          Потому что Рамос, как девочка, начал по земле кататься и плакать

  • Serg

    Гари молодец. Хоть и дела не особо идут в Валенсии. Сегодня буду болеть за Валенсию против Реала

  • heartdevil

    "В среднем тренер работает в клубе 13 месяцев, и этого времени совершенно
    не хватает для того, чтобы внедрить свои идеи. Можно задать
    направление, но нельзя создать команду за одно-два трансферных окна,
    чтобы та заиграла по-твоему. Это невозможно" -- О-о.
    "Более разумный период времени, по мнению Гари, — два с половиной года." -- Ноу комментс).

    • Khorus

      Это значит Гари за то чтобы ЛвГ ещё год был у руля))?

      • Андрей Насенков

        А смысл допустим 2.5 года катать вату ( ждать пока команда заиграет по твоему), затем всего 6 месяцев божить,и контракт кончается ( да и ЛВГ уже не в том возрасте чтобы ещё продлить на 3-5 лет.....Сезон пусть по философии доигрывает,а там надеюсь уже во всю Эд на связи с Гвардиолой и возможно придут к нам долгосрочные отношения)

        • губка Боб

          Гвардиола тоже не долгосрочник

        • Khorus

          Вы о чём))?? Мы то совсем о другом))

      • heartdevil

        Это значит, что Гари вкусил тренерской жизни и понял, что оценки-то резонные были). Это не 3 месяца, конечно, но, не ошибается только Бог). Всем нужно время. Жду от него синонимов слов "философия" и "процесс"))

    • JaapStam

      Понял теперь, что с телека трещать легче, чем тренировать)

  • GrKamil

    Отличный человек, Гари! Очень разносторонний, умный, дальновидный и решительный. Надеюсь, что у него все получится. У Гари есть все для успеха