pub

Гари Невилл: «Я стал свидетелем гибели защиты»

neville-column

Я не вижу желания клубов Премьер-Лиги вернуться к старым способам обороняться. Я стал свидетелем гибели защиты, какой знал ее и, видимо, это уже не изменить.

Для меня, как телевизионного эксперта и бывшего игрока, убийственно постоянно повторять: «В мое время футбол был другим, и он был лучше». Я часто задумываюсь о том, что Премьер-Лига сильно прибавила в плане уровня игры с тех пор, как я появился в ней в 1992 году, но есть одно слабое звено — это защита. Воскресное дерби может стать тому ярким примером.

Оба клуба накопили огромную огневую мощь. Тем не менее, во время игры каждая команда вынуждена постоянно искать баланс между защитой и нападением.

Если вы посмотрите на статистику голов в Премьер-Лиге, то увидите, что там счет идет на тысячи с 2010 года. 942 гола было забито в 2009 году и 1052 в прошлом сезоне. Это огромные цифры. Это необратимая тенденция, если в пятилетний промежуток вы заметили, что разница между забитыми и пропущенными голами становится все больше. Это указывает на постоянные изменения в спорте.

Тренеры старой школы 60-70% тренировки посвящают именно обороне. Как правильно поставить ногу, как поставить корпус, сколько раз можно обернуться, чтобы проконтролировать позицию мяча. Я сравниваю это с музыкантом, раскладывающим произведение на ноты.

Я начинал свое обучение, впитывая огромную базу основ защиты. Теперь же современные игроки начинают с техники и только потом переходят на защиту.

gary-neville_3092370k

Я хочу рассказать о временах, кода я играл за молодежную команду «Манчестер Юнайтед», чтобы вы понимали, что подразумевается под фразой «в наше время все было по-другому».

Под руководством Эрика Харрисона и Нобби Стайлза мы оттачивали взаимодействие четырех защитников по 40 минут три или четыре раза в неделю. Пропустить гол на такой тренировке расценивалось как преступление. Мы привлекали наших нападающих для упражнений один на один: Пол Скоулз, Дэвид Бекхэм, Кит Гиллеспи, Райан Гиггз и Бэн Торнли. Необходимо было научиться останавливать их.

У нас была игра man-to-man, где надо было опекать только одного игрока по всей длине поля. Мы должны были всегда преследовать оппонента, если отдавали ему мяч. И если он забивал — вся команда злилась, и не было места спрятаться от этого. Это были очень тонкие психологические моменты, через которые необходимо было пройти.

Также были тренировки, где Эрик Харрисон ставил против нас Скоулза, Бекхэма, Робби Сэвиджа, и мы должны были забивать мяч только головой. Он был очень строг в этом плане. Таким образом мы отрабатывали и навыки защиты, и способности работать головой.

В сборной Англии я работал под руководством великого Дона Хоуи и его тренера по защите Терри Венейблса. Он уделял особое внимание моим движениям ног и головы. Он просил физиотерапевтов поднимать вверх разноцветные нагрудники на противоположной стороне, куда шла атака, и мы таким образом следили за движениями головы четырех защитников.

Дон был весьма резок. Я помню, как мы пропустили гол от сборной Японии на кубке «Умбро». Это была моя первая игра за сборную. Терри сказал, что защита хорошо сыграла, на что Дон ответил:

«Ты, может быть, и счастлив, но я – нет. Мы пропустили гол, но это была наша домашняя заготовка. Нам надо больше тренироваться».

У меня были проблемы с постановкой корпуса при работе с выходом один на один. Я был довольно жестким. «Юнайтед» отправили меня к тренеру по мобильности и подвижности, чтобы тот поработал над моими движениями ногами. В кабинете Эрика Хариссона мы заговорили о защите на примере Мальдини и Костакурты.

После каждой игры основного состава «Манчестер Юнайтед» Эрик просил рассказывать об ошибках, которые я заметил при работе с мячом и без него. Особое внимание мы уделяли действиям Пола Паркера и Стива Брюса.

Эпоха защитников того поколения подошла к концу, когда в 2009-2010 они ушли на пенсию. Тренировки начали строиться по-другому, и больше времени уделялось техническим приемам. Люди из академии подтвердили мне это. Около 80% тренировки уделяют атакующим действиям.

Возможно, этому поспособствовали изменения в правилах. Ограничения на силовую борьбу усложнили задачу защитникам. Теперь борьба в штрафной площади является горячей новостью недели.

Количество стандартных моментов резко сократилось. Когда я начинал играть в 1991-1994 годах, если защитник делает кросс — это было преступление. Сейчас же это происходит повсеместно.

Все, что мы связываем с защитой – телепатия, концентрация, регулярные игры с одним партнером – все это начинает разрушаться. Защита «Юнайтед», например, постоянно меняется. И я не вижу способов вернуть все назад.

Копирование игроков не компенсирует эти фундаментальные изменения в отношении защиты. Микель Артета – это Патрик Виейра 10-летней давности. Рой Кин – теперь это Дейли Блинд, а Джек Уилшир стал новым Брайаном Робсоном для сборной Англии.

Я смотрю на некоторые команды и думаю: «Они не знают как обороняться». Борясь с кроссами, они не знают, как накрывать того, кто стоит на острие. Они не знают, как работать один на один. У них слабое понимание игры.

Мы всегда интерпретируем «философию» как атакующую силу. Мы никогда не думаем о ней в ключе обороны. Серхио Агуэро проникает внутрь штрафной и забивает голы правой ногой. Я задаюсь вопросом: «Почему защитник не подставит ему свою левую?». Отсутсвует базовое понимание основ защиты.

Не вина игроков, что то, что мы называем «надлежащей защитой», отсутствует в их образе мышления. Я –продукт Эрика Харрисона и Дона Хоуи. Я рассматриваю каждый гол с позиции защитника.

Скорость игры очень выросла. Технический уровень игроков просто фантастичен. Может быть, мы возвращаемся к тому атакующему футболу, который был в спячке в 70-90-х годах. Может быть, сейчас мы наблюдаем футбол, как он был задуман.


Источник и фото: The Telegraph