Ферги в гневе: начало карьеры сэра Алекса Фергюсона. Часть 3

Первой действительно болезненной утратой для Фергюсона стал Арчибальд. Он восхищался его талантом, напористостью и упорством, хотя именно из-за них их отношения были весьма напряженными. Однажды Арчибальд после хет-трика в ворота «Селтика» в Кубке Лиги решил забрать себе домой мяч. В те времена это не было привычным делом. Фергюсон вызвал его в свой офис и усадил на стул перед собой — тот стул можно было смело называть «стулом Арчибальда» из-за того, сколько раз тот на нем оказывался, — и приказал ему вернуть его. На следующий день, когда Фергюсон пил чай с коллегами, Арчибальд залетел в офис и бросил мяч с такой силой, что он отрикошетил от стен и разбил помимо чашек на столе еще и флуоресцентную лампу. «Вот твой долбанный мяч», — сказал он и вылетел из офиса.

Тем летом «Тоттенхэм» сделал такое предложение, от которого ни клуб, ни сам игрок отказаться просто не могли. Совершенно случайно во время поездки в Лондон для переговоров Фергюсон заглянул на «Уайт Харт Лейн», чтобы посмотреть тренировку сборной Аргентины перед товарищеским матчем с англичанами. Он заметил, как один юный игрок с одержимостью отрабатывал свои удары. Это был Диего Марадона. Он все еще играл за «Аргентинос Хуниорс», но Освальдо Ардилес сказал Фергюсону, что этот паренек станет одним и величайших игроков мира. В своей книге «Свет на севере», которая вышла с печати в 1985-м году, как раз когда Марадона перешел в «Наполи», Фергюсон выказывал свое восхищение игроком, но отмечал: «Вообще-то еще не доказано, что он является лучшим в мире. Его темперамент и способность выдержать давление вызывают вопросы». Если бы эта книга увидела свет годом позже, его выводы были бы иными.

Перед началом сезона «Абердин» отправился в предсезонный тур на Фарерские острова. Их самолет чуть не свалился наземь во время посадки. Из-за этого появились даже разговоры о том, что во всем оказался виноват пилот. Он подмочил свою репутацию тем, что накануне вылета игроки заметили его «принимающим на душу лишние сто грамм». Сама поездка демонстрировала финансовую ограниченность клуба. Для некоторых игроков это было не что иное, как Богом забытое место. Один из них не выдержал и сказал: «При этом именно мы победили в чемпионате. Представляете, чтобы бы было, если бы мы проиграли?!»

Что же касается Фергюсона, то он буквально излучал лучи добра. Напряжение борьбы за титул спало. Он был рад, что его критики, наконец, умолкли. Игроки любили его. Он перевез семью поближе к себе. А еще он нанял ассистента, которого звали Арчи Нокс. Он лично отвозил его на матчи, прокручивая по дороге записи выступлений Билла Шенкли. С годами их связь окрепла. Однако Нокс вскоре начал жаловаться на то, что ему нечего делать, ведь Фергюсон контролировал абсолютно всё. Скрепя сердце тот допустил его к работе с игроками на тренировках. Сам же он наблюдал за процессом со стороны, осознав, что так он получал возможность подметить больше нюансов. Этот урок он не забыл до самого конца работы в клубе.

Как и всегда, Фергюсон активно занимался работой с молодежью, привлекая на это значительные финансовые ресурсы. Он нанял новых скаутов, создал сеть знакомств и контактов, разработал механизмы перехвата талантов у «Селтика» и «Рейнджерс». Его главным оружием стал ветеран цеха Бобби Калдер. Бобби в костюме и шляпе мог обойти пешком весь Глазго в поисках юных талантливых игроков, чтобы потом, используя весь свой шарм, убедить их присоединиться к своему клубу. Но труднее было убедить родителей отпустить свою кровиночку за тридевять земель. Чтобы сделать их более сговорчивыми, Калдер приходил к ним в гости с коробкой шоколада или цветами для матери и пачкой сигар для отца. Братьям и сестрам доставалась мелочь на карманные расходы. Он любил говорить: «Подписывая контракт с “Абердином”, вы одновременно бронируете себе место в сборной Шотландии».

Когда таланты начали массово переходить в «Абердин», Фергюсон лично занялся обустройством их жилья. По словам Гранта, шотландец договаривался с персоналом домов, чтобы те за небольшие подарки и бонусы сообщали ему о плохом поведении своих подопечных. Во время матчей молодежки он внимательно следил за родителями игроков, чье поведение могло подсказать ему, чего ожидать от их чада, а также каким характером обладают юные футболисты и какой физической формы от них можно добиться в будущем. Стоило потенциальному новичку зайти в его офис, как уже по его телодвижениям Фергюсон мог сделать вывод, стоит подписывать игрока или нет. Он любил хвастаться: «Я могу за милю увидеть победителя».

Конвейер талантов очень быстро пополнил основу команды ценными кадрами: Джим Лейтон, Джон Хьюит, Нил Купер, Алекс Маклиш. И все же третий сезон в «Абердине» принес Фергюсону одни разочарования. Зимой команда пострадала из-за эпидемии травм. В рамках Кубка чемпионов существенно проредившийся состав уступил «Ливерпулю» Шенкли 4-0 на «Энфилде». В домашнем чемпионате команда пришла второй, уступив «Селтику» семь очков. Из кубков же ее выбили «Мортон» и «Данди».

Фергюсон не собирался проводить еще один сезон без трофеев. Хотя «Абердин» и проиграл в двух первых матчах чемпионата, сразу стало понятно, что ему удалось вложить в головы игроков более агрессивное, почти до безумия агрессивное отношение к сопернику. Одной из команд, которая во всех тонкостях прочувствовала это на себе, стал «Ипсвич» Бобби Робсона, на который «Абердин» попал в первом раунде кубка УЕФА. В то время «Ипсвич» считался одной из топ-команд Англии, так что такой соперник, как «Абердин», пугал их не особо. Но шотландская команда превзошла себя и все ожидания, сыграв на выезде 1-1 и победив дома 3-1. Терри Батчер сказал Гранту: «Они стали ну очень неудобным соперником. Неуступчивые говнюки! Твою мать, такие сильные неуступчивые говнюки!»

Во втором раунде «Абердин» обыграл «Арджеш Питешти» 3-0 дома, но на выезде их ждал не самый теплый прием. К перерыву матча в Румынии команда проигрывала 2-0. Хуже всех на указания Фергюсона реагировал Стракан, на которого он даже начал орать в раздевалке. Потом Стракан допустил роковую ошибку, решив ответить Фергюсону тем же. Это так разозлило шотландца, что он со всей дури шибанул по огромной урне ладонью, «чуть не сломав себе руку». Кровь от гнева залила ему глаза, он поддел поднос с чашками и запустил его в Стракана. Стекло разбилось о стену прямо за его спиной. Во втором тайме «Абердин» отыгрался, и матч закончился со счетом 2-2 и общим счетом 5-2.

В чемпионате в период с ноября до января «Абердин» серьезно штормило, пока в феврале в Кубке шотландской лиги им на пути не встретился «Селтик». Хотя матч проходил на «Питтодри», параноик Фергюсон ради подготовки выехал с командой за пределы города, потому что у Макнилла было «слишком много знакомых в районе Абердина». Он понимал, какая битва у них впереди. С его приходом игры против «Селтика» превратились в войну миров. Если «Селтик» и «Рейнджерс» при встрече хотя бы уважали друг друга, его «Абердин» был слишком брутален для этого. Во многом это было как раз именно из-за Фергюсона, который пытался избавиться от сдержанности, характерной для этой северо-восточной территории. Он мотивировал игроков, постоянно повторяя им, что все вокруг против них — судьи, люди, пресса. И игроки ему верили. Если кто-то пытался их пнуть, то обидчику был обеспечен минимум один пинок в ответ.

«Абердин» обыграл «Селтик» со счетом 1-0, и с этого матча началась серия из 16 побед в 18 играх чемпионата. Но для победы в турнире этого оказалось недостаточно. Однако их еще ждала встреча с «Рейнджерс» в Кубке Шотландии. Этот клуб тоже любовью к «Абердину» не отличался. В матчах между соперниками частенько были драки, грубейшие подкаты и изобилие красных карточек. «Донс» дожали соперника в экстра-тайме и победили со счетом 4-1. Уже через некоторое время после матча журналист «Би-Би-Си» Арчи Макферсон отмечал, что Фергюсон «экспортировал боевые качества драчунов из улиц Глазго в “Абердин”». Он попал в точку. Стракан признался Гранту: «Та команда могла провести любой матч в любое время абсолютно против любого соперника. Это был полноприводный “Рендж Ровер”. Ей было по плечу всё».

Летом 1982 года Фергюсон решил отдохнуть в Испании, совместив отдых с просмотром Чемпионата мира, который как раз там проходил. Побывал он и в гостинице, где остановилась сборная Шотландии. Там он обнаружил Арчибальда с гамбургером и бутылкой «Дом Периньон». Позже Ферги отмечал: «За такое вот сочетание он заслужил вновь оказаться на своем любимом “стуле Арчибальда”».

В том сезоне «Абердин» ждало тяжкое разочарование. Команда пришла второй, уступив сенсационному чемпиону «Данди Юнайтед» одно очко. Но в кубковых турнирах всё сложилось благоприятнее. Команда вышла в Кубок обладателей кубков, где ее ждали такие соперники, как «Реал Мадрид», «Барселона», «Бавария Мюнхен» и «Интер». Мало кто думал, что команде под силу победить там. В преддверии матча четвертьфинала против «Баварии» все равно ничего не изменилось, хотя команда по пути одержала победы над «Сьоном», «Динамо» из Тираны и «Леха» из Познани.

У звездной «Баварии» были игроки с громким именем вроде Поля Брайтнера и Карл-Хайнца Румменигге. Но «Абердину» европейского опыта было не занимать. Они сыграли вничью 0-0 на выезде. Это было одно из лучших выступлений обороны команды Фергюсона. По словам Баркли, голкипер Жан-Мари Пфафф утверждал, что игроки «Баварии» окончательно осознали, в какой заднице они очутились, когда поняли: у их оппонента есть чем огрызнуться. Но за 15 минут до конца матча на галдящем переполненном «Питтодри» «Абердин» выглядел беспомощно, проигрывая «Баварии» 2-1. В какой-то момент Стракан и Джон Макмастер не выдержали напряжения и начали ссориться из-за права пробить штрафной. Но эта ссора оказалась запланированной. Потом Стракан вроде бы замахнулся бить, но в итоге пробежал мимо мяча и остановился. Это отвлекло игроков «Баварии», находящихся у своей штрафной. Они никак не отреагировали на резкий рывок Стракана, сделавшего подачу на Маклиша, который отправил мяч в ворота. Это было нечто. А всего через пару минут Хьюит сделал счет 3-2. Такого развития событий не ожидал никто.

Эта ночь подарила «Абердину» веру и надежду на то, что победа в турнире реальна и достижима. В полуфинале «Тор Ватерсхей» (ныне «Генк») был бит с общим счетом 5-2, а в финале их уже поджидал «Реал Мадрид». Мадридцы занимали лишь третье место в Ла Лиге, но все равно внушали страх в соперника своей аурой и историей. И все же Фергюсон, специально прилетевший в Испанию, чтобы изучить соперника, не был особо впечатлен. Он сказал Ноксу: «Никому не говори, но у нас есть отличные шансы!»

Весь Абердин охватила предматчевая лихорадка. Финал должен был состояться в Гетеборге, и более 12 тысяч болельщиков отправились туда самолетом, чтобы поддержать свою команду. А еще пятьсот тысяч поплыли на кораблях. Кто-то даже сбежал в недельный отпуск с работы и отправился на верном двухколесном друге на матч. Согласно Гранту, дьюти-фри в аэропорту «Абердина» собрал месячную выручку всего за эти три дня.

Фергюсон тщательно готовился к матчу. Он забронировал гостиницу у реки за пределами города и снабдил жен игроков инструкциями по поводу того, каким образом они могут помочь в подготовке. Также он последовал совету Стейна, столь им почитаемого, и отправил тренеру «Реала» Альфредо Ди Стефано бутылку скотча перед матчем. Сделал он это с той целью, чтобы у соперника сложилось впечатление, будто он относится к сопернику чуть ли не с благоговейным трепетом. Фергюсон решил, что это отличная идея. Вечером накануне, чтобы полностью абстрагироваться от предстоящего матча, члены команды начали играть во всякие настольные игры. И это сработало: утром перед матчем игроки все еще спорили о результатах и правильности ответов на вечерних играх. Интересно, что любившего конкурировать и обыгрывать всех и вся Фергюсона к участию в вечерних баталиях не допустили.

В день финала дождь не прекращался, из-за чего полю хорошо досталось. Однако «Абердин», находившийся в отличной форме, это совершенно не волновало. Команда после гола Эрика Блэка очень быстро повела в счете. Но всего через пару минут Маклиш ошибся с передачей назад, и мяч забуксовал на промокшем поле. В попытке все исправить он сфолил. За мадридцев пенальти реализовал Хуанито. В начале экстра-тайма Фергюсон выпустил Хьюита, который на лавке замерз настолько, что ему пришлось надеть две футболки сразу. Почти сразу же ему досталось от Фергюсона за то, что он сел слишком глубоко. Потом он повернулся к Ноксу и сказал: «Надо будет сегодня хотя бы раз хорошенько пнуть его». А дальше Макги забежал по левому флангу и навесил на Хьюита, который забил победный гол.

Масштабность этого триумфа невозможно было недооценить. Клуб столь небольших размеров, да еще и с небогатой историей, не должен был и близко подойти к завоеванию такого трофея. Да что уж там, он и «Баварию» с «Реалом» обыгрывать не должен был. Как только прозвучал финальный свисток, Фергюсон умудрился неудобно встать, поскользнулся и упал прямо в лужу, где его быстро настигли члены его команды. Празднования длились до 6 утра. Возвратившись в «Абердин», игроки и тренерский штаб отправились на триумфальный парад по заполненным улицам.

Через 10 дней «Абердину» вновь в финале Кубка Шотландии противостоял «Рейнджерс». Уставшая и морально истощенная команда сумела победить со счетом 1-0. Фергюсон мог бы гордиться их силой воли, но в интервью, которое он дал еще с поля по горячим следам, он назвал игру своей команды «разочаровывающей». В раздевалке он продолжил выражать свое недовольство, а потом повторил все то же удивленным такой речью футболистам. Игроки были возмущены: они ведь только что завоевали два кубка. После этого празднования были какими-то скомканными. Еще много лет Фергюсон ругал себя за то, что тогда повел себя так отвратительно. Через пару дней он извинился перед игроками, но его извинения приняли далеко не все, а некоторые так и не простили его.

Через пару месяцев, когда страсти уже немного улеглись, «Абердин» завоевал еще один титул. Фергюсон летом подписал Старка из «Сент-Миррена», и в Суперкубке Европы команда с новичком в составе обыграла «Гамбург» с общим счетом 2-0. Хотя старт новой кампании выдался не самым удачным, после победы 3-1 над «Селтиком» команда выдала серию из четырнадцати побед в шестнадцати матчах. Все время Фергюсон придерживался жесткого подхода ко всему, чтобы никто не расслаблялся.

Временами его поведение могло быть слишком жестким, а отношение и выводы — совершенно несправедливыми. Он писал: «Я был агрессивным и требовательным. Кажется, что это нравилось далеко не всем, но это помогало игрокам становиться настоящими мужчинами». Как всегда, больше всего его бесило пьянство. Однажды Стракан заметил, как Фергюсон проехал мимо его дома, чтобы проверить, действительно ли он был там. Фергюсон смог практически всех приучить пораньше возвращаться домой и ложиться спать. Но были и кадры, установкам и нравоучения не поддававшиеся. Одним из таких был Купер. Однажды стоило ему только заказать выпивку в баре — как Фергюсон появился перед ним буквально из ниоткуда.

«Что ты потягиваешь тут?» — Спросил Фергюсон.

Купер начал быстро и обильно потеть.

«Э, эээ, это кола».

Фергюсон подошел ближе, понюхал напиток в бокале и посмотрел на него.

«Что-то он не пахнет, как кола. Ну вот и близко не кола.»

«Но это кола», — запинаясь ответил Купер.

Фергюсон сделал глоток. Потом он подошел к бедняге еще ближе и тихо произнес:

«Ты покойник».

«Что?»

«Покойник ты, вот что. Только дождись утра понедельника...»

Если его борьба с алкоголизмом и пьянством была логична и понятна, то некоторые вещи, которые приводили в бешенство Фергюсона, были непонятны никому. Однажды он оштрафовал Хьюита на 20 фунтов за то, что он обогнал его по пути на тренировку. А перед матчем в Мортоне при ужасных погодных условиях Фергюсон спросил, нужна ли кому-то футболка с длинным рукавом на игру, и, получив утвердительный ответ от Дуга Консидина, он с трудом подавил в себе желание исключить его с заявки на матч.

Юные игроки на «Питтодри», нарушив правила, рисковали отправиться на исправительные работы: они должны были мыть машины или бегать кругами по лесу. А после игры в снукер Фергюсон и Нокс могли и за биты хвататься, но особой угрозы в этом на самом деле не было. Однако Нокс порой заходил настолько далеко, что просто выключал свет и возвращался, размахивая битой. Нокс признался Гранту: «Иногда нужно было их немного колотить, не причиняя при этом особого урона. Толкнуть или пнуть немного — не более. За некоторые вещи, которые мы тогда делали, сейчас нас бы усадили в тюрьму».

Были также ситуации, когда Фергюсон использовал свой гнев как оружие. Его могло спровоцировать буквально все, но он также мог пользоваться им для контроля над людьми. В перерыве одного из матчей он чуть не перешел на язык кулаков, а потом спокойненько продолжил анализ. Во время другого похожего эпизода в перерыве матча он хорошенько пнул Макги, а после игры пригласил его с женой на ужин в китайском ресторане. Еще как-то Фергюсон сказал Миллеру, Маклишу и Лейтону, что на следующий день их ждет взбучка перед командой, но он не должны никак на нее реагировать. По словам Баркли, Стракан видел, как Фергюсон задал Ругви трепку в раздевалке, а потом подмигнул ему и сказал: «Если он когда-либо ударит меня в ответ, я покойник».

Один такой эпизод произошел перед финалом Кубка Шотландии. «Абердин» дошел до финала уже в третий раз кряду. До этого команда в полуфинале Кубка обладателей кубков проиграл «Порту», зато в очередной раз победила в чемпионате. Теперь она была нацелена на оформление дубля. Перед игрой Фергюсон увидел на первой странице Aberdeen Evening News фото Ругви на мотоцикле. Игрокам это фото понравилось, но Фергюсон счел это хобби опасным, вызвал его в своей офис и приказал либо обменять его на велосипед, либо продать вообще. Ругви выполнил требование, но это помогло ему не особо. За несколько дней до финала едущего на велосипеде Ругви сбил грузовик. Из-за полученных травм его отправили в больницу.

Но каким-то чудесным образом Ругви был готов сыграть в финале. Об эпизоде он не сказал никому: ни Фергюсону, ни физиотерапевтам. Позже Фергюсон писал: «Не удивительно, что он провел отвратительный матч, и я был вынужден его заметить». В любом случае «Абердин» победил 1-0 и оформил первый золотой дубль в истории среди команд, не представляющих «Олд Фирм».

По дороге домой в автобусе спиртное лилось рекой. Фергюсон заказал восемь ящиков алкоголя, которые должны были отправить в автобус в случае победы. Но секретарь клуба Ян Таггарт распереживался насчет того, что Дональд скажет по этому поводу. Когда же Дональд заметил все ящики, Таггарт убедил его, что в автобусе окажется только два из них. Но это была наглая ложь: Фергюсон припрятал шесть остальных ящиков в автобусном туалете. Когда же по дороге обратно Дональд увидел количество открытых бутылок, он повернулся к Фергюсону и спросил: «Мистер Фергюсон, сколько кубков мы сегодня выиграли?»

Но после очередного успешного года Фергюсон начал ощущать себя жертвой собственного успеха. Более богатые клубы вмиг захотели купить его игроков. Летом 1984 года он потерял трех ключевых игроков: Стракан ушел в «Манчестер Юнайтед», Ругви — в «Челси», а Магги — в «Гамбург». Чтобы хоть немного облегчить потери, Фергюсон подписал нападающего Фрэнка Макдугалла, еще одного игрока «Сент-Миррена».

Поступали предложения и лично Фергюсону. Он отказал «Тоттенхэму» и «Рейнджерс», что далось непросто. Во время предсезонной подготовки в Германии Купер и Питер Уир из-за травм выбыли на долгое время из строя, не ожидали возвращения и Макмастера, выбывшего на весь сезон. «Абердин» вылетел из второго раунда Кубка лиги, уступив команде из дивизиона ниже «Эрдри», а потом команда выбыла и из борьбы в Европе, уступив малоизвестному клубу из Восточной Германии «Динамо Берлин». Столько всего и сразу пошло коту под хвост, что Фергюсон начал ощущать желание покинуть этот тонущий корабль.

Хотя бы в чемпионате все было неплохо. Команда победила в пятнадцати из первых семнадцати матчей. Макдугалл стал настоящим открытием. Как и в случае с Арчибальдом, отношения с Фергюсоном у него не складывались. В одном матче он скрыл от всех травму паха, из-за которой ему все равно пришлось досрочно покинуть поле. За это он хорошенько получил от Фергюсона в раздевалке. Но Макдугалл был бывшим боксером-любителем, победившим не в одном бою в Глазго, и на замах Фергюсона он инстинктивно ответил тем же, свалив его на пол. Фергюсон быстро поднялся и убедительно сообщил ему, что его дни в команде сочтены. И все же в команду Макдугалл вернулся достаточно быстро. В некоторых случаях Фергюсон мог прощать, частично из-за того, что он уважал людей, которые не боялись дать ему сдачи, а частично из-за того, что оставлять на лавке своего лучшего нападающего было бы большой глупостью. В том сезоне в чемпионате Макдугалл забил двадцать два гола.

В конце апреля после ничьи с «Селтиком» 1-1 «Абердин» оформил второй титул кряду. Команда набрала 59 очков и забила 89 голов в 36 играх — оба показателя стали рекордными для шотландского чемпионата. Несмотря на невнятный старт, команда выдала настолько хорошую кампанию, что Фергюсон ставил этот состав в один ряд с «героями Гётеборга».

Теперь все хотели Фергюсона. Шотландец сумел преодолеть провинциальный статус и менталитет «Абердина», а также благодаря атакующему футболу, продуманной тренерской работе, правильным точечным трансферам и дикой жестокости по отношению к сопернику — оставил в прошлом двоевластие «Олд Фирм».

Потом ему пришлось отвлекаться еще на одну работу. В течение нескольких месяцев Фергюсон был ассистентом Стейна в сборной Шотландии, но в решающем матче отбора к ЧМ на «Ниниан Парк» Стейн упал замертво на скамейку запасных. После этой трагедии Фергюсону поручили работать с командой на ЧМ. Из-за этого он не мог уделять «Абердину» все свое время, и в результате команда в чемпионате пришла лишь четвертой.

Ряд других вещей начал раздражать Фергюсона. Когда команда проиграла в четвертьфинале Кубка чемпионов «Гётеборгу», Фергюсону абсолютно не понравилось поведение болельщиков его команды на «Питтодри». Он обвинил их в том, что они стали принимать успешные выступление как должное. Но и себе он был вынужден признаться в том, что в клубе все было так хорошо, аж скучно. После победы 3-0 над «Хибс» в полуфинале Кубка Шотландии он признался Дональду в своем желании уйти. На что тот ответил, что в мире есть только две команды, ради которых стоит покинуть «Абердин», — это «Барселона» и «Манчестер Юнайтед».

В том сезоне «Абердин» победил в Кубке Шотландии и Кубке Лиги. Потом Фергюсон со сборной Шотландии отправился в Мексику, где сборная заняла последнее место в группе, состоящей еще из Дании, ГДР и Уругвая. И все же это было захватывающее путешествие, после которого несколько игроков «Абердина» утратили мотивацию играть с провинциальными шотландскими командами. В довершение всего Макдугалл усугубил травму спины. Ослабленный морально и физически «Абердин» вылетел из Кубка лиги и Кубка обладателей кубков. Красноречивой демонстрацией упадка команды стал вылет из европейского турнира от «Сьона», команды, которую шотландцы за четыре года до этого вынесли с общим счетом 11-1.

Все также говорило о том, что клубы «Олд Фирм» вновь обретали силу. Летом «Рейнджерс» шокировали всех, наняв Грэма Сунесса в качестве играющего тренера, обеспечив его практически неограниченными финансами, чтобы он благодаря своей репутации мог привлечь в команду именитых игроков. В сентябре они обыграли на «Айброксе» «Абердин» со счетом 2-0. Не обошлось без привычной враждебности. И все же «рейнджеры» выглядели свежее, в то время как, по словам Алли Маккойста (которого потом цитировал Грант), «Абердин» был похож на «боксера, который провел на один бой больше, чем мог выдержать».

Фергюсон тоже это чувствовал. А потом появились новости о том, что 5 ноября «Юнайтед» уволил Рона Аткинсона. С Фергюсоном связался председатель клуба Мартин Эдвардс, и они оговорили все нюансы контракта. А уже на следующий день его представили в качестве нового тренера «Манчестер Юнайтед».

Никто в «Абердине» особенно не удивился этой новости. Игроки уже долгое время были уверены, что, как только такая возможность вообще возникнет, он сразу же возглавит «Юнайтед». Больше удивляло то, что он проработал с «Абердином» так долго. Когда в ScotSport в 1985 году занялись съемкой документального фильма о выступлениях команды, многие игроки признались, что они предчувствовали: Фергюсон скоро уйдет. Но, несмотря на все ссоры и стычки, все как один говорили о нем только хорошее. «Он умеет справляться с игроками, управлять командой, он отлично подкован в тактическом плане, хорошо ладит с прессой, — говорил Миллер. — Я думаю, что какой бы работой он ни решил заняться в будущем — он добьется там значительного успеха».


Источник: Time on the Ball; автор: Тор Хогстад
Редактура: Хаял Эйвазов


Теги: , ,