Эрик Кантона: ранние годы карьеры

Как разъярённый бык, который только что увидел красный цвет, он взмыл над рекламным щитом и ударил ногой в грудную клетку болельщика «Кристал Пэлас» Мэттью Симмонса. Это был культовый момент Премьер-Лиги 1990-х. Немыслимый эпизод, который стал объектом бесконечного внимания прессы, психологического анализа и протестов со стороны возбужденных болельщиков, желавших уничтожить человека, которого они считали преступником и просто опасным для окружающих.

1

Та ночь на «Селхерст Парк» навсегда запомнится как самый позорный эпизод в карьере Кантона. Этот матч еще до того был насыщен событиями для француза. В результате очередного приступа ярости его удалили после нарушения на защитнике «Кристал Пэлас» Ричарде Шоу, так что он уже направлялся к туннелю, когда его поприветствовал брюзжанием Мэттью Симмонс, который спустился с 12 ряда, чтобы осыпать оскорблениями уходящего нападающего. Всю свою жизнь Кантона был тем, кто никогда не оставался в долгу. Он ответил в наименее подходящей манере.

Кантона был приговорен к двухнедельному заключению, но выиграл апелляцию, благодаря чему наказание было ограничено 120 часами исправительных работ. После выигранного дела Кантона окружила толпа журналистов в комнате для пресс-конференций в здании Суда Кройдона. Он поприветствовал их до невозможности загадочным объяснением.

«Чайки следуют за траулером лишь потому, что они надеются на то, что сардины будут просто выброшены в море», — сказал он, поднялся и вышел из зала для пресс-конференций, оставляя представителей прессы в состоянии абсолютного недоумения. Было ли это чем-то вроде зашифрованного сообщения об уходе? Собравшиеся журналисты часами сидели и неистово беседовали в попытке понять смысл непонятного бормотания, которое сорвалось с уст Кантона.

Это была одна из наиболее запоминающихся черт Кантона: он был восхитительно непредсказуем, невероятно загадочен и абсолютно бесподобен одновременно. Попытки объяснить его действия, слова или даже перемещения на футбольном поле были, да и остаются до сих пор, бесполезными. Он является одной из величайших футбольных загадок.

Как божественная фигура, которая прибыла на английские берега из французского Нима, он покорил англичан своим поэтическим гением, заполучив наиболее ревностных поклонников, но в то же время нажив себе самых резких критиков. Как и большинство величайших футбольных антигероев, он разделил миллионы людей на два лагеря, но его до сих пор помнят как одного из лучших игроков, украшавших собой Премьер-Лигу.

Для Кантона все началось в Марселе. Он родился 24 мая 1966 года в семье Альберта Кантона и Элеоноры Раурич в уединенном поселение Ле Кайоль в Марселе. С самого юного возраста Кантона учился азам футбола у своего отца, который был голкипером нескольких местных команд. Эрик был покорен красотой движений в футболе и упорно тренировался, впервые почувствовал вкус конкуренции, играя со своими братьями Жаном-Мари и Жоэлем. Эти трое коротали вечера пиная мячик из скрученной газеты по комнате, используя кровати в качестве ворот.

Любовь Эрика к футболу стала еще более страстной после того, как он посетил «Велодром» со своим отцом, чтобы посмотреть матч «Марселя». Зрелище профессионального футбольного матча с первого ряда одного из самых атмосферных стадионов Европы стало очень эмоциональным моментом для шестилетнего Кантона. И там в самом сердце шумной толпы болельщиков Эрик влюбился в эту прекрасную игру. Его поразил шведский вингер «Марселя» Роджер Магнуссон, который обыгрывал соперников благодаря своим искусным движениям и сумасшедшей скорости, а также Йосип Скоблар, югославская голевая машина, который в 70-е приводил «Велодром» в экстаз чаще, чем любой другой игрок.

4

Но на самом деле отнюдь не игрок «Марселя» привлек внимание Кантона. Определенно, им был один голландец по имени Йохан Круифф. Именно во время матча, который закончился поражением «Марселя» со счетом 2–1 от «Аякса» Круиффа, Кантона влюбился в тотальный футбол. Удивительно, насколько настоящий футбольный гений своей увлеченной игрой вдохновил другого. Кантона, как и множество других, был ошеломлен свободным и легким экспрессионизмом Круиффа, а его партнеры активно поддерживали голландца. Тогда, в столь юном возрасте, Кантона осознал одну вещь: он хочет разжигать страсти на стадионе и приводить в возбуждение тысячи людей, как и его идол Круифф.

Юный Кантона решил начать путь по достижению своей мечты и зарегистрировался в местной команде «Кайоль», где он заиграл в качестве голкипера. Для Эрика было проблемой то, что «Кайоль» был доминирующей командой, регулярно забивая столько голов, что счет матча часто был похож на регбийный. Эрик следил за этим с противоположного конца поля, ему было скучно, и это его расстраивало. Он инертно стоял между стоек, даром растрачивая свой талант, но он отчаянно хотел впечатлять. Его желание было исполнено, и он занял место в атаке на турнире юношеских команд в Каннах. «Кайоль» победил, а Эрик был признан лучшим игроком. Шесть лет выступлений в атаке за «Кайоль» заставили людей говорить об особом голевом чутье Кантона, уверенном касании и великолепной технике, которые от матча к матчу становились все более явными.

6

Кантона получил предложение присоединиться к обновленной академии «Осера», от которого невозможно было отказаться. Родители были не очень рады этой перспективе. Ведь их сын уезжал на 500 миль от родного дома, чтобы воплотить в жизнь свою мечту. Они также осознавали, что было бы непростительным отказываться от такого предложения. Через пару недель после перехода в юношескую команду Кантона стал звездным учеником Ги Ру — бесподобной авторитетной фигуры «Осера». Он потрясающе проявил себя в молодежном кубке Франции и за национальную сборную до 17 лет.

Он прекрасно играл в «Осере», спокойно перенося грубости и жестокость окружения в третьем футбольном французском дивизионе, где ему регулярно приходилось сталкиваться лицом к лицу с самыми беспощадными защитниками в его карьере. Особенное внимание они уделяли выдающимся талантливым игрокам соперника, чтобы при возможности сломать их. Чванливость и самодовольство Кантона сделали его целью номер один для хулиганов из нижних эшелонов французского футбола. Но он справился с этим экзаменом. Его талант и отчаянное желание преуспеть невозможно было обуздать. Никакое количество костедробильных подкатов и подножек не могло остановить Эрика на пути в первую команду.

Но главным соперником в юности был он сам. Его физическое становление в качестве атлета проходило достаточно плавно. Мускулатура его рук, ног и спины существенно развилась, благодаря чему он сумел набрать вес, необходимый для равной борьбы с самыми трудными соперниками Лиги 1. Однако его знаменитая вспыльчивость мешала его прогрессу. После того, как он не смог проявить себя в первом матче за основную команду против «Нанси» в ноябре 1983 года, Ру сказал ему, что его время еще просто не настало и он должен продолжать развиваться и концентрироваться на выступлениях за резервную команду.

Когда Ру вызвал его вновь в марте 1985 года, Эрика буквально бросили в кипящий котел. Соперником «Осера» был «Курнон Ле-Сандре». Неуступчивая команда из шахтерского Оверня в центре Франции. Естественно, Кантона стал главной целью их защиты. Против молодого нападающего было совершен ряд очень грубых подкатов. Кантона делал все возможное, чтобы воздерживаться от ответных действий, но в результате последнего столкновения он все же сорвался. К счастью для него, его реакции было недостаточно, чтобы рефери сразу же удалил его с поля, а вот защитник покинул поле досрочно.

После матча рассвирепевшие игроки «Курнона» столпились возле раздевалки «Осера», дожидаясь пока не выйдет Эрик. Когда же он открыл дверь, на него навалилось сразу десятеро человек. Он передвигался, покачиваясь, к выходу, отвечая на удары и пенки. Заварушка продолжалась, пока не появился Ру. Тренер настоял, чтобы каждый участник потасовки зашел в раздевалку «Осера», чтобы медики их осмотрели на предмет травм. Среди помятых и побитых врагов сидел Кантона, будто ничего не произошло.

В эту ночь все увидели хорошую, плохую и даже уродливую стороны психики Кантона. То, с какой легкостью и безжалостностью Кантона обращался с защитниками, многое говорило о его навыках и легкости движений на высоком уровне, но его откровенная выходка по отношению к игрокам «Курнона» только добавила сомнений по поводу способности Эрика держать себя в руках.

Возможно, призыв в армию оказался отличным методом его дисциплинировать. Обычно профессиональным футболистам позволяют возвращаться в клуб, чтобы принимать участие в матчах. Таким образом, Эрик отдавал гражданский долг в течение недели, тренируясь с армейской футбольной командой, а потом возвращался в «Осер», чтобы провести матч в субботу. Ру надеялся, что более дисциплинированный стиль жизни и армейское окружение помогут Эрику прийти в форму. Он был рад заметному прогрессу Кантона.

5

Кантона стал ключевой фигурой в «Осере» Ру, у которого была отличная перспектива квалифицироваться в Кубок УЕФА. В решающем матче против «Страсбурга» «Осеру» было необходимо набрать одно очко, чтобы квалифицироваться, но к перерыву команда проигрывала со счетом 1–0. «Осер» нуждался в том, чтобы их изумительный талант проявил себя после перерыва. И он отлично справился с этой задачей, забив в потрясающей манере с 25 ярдов. Кантона гарантировал «Осеру» билет в Европу и, наконец, стал действительно профессиональным футболистом. Это был решающий момент в процессе становления в качестве футболиста и вывел его под софиты европейского футбола.

К сожалению, Эрику не удалось развить успех на волне экстаза, связанного с тем, что именно он помог «Осеру» завоевать билет в Европу. В следующем сезоне его игра ухудшилась. В попытке исправить его спад Кантона отправили в аренду в «Мартиг», который боролся за выживание и отчаянно нуждался в надежной голевой машине. Учитывая это, 4 гола в 15 матчах за «Мартиг» вряд ли можно назвать откровенным великолепием, но он все равно был лучшим бомбардиром и помог им избежать вылета.

Однако он вновь оказался под перекрестным огнем из-за взрывного темперамента, когда набросился на болельщика в матче Кубка Франции. Это не особо отличается от того, что случилось на «Селхерст Парк». Но его проблемы с дисциплиной не могли затмить его бесспорный прогресс в атаке. И это заставило Ру отозвать его из аренды и подписать с ним долгосрочный профессиональный контракт.

После того как долгожитель атаки «Осера» Анджей Шармах ушел из клуба в 1985 году, Кантона наконец получил шанс зацементировать за собой место в основе команды Ру. Он отлично воспользовался полученной возможностью, забив 17 голов за «Осер», который вновь квалифицировался в Европу. Команда завершила сезон на четвертой позиции.

Привлекательность Кантона росла в разы, и в его услугах был заинтересован «Марсель». Это стало воплощением мечты француза. Менее чем за 20 лет до этого он наблюдал за мастерством Круиффа с трибун «Велодрома», сидя на плечах своего отца. И вот Эрику выпал шанс продемонстрировать такой же уровень мастерства. Только теперь у его ног был мяч и внимание 50 тысяч болельщиков было приковано к нему.

«Когда я был маленьким мальчиком, я загорелся мечтой сыграть на „Велодроме“. И эта любовь навсегда будет со мной», — в ярких красках описал Кантона в интервью для L’Equipe в 1994 году. В 1988 году Кантона едва исполнилось 20 лет, и он получил возможность воплотить свою мечту в жизнь в одном из самых знаменитых амфитеатров.

2

Кантона с не особой нежностью вспоминает время, проведенное в клубе из родного города. Причиной этому стала трехлетняя дисквалификация за вспышку гнева. Из-за этой ситуации он не был допущен до выступлений за национальную сборную практически на один год. После того, как он узнал, что тренер Анри Мишель не выбрал его на товарищеский матч против Чехословакии, Кантона начал открыто выступать против того, что именно Мишель возглавлял сборную, назвав его «одним из наиболее некомпетентных тренеров в мировом футболе».

Эрику хотелось бы забыть время в «Марселе». Его отношения с болельщиками были не лучшими, а потом его еще отправили в аренду в " Монпелье" на сезон 1989/90. Кантона был основным игроком в команде будущего победителя ЧМ Эме Жаке, забив 10 голов в 33 матчах. Но Кантона не удалось обуздать свою вспыльчивую натуру. Между ним и его одноклубником Жан-Клодом Лемо произошла стычка, во время которой Кантона бросил бутсы в лицо полузащитнику и угрожал колотить его до посинения. Председатель «Монпелье» Лулу Николен был в гневе, когда он услышал об этом эпизоде. Он сразу же уволил Кантона.

3

Постоянные проблемы, с которыми он сталкивался в родной Франции, заставили Кантона переоценить свои возможности во время незапоминающейся аренды в «Ним». После этого он начал рассматривать варианты с клубами за рубежом. Выбор пал на Англию. И вот французский футбольный бродяга, разочаровавшийся в родине и Французской футбольной федерации, вскоре воссядет на троне одного из величайших клубов мира.


Источник и фото: These Football Times

Теги: ,
  • Starfall

    До сих пор помню его гол в ворота Ньюкасла кажется если мне память не изменяет. Обыграть целую тучу защитников да еще вратаря посадить на пятую точку и стоять оглядываясь по трибунам с невозмутимым лицом мог только он

  • ShurfLL

    Поговаривают что Кантона - мистификация:)

  • Рустам Танкиев

    Та ночь на «Селхерст Парк» навсегда запомнится как самый позорный эпизод в карьере Кантона.

    я не понимаю почему все так считают??? Он поступил чисто по мужски, для меня этот момент как раз таки совсем не позорный.

  • Михаил Стариков

    К слову про Кантона, а будет перевод его нового шоу на каррике? Или я что-то пропустил?

  • Robert Mugabe

    Лучший футболист в истории футбола