pub

11 лет «Манчестер Юнайтед» во владении Глейзеров: мнение игроков и болельщиков

За время владения Глейзерами «Юнайтед» выиграл девять значимых трофеев и существенно возрос в себестоимости. Но какой ценой?

Об истории Малколма Глейзера в «Манчестер Юнайтед» нельзя судить однозначно. Он является абсолютно непубличным человеком, который собаку съел на владении самыми большими спортивными командами с громкими именами. Человек, чье состояние оценивается в 4,4 млрд долларов, продолжает с удовольствием покупать брюки за 19,95 дол. Он безвозвратно изменил историю «Манчестер Юнайтед», даже ни разу не ступив на газон «Олд Траффорд». Но что собой представлял Малколм Глейзер и как ему удалось заполучить в свое владение клуб?

Глейзер родился в 1928 году в Рочестере, Нью-Йорк, в семье литовских иммигрантов. В возрасте 8 лет он начал работать в фирме отца, расширив ее к 15 годам, когда тот умер. В 1950 году Глейзер бросил «Колледж Самсон» в Рочестере всего через шесть недель с начала обучения. Он был движим одной целью: начать строительство бизнес-империи, которая приносила бы максимально возможное количество денег. Его любимой фразой была: «Все азартные игроки умирают без гроша».

FILE - In this May 25, 2005 file photo, of Tampa Bay Buccaneers team owner and owner of Manchester United Malcolm Glazer smiles at the announcement of Tampa Bay being awarded the 2009 Super Bowl, during the NFL's Spring Meetings at the Ritz-Carlton Hotel in Washington. The FBI investigated threats of violence made against Malcolm Glazer and his family around the time the late owner of the Tampa Bay Buccaneers was acquiring English soccer club Manchester United, according to newly released documents. (AP Photo/J. Scott Applewhite, File)

После того как Глейзер бросил колледж, он сконцентрировал свою энергию на том, чтобы в свободное время разобраться в ювелирном бизнесе. Он начал получать прибыль, расширив сферу своей деятельности рынком недвижимости, скупая дома отдыха и трейлеры в Рочестере. Также в его интересы входили: продовольственное оборудование, упаковки продуктов, поставка продуктов, морской белок, трансляции, здравоохранение, фондовая биржа, недвижимость, облигации и государственные ценные бумаги. Согласно библии финансов и бизнеса «Форбс», он «знал толк в ценностях».

Огромные долги

Такой практичный подход к бизнесу привел Глейзера к владению спортивной командой в 1995 году, когда он заплатил рекордные 192 млн дол за «Тампа-Бэй Баккэнирс». То, что сейчас эта команда стоит 1,2 млрд долларов, говорит о многом. Находясь во владении Глейзера, «пираты» переехали на новый стадион, открыли тренировочный комплекс, который является настоящим произведением искусства, и в 2002 году впервые в своей истории выиграли Супербоул. Но путь команды не был устлан лепестками роз и усыпан кубками. Репортер «Тампа-Бэй Таймс» Дон Романо, известный своей репутацией лезть туда, куда не надо, чем разозлил многих, писал, что Глейзер «превратил эту насмешку над известным именем в один из самых дорогих футбольных активов.; он был аутсайдером, который никогда не искал нашей любви и, в результате, так и не получил наше доверие».

Покупка «Манчестер Юнайтед» не была единственным трудным предприятием в профессиональной карьере Глейзера. Он 12 лет боролся со своими братьями и сестрами за право на наследство его матери, которая скончалась в 1980 году. За несколько недель до покупки «Тампа-Бэй» он угрожал отказаться от сделки в случае, если стадион не будет построен на деньги налогоплательщиков. Романо: «Глейзер был бизнесменом, а не общественным деятелем». Строительство стадиона стоимость в 194 млн долларов было полностью оплачено средствами из госбюджета.

Если оценивать всю предыдущую деятельность Глейзера, то единственной причиной, которая сподвигла Глейзера купить «Юнайтед», было получение прибыли. Кредит под клуб в размере 790 млн фунтов превратил одну из самых прибыльных футбольных команд в огромного должника. Однако после того, как «красные дьяволы» заявили о заключении нового спонсорского контракта с «Адидас», фондовая биржа на Уолл Стрит оценила возможную продажу клуба в 3 млрд фунтов. Огромная прибыль.

Согласно сыну Глейзера, Джоэлу, который вместе со своим братом является председателем клуба, их семья длительное время была футбольными болельщиками. После покупки клуба в 2005 году в интервью клубному каналу он рассказал: «Мой сосед по комнате в колледже, с которым мы до сих пор дружим, из Лондона. Каждое утро субботы он пытался быть в курсе матчей „Тоттенхэма“. Это было сродни инфекции. Чем больше я узнавал о футболе, тем больше я им увлекался».

Испортили ли Глейзеры наследие Ферги? Аргументы...

«Нет», — Пит Мулинекс, владелец сезонного абонемента и автор баннера с надписью Ta Ra Fergie, который он вывесил в 1989 году.

«Последствия судебной тяжбы между сэром Алексом Фергюсоном, Джоном Магниром и Джей-Пи МакМанусом, возможно, ускорили сделку Глейзера. Нужно признать, что эта ситуация повлияла в дальнейшем на клуб и команду.

Нельзя допускать ситуацию в любой сфере, в которой старший менеджер находится в разногласиях с крупнейшими акционерами до такой степени, что все разрешается в суде. Это была опасная глава в истории „Манчестер Юнайтед“. Фергюсона серьезно отвлекали — достаточно просто взглянуть на покупки „Юнайтед“ в то время: Эрик Джемба-Джемба, Давид Белльон, Алан Смит, Лиам Миллер и Клеберсон, которые не соответствовали статусу „Манчестер Юнайтед“. Но у него не было шансов. Он противостоял многомиллионному состоянию. Эта ситуация задержала на время возрождение „Манчестер Юнайтед“, но ему удалось разрешить проблемы на поле. Как и всегда».

Manchester United directors Bryan Glazer (left), Avram Glazer (right) and Joel Glazer (second right) speak with manager Sir Alex Ferguson (centre)

«Я бы сказал, что скорее не Фергюсон „спас“ Глейзеров, а Глейзеры „спасли“ Фергюсона от Магнира и МакМануса. Как только Фергюсону удалось вернуть команду на победный путь и завоевать титул в 2007 году, большая часть злобы по отношению к Глейзерам исчезла. Я не уверен, что Магнир и МакМанус были бы лучшими владельцами, чем Глейзеры, но у них определенно была лучшая репутация.

Я не чувствовал себя преданным, не думал я также, что сэр Алекс предал свои социалистические корни. Если не углубляться, то самый главный вопрос состоит в том: как очень успешный человек в сфере бизнеса смог сделать невозможное, будучи социалистом? Его наследием на „Олд Траффорд“ является рекордное количество завоеванных трофеев, футбол в фирменном стиле „Юнайтед“ и возвращение команды на истинные позиции — постоянная борьба за победу в Премьер-Лиге, за лучшие места в элитном турнире Европы и правление всем миром. У его правления на „Олд Траффорд“ были свои недостатки, но это небольшая цена за лучшие 23 года в истории „Юнайтед“ на памяти болельщиков».

«Да», — Колин Хендри, вице-президент Независимой ассоциации болельщиков «Манчестер Юнайтед»

«Ссора с Магниром и МакМанусом была последней ситуацией, в которой Фергюсон получил безоговорочную поддержку болельщиков. Они были одеты в футболки с надписью „На х*й Магнира“ и распевали на трибунах стадиона речёвки в поддержку Ферги. Несомненно, его борьба с Магниром придала ему сил.

Были и другие протесты: один у ипподрома Герефорд, где у Джона Магнира были скаковые лошади, второй планировался на день вручения Золотого кубка Челтнем, что серьезно напугало Магнира и негативно повлияло на ключевой момент его бизнеса. Потом Фергюсон попросил болельщиков отказаться от идеи протеста в Челтнемесо словами „для фанатов скачек это то же самое, что для нас Кубок Англии“. Они разошлись с Магниром, как оказалось, за 2,5 млн фунтов. И вот оно: протесты очень быстро закончились. Я думаю, что Фергюсон не один раз манипулировал болельщиками ради собственной выгоды. И это был последний случай, когда он мог полностью и беспрекословно рассчитывать на нашу поддержку».

«Результатом всей этой размолвки было то, что Ферги предложили контракт всего на один год, что значило небольшие отступные в случае его ухода. Были также слухи о том, что его роль в принятии решений по поводу трансфера существенно ограничилась — лишь до проявления желания. Если так действительно и было, то эта ситуация была крайне неприятной для человека, привычного к старому ходу вещей. Так что изменение механизма владения клубом Глейзерами казалось равноценным тому, если бы он лишил яиц заместителя Магнира.

Было ли у меня ощущение, что меня предали? Конечно. Фергюсона попросили поддержать борьбу против поглощения клуба Глейзерами, но, насколько мы знали, он предпочел их поддержать.

Вообще, я бы сказал, что эта ситуация с Глейзерами и то, как на нее отреагировал Фергюсон, несомненно, запятнали его наследие в „Манчестер Юнайтед“».

Захват Глейзеров: мнение игроков

Бывший игрок команды (анонимно): «Мы не стремились открыто высказывать свое мнение. Я видел, как во время финального матча Кубка Английской Лиги 2010 года в итоге 30-40 тысяч болельщиков „Юнайтед“ надели зелено-золотые шарфы. Казалось, будто „Астон Вилла“ играла против „Норвича“. Впервые с тех пор, как Глейзеры захватили клуб, я подумал: „Наши болельщики не очень-то этому и рады“. Это в приватных разговорах отмечали и игроки клуба, но никогда не на публику. Никто и никогда бы такое не одобрил.

Зелено-золотые шарфы начали появляться на трибунах в первые месяцы 2010 года. Я заметил это впервые, когда после матча болельщики начали подходить ко мне за автографами в таких шарфах. Я еще думал: „Почему болельщик ’Норвича’ просит у меня автограф?“ Я знал, что болельщики надевали их на стадионе, но поначалу они не выделялись. Однако с каждым месяцем их количество стало возрастать. Даже сфотографировали, как Дэвид Бекхэм покидал поле после матча между „Миланом“ (за который он тогда играл) и „Юнайтед“ с зелено-золотым шарфом. Некоторые болельщики посчитали его протестующим, но я все же думаю, что ему просто бросили этот шарф с трибун и он накинул его на шею. Он тогда был игроком „Милана“ и не знал, что таким образом болельщики выражали свой протест».

«Я уважал право болельщиков на протест, но каждому игроку было трудно высказывать свое мнение об этой ситуации. Нас не поощряли, да и немногих из нас это вообще особо волновало. Или же мы просто не понимали, что происходит. Мы знали, что многие болельщики выступали против этого, но люди не с особым энтузиазмом выступают против своих боссов. Игроки концентрируются на футболе, а не на финансах. Некоторые из нас были из стран, где управление организацией футбола было просто кошмарным. Они считали, что „Юнайтед“ является наиболее организованным клубом, в котором им доводилось играть. И возможно, они были правы.

Тренер заверил нас, что все будет хорошо, и этого было достаточно. Он сказал, что он сам и Дэвид Гилл останутся в клубе и их роли не потерпят изменений. Игроки уважали обоих и доверяли им. У Гилла был сильный характер, я считал его единственным человеком, который не боялся выступить против Ферги и сказать, что он ошибается. Я думаю, что иногда тренер ему был даже за это благодарен.

Мы видели, что тренеру досталось как от СМИ, так и от наших болельщиков в момент покупки клуба. Критиковали и Дэвида Гилла. Оба лишь хотели, чтобы клуб нормально функционировал. И именно так и произошло. С точки зрения игроков мало что изменилось после покупки. Я думаю, что Ферги все взвалил на себя, чтобы защитить игроков и собственный штаб.

Единственным изменением стала дополнительная работа коммерческого характера после тренировок. Пара игроков занималась этим один или два раза в неделю.

Было разработано специальное расписание и нужно было раздать много автографов болельщикам в коридорах. Но автографы на футболках, доходы от продажи которых большей частью отправлялись на благотворительность, вряд ли можно назвать неприятной обязаловкой, не так ли?

Я не думаю, что всем игрокам нравилась такая работа, но что они могли сказать? Им отлично платили, а большая часть этих денег поступала как раз благодаря успешной рекламной работе клуба, продвигаемой Глейзерами».


Источник: FourFourTwo