pub

Дуайт Йорк: «Сэр Алекс учил не просто выигрывать, а быть безжалостным»

yorke

Мало кто из футболистов играл под началом более многогранной когорты менеджеров, чем Дуайт Йорк. Он рассказал журналисту Филу Косте, почему сэр Алекс Фергюсон был великим, почему Грэм Сунесс был сложным человеком и почему он не считает, что у Роя Кина недостаточно возможностей проявить свои тренерские способности.

yorke

Когда сэр Алекс Фергюсон впервые решил пригласить тебя в «Манчестер Юнайтед», что ты почувствовал?

Это было шоком, когда я узнал, что они мной заинтересовались. Достаточно было посмотреть на их команду, ведь у них были такие потрясающие игроки, чтобы подумать, как и я: «Вау, чем это я им так приглянулся?»

Но сэр Алекс сказал, что пытался заполучить меня ещё раньше, до того как я перешел в «Астон Виллу», и что он постоянно следил за тем, как я развиваюсь. Он подошел ко мне и сказал: «Давай, иди и играй за нас, приходи играть за этот великий клуб».

«Манчестер Юнайтед» всегда был клубом, игрокам которого я немного завидовал, и я действительно хотел присоединиться к ним. Учитывая, сколько у них было сложившихся, звёздных игроков, я даже не раздумывал. Возможность работать под началом сэра Алекса – это лучшее, что со мной когда-либо случалось. Он очень многому научил меня. Он научил меня не только выигрывать футбольные матчи, но и быть безжалостным в достижении этой цели.

Жажда играть и желание футболистов выигрывать даже на тренировках просто поражали, нельзя было отвлечься ни на секунду. Мы постоянно были на физически тяжелых тренировочных сборах, и все знали, что если не показывать нужный результат, всегда будет парень, наступающий тебе на пятки, готовый занять твое место. И я считаю, что такая здоровая конкуренция действительно помогает команде в целом.

После ухода из «Манчестер Юнайтед» ты работал с Грэмом Сунессом, и об этих отношениях ты отзываешься без особого восторга, не так ли?

На самом деле, должен сказать, что он был фантастическим игроком и блестящим капитаном. Я не поставил бы под сомнение ни одну футбольную ситуацию, в которой он выигрывал в своей карьере. Когда я присоединился к «Блэкберну», мне казалось, что он - лучший кандидат на свою должность, да и потом в клубе был Энди Коул, который в то время тоже здорово повлиял на меня, но я не так уж и много знал о Сунессе, за исключением его игровых талантов.

Сначала все шло хорошо, я был лучшим бомбардиром в клубе, забив в своем первом сезоне 14 мячей, что стало для меня хорошим подспорьем. Но мой второй год там был нереальным. После того, как ты работаешь с таким великолепным менеджером, а потом идешь в другое место и работаешь с Грэмом, тебе, по меньшей мере… непросто. Мне было очень тяжело влиться в процесс, я начал ставить под сомнение его управленческие навыки, и потом произошел один неприятный случай, не связанный с футболом, после которого я утратил уважение к нему. Но, как вы знаете, мы оба работали на Sky аналитиками. Все осталось в прошлом. Я не держу обиду, но в тот момент я действительно чувствовал разочарование по поводу наших с ним отношений.

У тебя были напряженные отношения и с Джоном Грегори, верно?

Вообще-то я неплохо ладил с Джоном Грегори. Брайан Литтл был менеджером, а Грегори – главным тренером команды. Я всегда мог обратиться к нему, если мне было что-то нужно. Он считал себя игроком, хотя на самом деле он был тренером, и у нас с ним были хорошие отношения. Он всегда мне нравился. Разумеется, все переменилось, когда Грегори стал менеджером и осознал, насколько я важен для команды. Я был на пике своей карьеры, и именно поэтому «Манчестер Юнайтед» и заинтересовался мной. Я отдал «Вилле» десять лет своей жизни, это был прекрасный этап моей карьеры, клуб стал для меня хорошим трамплином, там я заработал свою репутацию. Я по-прежнему благодарен «Астон Вилле» за все возможности, которые я там получил. Мы прекрасно ладили с фанатами, и я не могу сказать ничего плохого об «Астон Вилле». Я все еще могу признаться, что люблю этот футбольный клуб, но «Манчестер Юнайтед» предложил мне чуть больше, особенно возможность выступления в Лиге Чемпионов. Мой уход всегда будет грустным моментом моей жизни из-за моих отношений с Грегори, потому что у меня они оставили чувство брака, который без причины распался.

Твоим последним наставником был Рой Кин. Каково было работать под управлением твоего бывшего товарища по команде?

Ну, вы знаете, когда кто-то находится на позиции главного тренера, его нужно уважать в любом случае. Рой Кин был поставлен в такие рамки, и абсолютно очевидно, он был настоящим тренером. Я относился к нему так же, как и к своим другим наставникам – сэру Алексу, например.

Он проделал выдающуюся работу на своем первом посту, затем через каких-то 6-7 месяцев перешел в Премьер-Лигу, и мне казалось, что Рою Кину, помимо его выдающегося лидерского таланта, которым он славился в игровой карьере, временами было тяжело справляться с управлением клубом.

Нужно общаться с людьми каждый день на всех клубных уровнях, и мне кажется, это немного чуждо его природе. Он не слишком компанейский, правда? Будучи менеджером, ты работаешь со всеми, от молодежки до совета директоров, от столовой до персонала, обслуживающего стадион, и тебе нужно проявлять внимание к каждому! Уверен, что Кино рассказал бы вам, что он не самый подходящий для этого человек, что, наверное, и предопределило его неудачи.

Тем не менее, мне кажется, что работа на международном уровне прекрасно подходит ему. Ему не пришлось бы работать каждый день, он мог бы выйти погулять с собакой, когда заблагорассудится, он может пойти посмотреть разные матчи - это дало бы ему большую свободу. У него появлялась бы работа только на две недели международных выступлений, когда команда присоединялась к нему, а потом он вновь смог бы наслаждаться жизнью! Я правда считаю, что он мог бы прекрасно справляться с тренерскими обязанностями на международном уровне. У него есть видение игры, есть авторитет, и очень грустно осознавать, что с точки зрения управления клубом эти качества не сработали в его пользу.

Какие тренеры оказали на тебя наибольшее влияние?

Ну что ж, стоит вспомнить двух, пожалуй. Во-первых, Брайан Литтл, который, придя в первый раз в «Астон Виллу», сказал мне: «Слушай, ты моя десятка. Иди и играй». Он и правда давал мне известную степень свободы и позволял наслаждаться футболом, что и позволило мне выйти на новый уровень. Это было все, что мне было нужно – всего лишь капля поддержки, и это помогло мне стать игроком более высокого класса, более позитивным, делать вещи, которые я раньше не мог делать, он просто позволял мне самовыражаться.

Но, разумеется, величайшим тренером, с которым мне пришлось работать, был сэр Алекс. То, чего я достиг с его помощью, чего он сам достиг, достойно глубочайшего уважения. Все восхищаются им. А мне еще и выпала возможность играть в футбол под управлением сэра Алекса, играть в великом клубе, и я с гордостью говорю, что он лучший менеджер в мире. С ним повторилась та же история, он пришел и сказал: «Ты в этом футбольном клубе, потому что ты его часть».

Fergie-yorke

То, что я перенял у этих тренеров и навсегда сохраню, это, как я уже сказал, возможность играть свободно, выражать себя в игре, что в футболе означает буквально все.

Я заметил, что ты получаешь тренерскую лицензию, а место главного тренера в «Сандерленде» освобождается этим летом…

Да! Это та работа, которую я, безусловно, хотел бы получить. Я провел в клубе уже три года и прекрасно его знаю. Это как раз то, на что я нацелен, я получаю лицензию с конкретной целью – я хочу быть тренером. Надеюсь, что однажды кто-нибудь даст мне такой шанс. «Сандерленд» – прекрасный футбольный клуб, и у меня совершенно особенные отношения с их болельщиками. Так что если появится возможность, я ее не упущу.


Источник: the set pieces