pub

Была ли критика в адрес Эда Вудворда действительно оправданной?

В течение последних трех лет, если игрока оценивают в более чем 30 млн фунтов, очень высоки шансы, что слухи свяжут его будущее с «Манчестер Юнайтед». Клуб с «Олд Траффорд» превратился в центр трансферных слухов.

В январе история повторяется.

Прошло уже достаточно времени, чтобы новички «Манчестер Юнайтед» летнего окна успели проявить себя. Примерно 150 млн фунтов потратили на трех игроков — Поля Погба, Генриха Мхитаряна и Эрика Байи, а Златан Ибрагимович перебрался в клуб бесплатно. Учитывая такие ценники, ожидания были очень высоки.

Но игроки оправдали потраченные на них деньги. Ибрагимович забил 17 голов за клуб, а Погба сыграл ключевую роль в нынешнем прогрессе команды. Мхитарян, наконец, нашел себя, а Байи уже стал настоящим лидером обороны. Это трансферное окно прилично контрастирует с последними.

Во времена после сэра Алекса «Юнайтед» стал синонимом баснословных трат Премьер-Лиги. С каждым годом клуб выбрасывал все больше денег на игроков. Анхель Ди Мария стал самым дорогим трансфером в истории английского футбола, когда перешел в клуб в августе 2014 году. Сезоном позже он покинул клуб. Маруана Феллайни подписали в последний день летнего трансферного окна 2013 года за 27,5 млн фунтов, и он стал единственным новичком команды с громким именем. Радамель Фалькао был еще одним игроком, пришедшим в клуб за большие деньги, хотя на условиях аренды. Его пребывание в клубе закончилось провалом.

В очередной раз они серьезно просчитались с трансфером.

Болельщики негодовали из-за расточительности Эда Вудворда и «Юнайтед» на трансферном рынке. Он отвечает за трансферную политику клуба, так что в случае провала новичка вся критика доставалась ему. Но было ли это полностью оправданно? Доказывает ли успех летней кампании 2016 года, что не Вудворда нужно было винить?

Успех трансферной кампании после прихода Моуринью свидетельствует о том, что выбор правильных игроков зависит скорее от тренера, а не от Вудворда. Ибрагимович, Погба и Байи — классические игроки Моуринью. Тут отчетливо ощущается рука португальского тренера, так что обязанности Вудворда тут ограничивались скорее проведением процесса переговоров, чем изучением кандидатур как таковых, как это, казалось, было раньше.

Были случаи, когда Вудворд покупал игроков без особого согласия тренера. Например, Люк Шоу и Андер Эррера перешли в клуб еще до того, как его возглавил Луи ван Гал. Но голландец мог наложить свое вето, как он сделал с Тони Кроосом, который не входил в его планы.

Вудворд, по сути, безотказный человек. Этим он отличается от генерального менеджера или футбольного директора. У него нет собственной стратегии или философии. Его главная задача — помочь любому тренеру, который занял этот пост. А это значит, что Вудворд будет настолько успешен на трансферном рынке, насколько этого будет требовать от него главный тренер.

Возможно, именно в этой области эффект Моуринью наиболее ощутим в краткосрочной перспективе. У него были намного более разработанные план и список желаемых игроков, чем у Дэвида Мойеса или Луи ван Гала. Хотя Мойес недавно и поделился своей трансферной стратегией времен работы на «Олд Траффорд».

В интервью журналисту Джейсону Бёрту из Daily Telegraph он рассказал:

«Я не собирался покупать семь или восемь игроков, ведь в моем распоряжении был состав, который только что побеждал в Премьер-Лиге.

Я хотел дать этим игрокам шанс показать, на что они способны, внося изменения по ходу, а не устраивая полную перестройку.

Тони Кроос должен был прийти летом. Это было оговорено с самим игроком и его агентом. Когда я пришел, моей первой главной целью был Гарет Бэйл. Я считал, что он отлично подходил „Манчестер Юнайтед“. Я боролся за трансфер до последней минуты. Мы предлагали большие деньги, чем „Реал Мадрид“, но Гарет был уже настроен на переезд в Мадрид. Этот игрок был именно тем, кого я хотел видеть в „Манчестер Юнайтед“.

Еще одной целью был Сеск Фабрегас. Мы были до последнего уверены, что сможем его купить. Бывают моменты, когда сделки срываются уже практически в момент подписания. Возможно, „Реал Мадрид“ всегда был „номером один“ в мыслях Гаретта Бэйла, а вот неудача с Сеском разочаровала. Мы были очень близки. С Тони Кроосом мы договорились еще в январе. Помню, что еще во время первой встречи с сэром Алексом он сказал мне о возможности возвращения Роналду. Именно с игроками такого уровня мы пытались договориться».

Своими комментариями Мойес как бы снимает с себя всю ответственность за провал и неспособность подписать нужных игроков, перекладывая это на Вудворда. Но есть ли его вина в том, что ему дали список нереальных целей? Нужно ли винить Вудворда в том, что он не смог воплотить в жизнь список целей, который был составлен будто в «Футбольном менеджере»?

Частично корнем зла является проблема с дефиницией конкретной роли Вудворда в клубе. Практически никто в «Юнайтед» сходу ее не назовет. Является ли он главной фигурой в финансовой политике клуба или же в его задачу входит наблюдение за финансовой составляющей организации? На самом деле, истина где-то посредине, но футболу до этого нет особого дела.

Вудворду еще на многое нужно ответить. Будучи одной из наиболее влиятельных фигур в одном из самых больших футбольных клубов и спортивных брендов в мире, он должен лучше разбираться в своих задачах, а не слепо идти на поводу у тренера. Он должен быть умнее. Это факт. Но последние шесть месяцев доказывают, что далеко не вся критика в его адрес была оправданна.


Источник: Bleacher Report; автор: Грэм Рутвен
Редактура: Хаял Эйвазов