Рой Кин. Второй тайм. Глава 8. Часть 3

Единственным нашим тактическим приемом была игра с опорным полузащитником, которого в девяти случаях из десяти играл Дуайт Йорк.

Вы можете играть всего по трем или четырем схемам. Это не значит, что нельзя повлиять на ход игры. Ты исправляешь вещи, меняешь вещи, делаешь замены в нужное время. Брайан Клафф и Алекс Фергюсон придерживались простого подхода. Когда я тренировал, я придерживался очень простого подхода. Это простая игра. Делай передачу, затем беги, пытайся забить больше голов, чем соперники. Отбирай мяч.

Dwight Yorke 1

Йорки играл на этой позиции за сборную Тринидада уже на закате карьеры. Мы использовали его в полузащите в том сезоне, когда мы выходили в Премьер-Лигу, но в самой Премьер-Лиге он иногда играл в опорной зоне с двумя другими полузащитниками, расположившимися выше, — на позиции Макелеле. Мы использовали эту схему, когда играли в более оборонительный футбол, против команд выше классом: «Арсенала» дома, «Юнайтед» на выезде, «Челси» — больших команд, против которых у нас было не очень много шансов соревноваться в скорости в центре поля. Мы не всегда задействовали эту тактику, и когда мы не задействовали ее, то это часто приводило к проблемам, потому что нас уделывали в скорости. Я выбирал схему 4-4-2 и говорил: «Давайте, атакуйте».

Сейчас я думаю совсем по-другому, но тогда я считал, что использовать опорного полузащитника почти то же самое, что выбросить белый флаг, и это просто смешно. Многие топ-клубы так играют. Но я вырос на схеме 4-4-2, и нет ничего плохого в знании своих сильных сторон, но во многих играх нас раскалывали как орешки. Мы выиграли всего два матча на выезде за весь сезон. Наверное, это почти нормально для команды, проводящей первый сезон в АПЛ. Я мог быть более изощрен тактически и стараться заработать больше ничьих, но изменить свой образ мыслей очень тяжело. Только что вышедшая в АПЛ команда на старте сезона — солнце, высший дивизион, лучшие отели — игрокам хочется летать по полю. «Погнали!». Умным ответом было бы: «Нет, не погнали — давайте заберем свою ничью». Хотя и с опорным полузащитником матч не обязательно сводится к ничьей. Можно по-прежнему играть на контратаках. Однако нет смысла особо умничать тактически, если тебе недостает нужных игроков. Мы всегда оказывались вовлечены в борьбу. А что у нас наверняка было, так это хорошая атмосфера в раздевалке.

Я не помню, какая это была игра, но мы играли против команды с тремя центральными полузащитниками, в то время как у нас было всего двое игроков в центре, потому что это была домашняя игра. Болельщики «Сандерленда» не сходили с ума из-за трех центральных полузащитников: «Слишком много болтовни, идите и разберитесь с ними». Двое нападающих, двое вингеров. Так что в этот раз нас переиграли в центре поля количеством. Йорки немного не поспевал за игрой. Ему было тридцать четыре или тридцать пять на тот момент, и ему противостояло трое центральных полузащитников.

Кто-то получил травму, и Йорки подбежал ко мне:

«Тренер, тренер, — ну вы понимаете. — У них на одного человека больше. Что нам делать?».

Я сказал: «Йорки, вам надо, бл*дь, больше бегать».

Он ответил: «Ладно-ладно», — а затем убежал обратно.

Это была вершина моих возможных тактических изысков. Уверен, он думал, что я собираюсь достать маленькую доску и преподать мастер-класс по перестройке схемы.

Думаю, теперь я был бы осторожнее. В этом проблема, если ты находишься в таком клубе, как «Сандерленд», и ты только что вышел в АПЛ. Тяжело сохранять осторожность. Ты поддаешься соблазну быть захлестнутым эмоциями толпы болельщиков. Мы больше играли с открытым сердцем, чем используя голову. «Давайте пойдем и разберемся со всем миром». В то время как на самом деле я должен был говорить: «Послушайте, нужно двигаться постепенно. Давайте сначала постараемся избежать поражения».

Но когда вам удалось выйти в АПЛ, у вас уже появился вкус к победам, ведь это и помогло вам выйти. И вы стараетесь держаться этой привычки и в Премьер-Лиге.

Мы набрали десять очков в четырнадцати матчах. В целом я ожидал, что дела будут обстоять еще хуже после головокружительной карусели первых туров. Нам предстояла борьба. Борьба за выживание.

Мы сумели оправиться после игры с «Эвертоном» и сразу после этого обыграли «Дерби». «Дерби» также боролся за сохранение прописки, и это была важная победа. Мы хорошо играли против команд из нашей половины турнирной таблицы, особенно дома — мы и должны были. Стоукси забил победный гол уже в добавленное время. Еще один из наших поздних голов.

Я оглядываюсь назад, вспоминаю наше расписание и могу указать в нем на три или четыре игры, в которых нам нужно было выигрывать, чтобы сохранить прописку в Премьер-Лиге. И эта игра была одной из них. «Дерби» уволил своего тренера Билли Дэвиса чуть раньше на этой неделе, и его заменил Пол Джуэлл. Я думал, что они побегут вперед на эмоциях после назначения нового тренера. Но мы выиграли. Я дал отдохнуть Крейгу Гордону — и я действительно имею в виду «отдохнуть», а не исключить из состава — после семи голов, которые он пропустил за неделю до этого. Мы выиграли, но Карлос Эдвардс сломал ногу. Это стало для нас большой потерей.

Выездную игру против «Челси» мы проиграли 2–0. Мы много старались, но это была одна из тех игр, где в итоге соглашаешься и на поражение со счетом 2–0. Лиам Миллер был удален за толчок Писарро. Мы снова оказались в зоне вылета, хотя и сумели набрать тринадцать очков в шестнадцати матчах, что не сильно выбивалось из графика по очку за игру.

Я привел в клуб Рики Сбрагиа. У него был большой опыт в «Болтоне», и я знал его со времен, когда играл в «Юнайтед». Я всегда стремился к атакующему стилю игры, а Рики был тренером более оборонительного склада. Я считал, что он может нам помочь. Я перевел Нила Бэйли работать с юношеской командой — тем, что обычно называется «резервистами». Но мне стоило бы оставить в тренерском штабе все как есть.

Мы сыграли вничью дома с «Виллой». Это была кража очков. Мы забили на последней минуте: Дэнни Коллинз забил головой после навеса со стандарта. Гол был отменен — позорное решение. Эти два очка и победа вообще стали бы для нас важнейшим подспорьем. Позже я прочитал в газетах, что я поджидал судью Стива Беннетта в подтрибунном помещении после окончания игры. Но мне в любом случае приходится идти туда, ведь там раздевалка. Мне что, нужно было на парковку уйти?

Игра с «Редингом» накануне Рождества стала единственным случаем, когда я действительно потерял самообладание уже в бытность тренером. Я уже терял самообладанием раньше — но я говорю здесь о самообладании. В этот раз я применил силу. Я схватил члена тренерского штаба, приложил его головой к столу и попытался сорвать с него бабочку. Но он был из тренерского штаба «Рединга», а не нашего.

a350cbeb3a42d1e5d771b99e76b463d6c799399b

Кевин «Смельчак» Диллон (слева) и Стив Коппел, бывший главный тренер «Рединга».

Шел первый тайм, это была тяжелая игра. Возможно, я чувствовал давление, не могу сказать. Тренером «Рединга» был Стив Коппелл, а его помощниками были Уолли Доунс и Кевин Диллон. Я посмотрел в направлении их скамейки, а Кевин Диллон посмотрел на меня и крикнул, что я дрочила.

Я спросил: «Ты это мне?».

Он ответил: «Ага-ага. Ты всегда выеживаешься на судью».

Я ничего не сказал больше. Я никогда не вступал в перебранки с тренерами соперников или их штабом — никогда.

Прозвучал свисток на перерыв, и я шел в туннеле рядом с Кевином Диллоном и спросил: «Ты меня дрочилой называешь?».

А он в ответ: «Ну, ты всегда выеживаешься на судью».

Я сказал: «Я ни одного бл*дского слова судье не сказал. Ты, бл*дь, кого дрочилой назвал?».

Но я пошел в нашу раздевалку и больше не думал об этом.

Второй тайм, и нас обокрали — снова — в добавленное время. Стивен Хант ударил по воротам, и лайнсмен на дальней линии показал, что мяч пересек линии ворот. Он не пересек, но гол был засчитан. Это была еще одна большая, очень большая потеря очков для нас. Когда счет был 1–1, Кенвайн прошел вперед и чуть не выиграл для нас игру в компенсированное время. Так что вместо того, чтобы выиграть, мы проиграли.

После финального свистка, направляясь к лестнице, я увидел, как Уолли Доунс пожимает руки всем моим игрокам.

«Не повезло, парни».

Обычно нечасто можно увидеть кого-то из штаба пожимающим руки игрокам команды соперников. Я ничего не сказал. Это была большая победа для «Рединга», много празднований. Я вошел в нашу раздевалку. Я не злился на игроков — больше на решение судьи. Я поговорил с игроками и штабом.

«Ладно, мы все расстроены. Но, как бы там ни было, мы — „Сандерленд“. У нас есть класс. Мы принимаем решение — движемся дальше и готовимся к следующему туру».

Игроки собирались, и я ждал свой штаб, чтобы сходить выпить к Стиву Коппеллу и ребятам из «Рединга». Я не очень хотел идти, но продолжал думать: «Мы „Сандерленд“ — мы делаем все как надо».

Ребята из штаба возились целую вечность, так что я сказал: «Я пойду, парни. Догоняйте меня».

Я вошел в кабинет Стива. Уолли Доунс был там, как и их директор Ник Хаммонд. Кевин Диллон тоже сидел там.

Я сказал: «Хорошая работа, парни, хорошая работа».

Уолли стоял прямо передо мной, и я сказал: «Уолли, ты всегда пожимаешь руки игрокам, у которых только что выиграл?».

Он ответил: «Да-да, Рой».

И пока я разговаривал с Уолли, Кевин Диллон встал и говорит: «Не смей сюда заходить и...»

Я толкнул его, приложил головой об стол и схватил за галстук.

«Я тебя, бл*дь, предупреждаю...»

Ник Хаммонд схватил меня.

«Ты что делаешь?!».

«Ты, бл*дский...»

«Убирайся из нашего офиса!».

Я сказал: «Ну и х*й с вами».

И вышел.

Мой тренерский штаб еще даже не подошел.

Я не возвращался тем вечером в Сандерленд с игроками. Я отправлялся домой, в Манчестер, так что меня дожидалась машина до Хитроу. Спустя минут десять кто-то позвонил. Это был кто-то из моего штаба.

«Тренер, все в порядке?».

Я им не рассказал о произошедшем в офисе Стива Коппелла. Они туда пошли уже после того, как я ушел.

«Все в порядке, парни?».

И кто-то сказал: «Ваш тренер только что напал на одного из наших ребят».

А наш тренер вратарей Раймон ван дер Гау спросил: «Но по сандвичу-то нам можно?».

«Нет, думаю, вам лучше будет уйти».

Реагировал ли я на возросшее давление — два обидных поражения, место в зоне вылета, — не знаю точно. Мне хочется думать, что я задал бы трепку Диллону, даже если бы мы шли во главе турнирной таблицы.

Наша полоса неудач затянулась. Мы проиграли три матча подряд, а в Боксинг дэй на «Стэдиум оф Лайт» приехал «Манчестер Юнайтед».

В канун Рождества, вечером перед игрой, мы остановились в отеле «Рэмсайд Холл» рядом с Дурхэмом. Мы все собрались около девяти или десяти, чтобы дать игрокам побольше времени провести дома со своими семьями. Я позволяю своим игрокам и штабу решать самим: они могут выпить одну-две пинты пива, если захотят. Я рассуждал так, что это может помочь им расслабиться перед большой игрой против «Юнайтед». Но это не сработало.Потому что они обыграли нас 4–0. Руни был великолепен, и Роналду играл в своем стиле. На матче было 47 000 человек. Возможно, это было мое эго: «Давайте атаковать». Мы слишком открывались. Гол Роналду со штрафного прямо перед свистком на перерыв убил нас. Счет стал 3–0.

После игры Алекс Фергюсон пришел в мой кабинет пропустить по стаканчику. Перед уходом он сказал: «Позвони мне насчет Джонни Эванса».

Он увидел, как я был расстроен после поражения. Думаю, он посмотрел на меня и подумал: «Его нужно приободрить».

Это был единственный случай, когда он, как мне кажется, продемонстрировал мне привязанность: «Я тебя прикрою».

Он застал меня безоружным — «он правда немного беспокоится».

Soccer - Coca-Cola Football League Championship - Sunderland v Hull City - Stadium of Light

Нилл связался с Дэвидом Гиллом, и мы получили Джонни, но это была очень дорогая аренда. Так что Фергюсон продемонстрировал мне не только привязанность, но и умение вести дела. Однако, что важнее всего, Джонни оказался очень важен для нас.

С этого момента каждая домашняя игра была сродни кубковому финалу. Следующая была через четыре дня после «Юнайтед» — против «Болтона». И мы выиграли ее со счетом 3–1. Это была первая полная игра Кирана Ричардсона после травмы, и он стал значительным усилением. Это была наша вторая победа в четырнадцати матчах. Мы начали новый год не в зоне вылета. Конечно, надо не попасть в зону вылета в конце сезона, однако это было важно психологически: к середине года на три последних команды в турнирной таблице всегда оказывается большое давление.

Наша первая игра 2008 была против «Блэкберна» на выезде. В начале второго тайма мы заработали пенальти. Нашим штатным пенальтистом был Йорки, но вместо него бить пошел Дин Уайтхед. Он промахнулся, Брэд Фридель справился с ударом. Затем «Блэкберн» сам заработал сомнительный пенальти и забил. Мы проиграли 1–0. После игры я был в ярости и устроил выволочку Йорки за то, что он не пошел бить тот пенальти. Я наорал на него и обругал.

«Ты, бл*дь, запорол это».

Возможно, это было немного чересчур, но он должен был бить тот пенальти. Он принял свою выволочку.

Мы снова опустились в зону вылета, потому что «Уиган», находившийся позади нас, сыграл вничью с «Ливерпулем».

Трансферное окно снова открылось, и к нам перешел в аренду Джонни Эванс. Пришел Фил Бардсли, тоже из «Юнайтед». Мы купили Раде Прица из «Ольборга» и Энди Рида из «Чарльтона». Трое из этих четырех трансферов оправдали себя, и это были те трое футболистов, которых я знал. Раде мне рекомендовали скауты, но он не продемонстрировал многого.

В идеале, если ты хочешь подписать игрока, ты смотришь на него в игре, возможно, раз десять, в различных обстоятельствах: дома, на выезде, в дерби. Тренер не может посвятить столько времени просмотру игрока, так что он полагается на своих скаутов и на видеонарезки. Нам нужен был нападающий, и скауты порекомендовали Раде. Если ты знаешь игрока не очень хорошо, то обычно пытаешься получить его на правах аренды. Но Раде стоил нам одного или двух миллионов. Я посмотрел несколько видео с ним и не был в особом восторге от того, что увидел. Мой штаб и скауты надавили: «Он решение проблем». Я решил рискнуть. Но он не был решением проблем.

скачанные файлы

Робби Сэвидж, бывший игрок «Блэкберна».

Я позвонил Марку Хьюзу насчет Робби Сэвиджа. Робби не был в составе «Блэкберна», и я спросил Марка, можем ли мы купить или арендовать его.

Спарки сказал: «Да-да. У него просто не получилось здесь, но он все еще может сослужить вам хорошую службу».

Робби уже потерял в скорости, но я подумал, что он еще может подойти к нам, со своей длинной шевелюрой, и помочь нам, так же как и Йорки: как большая личность в раздевалке.

Спарки разрешил мне созвониться с ним. Так что я выяснил номер мобильного Робби и позвонил ему. Мне ответил автоответчик: «Привет, это Робби, че-как?» — как в рекламе Будвайзера.

Я так и не перезвонил ему.

Я подумал: «Такого, бл*дь, подписывать нельзя».

Нас сразу же выбил из Кубка Англии «Уиган» — снова со счётом 3–0. Это еще раз доказало мне, что ротация состава не работает, если в этом составе нет достаточного количества топ-игроков. Я уже совершал эту ошибку в матче Кубка Лиги против «Лутона». Хорошая кубковая кампания могла помочь набрать хорошую форму и уверенность. Но мы не преуспели в этой миссии.

Мы выиграли у «Портсмута» дома 2–0, оба гола забил Киран Ричардсон.

Мы полностью сосредоточились на домашних матчах. На выезде у нас не получалось как следует забрать мяч. Другая обстановка, переезды, болельщики домашней команды, гонящие вперед своих. Хозяева, привыкшие к подобному, — ведь так много похожих на нас команд, борющихся за домашние результаты, играло в АПЛ. Победа на выезде в Премьер-Лиге всегда тяжела. «Челси», «Юнайтед», «Сити» — «здесь будет тяжело победить». Выезд в Норвиче — не так очевидно, однако дорога из Сандерленда непростая.

Однажды мы поехали в Бирмингем, и дверь раздевалки оказалась заперта. Мы прождали целую вечность. Или мы приезжали слишком рано — спасибо домашнему клубу. Мы сидели и ждали игры часами. В Сандерленде мы не играли в подобные игры. Я всегда хотел, чтобы у гостевой команды остались от нас положительные отзывы.

Домашняя победа, поражение на выезде, домашняя победа, поражение на выезде — так шли дела. Мы отправились к «Тоттенхэму» и проиграли. «Бирмингем» приехал к нам — наша победа. Прица, наш новичок, забил. Но после этого он толком и по мячу не ударил. Мы приблизились к середине турнирной таблицы, потому что не играли на ничью. Мы поехали к «Ливерпулю», и они разнесли нас 3–0. Киран Ричардсон снова травмировался. Его подвело подколенное сухожилие — мы форсировали его возвращение, потому что отчаянно нуждались в нем. Он был важным игроком, и как бывший игрок «Юнайтед» хотел сыграть с «Ливерпулем». Глупая ошибка.

К нам приехал «Уиган», и мы, наконец, выиграли у них — 2–0. На игре было 46 000 человек. Первый гол ударом головой забил Диксон Этуху. Я купил Диксона у «Норвича». Мы хотели его из-за его физической мощи; он был полузащитником, хорошо играющим на стандартах, участвующим и в обороне, и в атаке. Он уезжал на Кубок африканских наций в составе сборной Нигерии. А затем второй гол забил Дэрил Мерфи после передачи Энди Рида.

Победа против «Уигана» была важной и далась непросто. Но затем мы проиграли «Портсмуту» на выезде. Кану вышел у них на замену, и я думаю, что некоторые из наших парней были с ним чертовски вежливы. Они не вступали против него в отборы, не демонстрировали достаточной жесткости. В наши ворота поставили спорный пенальти. Дефо его реализовал. Это было наше десятое поражение на выезде подряд. Таково наказание за желание идти в атаку. Нам стоило играть от обороны.

Мы сыграли нулевую ничью на выезде с «Дерби». Это был разочаровывающий результат. «Дерби» болтался внизу турнирной таблицы, а нам нужны были три очка. Гол Майкла Чопры был отменен. Решение было позорным: он находился метров за десять до линии офсайда.

Правда, у судей на самом деле самая тяжелая работа во всем футболе. Они должны по-настоящему любить ее!

Я совершил множество изменений по ходу сезона. Я не собирался делать их так много. Однако, хоть некоторые из купленных мной футболистов так и не заиграли, это был процесс. Мы все еще приспосабливались к требованиям Премьер-Лиги. Тебе приходится так или иначе экспериментировать в процессе, другого выбора нет. Нам нужно было улучшать свою игру во всех отношениях, нам был необходим опыт. Ключ в том, чтобы научиться понимать, когда нужно произвести изменение, а когда лучше оставить все как есть. В этом и состоит руководство командой. Это жестоко по отношению к тем, кто остается вне состава или покидает команду, но такова природа этой игры.

Я выставил Лиама Миллера на трансфер. Он очень часто опаздывал. Я устал от оправданий и сказал ему, что с меня хватит. Его агент позвонил и сказал мне, что Лиам живет в людном районе, и там большие пробки.

Я привел Билла Бесвика, спортивного психолога, чтобы немного изменить положение дел — другой голос для игроков. Он приходил пару раз в неделю. Он был на случай, если кто-нибудь из игроков или персонала захочет поговорить с ним. Кабинет Билла был напротив моего, и я сразу заметил, что большинство персонала заходит к нему. Я не ожидал этого. Первой мыслью было: «Нужно избавиться от них, они говорят обо мне».

Нет, на самом деле мораль здесь в том, что я хотел быть внимательным со своим персоналом, чтобы быть уверенным, что у них все в порядке. Персонал должен знать, что в них нуждаются.

Спортивный психолог может быть полезен, но в умеренных количествах. Парень, ездивший на чемпионат мира со сборной Англии, доктор Стив Питерс, написал книгу «Парадокс шимпанзе» о шимпанзе в вашей голове. Шимпанзе управляет всеми винтиками. Я пытался прочитать ее — я открыт ко всему новому, — но мой шимпанзе, наверное, мне не позволил.

«Эвертон» приехал на «Стэдиум оф Лайт». Мы играли очень плохо, и они выиграли со счетом 1–0. На следующей неделе мы принимали «Челси» — тот же результат.

Провалы запоминаются лучше, чем успехи. Они подстегивают тебя, потому что делают больно. Я наслаждался победами, но принимал их с долей неудовлетворенности. Особенно в чемпионате ты всегда должен двигаться дальше. «Боже, смотрите, с кем нам играть в следующем туре».

А потом это изменилось.

Статистика говорила, что мы приближаемся к вылету.

Но мы отправились на «Вилла Парк» и выиграли — наша первая победа на выезде. «Вест Хэм» приехал к нам — мы выиграли у них. Гол Энди Рида, дальний удар на девяносто пятой минуте, сделал счет 2–1. На глазах 46 000 человек — это невероятно. Это был шестой гол, забитый нами в добавленное время.

Сразу после победы мы отправились в Испанию на три или четыре дня и немного позагорали. Представьте, как бы мы поехали, если бы проиграли? Погода на северо-востоке унылая. В хороший день ветер достигает шестидесяти миль в час. Небольшое путешествие помогло взбодрить тренировки, позволило парням загорать днем и отдыхать вечерами. На этом этапе сезона ты смотришь на проблемы других команд — проводишь мысленные параллели, перезаряжаешь батарейки. Тренировка все такая же — те же бутсы, те же мячи, те же манишки, тот же человек, отвечающий за форму, — но обстановка меняется. Это оправдывает себя, если по возвращении показать хорошие результаты.

Мы вернулись, сыграли на выезде против «Фулхэма» и выиграли у них 3–1. Это была уверенная победа. Мы хорошо играли.

roy_hodgson

Как тренер я наслаждался разговорами с другими тренерами после матчей. Не так важно, что говорится, важна возможность прислушаться и уловить маленький отрывок, мудрость. Я думал: «Что заставляет клуб работать?», или : «Кто составляет персонал?». Так что я отправился повидаться с тренером «Фулхэма» Роем Ходжсоном и его ассистентом Рэем Левингтоном. Это было похоже на сцену в кабинете Стива Коттерилла в «Бернли» годом раньше, но без юмора. Стив обратил свое разочарование в шутку, но здесь все было по-другому. Они все твердили: «Мы облажались, мы облажались».

Это было неловко. Я взял свою диетическую колу и один из этих маленьких хот-догов, и мы ушли. Помню, как подумал: «Господи, они и правда лажанутые».

Но они остались в АПЛ. Рой получил работу в «Ливерпуле», а теперь он тренирует сборную Англии.

Мы набрали девять очков в трех матчах. Мы определили их как игры, которые должны были помочь нам восстановить необходимый баланс очков. Чопс и Кенвайн забили каждый по два гола в трех этих матчах, и эти голы пришлись вовремя. Эти несколько недель в конце марта — начале апреля помогли нам остаться в Премьер-Лиге.

«Манчестер Сити» приехал и выиграл у нас. Они сделали это на последней минуте. Я напрягся после игры с «Ньюкаслом» на выезде, они обыграли нас 2–0. Думаю, это был единственный момент по ходу сезона, когда болельщики немного ополчились на меня. Я сыграл с тремя центральными полузащитниками, но среди них не было опорника. Это была более атакующая расстановка. Я задействовал Энди Рида в оттяжке, но я играл не в двух чистых нападающих. Я знаю, что значат дерби для болельщиков, и мне кажется, они решили, что расстановка была выбрана оборонительная. Это было не так, но всегда, когда проигрываешь, твою тактику понимают превратно. А мы уступали уже через четыре минуты после начала — удар Майкла Оуэна головой. Перед матчем шли «игры разума». Полиция привезла нас туда за три часа до начала игры — игроки утомились, тестостерон бурлил, это слишком долгое ожидание. Джонни и Фил Бардсли были травмированы и не смогли сыграть. Они стали большой потерей.

Следующая игра тоже была дерби, на этот раз домашним, против «Мидлсбро». Это была чудесная игра. Мы уступали в счете после четырех минут, еще через две минуты Дэнни Хиггинботам сравнял, а прямо перед перерывом Чопс вывел нас вперед, Крейг сделал несколько классных сейвов, но они сравняли, я выпустил Дэрила Мерфи на замену, и он забил победный гол на последней минуте — еще один поздний гол — удар головой после подачи Гранта Ледбиттера с углового. На сей раз наш подход — «давайте атаковать» — сработал. Эта победа сохранила нам прописку. Мы оставались в Премьер-Лиге за два матча до конца сезона. Эта победа охарактеризовала весь наш сезон, в буквальном смысле — было тяжело, мы карабкались наверх, парни поднажали, мы забили гол в концовке. Мы уцелели.

Я хотел обыграть «Болтон» в следующем матче и помочь отправить их в Чемпионшип. Я уже думал о следующем сезоне. Я не хотел снова играть с «Болтоном». Я считал, что они способны доставить нам больше проблем, чем многие другие клубы. Они обыграли нас и остались в АПЛ.

В последнем матче сезона мы принимали «Арсенал». У нас было много моментов, но они выиграли.

Подводя итог, могу сказать, что это было волнительным и трудным процессом, была жестокость, неудачи и неурядицы, однако мы смогли выполнить поставленную задачу. За два года мы вышли в Премьер-Лигу и удержались в ней. Работа сделана.

Я хотел вписать свое имя в историю «Сандерленда», но не уверен, что у меня получилось. Я справился неплохо, но для меня этого не было достаточно. Мы вышли в Премьер-Лигу и за сезон там набрали в среднем по одному очку за игру, на что на бумаге согласились бы многие тренеры. Но я хотел большего. Мы — я — могли справиться лучше.



Все книги на carrick.ru

  • БелыйПареньМикки

    можно разбирать на цитаты. Классно написано или переведено или то и другое. Читал эту главу в автобусе и пару раз не мог сдержать смех.

  • xrenoc2

    Какая же классная книга.
    Про процесс доставляет)

  • Рустам Танкиев

    можно подумать стоимость аренды устанавливает САФ, а не Гилл. Все таки у Кина сильная обида на Ферги )))