Рой Кин. Второй тайм. Глава 8. Часть 1

Провалы запоминаются лучше, чем успехи. Они подстегивают тебя, потому что делают больно. Я наслаждался победами, но принимал их с долей неудовлетворенности. Особенно в чемпионате, ты всегда должен двигаться дальше. «Боже, смотрите, с кем нам играть в следующем туре».

А потом это изменилось.

«На хер ничьи – давайте пойдем и выиграем».

Мы много проигрывали, но также и выиграли несколько матчей, в которых выиграть не ожидали. Мы нечасто играли вничью – а они важны вообще-то. Отношение было таким: все или ничего. Но это работало. Я признаю, что это работает не всегда, но тогда я так не думал. Я думал: «Давайте пойдем за победой». Даже когда мы проигрывали «Юнайтед» дома со счетом 4-0, я думал: «Давайте идти вперед». Я знал настоящую силу игроков, и болельщики не хотели, чтобы мы отсиживались в обороне.

С точки зрения тактики мы, вероятно, должны были быть более осторожными. Но помогло нам выйти в Премьер-Лигу и в начале помогало быть успешными стремление идти в атаку. Нужно чувствовать готовность сражаться за свой клуб, и в «Сандерленде» все готовы были атаковать. В то время «Сандерленд» действительно подходил моему характеру. Я был готов к работе, полон энергии и чувствовал, что болельщики «Сандерленда» стоят за меня горой.

Заполучить нужных игроков – вот самый важный аспект подготовки к Премьер-Лиге. Но были также и другие загвоздки. Что мы могли улучшить в целом? Могли ли мы улучшить перемещение – летать на большинство матчей самолетом и останавливаться в лучших отелях? Теперь нам предстояли поездки в Лондон, Манчестер и Ливерпуль. Годом ранее мы ездили в Колчестер и Саутенд. Это было не высокомерие. Это был факт – теперь нам предстояли выезды в крупные города.

Могли ли мы улучшить работу медиков? Стоило ли нам изменить бонусный план для персонала? Нужны ли нам были более качественные тренировочные костюмы? Весь клуб должен был прогрессировать – теперь на ваших формах будет эмблема Премьер-Лиги. Полный пакет. Восторг болельщиков, когда было опубликовано расписание сезона – встречи с «Тоттенхэмом», «Ливерпулем» и «Юнайтед» в пяти первых матчах. И мы играли с «Ньюкаслом» – дерби.

Люди говорили мне об этом.

«Ох, скоро дерби».

И оно не разочаровало. Это было лучшее дерби, в котором мне довелось участвовать наряду с матчем «Селтика» против «Рэйнджерс». И мы также отправлялись в гости к «Мидлсборо» – еще одно дерби.

Как у игрока, у меня был большой опыт матчей на тех стадионах, куда мы приезжали, и представления об умениях тех, против кого нам предстояло играть; я завершил карьеру всего год назад. И у нас были некоторые столь же опытные игроки, например, Дуайт Йорк и Киран Ричардсон. Важно было не бояться, не беспокоиться о том, что нас ждет, и даже не чувствовать удивления. Ожидания теперь были выше, и игрокам нужно было научиться жить с ними. Вы бы не услышали от болельщика «Сандерленда» слов «до тех пор, пока у нас получится». У них были свои ожидания: «когда мы победим гребаный “Ньюкасл”» или «нам нужно обыгрывать эту команду». Игроки должны были понять, что они заслужили находиться там, где они сейчас, и не предаваться страху.

Наша первая игра была дома с «Тоттенхэмом», нас показывали по Sky. Мы выиграли 1-0. Великолепно. В добавленное время забил Майкл Чопра.

Команде, вышедшей в Премьер-Лигу, нужен хороший старт. Потому что понадобятся очки. Если у вас будет меньше очков, чем сыгранных матчей – меньше одного очка за игру – то это дерьмово. Но мы начали с того, что заработали три очка в первом же матче. В середине следующей недели мы сыграли вничью в Бирмингеме, так что у нас в копилке оказалось четыре очка после двух матчей.

«И что за шум? Чего все боялись-то?»

Все было просто отлично.

Затем мы отправились в гости к «Уигану» – «сраному “Уигану”?» – и они разнесли нас, 3-0.

«Так вот в чем все дело».

«Уиган» порвал нас. Они были большими и сильными. Впереди Хески, в воротах Кирклэнд. Это были типичные английские футболисты.

А потом был «Ливерпуль».

Потом «Юнайтед».

И теперь у нас было четыре очка в пяти матчах.

Затем мы обыграли «Рединг». Семь очков в шести матчах. Мы отправились в гости к «Мидлсбро» и сыграли вничью. Восемь очков в семи матчах. «Блэкберн». Нас обокрали. Восемь в восьми – это было нормально, принимается. После мы проиграли «Арсеналу» и «Вест Хэму». Восемь в десяти. Ничья с «Фулхэмом». Девять очков в одиннадцати матчах – теперь мы пытались угнаться за своим хвостом.

Мы играли с «Бирмингемом» в прошлом сезоне в Чемпионшипе. Но в этот раз – в нашу вторую игру в Премьер-Лиге – всего четверо из одиннадцати игроков, участвовавших в матче годом ранее, вышли на поле. Тяжело отпускать игроков, которые сослужили хорошую службу. Но такова игра. Сильные характеры могут помочь вам пробиться в Премьер-Лигу, но в самой Премьер-Лиге одних характеров будет недостаточно. Нужны техника, талант, скорость, удача.

После того, как мы вышли в АПЛ, я незамедлительно начал думать о новых игроках. Уже во время празднований в раздевалке.

Это тяжелая сторона жизни для многих футболистов. И грустная. Я не знал, как скажу им об этом. Но это также и бизнес, и я думал о том, смогу ли выручить за них хорошие деньги. Мне нужно было пообщаться с их агентами. Надеяться, что на них найдутся претенденты. Едва ли было бы хорошим решением отпускать, скажем, троих игроков, если ни один другой клуб не захочет их покупать. Звучит цинично, но они были частью команды, вышедшей в АПЛ, и это почти гарантировало им хорошие возможности для перехода. Продажа игроков – одна из тяжелейших вещей в тренерском деле.

У меня был пяти- или шестинедельный отпуск, но я звонил разным людям и принимал звонки. В каком-то смысле каникулы – это кошмар для тренера. Я совершил ошибку – и такую же ошибку я совершил в следующем году. Все лето я провел в телефонных звонках. Это было бессмысленно, потому что все в любом случае разъезжались. Агенты, исполнительные директора, медицинский штаб – все они отсутствовали. Мне так и не удалось заключить ни одной сделки за летний отпуск. Мне следовало отложить телефон и не проверять его постоянно. Позже я прочитал, что Арсен Венгер выключает мобильник во время отпуска и просто на час включает его вечером. Хотел бы я обладать той же мудростью или просто разумностью в том, что касается времени. Но я думал: «Мне нужно проявлять активность, нужно заниматься делами».

Мне стоило думать о качестве звонков, а не об их количестве. Я был недостаточно опытен. Я хотел участвовать во всем и хорошо со всем справляться.

«Ох, если я не подпишу этого игрока в июле, его могут увести».

У меня был список игроков, парней, играющих в Премьер-Лиге, который я дал Ниаллу, когда мы вышли в высший дивизион. Я думал, что это будет легко. Но нет. Они хотели слишком много денег, а мы не собирались сильно тратиться. Мы добивались прогресса, но не могли бросаться из одной крайности в другую. Мы не хотели идти по пути, по которому пошел «Лидс», а позднее «Портсмут». И у «Сандерленда» были проблемы, пока ирландский консорциум не принял на себя руководство. Лучшие игроки в «Сандерленде» получали меньше двадцати тысяч в неделю. Это были нормальные деньги, но многие игроки хотели сорок или шестьдесят. Так что мне пришлось принять, что у нас не получится заполучить тех игроков, которых я хотел изначально.

Нам разрешили поговорить с Дэвидом Ньюджентом. Он играл в «Престоне», и я видел его в матче против нас в прошлом сезоне. Он был достойным игроком, хоть и не голеадором. Я встретился с ним в своем доме в Манчестере, он был с агентом. Я подумал, что дом – лучшее место для встречи, неформальная обстановка. Мы согласовали цену – вроде бы четыре миллиона.

И он такой: «Да-да, это большое решение для меня – надо подумать».

Окей, никаких проблем.

В то время я получал свою тренерскую лицензию, и по пути домой несколько недель спустя мне позвонил агент Дэвида Ньюджента: «Он в раздумьях. Харри хочет видеть его в “Портсмуте”».

Это был Харри Реднапп.

Я сказал, что мы не будем давить, но оставалась всего несколько недель до начала предсезонной подготовки и приближалась та точка, когда нам необходимо было принять решение.

Мне пришлось снова заняться этим еще пару недель спустя. Это, кстати, был Дэвид Ньюджент, который не стал Месси. Но он был хорошим игроком, и мы хотели его.

Так что я позвонил его агенту:

«Ну…, – сказал он. – Харри хочет его купить».

«Да, – ответил я. – Это я знаю. Но мы хотим его купить уже три или четыре недели».

И он сказал: «Просто чтобы внести ясность. Харри уезжает на эти выходные, у него годовщина свадьбы. Он женат уже сорок или пятьдесят лет. И он хочет поговорить с Дэвидом по возвращении».

Я сказал: «Вот что я вам скажу. Я ждал три или четыре недели, а теперь вы просите меня подождать из-за годовщины свадьбы Харри Реднаппа? Мы заканчиваем переговоры».

Радости менеджмента.

Мы купили Грега Хэлфорда из «Рединга». Мне не стоило подписывать его. Он перешел примерно за два с половиной миллиона – приличные деньги за крайнего защитника. «Рединг» купил его у «Колчестера», но он почти не играл у них – не очень хороший знак, но я закрыл на это глаза, подумав, что у нас все будет по-другому. Это был подход молодого тренера; ты думаешь: «Я разберусь с этим». Ты еще недавно был игроком, поэтому смотришь на игроков как футболист, а не как тренер. Чем старше становишься, тем больше понимаешь, что игроки с багажом тащат этот багаж за собой повсюду. Поэтому не стоит заморачиваться с ними, если, конечно, они не наделены неимоверным талантом. Грег хорошо играл за «Колчестер» против нас, он был талантливым парнем. Но мне следовало прислушаться к своему нутру. Он пришел в мой офис в Сандерленде, и мне не понравилась его манера сидеть. Он был слишком вальяжен, слишком развалился.

И он задал мне несколько вопросов:

«Кого еще вы собираетесь купить?».

Я должен был задавать ему вопросы. Шесть месяцев назад он был в Колчестере. Он должен был пешком в Сандерленд идти. А я должен был бы отправить его обратно. Но мы купили его. Мы согласовали цену и зарплату. Это обычное дело – обо всем договариваются еще до того, как игрок приезжает в клуб, чтобы встретиться с тренером. У игрока и агента были свои козыри. Брайан Клафф никогда бы не заключил сделку, не пообщавшись с игроком, – «ты нам не подходишь». У игроков тогда уже бывали агенты, но Брайан Клафф их не одобрял. Он был тренером в то время, когда агенты не обладали той властью, которая у них есть сейчас. Мы только что вышли в АПЛ, и Сандерленд – маленький город. Нам приходилось морковкой перед людьми трясти.

После этого он мне не понравился. Я подумал: «Не для меня». Но я купил его! Постепенно я начал понимать, что определенные игроки подходят определенным клубам. И Грег Хэлфорд не был игроком «Сандерленда». «В «Сандерленде» люди трудолюбивые, работающие засучив рукава, – я ценю это еще больше, после того, как ушел, – а Грег не был игроком такого типа. Он не был игроком, который работал изо всех сил, выкладывался до последнего. Он просто работал с мячом и не пытался сделать больше того, чего было достаточно. У него получилась неплохая карьера. Я видел его в игре за «Форест» недавно, и у него получалось нормально.

Когда я впервые обсуждал игроков с Ниаллом, мы шли по списку. Но те ребята, за которыми мы охотились, хотели больше денег, в противном случае они не собирались переходить в «Сандерленд». Поэтому мы перешли к таким игрокам, как Грег Хэлфорд. Нам нужно было сделать состав больше и качественнее. Нам предстояли более важные задачи, большее количество травм – в силу большей интенсивности матчей. Для тренировок также нужно большее количество игроков. Я надеялся, что Грег был лучше, чем то, что у нас уже имелось. А именно: нам нужен был другой правый защитник. Мы не могли получить игроков из «Челси» или «Юнайтед», для этого было слишком рано.

Попытки заполучить хороших игроков приносили разочарование. Здесь было бы мудро отступить немного от намеченного плана, и для этого необходимо наличие хорошего исполнительного директора. У меня в «Сандерленде» был такой, Питер Уокер. Он совершал сделки – с Ниаллом. Все было – и для меня это слово много значит – откровенно.

«Рой, этого не случится. Он просит шестьдесят тысяч в неделю».

«Забудь о нем. Идем дальше».

Дальше мы хотели заполучить Даррена Бента.

«Рой, они хотят шестнадцать миллионов. Мы не можем себе этого позволить».

«Ладно, проехали».

Я до сих пор считаю, что если бы мы купили Даррена Бента тогда, перед началом сезона 2007-2008, я все еще тренировал бы «Сандерленд». Он забивал бы голы. Но он стоил слишком много. Они купили его потом, когда я уже ушел, потому что они провели уже год в Премьер-Лиге и могли тратить больше денег. Чем дольше клуб играет в Премьер-Лиге, тем привлекательнее он для игроков, да и сам клуб может предлагать более высокие зарплаты.

Был один парень, который даже не вернулся к нам. Было упомянуто слово «шопинг». Его жена хотела жить в Лондоне.

Был еще один парень, Мэтт Тэйлор. Я показал ему «Стэдиум оф Лайт», привел его в комнату для переговоров. Он сказал, что к нему имеют интерес и другие клубы. Я проводил его до машины, сказал, чтобы он думал, сколько ему нужно.

Я шел к своей машине, когда получил сообщение от Мэтта Тэйлора. Я еще мог видеть его на парковке – как он выезжает. «Я решил перейти в другой клуб». Пятнадцать секундами ранее он говорил мне в лицо, что пока не решил, что делать. Он перешел в «Болтон».

Примером другого отношения является Лейтон Бэйнс, с которым я встретился в отеле в Сандерленде. Он уходил из «Уигана». Мы сделали предложение, и оно было принято. Первым, что он сказал мне, было: «Рой, если меня захочет купить “Эвертон”, я перейду к ним, потому что я оттуда родом».

Я ответил: «Хорошо».

Я ценю такой подход.

Мы купили Кирана Ричардсона у «Юнайтед». Это был хороший трансфер, но со своими загвоздками. Мне пришлось несколько раз пообщаться с его отцом. Киран выдвигал некоторые требования: он хотел играть под определенным номером, хотел исполнять пенальти. Ему следовало бы поумерить свое эго. Он хорошо играл за нас и забил победный гол «Ньюкаслу» в следующем сезоне, а за это его запомнят навсегда.

Крейг Гордон был большим игроком. Он перешел из «Хартс» за девять миллионов, огромные деньги за вратаря для того времени. Крейг был единственным игроком за всю мою карьеру, которому при мне аплодировали на тренировке его партнеры. Это было после первой его тренировки. Никто не мог забить ему, и это был его первая тренировка, взгляды были прикованы. Нам нужен был ярко выраженный основной голкипер: мы играли теперь в Премьер-Лиге – «выше цели». Он был потрясающим.

Брайан Клафф покупал Питера Шилтона за большие деньги и сказал, что Шилтон сохранил «Форест» двенадцать очков за сезон. Клеменс, Шмейхель, Шилтон – в топ-клубах играют топ-вратари. Думаю, когда я был игроком, я недооценивал роль вратарей. Не то чтобы я принимал их – Петера Шмейхеля или Паки Боннера – как должное. Но я ожидал от них важных сейвов. Но затем, когда ты работаешь не с вратарем топ-уровня – «черт возьми!» –  ты начинаешь ценить их больше.

Кенуайн Джонс перешел из «Саутгемптона» за шесть миллионов, а они получили Стерна Джона как часть сделки. При мне Кенуайн отлично играл, но не повторил своих успехов при других тренерах. Думаю, то, что другие ребята из Тринидада, Дуайт Йорк и Карлос Эдвардс, уже играли за нас, помогло Кенуайну быстрее освоиться.

Дэнни Хиггинботам перешел из «Стока». Он мог играть левого и центрального защитника. Тони Пьюлис выдал мне порцию брехни: «он мой лучший игрок», все эти глупые игры для того, чтобы выручить больше денег. Но в итоге мы получили Дэнни. Он также умел забивать со стандартных положений, он обладал хорошим прыжком. Ему удалось забить за нас пару важных голов.

Также пришел Майкл Чопра. Факт его игры за «Ньюкасл» смущал некоторых, но не меня. Он сделал свою работу – в тот год он хорошо играл за нас. Мы заплатили пять с половиной миллионов, и он забил семь голов. Таково безумие футбола в Премьер-Лиге. По миллиону за гол! Но его голы помогли нам сохранить прописку в чемпионате. Вот за что мы заплатили. Игрок, стоивший пятнадцать миллионов, который мог бы забить больше голов, не перешел бы к нам в наш первый сезон в АПЛ. Мы быстро поняли это, я говорил игрокам, которых мы хотели: «Это не Австралия». Но Сандерленд довольно суровый город. Как и Ньюкасл, но они располагали гораздо большими средствами, нежели мы. Я человек футбола, меня не особо волновало, где мы находимся. Но остальных интересовал полный пакет.

«Ты перейдешь в “Сандерленд?”».

«Да-да».

«Зарплата не огромная, но вполне себе».

«Тогда я не перейду».

Они хотели себе компенсацию за холодные и темные ночи. Мы знали, что те ребята, которые соглашались перейти к нам, делали это по правильным причинам.

«Сандерленд» был хорошим клубом для игроков. Толпа – 44 тысячи человек и больше – фанатов была восхитительна. Клуб иногда шел по дистанции так ровно, что я начинаю сомневаться, не обманывает ли меня память. Мы так много слышим сейчас о сложностях в подборе состава и прочем. Но у нас все было идеально. Каждый знал свою роль. Я следил за футболом, Ниалл – за рекламой и финансами, исполнительный директор заключал сделки с игроками, медицинский штаб мастерски делал свою работу, игроки были счастливы выступать за «Сандерленд». Ниалл разбирался в игре, и он просто предоставлял мне заниматься этим. Не было монополии – никто не обладал полным контролем. Мне кажется, тот факт, что мы вышли из Чемпионшипа в мой первый сезон означал, что тогда меня поддерживали все. И я это чувствовал.



Все книги на carrick.ru

Теги:
  • iCe-cream & Stout

    Спасибо за очередную главу. Так хотел, чтобы у Роя получилось - и в Ипсвиче, и в Сандерленде, и, да что там, даже в Вилле. Увы, видимо, не его...

  • Jonnie Skywalker

    Не знал про Дуайта Йорка. Интересная книга. Спасибо за перевод!