Рой Кин. Второй тайм. Глава 7. Часть 3

Я договорился о контракте со Стерном Джоном из «Ковентри Сити» до окончания трансферного окна.

Он был моим лучшим приобретением за все время.

Я был дома вечером в понедельник, смотрел матч «Ковентри» на выезде против «Плимута». Игра была депрессивная, шокирующая даже. Но всякий раз, когда мяч переходил к Стерну Джону, он просто лип к нему. Он не был идеальным бегуном, но нам как раз был нужен тот, кто умеет удержать мяч. Дейв Коннолли и Дэрил Мерфи умели пробираться в штафную и забивать, но в фтуболе есть поговорка: «Если это попадает к нему, оно липнет». Так и было со Стерном: когда мяч шел к нему, он не мог от него отлипнуть. Брайан Клаф говорил своему сыну Найджелу: «Ты, б@ядь, можешь просто задержать его возле себя? Заставь его никуда не катиться». Мяч был полностью защищен. Так что мы могли просто спокойно перегруппироваться на поле или сделать выдох, или пробить штрафной — у нас хотя были бы варианты.

На следующий день я пошел переговорить со штабом.

— Я видел игрока по имени Стерн Джон. Нам нужно заполучить его. Он сделает игру невероятной.

Кто-то из сотрудников сказал: «Его колени не переживут и недели в нашем ритме».

Я сказал: «Взгляни на его статистику».

Он крайне редко пропускал игры, играл по сорок матчей за сезон.

Стерн завалил медобследование, но я сказал Питеру Уокеру: «Заключай с ним сделку».

Я просмотрел статистику Стерна, да и потом цена его трансфера была просто ничтожна, это не было серьезным вложением. И кто бы стал придираться ко мне? Мы выигрывали матчи. Всё шло отлично. Мы подписали его.

Я знал, что он себя покажет, и он действительно стал одним из лучших людей, которые попадались мне на жизненном пути. Я знал, что ему по силам будет играть в «Сандерленде». Я знал, что он не будет приходить в мой офис с просьбой дать ему выходной, потому что его жена ложится на обследование. Я знал, что нянчиться с ним мне не придется.

Через год или около того я пытался заполучить Кенуейна Джонса, и я сказал Стерну: «Не хочу продавать тебя, но я пытаюсь заполучить Кенуейна Джонса из "Саутгемптона", и они хотят включить тебя в сделку».

Он сказал: «Окей, босс, значит так надо».

Мы пожали руки, и он сказал: «Спасибо за все».

А я ответил: «Именно поэтому я тебя и подписал».

Человечище.

Просто фантастическая личность.

К нам присоединился Дэнни Симпсон — в аренде из «Юнайтед». Действуя на позиции правого защитника, он очень помог нам в зарабатывании очков. Он и Карлос играли справа, и у них сложился отличный тандем. У нас теперь было достаточно силы и мощи на этом фланге. Дэнни был приятным парнем, привнес в команду качества, которые ценились в «Юнайтед». Он не был пай-мальчиком, в нем была страсть.

У нас собрался неплохой состав. Йорки, Карлос и Стерн из Тринидада, у нас были несколько ирландских ребят, пара местных парней — Грант Лидбиттер, и несколько парней из других стран, к примеру, Джордан Хендерсон, Мартин Вэгхорн и Джек Колбэк. Правда, хороший состав — ребята отлично ладили между собой. Это помогало им выигрывать футбольные матчи: все кажется потрясающим, когда ты выигрываешь.

В нашем следующем матче мы сыграли вничью 0:0, дома с «Кристал Пэлэс». Мы не победили, но нам удалось не пропустить. Нас это устраивало, и я дал игрокам понять это.

Я назначил Дина Уайтхэда новым капитаном. Предыдущий капитан, Стивен Колдуэлл, перешел в «Бернли» буквально за пару дней до окончания трансферного окна. Он был в отличной форме, ни разу не был травмирован, и я действительно мог на него положиться — он мне нравился. Он был настоящим капитаном команды, но, возможно, Йорки всё-таки неофициально заправлял в коллективе.

Мы выиграли у «Ковентри» дома со счетом 2:0, голы забили Йорки и Карлос. А потом с тем же счетом мы обыграли «Плимут» благодаря Дейву и Стоукси.

Иен Холлоуэй был тренером «Плимута». У меня не было реальной возможности отпразновать победу, потому что Иен пригласил меня на встречу, чтобы рассказать о проблемах, которые были у его клуба с тренировочной базой и её оборудованностью. Я подумал: «Мне насрать на оборудованность твоей тренировочной базы. Я просто переиграл тебя в футбол».

Мы выиграли у «Саутенд Юнайтед» 2:0 дома — забили Дейв, Тобиас Хайзен, а Стерн даже сделал дубль. Сейчас, когда я вспоминаю то время, я думаю, что приобретения, которые я сделал в том сезоне, были даже лучше, чем я мог себе представить в тот момент.

Фанаты на трибунах были невероятны. Это давало мне чувство, что я принял правильное решение, присоединившись к «Сандерленду». Мы выигрывали, и количество фанатов неуклонно росло. Сначала их было 14,000, а под конец сезона целых 42,000. Откуда, интересно, взялись еще 26,000? Не думаю, что мы сотворили какое-то чудо, мы просто выигрывали.

Мы уже двигались по направлению к шестой строчке.

Чемпионшип беспощаден. У тебя нет времени на передышку. Но мне кажется, что это даже весело. На самом деле, это ужасно, но когда ты выигрываешь, ты думаешь только о том, как бы выиграть и на следующей неделе или через несколько дней, если намечалась игра в середине недели. А если ты проигрывал, ты настраивался на длинную рабочую неделю.

Я разговаривал с опытными менеджерами. Некоторым из них нравятся понедельники и пятницы, но они просто не переносят субботы. Я совсем другой. Я не был возбужден по понедельникам или пятницам, и я любил субботы. Я чувствовал себя, как боксер. Спарринг — это полезно и здорово, но вся суть этого спорта именно в боях. И любой хороший боксер должен практиковать спарринг, так же как и хорошая команда должна много и упорно тренироваться. Мне не нравилось, когда мы проигрывали, это разочаровывало, или если у нас случались травмы, потому что тогда мне казалось, что меня осудят прямо на поле в день матча.

Мне нравилось наблюдать за играми резервистов в течение недели или игры оппонентов на DVD, но некоторые обязанности, как то написание программных записок на следующий домашний матч, казались мне крайне скучными, до рвотного рефлекса. Я не мог дождаться следующего матча. Со временем это поменялось: футбол всегда дает тебе пинка под зад и не дает расслабиться. Но именно с этими игроками я знал, чего мы сможем достичь.

По понедельникам мы проводили брифинги, а потом еще просто трепались на разные темы. Знаете, что? — мы очень много смеялись. Это было одной из приятных сторон победы в матче. Мы много времени проводили друг с другом, ездили вместе в Дарэм пообедать. Мой штаб и я довольно тщательно следили за своей формой, поэтому мы вместе ходили в качалку, практиковали карате. Недалеко от Сандерленда есть отличный уличный стадион. Тренироваться там на свежем воздухе было просто волшебно. Для многих из нас тренировки по карате были каким-то особым будничным ритуалом, это то, что мы не делали по субботам.

Все шло хорошо, но всегда возникали какие-то небольшие проблемы, без них никуда. Тобиас Хайзен сказал мне, что скучает по дому и хочет вернуться обратно в Швецию. И по-прежнему были вещи, к которым я никак не мог привыкнуть — ничего серьезного, просто кое-какие профессиональные особенности. Мы пытались договориться о контрактах для нескольких игроков. У нас был слишком раздутый состав, и нужно было отказаться от услуг тех, в ком мы не нуждались. Я буквально молил бога о том, чтобы мне позвонили из какого-нибудь клуба. И это ожидание было самым ужасным. Ко мне приходили члены тренерского штаба, просили об отгулах из-за проблем с их браком или проблем с их детьми. Я думаю, это стало одной из моих сильных черт — во мне была доброта. Но не было ни одного дня, чтобы я пришел на работу и ушел с нее в одном и том же настроении. В клубе постоянно что-то происходило.

Мне постоянно писали фанаты и рассказывали о том, что видели, как кто-то из игроков употреблял алкоголь — всё как обычно. Всегда речь шла только об ирландцах — всегда. Ни разу не получил письма об англичанине, которого заметили бы пьющим.

Грэм Каванах и Стоукси как-то раз попали в передрягу: подрались с кем-то.

По-моему, Стоукси сказал, что не он развязал потасовку, а просто попытался помочь Грэму.

Кав просто дал кому-то в голову.

Я сказал на это: «Парни, будьте осторожнее».

Я пытался быть им скорее другом или, максимум, старшим братом. Потому что и сам бывал на их месте, и люди всегда захотят, чтобы вы оказались в передряге. Фергюсон обычно в таких ситуациях подзывал меня и говорил: «Я тут узнал, что на прошлой неделе ты ходил в бар».

— Ага, ходил.

— И вернулся домой в половине второго утра.

— Серьезно? Была уже половина второго?

Я мог пойти в бар в воскресенье, даже если у нас была игра в среду, я даже мог выпить в среду, имея игру в субботу. Но я никогда не пил за две ночи до матча, в какой бы день недели он ни выпадал. Разумеется, нет ничего хорошего и в том, чтобы пить за три дня до матча, но в то время мне казалось, что я смогу справиться с этим. Это было стандартным условием договора — никакой выпивки за два дня до матча, и никаких правил я не нарушал.

— Ты взял такси в половине второго утра в Сейле.

— Ага.

— Ну и каког хрена ты делал в городе так поздно?

— Пил, конечно.

Мы занимали шестую строчку, позицию в зоне плей-офф. Но в раж по этому поводу я не впадал. Я сохранял спокойствие, поддерживал свой угрюмый имидж. Я не хотел, чтобы кто-то из игроков думал, что может расслабиться, расположившись в зоне плей-офф. И потом, у нас намечались еще три матча против команд, которые были выше нас в турнирной таблице, для нас эти встречи были решающими.

Первый случился против «Бирмингема», которым в тот момент управлял Стив Брюс. Мы сыграли вничью 1:1. Карлос Эдвардс забил гол, закрутил левой ногой — почти повторил свой фирменный удар. Он иногда забивал фантастические мячи. «Бирмингем» опережал нас в таблице, и я был доволен результатом.

У нас с Брюси всегда были отличные схватки, и когда он был в «Бирмингеме», и потом, когда он ушел в «Уиган». Он умеет управлять людьми «наверху» — владельцами клуба и исполнительными директорами. Он работал в «Бирмингеме», когда его владельцами были Голд и Салливан, и он прекрасно с ними ладил. Брюси вегда был приятным человеком и нравился всем своим начальникам. Он отлично сошелся с Дейвом Веланом, когда тот управлял «Уиганом». Теперь он в «Халл Сити», владелец которого хочет изменить название клуба на «Халл Тайгерз», и Брюс умудряется успешно отстаивать свою точку зрения. Ему часто приходится работать со сложными людьми, и он прекрасно справляется с этой задачей. Когда я получал свою профессиональную лицензию, я узнал, что ключевым фактором к продолжительной работе с одним клубом на позиции менеждера является умение управлять не подчиненными, а начальниками. В этом плане я всегда восхищался тем, как это делает Брюси.

В следующем матче мы встречались с «Дерби» дома. На пресс-конференции за день до игры я сказал, что в плане характера некоторые клубы с первых строчек турнирной таблицы вполне могут проиграть по замыслу. Нужно было играть. Именно этим мы и занимались, особенно с командами, которые находились выше нас в таблице. Мы занимали хорошее положение, но от вершины были достаточно далеко. Это было как лошадиные бега: никогда не пытайся вырваться вперед в самом начале забега. Мы медленно продвигались наверх, и команды с верхних позиций в турнирной таблице наблюдали за нашими успехами уже в течение нескольких месяцев.

Теперь мы боролись против клубов уровня «Дерби» и «Бирмингема», с менеджерами типа Билли Дэвиса или Брюси, людей с колоссальным опытом. Иногда мне нужно было просто забросить пару ручных гранат. Если мы проиграем, никто и не вспомнит мои слова. А если победим — «О, игры разума»!

И мы выиграли — удар головой Лайама Миллера. Самого низкорослого человека на поле. Именно в тот раз толпа просто бушевала. Члены штаба скакали по всей территории, а игроки замены выбежали на поле. И я подумал: «Кажется, здесь что-то происходит».

Я выиграл номинацию «Тренер Месяца». Я не очень уверен в том, есть ли толк в этих наградах, всегда сомневался в этом. Я получал награды в качестве игрока — Игрок года по версии спортивных комментаторов, Игрок года по версии Футбольной Ассоциации, Игрок Года Ирландии. Я бывал на церемониях награждения и всегда надеялся, что не выиграю. Ненавидел выходить на сцену, чтобы забрать эту награду. Всё-таки мне была присуща природная скромность. Мне не хотелось подниматься на сцену, ведь я любил футбол как командный вид спорта, и меня немного коробит, когда я вижу, как игроков или менеджеров выставляют в более важном свете, чем остальных, или чем они есть на самом деле. Многие награды нужны только для того, чтобы их спонсоры могли покрасоваться. Я выиграл в номинации Тренер месяца в феврале 2007. Ну и чем это мне помогло несколько лет спустя? Не слишком-то зазнавайся, потому что это верный путь к падению. В то время я пообещал, что размещу эту награду в своем гараже. Я сдержал то обещание.

Мы обыграли «Вест Бром» со счетом 2:1 на выезде. Йорки и Стерн забили по мячу. Они были блистательны. Для нас это был невероятный результат. Но сразу после матча в раздевалке случилась беда.

Мы совершили отличный проход, затем последовала неточная передача, и у «Вест Брома» выдался верный шанс забить. Им это не удалось, но многим игрокам не понравилось, что эту ошибку допустил Стоукси, и они в буквальном смысле наехали на него, когда я вошел в раздевалку.

Я просто слетел с катушек, защищая его. Защищая молодого игрока, которого пытались задеть за его промах. Мы выиграли встречу, но допустили серьезную ошибку. Когда я разозлился после матча с «Шеффилд Венсдэй», речь шла о футбольных сущностях, в тот раз мы чуть не слили матч. Но на этот раз история была совсем другая. Ему было всего-то восемнадцать или девятнадцать — ребенок! Они все кричали на него, вели себя крайне агрессивно. И все были старше него.

Мне думается, я сказал: «Дайте ему гребаную передышку!»

А затем я узнал, что Тони Маубрэй, менеджер «Вест Брома», нес всякую чушь после матча, как это часто делают менеджеры. Он говорил: «Мы смотрелись лучше, если бы мы не сбавили темп, всё было бы отлично. Мы играли лучше, чем „Сандерленд“».

Мне показалось, что он отзывается о нас, обо мне(!) снисходительно. Я был очень раздражен, потому что мы заслужили победу, мы отлично сыграли.

Те три результата подряд — ничья с «Бирмингемом» и победы против «Дерби» и «Вест Брома» — говорили о нашем взлете. Помню, как я подумал: «Матерь Божья, а мы ведь и действительно идем в гору».

Следующий матч был на выезде против «Барнсли». И трое игроков пропустили автобус — Стоукси, Тобиас Хайзен и Мартон Фюлеп. Мы ждали их на станции в Миддлсбро, где было обозначено место сбора.

Они позвонили и сказали, что застряли в пробке.

Я сказал, что больше ждать мы не можем и уезжаем.

Просто оставил их там, на месте сбора.

— Включим в заявку несколько других игроков.

Не кричал по телефону, всё понимал: они застряли в пробке. Но для нас это не предвещало ничего хорошего. В любом случае, мы уехали без них.

В этой ситуации был еще один важный посыл. Опоздания всегда воспринимались в клубе крайне негативно — это плохая привычка. А в футболе место только хорошим привычкам. Не нужно всегда делать что-то экстраординарное. Достаточно делать обыденные вещи хорошо.

Мы поехали в Барнсли и выиграли 2:0, Дейв Коннолли и Грант Лидбиттер вновь забили. Это был еще один памятный матч. С нами приехало около восьми тысяч фанатов, и они раскачали стадион, это было незабываемо. Новости о том, что мы не стали дожидаться опоздавших игроков, быстро разнеслась среди фанатов. А Найалл также выступил по радио — «Мы не потерпим никаких нарушений дисциплины». Это прозвучало немного сурово по отношению к игрокам. Я не хотел, чтобы они чувствовали себя козлами отпущения, но было естественно, что они будут себя так чувствовать. Они опоздали, намного опоздали. Мы их ждали, я дал им шанс.

После матча, на пресс-конференции, я сказал, что мы пытались поменять образ мышления у всех сотрудников «Сандерленда», суть была в том, что мы были клубом свободных нравов, и было в общем допустимо опоздать на тренировки, или не слишком усердно тренироваться все время, или получить две-три недели отпуска, чтобы оправиться от травмы, требующей на восстановление всего неделю. Это было мое обращение ко всем — к игрокам, к членам штаба, к фанатам, к Найаллу, к совету директоров. Ко всем. Было здорово, что я могу делать такие заявления, имея приличное количество побед за спиной.

«Троица Барнсли» явилась на тренировочную площадку рано утром в понедельник. Я сразу же пригласил их в мой кабинет, потому что только после личной беседы мы могли разрулить все вопросы и начать тренировку. Они вошли в мой кабинет одновременно, как будто пришли на ковер к директору. Мне это не понравилось. Я сказал: «Парни, слушайте, вы немного отбились от рук, но это не катастрофическая ситуация. Выставлять вас на посмешище больше никто не будет. Вы будете тренироваться с основным составом».

Я даже не назначил им штраф.

Я принимал суровый вид, а затем говорил: «Всё, всё в порядке».

Хотелось донести до них, что у нас еще много выездов впереди. А они по-прежнему являются частью команды. Хотелось, чтобы они смотрели на меня, как я в свое время смотрел на Фергюсона и думал: «Ну что ж, это по-честному». Что касается более личных мотивов, я бы мог замалчивать свое отношение к ситуациям годами. Но когда речь шла об игроках, мне следовало быть немного более эгоистичным: я в них действительно нуждался.

Мы сыграли со «Стоуком» вничью дома, 2:2. Мы проигрывали 2:1, когда Дерил Мерфи забил в добавленное время. Мы смотрелись жалко. Все думали, что мы сможем победить «Стоук», несмотря на то, что ранее они уже побеждали нас. Но «Стоук» сыграл достойно. Мерф забил, и я сказал сам себе: «Это невероятно важное для нас очко».

После матча я зашел в раздевалку. У всех на лицах читалось уныние. У игроков, и даже у персонала. Я был раздражен поведением моего штаба тем вечером. 2:1 в добавленное время, и всё равно ничья — нас всегда должно мотивировать получение очков. И сдаваться ни в коем случае нельзя.

Мы выиграли у «Халла» дома, 2:0, забили Джонни Эванс и Стерн. Потом была победа над «Кардифом». Это великолепный результат — Рос Уоллис забил со штрафного. Джонни был просто фантастическим игроком для нас — его лидерские качества и умение читать игру. Он был крепким парнем. В Чемпионшипе полно проверенных игроков, но ведь Джонни был совсем юнцом. Мне нравилось в нем все.

Как-то вечером Найалл организовал развозку на такси для фанатов, которые застряли в аэропорту Бристоля. Чуть позже я заявил, что найму частного детектива, чтобы раскопать хоть что-то на Найалла, он не мог быть настолько хорошим человеком. До сих пор пытаюсь найти хоть какую-нибудь мерзость.

С нового года у нас было одиннадцать побед и три ничьих. Наш следующий матч был домашним против «Волков». Я подумал, что эта игра может стать для нас хорошим испытанием. Это станет настоящей проверкой нашего прогресса, своего рода точкой отчета. У «Волков» игра тоже задалась. К тому моменту уже был апрель, и до конца сезона оставалось всего 6 игр. Я знал, что кое-кто из игроков будет в напряжении.

Йорки только что заказал доставку своей ламборджини из Сиднея и приехал на ней на тренировку. Белая ламборджини в Сандерленде смотрится немного необычно. Я смотрел в окно офиса, как Йорки парковал её снаружи, а все парни — футболисты — не могли оторвать взгляда от колес. Они были безупречны. Они сосредоточились на машине Йорки, и матч против «Волков» был последним, о чем они в тот момент думали.

На следующий день мы вышли на поле и выиграли у них. Со счетом 2:1. Дерил Мерфи снова забил с буквально пушечного удара. После матча Мик МакКарти заявил, что мы определенно продвинулись. Он играл со мной в игры разума, примерно как сделал я перед матчем с «Дерби» — пытался немного надавить на команду психологически.

Прокатился слух, что наш успех просто ошеломляющ и удивителен. А мои тренировки, судя по всему, стали легендарными. Но мы просто делали то же, что и раньше. Просто делали это с более серьезным подходом. Мы должно тренировались и показывали должный уровень футбола на выездах. Я приучил парней носить рубашку и галстук, где бы они ни появились.

Это жизненно важно: мы умирали от измождения на тренировках. Я часто говорил: «Как тренируешься, так и играешь», намекал. Обычно после тренировки мы проводили тренировочный матч. Не просто серия растяжек и немного тренировок с мячом. Если в тренировочном матче парни выводили ничью, мы играли до определения победителя, даже если это занимало по несколько часов. К концу тренировки мы должны были иметь победителя и проигравшего, и, конечно, наказание для последних — отжимания или уборка мячей и конусов. Я создавал у них дух борьбы и единства. Иногда мы дурачились и немного дрались на кулачках — это было презабавно. Мы дрались не от злобы, от энтузиазма. Игроки испытывали жажду оказаться в основном составе.

Я часто говорил персоналу не вмешиваться, им нужно было решать свои разногласия самим.

Победители и проигравшие. Взрослые мужчины, которые играют, как дети на улице. В дворовом футболе не бывает ничьих.

— Мы не можем продолжать игру, слишком темно.

Когда я был ребенком, мы играли до полуночи, пока кто-то не выигрывал. И даже тогда мы могли остаться на дополнительных пять минут. Вне зависимости от крови на ногах или лице и мышечных растяжений.

Мне часто говорили, что это затягивается слишком долго.

— Уже полдвенадцатого, а начали мы в десять.

Любой спортивный медик скажет вам, что так нельзя, что за всем нужно наблюдать. Я понимаю эту точку зрения, я тоже интересуюсь спортивной медициной, но я человек старой закалки.

Если у нас не было игры на неделе, воскресенье или понедельник обычно были выходным днем. Во вторник нас всегда ждала напряженная тренировка, зато в среду вновь можно было отдохнуть. Мы чередовали тренировки через день. Обычно к концу сезона количество тренировок несколько уменьшается, потому что количество оставшихся игр невелико. Важно было хорошо в них выступить, и восстановиться, конечно. Мы тренировались без фанатизма, потому что выигрывали матчи.

«Саутгемптон» на выезде — блестящий матч. Мы выиграли 2:1, забили два отличных гола. Один из них забил Грани Лидбиттер. Он был нашим топ-игроком. Потрясающим голеадором, и редко травмировался. Отличный парень: было в нем что-то располагающее к себе. Иногда он мог раскритиковать кого-то из товарищей в раздевалке, и его понять было трудновато. Но мы относились к этому с юмором. Когда Грант срывался, его просто никто не трогал. Он был нашим лидером.

Не помню, чтобы хоть раз завел речь с игроками или членами штаба о нашем взлете в турнирной таблице, но я мельком просмотрел условия контракта на предмет величины бонуса за это. Мы просто продолжали выигрывать, а таблица лиги обновлялась сама собой. Турнирная таблица никогда не лжет. Это всегда было одним из правил моей игры: просто пытайся выигрывать каждый матч, а остальное приложится. Я всегда к этому так относился.

Мы снова выиграли у «КПР» дома со счетом 2:1. Дин Уайтхэд и ещё один блестящий гол от Гранта. По-моему, после матча я похвалил Найрона Носворси за его отношение к игре. Я сказал, что оно было воплощением командного духа. Найрон и правда был отличным игроком, очень приятным парнем. Ранее по ходу сезона у нас с ним был интересный случай. Он явился на тренировку с опозданием, хотя жил в паре минут ходьбы от тренировочной базы. Я позвал его в свой кабинет — и знаете, какое оправдание он себе выдумал? Он сказал правду.

— Я проспал.

Я сказал: «Спасибо, что признался».

Я даже не назначил ему штраф.

У нас оставалось 3 матча в сезоне.

Мы поехали в велосипедный поход в Кумбрию. Это было потрясная, но немного безумная поездка. Я даже начал сомневаться, не слишком ли безумна эта затея. Мы ехали на велосипедах шесть или семь часов кряду. У нас было соревнование — две или три команды. Помню, как я наехал на одного парня из нашей команды за то, что он проколол шину. Мы были расстроены этим происшествием — просто охрененно расстроены. А через пару дней у нас была игра против «Колчестера». Но мы выстраивали командный дух и товарищеские отношения. Это было потрясающе.

Мы поехали в Колчестер и проиграли со счетом 3:1. Как будто ехали туда на велосипедах. У многих игроков к тому моменту до сих пор не расслабились булки после той поездки в Кумбрию.

В результате этого матча был для нас урок. Мы отыгрались 1:1, и ничья не казалась плохим результатом. Но мы были на подъеме, я подумал: «Вашу мать, идите и возьмите своё». И мы продолжали делать свое дело, это очень помогло нам в других играх, но не в этой. Если бы матч с «Колчестером» закончился ничьей, после следующего матча, домашнего с «Бернли», мы бы поднялись ещё на строчку выше. И это было бы здорово — сделать это на глазах у наших фанатов.

«Бернли» приехали на Stadium of Light 27 апреля, пятничный вечерний матч. И наш друг Стив Коттерил. Стив раньше работал в «Сандерленде» помощником Ховарда Уилкинсона, и его время в клубе прошло не без трудностей. И мы знали, что это добавит игре остроты. Но мы победили 3:2: Мерф, Дейв и Карлос забили — да,да, тот самый фирменный гол Карлоса.

Это была наша последняя домашняя игра. В итоге мы всё-таки поднялись на строчку выше в тот уикенд, но в тот момент мы не знали об этом, потому что другие матчи продолжались ещё и в субботу, и в воскресенье. Я выгуливал собак в воскресенье днем, когда услышал новость о том, что «Дерби» оступились: проиграли «Кристал Пэлэс». Я получил сообщение от кого-то из клуба. Меня захлестнули эмоции — я пришел домой и перепроверил условия контракта.

Это было невероятно, но я бы порадовался этому гораздо больше, случись это сразу после матча на «Стэдиум оф Лайт» . Мне не с кем было отпраздновать. Моя семья и дети были рады, но они не были членами клуба, они не работали над этой победой. К сожалению, этот момент стал для меня небольшим разочарованием. Меня начали закидывать смс: «Отличная работа, босс». Кто-то из персонала «Сандерленда» написал: «Мы тут празднуем». А я был в Манчестере. И я был этому рад в какой-то степени. Не хотел бы провести в пабе всю ночь с моим тренерским штабом. Менеджер всегда должен сохранять дистанцию.

Мне нужно было оставить Дэнни Симпсона на скамейке на последнем матче сезона. Игроки, конечно же, праздновали наш выход в АПЛ после поражения «Дерби», и Дэнни опоздал на одну из тренировок. Он умолял меня разрешить ему сыграть, он был очень эмоциональным. Но я не заявил его на игру. Суть — посыл к другим игрокам — был следующий: «Нельзя расслабляться. Нам нужно выиграть у „Лутона“». Сезон еще не закончился.

Мы приехали в Лутон в последней день сезона. Дело обстояло так, что если мы выигрываем, то мы побеждаем в Лиге. И мы выиграли, 5:0 — еще один эффектный гол от Мерфа, он буквально вдолбил его в сетку. Все заключительные матчи сезона проходили в одно и то же время.

«Бирмингем» не удержал позиции — они проиграли «Престону», что позволило нам подняться на вершину таблицы.

Мы стали чемпионами. Выход в АПЛ был ожидаем. Но победа в Чемпионшипе стала нашей вишенкой на торте. Мы проделали долгий путь, блестящий путь.

Но трофей в тот же день нам не вручили, и это испортило впечатление от победы. Нам сказали, что это из соображений безопасности, потому что мы выступали не на домашнем стадионе. Поднять кубок перед толпой наших болельщиков — даже если это была его копия — было бы потрясающе. И стадион буквально прыгал вместе с фанатами «Сандерленда». С того дня остались несколько отличных снимков, Найрона и Карлоса в толпе фанатов, в глупых шляпах, они просто перегнулись через ограждение.

Я вошел в раздевалку и сделал то, что делал обычно — немного преуменьшил значение произошедшего. Глубоко в душе я чувствовал удовлетворение. На самом деле, я слишком этого ожидал. Все вокруг радовались и прыгали от счастья, пели, откупоривали шампанское. А я просто думал о том, что это как раз то, чего я ждал. Жаль, что я не смог насладиться моментом хоть каплю больше. Но мне всегда было страшно слишком наслаждаться успехом. Я всегда осторожно к нему относился. «Не зазнавайся». Но если ты не умеешь наслаждаться победами, у тебя проблемы, не так ли?

Кубок и медали нам вручили парой дней спустя, в отеле. Я отдал свою медаль одному из парней, который не добрал достаточное количество игр, чтобы тоже получить её. По-моему, это был Мартон Фюлеп, один из моих вратарей. На неделе, предшествовавшей матчу с «Лутоном», я знал, что игроки планируют празднование сразу после окончания игры. В качестве поощрения я предложил им 5000 фунтов на это событие, если они побеждают в Лутоне и выигрывают трофей. В тот вечер, во время приема, ко мне подошел Йорки и спросил, готов ли я оплатить автобус и отель для игроков. Это меня обескуражило. Я дал пять кусков, и они все получили отличные бонусы за переход в высшую лигу.

Я узнал, что Дэнни Симпсону и Джонни Эвансу, поскольку они были в аренде, бонусы не предполагались. Но я выделил для них деньги. И я никогда раньше не видел более счастливых молодых парней, чем они. Думаю, это помогло мне в следующем сезоне заполучить Джонни в аренду еще на год.

Мне полагался бонус в размере миллиона фунтов, а также серьезное повышение зарплаты, потому что теперь мы играли в Премьер-Лиге. Финансовое вознаграждение было огромным. Было запланировано, что мы проедем в автобусе с открытой крышей по улицам города. Найалл позвонил мне, чтобы сообщить об этом, и я сказал: «Нет, я буду чувствовать себя неловко всю свою жизнь из-за этого».

Я считаю, что праздновать достижения — правильно. Но праздновать выход в АПЛ через год после того, как мы вылетели оттуда, было бы слишком. Ведь речь не шла о том, что мы маленький клуб, который впервые за двадцать лет своей истории пробился в высшую лигу.

Сейчас, вспоминая всё это, я понимаю, что так было комфортнее для болельщиков, и даже для игроков и их семей. Я надеюсь, что моё решение не устраивать парад победы из нашего продвижения в высший дивизион, было принято не из высокомерия, потому что я уже выигрывал трофеи с «Юнайтед» и «Селтиком». Некоторые игроки говорили: «Это не первая медаль, которую мы получали в футболе». Возможно, мне стоило бы более открыто смотреть на вещи. Но автобус с открытой крышей — эта идея мне не нравилась в принципе. Да и потом многие игроки всё равно опоздали бы на церемонию. Вот это бы бы номер. У меня много сожалений в жизни, но не по этому поводу.

У нас было собрание всего медицинского штаба — брифинг — в конце сезона. И мне доложили, что большинство травм игроки получали по вторникам: игроки слишком долго тренировались накануне. В этом смысле, наши показатели были ниже среднего.

Я сказал: «Ладно, хорошо, я всё понял. Но просто для справки — вообще-то мы вышли в Премьер-Лигу».

Мы забили кучу мячей в компенсированное время. И знаете почему? Из-за моих тренировок. Лучше я переживу несколько небольших травм, лишь бы заполучить эти голы. Игроки шли вперед, не переставая. В этом было что-то от моего характера — продолжать идти, несмотря ни на что. Ну и потом, нам помогали фанаты — надо отдать им должное.

Помню, как подумал: «Настоящая работа начинается сейчас. Теперь мы играем со взрослыми».

Мне нужно было провести первую предсезонку в клубе. Мне нужно будет организовать совещания по поводу выделения большего количества средств. Мне нужно купить кое-кого из игроков. Как я смогу мотивировать хороших игроков перейти в «Сандерленд»?

Связь нашего клуба с Ирландией — количество людей, которые приходили в клуб и наблюдали за его успехами — была потрясающей. Среди таких людей был и я, и Найалл, и консорциум, ирландские игроки. Мне нравилось работать с ирландцами, которые меня окружали. Мне нравилось, как парни из консорциума общались со мной. Очень по-ирландски.

— О@уительный результат.

Мне это нравится, я сам весь такой. Есть ирландские черты, от которых нам нужно избавляться, но ни в коем случае не гостеприимство и поддержка.

— Ага, охрененный.

Я сказал, что мне нужен вратарь.

— В молодежке нет ни одного гребаного вратаря, который нам бы подошел?

— Да ладно, парни.

В то же время, они были разумными дельцами, и я бьюсь об заклад, они и поверить не могли в то, что происходило с нами в то время. Для них это было непривычно. Премьер-Лига принципиально отличается от Чемпионшипа. Как бы ни были успешны в своем бизнесе эти люди, в АПЛ речь шла о русских миллиардерах, шейхах и богатеньких янки. Нам пора было идти за покупками в другой магазин. А до этого момента, мы и носа не показывали в тех местах, где закупался «Манчестер Юнайтед».

Люди частенько говорят, что Чемпионшип — одна из самых сложных лиг в мире. Я выиграл её в качестве менеджера — я просто хочу сказать это вслух. Как будто никто до меня этого не делал.



Все книги на carrick.ru

  • Posh Spice

    Ребят, что-то совсем у вас застопорилось с переводом Кино... 🙁 Печально. Уже очень-очень давно жду новых глав. Пожалуйста не бросайте книгу. Очень хочется дочитать!

  • Nikson

    А планируется ли сделать pdf(или другие версии для читалок)версию книг? Чтоб разок скачал и читаешь где хочешь.

  • Misha

    NANANA, NANANANA, NANANANA K E A N O...

  • Misha

    Грандиозно! Спасибо!

  • DANISSIMO!!!

    Не нужно всегда делать что-то экстраординарное. Достаточно делать обыденные вещи хорошо. - а ведь это верно, так и появляется класс.

  • Badr Hari

    Как-то вечером Найалл организовал развозку на такси для фанатов, которые застряли в аэропорту Бристоля. Чуть позже я заявил, что найму частного детектива, чтобы раскопать хоть что-то на Найалла, он не мог быть настолько хорошим человеком. До сих пор пытаюсь найти хоть какую-нибудь мерзость.

    Классный отрывок.

  • MunUtd

    Спасибо огромное за перевод:))

    "Мы уже были двигались по направлению к шестой строчке." - довольно странное предложение:))
    "Карлос Эдвардс забил гол, закрутил Левой ногой.."

  • Прочел взахлеб. Лучший кусок из книги пока что)

  • Ivan Naumenko

    Кино - результат потрясающего влияния двух жестких максималистов, Клафа и сэра Алекса. Помимо перенятого умения мотивировать, биться, вырывать ноги до самого конца, он особо отметил одну важную черту, упоминание которой можно найти и в книге Рио Фердинанда - полное отрицание почивания на лаврах, упоения от достигнутого успеха. "Откровенно говоря, это было то, чего я и ожидал".

    Тот великий состав, и Рой, как одна из важнейших его частей, именно поэтому и не потерялся в послефутбольной жизни. Они - те, кто вечно будут дарить нам воодушевление.

    Спасибо, Карриковедение!

  • Рустам Танкиев

    интересная глава, про результат улыбнуло )))