pub

Рой Кин. «Второй тайм» Глава 3. Часть 2

keane-book
Мы сыграли вничью с «Фулхэмом» на выезде, но в декабре последовал удачный отрезок из четырех побед подряд. Обыграли «Кристал Пэлас», «Болтон», «Астон Виллу» и «Мидлсбро». Перед Новым годом были третьими, позади «Челси» и «Арсенала».

Я встретил Брайана Керра, нового менеджера сборной Ирландии, в 2003 году, после того, как он вступил в должность. Мы разговаривали о моем возможном присоединении к сборной. Команде оставалось шесть квалификационных игр. Я был против своего участия. Я чувствовал себя не в своей тарелке и только пытался набрать оптимальную форму. Это было сразу после операции на бедре.

Через через некоторое время я вновь встретился с Брайаном в гостинице «Алдерлей Эдж», в Манчестере. Я делал промо материалы для Irish Guide Dogs [благотворительная ассоциация Ирландии, которая помогает людям с проблемами со зрением и семьям с детьми аутистами — прим.] и задумался над тем, что у меня осталось одно незаконченное дело. Я чувствовал себя намного лучше и сильнее. Кажется, организовать встречу предложил мой юрист Майкл Кеннеди. Мы обсуждали мое возвращение к квалификации на Чемпионат Мира 2006 года. Я понимал, что нахожусь под большим давлением «Юнайтед», которые не хотели допустить этого. Я был на той стадии, когда менеджер думал, что я должен сосредоточиться только на выступлении за «Манчестер Юнайтед», особенно учитывая историю моих травм. Дополнительные игры за Ирландию после того, что случилось на Сайпане (в мае 2002 года Ирландия во главе с Миком МакКарти и капитаном Ройем Кином готовилась к Чемпионату Мира 2002. В результате Рой Кин был отправлен домой. Футбольной ассоциации Ирландии Рой Кин заявил, что подготовка была непрофессиональной, и обвинил в этом главного тренера и его помощника), все эти выпады и стычки добавят давления на меня. «Юнайтед» платил мне зарплату, я понимал их точку зрения.

Решение было простое и эмоциональное. Я чувствовал, что у меня осталось незаконченное дело. Я горжусь тем, что я ирландец. Горжусь тем, что я из Корка (город на юго-востоке Ирландии. Второй по величине в стране). Думаю, что с возрастом эти чувства стали только сильнее. Когда ты долго живешь в другой стране, легко забыть, откуда ты родом. Ты меняешься и меняешь свои идеалы. Мои дети рождены и воспитаны в Англии. Они всегда дразнят меня тем, что поддерживают Англию. Но со временем ты становишься старше и появляется понимание того, что где бы ты ни был, «всегда должен помнить, для чего все это, и никогда не забывать откуда ты». Я не мог позволить себе подвести мою фамилию.

Если же смотреть на вещи хладнокровно, то возвращаться не стоило. Мне было тридцать три. Физически и морально выступление могло стать тяжелой ношей. Я играл в центре поля — последствия могли быть непредсказуемы. И я знал, что будут какие-то последствия в «Юнайтед».

Но никто и ничто не смогло остановить меня.

С возвращением не было проблем. Ни с кем в команде не было разногласий. Мне нравился тренер, но единственная вещь, которую я находил немного странной, — я не был капитаном. Я был капитаном раньше, и мы добились успеха, мы попали на Чемпионат Мира в Японии и Корее.

Капитаном назначили Кенни Каннингема. Я знал Кенни многие годы. Он был весьма популярен среди игроков. Он всегда организовывал викторины и собирал со всех деньги для водителя автобуса или для женщины, которая всегда приносила чай ровно в 19, бл*дь, 52. Но он всем нравился.

Я всегда был немного пресыщен ролью капитана. Всегда думал, что она сводится к выходу на жеребьевку перед стартовым свистком. Я никогда не хотел говорить про эту работу или про себя: «Роль капитана очень важна, посмотрите на меня». Но с возрастом стал понимать, что это нечто большее. Роль капитана не просто важна, она жизненно важна. И это не только английская традиция. Посмотрите на великих капитанов из Италии и Испании: Мальдини, Дино Дзофф, Дзанетти, Рауль, Пуйоль. Они вдохновляющие лидеры. Когда, например, капитан «Барселоны» покидает поле до конца игры, он передает свою капитанскую повязку игроку, который берет на себя ответственную работу до конца матча. На Чемпионате Мира, когда голландский капитан Ван Перси покидал поле, он передал повязку Арьену Роббену.

Брайан Робсон, Стив Брюс, Кантона —  мне довелось играть с великими капитанами. Но они были разными. Роббо был примером в отношении к тренировкам. Он был действительно хорошим парнем и любил выпить. Брюс был очень дружелюбным. Он всегда создавал хорошее впечатление о себе и всегда находил время, если тебе нужен совет или помощь, мог достать на какое-то важное мероприятие билеты твоей семье и друзьям. Он был политиком. Он хорошо справлялся с этой ролью и перенес этот стиль в свою тренерскую карьеру. Кантона воодушевлял нас просто своим присутствием, своей харизмой. Кантона не говорил, он делал. И делал так, что это вдохновляло нас и мотивировало.

Когда я только пришел в «Юнайтед», был создан фонд игроков. Каждый мог получить около 800 фунтов за работу, проделанную для нашего журнала или за клубные видео. Это было до того, как подобные вещи стали прописывать в контрактах. Мы получали приличные деньги, и 800 фунтов никак не могли повлиять на наше состояние. Как-то мы решили, что сложим все чеки в шляпу и будем вытаскивать по одному, чей чек станет последним, тот забирает весь банк. Все сложили чеки, кроме нескольких молодых ребят, кажется, это были Бекхэм и Невиллы. Они отказались. Они только начинали играть и не могли себе позволить подобное. Но Скоулзи и Батт чеки отдали. Последний чек забирает все деньги — интересная игра в раздевалке. Я даже, бл*дь, немного вспотел. Все вспотели. В то время я переводил деньги в количество пинт, которые смогу купить себе. Кажется, мой чек вытащили третьим с конца, и я потерял 800 фунтов. А выиграл Эрик. Сумма внушительная, шестнадцать тысяч.

Кантона пришел на следующий день. Ребята стали подшучивать: «Эрик, ах ты везучий ублюдок».

Он обналичил чеки, разделил деньги на две стопки и отдал Полу Скоулзу и Никки Батту. Как Эрик сказал, он сделал это, потому что у этих двоих есть яйца, потому что они не боятся рисковать.

Я задумался над величием этого жеста. Больше никто не смог бы так поступить.

Стюарт Пирс был капитаном, когда я играл за «Форест». Мне нравился его стиль игры, его отношение к делу. Мне повезло, что у меня был такой лидер. К тому же Стюарт пару раз вступался за меня. Один такой случай произошел, когда у меня были проблемы с продлением контракта, и на меня обрушилась волна критики. Брайан Клаф сказал, что я много думаю о деньгах. Он пытался давить на меня через прессу, чтобы я подписал новый контракт. В раздевалке тоже начали говорить об этом не в хорошем ключе. Помню Пирс тогда сказал:

- Послушайте, ребята, вы всем здесь довольны?

- Да!

- Тогда оставьте, бл*дь, этого парня в покое!

Когда я стал капитаном «Юнайтед», я знал, что если что-нибудь пойдет не так, мне некого винить кроме себя. Я научился этому у Кантона, Пирса, Роббо и Брюса. Столкнулся с обязанностями вне поля: лишние билеты, ясли для детей, рождественская суета. Все это было занозой в заднице. Но это были мои обязанности, и люди ждали, что я буду выполнять их. Я однажды пригласил Санту к нам на рождество. Мы много фотографировались, а потом я заметил, что у Санты татуировки на запястьях. Но было уже слишком поздно. Это был мой промах.

Роль капитана важна, но по отдельности каждый игрок тоже имеет свой вес. В «Юнайтед» седьмой номер всегда был самым значимым номером. Когда Эрик ушел, появился вопрос, кто же будет следующим капитаном. Я не особо переживал по этому поводу. Номер '7' оказался свободным. Брайан Робсон носил его и Джордж Бест. Менеджер вызвал меня в кабинет и сказал, что хочет, чтобы я взял этот номер.

Я ответил: «Нет, меня это не интересует»

- Я знаю, что Бэкс очень хочет этот номер, но я пока не хочу ему давать его.

У меня был шестнадцатый номер с самого моего подписания. Мне было комфортно под этим номером. Находясь за пределами первых одиннадцати номеров он опускал меня на землю. Я не думал, что номер '7' подходит мне.

- Отдайте Бэксу, -  сказал я.

Он подошел ему. Затем его взял Роналду.

Капитан в великом клубе больше похож на бренд. Бренд внутри бренда. После завершения карьеры я стал замечать, что люди больше обращают внимание на тот факт, что я был капитаном «Юнайтед», и забывают, что Рой Кин посвятил клубу тринадцать лет.

Капитан — это лидер. Я думаю, что всегда необходим человек впереди, в начале туннеля, который смог бы вдохновлять команду. «Я последую за ним. Все последуют за ним». Думаю, что именно я должен был стать капитаном Ирландии. Но я не хотел обременять этими мыслями Брайана Керра. Я не хотел, чтобы он думал, что у меня раздутое эго. Но я должен был поднять этот вопрос в нашей беседе. Думаю, что Кенни наслаждался этой ролью из-за медиа. Ему нравилось возвращаться последним в раздевалку, потому что он говорил с людьми с телевидения. Это выводило меня из себя. Не забывай свое место. Без команды ты ничто.

Наш первый матч был товарищеским против сборной Румынии. Мы победили 1:0. Единственный гол забил Мэтти Холланд. Эмоционально я чувствовал себя прекрасно. Хорошо, что я вернулся. Мне нравились поездки на матчи на автобусе. Дети с флагами вокруг — это всегда приятно. Полицейские сирены и песни в автобусе. Это традиции. Я наслаждался этим. По дороге на стадион мы попали в небольшую пробку. Я сидел у окна и заметил мальчишку, который смотрел на меня.

Он сказал: «С возвращением».

Подумалось: «Хорошо, что я вернулся»

Был очень эмоциональный вечер. Сама игра, национальный гимн перед ней. Мне не сильно нравилось находиться без дела где-нибудь, путешествовать. Но это не касалось наших поездок на матчи.

Я был рад своему возвращению. Но последствия могли сильно ударить по мне. Я вызвался играть против сборной Швейцарии четвертого сентября. Это были уже отборочные игры. У меня были сломаны ребра. Это случилось во время игры Лиги Чемпионов против «Динамо» из Будапешта. Затем я сыграл в Премьер-Лиге против «Норвича», сломанные ребра давали о себе знать. Меня отстранили от игры на четыре или пять недель, но через две мне уже стало лучше. Клубный доктор сказал, что все выглядит хорошо. Я позвонил сэру Алексу Фергюсону и сказал, что хочу играть против Швейцарии.

Он очень сильно разозлился!

«Ты не в состоянии играть за нас, а собрался в сборную?»

Но я все равно отправился туда. Мы сыграли вничью 1:1. Это был второй отборочный матч. Первый был против Кипра. Его мы выиграли 3:0. Но его я пропустил из-за сломанных ребер. Я не хотел рисковать и выходить в игре, которую мы и так бы выиграли. Я остался в распоряжении «Юнайтед». Пропускал менее важные игры. Затем была ничья против Франции в Париже. Это была новая французская команда. Игроки, которые выиграли Чемпионат мира в 98 году, уже ушли из сборной. Мы были обязаны побеждать.

Нам не повезло. Затем была игра против Израиля. Её выиграли 1:0. Гол был забит в дополнительное время. В ответной встрече против Румынии вели 2:0, но матч закончился 2:2. Мы сами являемся источником своей удачи, но нам нужны были перемены. Брайан Керр не справился с этим.

Через несколько недель после финала Кубка Англии, где «Юнайтед» играл против «Арсенала», сборная Ирландии играла на Фарерских островах. Я получил повреждение в том финальном матче и заканчивал игру с растяжением паховых мышц. На Фарерских островах я получил глупую желтую карточку, кажется, за споры с судьей. Но я не должен был играть. Я был травмирован. Следующую домашнюю игру с Израилем пришлось смотреть с трибуны из-за перебора желтых. Я не особо азартен, но поставил на то, что Ян Харт забьет первый гол. И он сделал это. Кажется, я поставил двадцать фунтов, а выиграл двести. И эту игру мы закончили 2:2. Мне приятно думать, что если бы играл я, Ирландия победила бы. Я все еще мог оказывать влияние на игру.

Со сборной Франции мы сыграли вничью в Париже. К тому времени, как они приехали в Дублин, многие их лучшие игроки вернулись.

Я разговаривал с Сильвестром на эту тему.

- Не могу поверить, что все они возвращаются.

- Думаю, дело было в финансировании.

Они победили 1:0.

Мы не прошли квалификацию. Но мне понравилось работать с Брайаном. Ему следовало бы дать больше времени. Мы были близки к успеху. Две ничьи против Израиля погубили нашу кампанию. Я играл в шести из десяти игр. Не играл в оставшихся четырех из-за травм или дисквалификаций. Я все сделал правильно, ведь это был последний шанс.

В «МЮ» в начале года дела у нас шли неплохо. Мы победили «Ливерпуль» и «Астон Виллу» и сыграли вничью со «Шпорами». Поехали к «Арсеналу» будучи на третьем месте.

С «Арсеналом» у нас было настоящее противостояние, а не какой-то мелкий спор.

Сейчас камеры в туннеле стоят повсеместно, но тогда это было новинкой. Позже мне сказали, что зрители на стадионе видели все происходящее в туннеле на большом экране. Я этого не знал, но сейчас это часть истории.

После разминки ко мне подошел Гари Невилл. Он сказал, что игроки «Арсенала» поджидали его в туннеле и что-то ему говорили. Мол, не потерпят того, что произошло на «Олд Траффорд». Дома была очень жесткая игра, много споров после нее. В тот день вместо меня играл Фил Невилл. Он носился по полю, врезаясь во всех, как камикадзе. И теперь Гари, они решили ответить Гари. Но я не обратил внимания на его слова.

Чтобы настроиться на игру, мне нужна тишина, поэтому последняя вещь, которую я хотел слышать, — это Гари, жужжащий мне в ухо. Мое отношение было таким: «Просто не обращай внимания, тебе же, бл*дь, не одиннадцать».

Я всегда был одним из первых, кто выходит из туннеля. Я капитан, я должен вести команду. У «Хайбери» был очень странный туннель. Очень тесный, как маленький переулок. Там очень сложно избежать контакта с людьми, даже если хорошо постараться. Там всегда чувствовалось напряжение. А в дни матчей оно было невероятным.

Я забыл повязку капитана и вернулся в раздевалку.

«Идите в туннель, я скоро вернусь, забыл повязку»

Я пробирался через игроков, пока не встретил Альберта, человека, который следит за нашей формой. Он натянул повязку.

- Удачи, Рой.

Когда я выходил из раздевалки, услышал крики в туннеле. И тут я увидел, как кто-то из игроков «Арсенала» тычет пальцем в Гари.

Я потерял контроль над собой.

Пять секунд назад я был абсолютно спокоен, сосредоточен и готов к игре. Но увидев, что несколько канониров поджидали одного Гари, я сказал: «Вот ублюдки», — и поспешил на помощь.

Я думал, что они будут стараться надавить на него на поле, не в туннеле. Гр*банные ублюдки. Они ведь просто толпой поджидали его.

Ну что же, начинаем! Я подбежал к ним. Я был взбешен, но ни на секунду не забывал об игре.

Я понимал, что они просто пытались издеваться над Гари. Это было не запугивание. Надо понимать разницу. Если бы ко мне подошел Виейра и сказал: «Сейчас я тебя поимею», - это было бы просто издевательство. Но это была бы стычка между двумя равными. А Гари вел себя тихо, они выбрали самого слабого игрока в команде. Когда я говорю 'слабого', я не имею ввиду обычное значение этого слова. Гари успел поиграть на Чемпионате Мира, выиграл Лигу Чемпионов и несколько титулов Премьер-Лиги – слабый, в обычном понимании этого слова, не может добиться подобного успеха. Я больше говорю о его характере, у него немного другая натура. Если бы то же самое происходило с Баттом или Уэсом Брауном, я бы просто прошел мимо, напевая песенку. В футболе запугивание — обычное дело, но не издевательства. Я никогда не позволял себе такого по отношению к защитникам, которые ничего мне не сделали.

«Увидимся на поле!»

Именно это и имел ввиду. Я люблю играть в футбол, мы должны были разобраться на поле.

В предматчевой программке я прочитал, что Патрик ведет большую благотворительную работу в Сенегале, стране, где он родился. Он много раз упоминал, что ему очень нравится приезжать в Сенегал.

- Если ты, бл*дь, так любишь Сенегал, то почему же, бл*дь, не играешь за эту страну?

Кажется, он ответил что-то про Ирландию и Чемпионат Мира.

Грэм Полл, наш рефери, говорил что бы успокоились.

«Да я, бл*дь, спокоен! Просто выпусти нас на поле!»

Очень важно, что это никак не отразилось на моем выступлении и на игре в целом. Возможно, этот инцидент ударил по ним больше, чем по нам. Мы вышли и сыграли так ярко, будто мы сборная Бразилии лучших времен. Выиграли 4:2. Этот случай стал очередной историей для телевидения, но все делалось не для камер. Это была просто наша работа. «Выиграть матч. Прийти, выиграть и уйти». Но все стало похоже на боксерский поединок: взвешивание, пресс-конференция, небольшая стычка. Люди на самом деле забыли, что затем последует игра.

Я могу отличить, что правильно, а что нет. Игроки «Арсенала» вели себя так, как нельзя себя вести. А я защищал своего товарища, и это правильно. Если бы дело закончилось настоящей дракой, может мне бы и досталось от них, но молчать в таких ситуациях нельзя.

В современном футболе отсутствует настоящая энергетика, не хватает такого напряжения. Тот матч и произошедшее в туннеле до сих пор вспоминают.

Мы поднялись на одну строчу и остановились позади «Челси».

Я забил в нашей следующей игре против «Бирмингема», мы победили. Это был мой пятидесятый гол в лиге. Гол – лучшее, что может произойти. Очень приятно видеть как колышется сетка. Затем мы выиграли у «Сити» и «Портсмута», но все равно стали вторыми.


Все книги на Сarrick.ru