Рой Кин. Второй тайм. Глава 12. Часть 2

Как менеджер, я хотел бы перенять теплоту Клафа и беспощадность Фергюсона, смешать их и добавить собственные черты характера.

В конце сезона 2013/14 у нас было четыре встречи — с Турцией, Италией, Коста-Рикой и Португалией, в Дублине, Лондоне и США. На этот раз мы оставались с игроками на более чем две недели.

Тут все сильно отличается от клубного футбола. Когда находишься лицом к лицу с игроками клуба, то начинаешь обращать внимание на их слабости. Но когда ты вызываешь их на короткий срок, отношение такое: «Давай посмотрим, как тебя можно использовать в предстоящем матче».

В клубе ты много времени проводишь за разговорами о том, кого нужно купить, а кого — продать. В сборной у тебя таких мыслей нет и в помине. Имеющиеся игроки — это все, что у тебя есть, и в этом есть свои плюсы. Тебе приходится оценивать их способности позитивно. Немного похоже на отношение дедушек и бабушек: тебе привозят детей, но потом их забирают обратно.

Я работаю плечом к плечу с Шеймусом МакДонагом, и я видел, как он играл за сборную Ирландии на «Далимаунт», когда был ребенком 10–11 лет. Я приехал из Корка на матч со своей командой — «Рокмаунт». Это был вечер среды.

Я рассказал Шеймусу об этом.

— Ты играл в том матче?

— Да, конечно.

Ирландия играла против Голландии. В том матче Руд Гуллит впервые вышел в цветах сборной. Мы проиграли со счетом 3–2. Я пошутил над Шеймусом по этому поводу: «Шеймус, в тот вечер ты сам привез сборной парочку голов».

Мы выиграли поездку в Дублин, потому что победили в турнире среди команд младше 12 лет, в турнире имени Вэла О’Коннора. Мы прошли в финал, и победители получали поездку на матч сборной Ирландии. Я мечтал о том, чтобы увидеть вживую игру сборной Ирландии. Мы выиграли 3–0, это был мой хет-трик. Я был на седьмом небе: «Неужели я увижу этот чертов матч?!»

И в нем играл Шеймус. А теперь я с ним работал. Это было блестяще.

В тот день в Дублине я еще купил свою первую музыкальную пластинку — Karma Chameleon в исполнении Culture Club.

Недавно на телевидении Нилл Куинн поднял такой вопрос: Дейв Ланган, игравший за сборную Ирландии в 70–80-х гг., выходил на поле с покалеченной ногой и говорил: «Я в порядке». По-моему, Нилл противопоставлял отношение Дейва к отношению Стивена Айрленда в контексте того, как сильно все изменилось в футболе. Выступать за сборную своей страны раньше было венцом карьеры футболиста — сейчас им стало выступление в Лиге Чемпионов. Наверное, я потерялся в этом мире. Мне стоило помнить о том, что большинство наших игроков никогда не будут выступать в Лиге Чемпионов. Игра за сборную Ирландии уже было пиком их карьеры. Стоило напомнить себе о тех чувствах, которые я испытывал, когда ехал на автобусе в Дублин, чтобы посмотреть матч сборной Ирландии на «Далимаунт».

1

Я наблюдаю за тем, как Мартин разговаривает с футболистами, как он обращается с другими сотрудниками. Не могу сказать, что он делает это идеально или что я хотел бы скопировать его манеру. Я просто улавливал детали и думал: «Это мне нравится, и это нравится, не уверен по поводу этого, но зато мне по душе вот это...»

Я не люблю сообщать плохие новости — например, что игрок не попал в состав. Но я смотрю, как это делает Мартин. У него больше знаний на тот счет, чем у меня, больше опыта, на который можно положиться. Ну и потом, я не пытаюсь скопировать его. Я лишь учусь. Так же, как учился, когда работал с Брайаном Клафом и Алексом Фергюсоном.

Брайан Клаф подарил мне счастливый билет в Англию. Есть у меня один пунктик — особая преданность по отношению к людям, которые, по моему мнению, позаботились обо мне. Парни, которые подбрасывали меня или встречали в аэропорту — я могу помнить их 20–30 лет спустя. Как Тони Лаклен и Гари Чарлз из «Фореста» — кто-то из них пригласил меня поиграть в бильярд. Как раз в тот момент, когда нужен был человек, который бы вытянул тебя из дома. И Брайан Клаф тоже вытащил меня, предложив контракт. Я предпочитаю думать, что заслужил его. И никогда не скажу ни единого дурного слова о Брайане Клафе. Он прекрасно ко мне относился. Прекрасный менеджер и прекрасный человек.

2

Он встречался с моей семьей и всегда был чертовски мил с ними.

Как-то раз он взял меня на благотворительный вечер. Ему нужен был игрок для компании на вечеринке, и он выбрал меня. Я был очень молод и холост — у большинства прочих футболистов были семьи. В конце вечера он дал мне пятьдесят фунтов — одной бумажкой; до того момента я вообще не помню, чтобы хоть раз видел банкноту в пятьдесят фунтов. Он поступил как добрый дядюшка, который приносит тебе сладости всякий раз, приходя в гости.

Но за этим жестом было что-то еще; я многое научился понимать в его поступках. Он был требователен ко мне. Как-то раз он меня ударил, и я знал, почему он это сделал.

Я достал его, просто достал.

У него все было просто — в отношении всех. Я считаю, что в этом есть человеческая теплота и мудрость. Это гениально — относиться ко всему без усложнений.

Я работал с великими менеджерами, и я ставлю Брайана Клафа перед Алексом Фергюсоном по одной простой причине. Какое событие было самым важным в моей карьере? Подписание контракта с Брайаном Клафом. Это дало старт всему остальному.

Разные менеджеры, и оба блестящие.

Я думаю, что теплота Брайана Клафа была врожденной. В случае с Алексом Фергюсоном — это был просто бизнес. Если он относился к кому-то хорошо, я думал: «Это просто бизнес». Он был очень мотивирован и беспощаден. Недостаток теплоты был его преимуществом. «Юнайтед» был куда большим клубом, чем «Форест», и именно эта холодность позволила ему стать успешным.

3

У него был другой характер, не такой, как у Клафа, но посыл у обоих был один. Я ни разу не почувствовал, что не понимаю, о чем он говорит в своих обращениях к команде, в его тактике, на тренировках. За все проведенные в «Юнайтед» годы я ни разе не подумал: «Я не знаю, к чему это все нас приведет».

Его менеджмент и его посыл к игрокам перед матчами никогда не затирались, не устаревали. Я слышал его предматчевые обращения к футболистам раз пятьсот, и всегда думал про себя: «Черт возьми, это было сильно сказано».

Это потрясающе.

Я знаю, что теплота Клафа тоже была бизнесом. В «Ноттингеме» ко мне хорошо относились, но меня купили за 500 тысяч и я был значительно моложе. Я стал старше в «Юнайтед» и смог увидеть, что есть бизнес более широкого масштаба, что сама игра меняется и Фергюсон был ею одержим. Ему просто было это необходимо. И все это в совокупности давало блестящий результат. Это было истинное наслаждение, это было прекрасно.

Как менеджер, я хотел бы перенять теплоту Клафа и беспощадность Фергюсона, смешать их и добавить собственные черты характера.

После майского матча с Турцией Мартину нужно было встретиться лицом к лицу со СМИ. А мне — нет. Я сидел в раздевалке вместе с игроками, поедая курицу карри с рисом под лозунги: «Парни, мы все исправим».

Будучи футболистом, я был скрытным. Но теперь мне больше не нужно было скрываться.

Когда работаешь, находишься на виду. Люди видят, что ты работаешь в тренировочном костюме, на газоне, работаешь с футболистами.

«Возможно, он просто псих».

Футбол — это маленький мир. Люди всегда что-то обсуждают, говорят хорошее и плохое. Игроки возвращаются в свои клубы. А Мартин — умный человек, хоть он и позвал меня на эту работу.

«Да ладно, не может быть все настолько плохо с его головой».

Подвернулась возможность присоединиться к «Астон Вилле», работать с Полом Ламбертом. В «Вилле» я тоже стал номером два — это прекрасно подходит мне в данный момент. Я могу сохранять за собой место в сборной Ирландии; Мартин и Пол, Футбольная ассоциация Ирландии и «Вилла» адекватно воспринимают ситуацию. Моей семье не нужно никуда переезжать. Я вернулся с Премьер-Лигу с клубом, к которому достаточно уважительно отношусь. И мне нравится перспектива работать с Полом Ламбертом. Чтобы быть хорошим тренером, нужно нарабатывать часы. Ежедневная работа плечом к плечу с Полом, просмотр матчей в непосредственной близости только помогут мне; это поможет мне обрести больший опыт и стать более профессиональным, более опытным тренером. И потом, я могу перенести этот опыт и то, с чем работаю каждый день, в свою работу с ирландской сборной.

Будь что будет.

Думаю, опыт «Ипсвича» помог мне разобраться со многими вещами лучше, чем какой-либо другой: там я получил слишком много жизненных уроков. Чувство, что ты «почти у цели». Просто напоминание о том, как тяжело выигрывать футбольные матчи.

Существенной частью работы со сборной был просмотр ирландских игроков. Мартин звонил мне или я звонил ему.

Я говорил: «Тут матч намечается в следующие выходные, в воскресенье. Я посмотрю, что там, окей?» — а он отвечал: «Отлично, поезжай».

«Эвертон», «Сток», «Халл» — в них играет много ирландцев.

4

Это сродни рулетке. Я поехал в Вест Бромвич и Норвич в прошлом сезоне, а Шейн Лонг — до его перехода в «Халл» — и Уэс Хулахан, парни, которых я приехал просматривать, оба просидели на скамейке запасных. Но время никогда не теряется впустую. Я поехал на другой матч в Халл. Опять большинство ирландцев просидели на скамейке. Пол МакШейн, который тоже играет за «Халл», в шутку сказал: «Ну, я надеюсь, ты хотя бы просмотрел их разогрев». И я, мать их, вообще-то просмотрел. Я следил за языком тела футболистов, за их чувством юмора, за тем, как они разминаются перед игрой, даже за тем, как они вели себя на скамейке. Затем я посмотрел на команду, вышедшую на поле, и подумал: «Почему ты сейчас не там, среди них?»

Если они остаются на скамейке, разминаются ли они так, будто готовы хоть сейчас выйти играть на газон? По некоторым парням из списка замены можно сказать, что они не планируют выходить играть. А они должны рваться в бой.

Я стараюсь просматривать игроков в разных ситуациях. Дома и на выезде, или против команды, против которой у них есть все шансы проиграть, чтобы посмотреть, как они будут вести себя, хватит ли у них мотивации все равно идти вперед.

Джеймс МакКарти и Шеймус Коулмен действительно хорошо играли за «Эвертон». Я видел, как они играют в домашнем матче со «Стоком». Для них это была комфортная победа 4–0. Они оба довольно неторопливо перемещались по полю. Пару дней спустя у них была встреча с «Юнайтед». И я подумал: «Интересно, как будет на сей раз». Я поехал на «Олд Траффорд» — крупнейший стадион, сложнейший матч, — и они оба смотрелись блестяще.

Я полагаю, важно, что когда оглашаются списки команд на игры сборных, называются имена тех, кто в них вошел и не вошел, каждый футболист мог сказать: «Что же, по крайней мере они просматривали меня». Они могут быть разочарованы выбором, но мы хотя бы собственными глазами видели, как они играют. И мы будем продолжать следить за ними.

Я не из тех, кто пишет талмуды о своих впечатлениях от просмотра игроков. У меня есть список участвующих в матче, и я могу приписать туда одно-два слова. Но я не составляю отчет о матче или отчет о результатах работы скаутов. В таком случае я просто пропущу игру. Я приезжаю затем, чтобы просмотреть одного-двух игроков. Я не инспектирую связки в команде или ее общую форму.

Я все еще узнаю кое-что еще о футбольных клубах. И постоянно нахожу те клубы, которые мне по-настоящему нравятся. Играя в футбол, многие вещи я делал автоматически. Просто выходил и делал свое дело. Мне было безразлично, в каком клубе я играл. Но сейчас у меня есть возможность оглянуться вокруг, и я ловлю себя на мысли: «Какие замечательные клубы!»

5

Чем чаще мне приходится ездить по клубам, тем больше это становится похожим на рутину. Добраться до «Эвертона» или «Стока» — без проблем, а вот к «Уигану» уже проблема. На другие матчи я обычно выезжаю заранее, не хочу приезжать через десять минут после стартового свистка. Мне нужно быть профессионалом. Нужно носить костюм. У меня есть определенная роль, пока я там. Я — ассистент менеджера сборной Ирландии, не хочется появляться перед всеми в таком виде, как будто я четверть часа назад проснулся в канаве. Обычно я отправляюсь один, хотя иногда приятно провести время на матче в чьей-то компании. Особенно в перерыве. Поскольку, когда я там наедине с собой, вижу, как некоторые люди думают: «Ага, кажется, я получил откровенное приглашение присоединиться к Рою Кину». Большинство людей, которые просто подходят поболтать, милейшие в мире. Но иногда встречаются такие, которым кажется, будто они выполняют ответственную миссию.

— Вы приехали сюда на просмотр?

— Догадайся, — говорю я про себя.

— Да, просматриваю пару ирландцев, — отвечаю вслух.

Я всегда был немного подозрительным. Всегда готовым к каким-то крайностям в поведении. Но этого никогда не случается. Остроумный комментарий или что-то саркастическое — никогда. На меня выливались тонны негатива, когда я был игроком и менеджером, но это исходило от тысяч людей — фанатов наших оппонентов. Это часть игры. Но такого никогда не случалось от отдельных людей, никто ни разу не сказал: «Эй, ты, кретин!» — или что-то в этом духе. Но я к этому готов. И порой я себя ненавижу за это.



Все книги на carrick.ru

  • strake

    А в единую книгу это все не будет сводиться?

  • Ask

    Текст, похоже, здорово отражает автора, Во всяком случае, так кажется.
    Клаф - да). Притягивает даже тех, кто ни разу толком не видел игр его НФ (типа меня).
    Спасибо за перевод!

  • newton_hitman

    Чёрт возьми, интересно читать Роя, особенно про Ферги и всю эту "бытовуху" в работе тренером. thanks4translating