Биография Рио Фердинанда: #2SIDES. Хороший парень. Часть 2

Хочу признаться, что в методиках Мойеса все же были моменты, которые произвели на меня положительное впечатление. Одной из его идей, когда он только пришел в клуб, являлось желание сфокусироваться на повышении нагрузки и интенсивности тренировок. «Я хочу сделать вас еще более крепкими физически», - сказал он команде. «Мне нужно, чтобы вы больше бегали». И тренер сдержал свое слово – тренировки стали продолжительнее и интенсивнее. Дэвид был полон энтузиазма, его отношение к делу поражало. Было видно, насколько сильно он желал добиться успеха в «Юнайтед». У нас выдавались отличные тренировки, и он всегда принимал в них участие. Ферги обычно делегировал эту обязанность своим помощникам вроде Брайана Кидда, Карлуша Кейруша или Рене Меленстена. Мойес же любил все делать сам.

Однако еще один факт, о котором он заявил в самом начале, позже вызвал массу проблем. Дэвид сказал, что будет объявлять окончательный состав на игру в пятницу или субботу, при этом его выбор не подлежал обсуждению. Если кто-то был недоволен тем, что остался вне заявки, тому приходилось с этим просто смириться, причем самостоятельно. Он не собирался никого утешать и ничего объяснять. Тренер лишь оговорился: «Если кто-то захочет высказаться, буду ждать вас в понедельник у себя». Другими словами, спустя долгое время после игры. Это было огромное отличие от того, к чему нас приучил Ферги.  Вновь я подумал: «Это прекрасно работало в "Эвертоне", но здесь все по-другому!» В «Эвертоне» человек 13 из всей команды уверены, что должны играть в основе каждую неделю, исходя из своих возможностей. Остальные же в большинстве своем либо слишком молоды, либо их устраивает роль лавочников. И это вовсе не пренебрежительное отношение к «Эвертону»; в «Вест Хэме» была та же ситуация, когда я играл там в молодости. Так все устроено в командах, которые обычно находятся чуть ниже топ-клубов в таблице. В «Манчестер Юнайтед» у тебя 22-25 футболистов, выступающих за свои сборные и выигравших уже немало титулов, и каждый из них уверен, что именно он должен быть в старте. Здравый смысл должен подсказать тебе, что с такой рабочей силой надо обращаться немного иначе. «Эвертон» проводит 40 или 50 матчей за сезон, и только некоторые из них являются напряженными, обычно против клубов из верхней части таблицы. «Юнайтед» же проводит 60 и более игр, и многие из них являются крайне важными, в которых победа просто необходима. Таким образом, одной из обязанностей тренера «Манчестера Юнайтед» является успешная ротация и контроль за настроением каждого игрока.  Ферги был превосходен в этом компоненте. Ему удавалось в каждом футболисте поддерживать чувство причастности к общему делу. Возьмите Чичарито [Хавьера Эрнандеса]: потрясающий игрок, который без проблем может забивать по 15-20 голов за сезон. Но Фергюсон не часто выпускал его с первых минут, он предпочитал использовать его как футболиста, который может оказать влияние на исход поединка, который способен выиграть или спасти игру в сложных выездах к «Стоку» или «Астон Вилле». Хавьер делал это не раз и был счастлив на протяжении трех лет.  Ни с того ни с сего Мойес начинает по-другому к нему относиться, и уверенность Чичарито пропадает. Вы сами видели, насколько изменилась его игра.

Каждому тренеру стоит относиться с уважением и ценить тот факт, что у игроков есть эго, которое особенно развито у нападающих. Нужно оказывать поддержку своим подопечным. Футболисты живут ради игры, и каждый из нас чувствует разочарование и обиду, когда не попадает в состав. Ферги обычно говорил: «Я не выбрал тебя на этой неделе, потому что хочу сохранить тебя в форме для следующего матча». Подобный подход очень разумен: «Я предоставляю тебе отдых и дам другому игроку шанс, так как мне нужно проводить ротацию. Но ты не переживай. Просто готовься, сынок. Готовься к следующей игре». И ты сразу же забываешь о том матче, который пропускаешь, и фокусируешься на следующем.  Ферги был понимающим, мудрым тренером. Он говорил: «Это сложно для меня, мне не приносит никакого удовольствия делать этот выбор». Иногда ты думаешь: все это чушь, мне все равно, что ты там говоришь. Однажды он не включил меня в заявку на матч с «Ливерпулем», потому что после него нас ждала игра против «Челси». Я был в шоке: «Не играть в дерби? Да это же один из самых больших матчей в сезоне!» Но тренер добавил: «Я не могу рисковать, потому что следом у нас матч в Лиге Чемпионов». Сначала я был вне себя от ярости. Затем подумал: «Он все еще уважает меня как футболиста, он продолжает выпускать меня в матчах против топ-клубов. Чего еще можно желать?» После этого я успокоился.

Большинство проблем с Мойесом одновременно вскрылись перед матчем, который фактически закончил наш сезон: ответная игра в четвертьфинале Лиге Чемпионов с «Баварией». В предыдущем раунде противостояний с «Олимпиакосом» нам крупно повезло. В первом матче с ними мы выступили ужасно и проиграли 2-0, однако в ответной встрече на «Олд Траффорд» мы одержали эффектную победу со счетом 3-0, нам удалось пробиться в следующий круг.  К тому времени, как мы собирались ехать в Мюнхен, команда потеряла все шансы на финиш в четверке сильнейших в Премьер-Лиге, и еврокубок являлся единственным трофеем, который мы все еще могли завоевать. Первая игра закончилась вничью 1-1, но по моментам мы должны были побеждать. Практически впервые в сезоне наша тактика была ясна каждому игроку: «Бавария» являлась действующим обладателем кубка и все еще считалась лучшей в Европе, поэтому мы старались играть как можно плотнее с расчетом на быстрые контратаки. Это был единственный раз, когда Мойес дал нам четкие инструкции: когда мяч был у меня, я должен был искать возможность доставить его за спины защитников соперника. Впервые у меня было ощущение, что вся команда поняла, что именно хочет тренер. Но даже тогда он допустил ошибку, выпустив Гиггзи на позицию левого вингера. Человеку 40 лет, как он должен был бороздить бровку и играть против фуллбеков противника, которые постоянно стремятся в атаку? Ему было тяжело. Но, как я уже говорил, все было не так уж плохо. Неделю спустя подошло время игры, которая была нашим последним шансом спасти тот сезон, а быть может даже и пост Дэвиду Мойесу.

Manchester United's Scottish manager David Moyes looks on ahead of the UEFA Champions League Group A football match between Manchester United and Real Sociedad at Old Trafford in Manchester, northwest England on October 23, 2013. AFP PHOTO/ANDREW YATES        (Photo credit should read ANDREW YATES/AFP/Getty Images)

Я с нетерпением ждал этой игры, особенно на таком прекрасном стадионе. В домашнем матче я неплохо себя проявил и не играл с «Ньюкаслом», поэтому по дороге в Мюнхен у меня не возникло ни малейшего сомнения в том, что я буду в составе. На утро в день игры все пошло наперекосяк. Для отработки стандартов и прочих схем мы направились в общественный парк. Это было уму непостижимо! Местная публика начала стекаться отовсюду, чтобы понаблюдать за нами, они начали фотографировать нас и снимать на видео. В «Манчестер Юнайтед» так не делают! Никто не хочет, чтобы особенности вашей расстановки и специальные заготовки на игру стали известны всем! Почему бы сразу не отправить электронное письмо или DVD-диск с записью на почту «Баварии»? Это было крайне непрофессионально.

Но худшее меня ожидало впереди. Пока мы стояли у всех на виду на этом клочке травы, тренер подошел ко мне, хлопнул по плечу и заявил: «Послушай, Рио, я думаю оставить тебя в запасе. Мне кажется, нам нужно добавить немного скорости в защитную линию».  Это просто убило меня. Внутри мне хотелось закричать и наброситься на него. Но я же командный игрок, поэтому все, что я мог сделать, – это прикусить язык и стоять молча. Это был, наверное, самый худший момент за всю мою карьеру в «Юнайтед». Меня еще никогда не сажали на скамейку в таких больших играх, объявив об этом у всех на глазах, где я не мог даже хоть как-то отреагировать. «Твою мать, и почему же ты раньше об этом мне не сказал?»

В тот момент я вполне объективно думал, что Мойес совершил огромную ошибку. Крис Смоллинг, которого он поставил на мое место, был травмирован. Нападающие «Баварии», Томас Мюллер и Марио Манджукич, не были безумно быстрыми, скорость – не самое сильное их качество; это было бессмысленно. Лучше бы Дэвид прямо сказал: «Я считаю, что Смоллинг находится в лучшей форме, чем ты», или что-то вроде того. Однако он сделал именно так, как сделал. У меня даже не было возможности сказать что-то в ответ. Быть может, он бы и не захотел это слушать, но подобная ситуация меня просто опустошила. Он, должно быть, знал о том, что я не выйду на поле еще за день до этого. Если бы он сказал мне об этом раньше, я бы справился с этим фактом более успешно. Некоторые одноклубники позже сказали мне, что моя реакция была весьма неожиданной для них, и что раньше они такого не видели. Я был вне себя от ярости и даже позволил себе выместить злость и высказаться о нем в автобусе, пока мы ждали, когда он закончит отрабатывать заготовки вместе со стартовым составом. Я никогда до этого не выражал свои чувства настолько открыто на глазах у моих коллег, но на этот раз мне не удалось сдержаться. Мое время в «Юнайтед» подходило к концу, однако мне казалось, что будь у меня возможность проявить себя, все бы могло сложиться иначе.

Так как я не был вовлечен в игру, у меня был шанс понаблюдать за тем, что именно шло не так. Сэр Алекс всегда давал простые и четкие установки перед матчем. В зависимости от соперника он говорил: «играйте плотнее с самого начала» или «разнесите их в пух и прах с первых минут». Но больше всего он делал акцент на КОНЦЕНТРАЦИИ! Это была его любимая фишка. Перед грядущим матчем Мойес заявил, что в зависимости от того, как будет играть «Бавария», мы можем использовать три разные расстановки! Он даст знать, как именно мы должны располагаться на поле, когда игра уже начнется. Дэнни Уэлбек должен был начинать матч справа в атаке… или слева… или немного позади. Синдзи Кагава определенно выйдет под нападающими или слева… и так с каждым игроком. Все это распространяло неуверенность. Как Дэнни должен был готовиться к матчу, думая о четырех разных позициях, которые ему предстоит занимать на поле? Такое положение вещей сеяло сомнения даже в головы опытных игроков. Уэйн Руни обычно сидит в раздевалке и думает: «Так, я буду играть в центре полузащиты, поэтому двигаться буду именно так, а если игрок соперника будет играть плотнее, я постараюсь его обвести». Каждый из нас пытается смоделировать предстоящую игру у себя в голове еще до стартового свистка. Конечно же, все футболисты должны уметь адаптироваться, но в тот вечер люди выходили на поле без малейшего понятия, что им нужно делать.

На деле команда провела весь матч так же, как и начинала, – защищаясь и пользуясь возможностями для развития быстрой контратаки. Это почти сработало: Патрис Эвра создал потрясающий гол буквально из ничего, и в течение нескольких минут казалось, что мы можем пройти дальше. Затем «Бавария» забила три быстрых гола, и для нас все было кончено.

Забавнее всего было наблюдать за действиями Мойеса по ходу матча. Вернее за его бездействием. Подход Ферги был всегда железный: мы победим всех. Я заметил разницу между двумя скамейками запасных в той игре – наша была беспокойной и суетливой во главе с Мойесом, который страдал после каждого решения арбитра; с другой стороны Пеп Гвардиола был абсолютно спокоен. Одним из отличий великого тренера является его способность привить всей команде определенный менталитет. Например, Диего Симеоне в «Алетико»: он действует так, что каждый чувствует себя причастным к делу. Не только игроки на поле определяют результат, но и те люди, которые сидят на скамейке запасных, включая  помощников тренера и других сотрудников клуба, начиная с ответственного за экипировку, заканчивая спортивными медиками. Весь персонал клуба должен быть счастлив, ведь иногда именно эти люди заставляют игроков идти вперед. Насколько я понимаю, Мойес с успехом добивался этого в «Эвертоне». Но в «Манчестер Юнайтед» у него не получилось. У «Эвертона» не было цели выигрывать каждую игру и бороться за каждый трофей. Скорее всего, там было так: «Нужно постараться не проиграть “Манчестер Юнайтед” и другим командам из первой четверки». До тех пор, пока Дэвид нас не покинул, мне кажется, мало кто из сотрудников по-настоящему чувствовал себя частью его команды.

Как вам известно, игра в Мюнхене оказалась одной из последних для Мойеса в «Юнайтед». Одиннадцать дней спустя он повез команду на «Гудисон» – я не был включен в заявку, – и мы проиграли со счетом 2-0. Два дня спустя Дэвид был отправлен в отставку. Это было сделано не очень достойно: клуб позволил прессе распространить слухи за два дня до того, как о решении было объявлено официально. Но, как и ожидалось, Дэвид Мойес повел себя потрясающе. Мы, игроки, пребывали в неведении точно так же, как и болельщики. Клуб нас никак не предупреждал. Я обнаружил, что тренера уволили, когда Андерс Линдегор разослал сообщения с текстом: «Об этом объявили официально, парни!» В это время я как обычно направлялся на базу в Каррингтон, вокруг которой уже собрались десятки репортеров с камерами. Внутри было созвано собрание с игроками. Каждый уже знал его повестку.

1222281-25497763-1600-900

Мойес появился вместе со своими помощниками Стивом Раундом и Джимми Ламсденом и сообщил, что они покидают клуб. Он не был счастлив тому факту, что информация просочилась в прессу за день до официального оглашения, и мы все его поняли и поддержали. В конце концов, у каждого из нас есть семьи и чувство собственного достоинства. Дэвид произнес впечатляющую прощальную речь: «Я провел в этом клубе прекрасное время, но, к сожалению, мы не давали результатов, а так как в этой игре все зависит от результата, я… эмм… меня уволили. Это лучший клуб в мире, постарайтесь делать максимум, чтобы задержаться здесь надолго. Всем удачи. Я уверен, наши пути еще когда-нибудь пересекутся».

Он снова всех поблагодарил, попрощался и пожал каждому руку, после чего удалился навсегда. После вышел Гиггзи и произнес небольшую речь, сказав, что теперь обязанности главного тренера до конца сезона будет исполнять он. Когда Райан закончил, я задал ему вопрос: «Как нам тебя называть? Босс? Гиггзи? Как лучше?» Он засмеялся и ответил, что «Гиггзи» пойдет. Затем все направились на тренировку.

Футбол не прощает ошибок. Ты сочувствуешь тем людям, которые теряют работу, но как профессионал ты должен смириться с этим и двигаться дальше. Звучит довольно эгоистично, но такова наша работа. Перемены здесь стремительны; нас ждала игра с «Норвичем», поэтому пришлось выкинуть все лишнее из головы. Я не знал, что нечто подобное произойдет и со мной несколько недель спустя. Но мне ничего не оставалось, кроме как реагировать именно так.  Все понимают, что карьера может закончиться весьма неожиданно, каждому рано или поздно приходится через это пройти. Просто нужно с этим справиться и продолжать жить дальше.

Некоторые заявляют, что роль главного тренера в современном футболе переоценена. Но вся эта сага показала мне, насколько важен может быть тренер для клуба. Даже если в вашей команде полно превосходных и голодных до побед игроков, вся эта энергия должна быть направлена в нужное русло; вам нужен тот, кто сложит пазл в картинку. Кому-то нужно создать правильную атмосферу в раздевалке; кто-то должен вдохновлять игроков перед выходом на поле. Это не делается само по себе. Невозможно собрать группу футболистов и ожидать, что они станут великой командой. Во главе обязательно должен быть человек, который будет всем управлять.

Вы могли заметить разницу между запутанным подходом Мойеса и абсолютной четкостью целей, которую привнес в клуб Луи ван Гал. Очень жаль, что мне не удалось с ним поработать, потому что это было бы очень познавательно. Мои бывшие одноклубники рассказывают, что ван Гал сильный и целеустремленный тренер, обладающий четкими методами и понятной философией.  Если ты не вписываешься в его философию, он найдет того, кто ему подойдет. Я запомнил одно из его занимательных высказываний: «Я тренирую не ноги футболистов, а их мозги, заставляю думать на поле». Мне кажется, работа с ним была бы хорошим уроком для меня.

Оглядываясь назад, хочу сказать, что Мойесу не повезло. Казалось, что «Манчестер Юнайтед» просто не его клуб. Нет, его идеи не были настолько плохи, просто они не подошли конкретной группе игроков, традициям и истории конкретного клуба. Футболисты тоже должны принять на себя долю ответственности и заявить, что не показали нужного уровня. Это факт. Но в то же время нам нужны были правильные установки и схемы, которые могли бы позволить проявить наши сильные стороны. Нам платят за то, чтобы мы играли хорошо, но наш провал не был последствием недостаточных стараний. Мы делали все возможное. Тем не менее, под руководством Мойеса нам не удалось показать максимум того, на что мы способны.

Всегда крайне сложно быть последователем такой величайшей личности, которая оставила свой след  не только в клубе, но и во всем мировом футболе. Не стоит также забывать, что ситуацию усугубил тот факт, что Мойес пришел в «Юнайтед» практически сразу после того, как свой пост покинул Дэвид Гилл – исполнительный директор, который имел огромное влияние на трансферном рынке и принимал активное участие в управлении клубом. «Манчестер Юнайтед» переживал переходный период, и это бы вызвало трудности у любого нового менеджера. Но даже с учетом этих факторов Дэвид Мойес не подошел команде – его стратегии не хватало определенности, и он не смог донести свои идеи до игроков.

Тем не менее, вопрос о том, кто же все-таки виноват, продолжает возникать в моей голове. Хотелось бы, чтобы Мойес видел мою игру в предшествующем его назначению сезоне, когда я провел один из лучших отрезков за «Юнайтед», или несколькими годами ранее, когда я боролся с травмами, или же в самом начале выступлений за клуб. Я не чувствую себя ответственным за его увольнение. Я не мог дать ему большего, но был бы только рад выступать стабильно хорошо под его руководством.  Кто знает, может быть, тогда Дэвид все еще был бы на своем посту, или, по крайней мере, увидел бы меня в более удачном свете. С другой стороны, возникает вопрос: «А достаточно хорошо ли он нас настраивал, чтобы мы могли показывать максимум своих возможностей?» Нет, не достаточно. Вот такая своеобразная игра в пинг-понг складывается в голове: «Кто же виноват? Может быть, я?.. А, может, все-таки он?..»  Все это не дает тебе покоя, если ты настоящий профессионал. Ты никогда не сваливаешь все на других, а пытаешься начать с себя. Я или он? Это риторический вопрос.


Фото: Zimbio.com

  • GarryMone

    А где продолжение, ребята? перевод застопорился

  • AntigloB

    Ха! Как в первой части: сначала немного похвалы, а потом куча разгромных абзацев.

  • Faceman

    За огромными волнами возмущения, при чтении последних двух глав, мог упустить что то серьезное, но буквально в каждом слове Рио, чувствуется обида...Не знаю, я своего мнения по этому вопросу не поменял, человек пришел работать в клуб, а попал получается в Мафию, где порядки старого Дона не забыли, да и не особо хотели/пытались.

  • Рустам Танкиев

    Больше чем уверен останься Ферги у руля, Рио провел бы еще как минимум один сезон на уровне.
    Сезон в КПР не показатель, с Видой он показал бы другой футбол.

  • Несмотря на огромную утечку эго в текст, "проблема Мойеса" расписана довольно конструктивно, и роль главного тренера подчеркнута очень хорошо. Пока что больше всего понравилась именно эта глава.
    Спасибо за перевод, конечно-же =)

  • Mike Zee

    Странно, что Рио опустил самый грязный (по-моему) эпизод в истории Юнайтед, случившийся как раз перед Баварией. Все те слухи о самолёте, его появление над Олд Траффорд, трансляция всей той мерзости в прямом эфире - всё это крепко ударило по Мойесу. Возможно, он был очень плох, даже в своих попытках исправиться, но очень просто потерять любую надежду и какую-то веру в успех, когда тебя: а) бьют в спину, пока ты из последних сил закрываешь ей тех, ради кого перевернул свою жизнь; б) безучастно смотрят на это те, кто мог остановить тех бьющих. Ну а дальше в оплёванной голове Дэвида случилась самая простая упадническая арифметика: А+Б=(Ж)^2.

  • Rasul Zhakhin

    зато как в гостях играли...

  • RD

    Сезон в КПР показал, что время Рио ушло с приходом Мойеса, и доказать, что дело было в тренере, как-то не получилось.

  • Jesse Pinkman 87

    У Мойеса нет "яиц" вот и все, Вы знаете бывает Король и Вельможи, так вот если Король приболел, любой из Вельмож или сын сможет его заменить, потому что они варятся в этом соку, и в МЮ так получилось, что Короля заменил Полководец, ибо Вельможа ушел в Челси, а сыновья Короля не того калибра, они так и не смогли подняться выше определенного дивизиона. А Полководец в политике не шарит или совсем слабо, а только умеет шпагой махать и стратегически разносить, да и то не всегда...

    P.S. Я не накурился.

    • alexalansmith14

      судя по нику, употребляете вы, сударь, вещества похлеще )))

  • Lui

    Обида долбанная.

    Но по сути он сказал то что было видно на протяжении того сезона.
    1. Мойес умеет не проигрывать, но не умеет выигрывать каждый матч
    2. У него проблемы с игроками
    3. У него нет понимания во что должен играть МЮ

  • Мечты Бербатова

    хорошо пишет, уж получше, чем Стиви Джи XD

  • Ander

    Фердинанд провел худший сезон в карьере.

    Не знаю, насколько уместно обвинять во всём Мойеса.

    • ANIMAWKA 2.0

      Это риторический вопрос-виноват Моейс (с) Рио, а вот я с вами согласен ответственность на всех, в конце концов Рио старожила и легенда клуба

  • xrenoc2

    Ну Рио конечно тоже молодец, провел тот сезон хуже некуда. Постоянные ошибки в обороне шли именно от него.

  • hershies

    Спасибо!
    Лихо Рио по нему прошелся.