Майкл Кокс. «Миксер: История тактики в Премьер-Лиге». Глава 8. Иностранная революция. Часть 2

Резкое увеличение количества иностранных футболистов больше, чем любой иной фактор по отдельности, повлияло на английский футбол. Благодаря приходу итальянских, французских и голландских футболистов в 90-х в английском футболе появились новые амплуа, позиции и стили, что позволило тренерам выйти за рамки привычной 4-4-2. Использование «десяток», столь привычных в континентальной Европе, добавило атаке легкости. Однако изменения коснулись абсолютно всех позиций на поле.

Сложилась также ситуация, при которой в некоторых странах массово рождались непревзойденные игроки, выступающие на определённых позициях. Например, бразильская нация вновь начала штамповать атакующих фланговых защитников экстра-класса. Когда в абсолютно старомодном «Арсенале» на смену неповоротливому левому защитнику Найджелу Уинтерберну пришел быстроногий и динамичный Сильвиньо, масштабы перемен стали очевидными всем и вся. В течение некоторого периода бразилец играл настолько шикарно, что его даже включили в команду года ПФА. Но все это было до тех пор, пока он не исчез под шумок о липовом паспорте. Потом он еще напомнил о себе блестящими выступлениями в «Барселоне».

Лучшими центральными защитниками АПЛ 90-х были тоже иностранцы. Среди них стоит отметить бельгийца Филиппа Альбера, блеставшего в составе «Ньюкасла», который долгое время боролся за титул в сезоне 1995/96. Нельзя не вспомнить его потрясающий гол в памятном матче против «Манчестер Юнайтед» (5-0) 1996 года. В том моменте Шмейхель не имел ни единого шанса. Сюда же можно отнести Георге Попеску, выступавшего в течение одного сезона в «Тоттенхэме». Центральный защитник по амплуа, он мог играть в полузащите и при необходимости уходить в стремительные атаки. Так случилось и в дерби северного Лондона против «Арсенала», в на поле он появился также в качестве центрального защитника. Он также забил прекрасный гол в ворота «Ньюкасла», продемонстрировав невероятное умение владеть мячом. Сначала он прошел одного из соперников как стоячего, а потом, обыгравшись в стеночку с одним из партнеров, отправил мяч в ворота. В Англии он задержался всего на год, а потом и его в свои ряды пригласила «Барселона».

Одним из первых глубоко играющих плеймейкеров АПЛ был бразилец Эмерсон, выступавший за «Мидлсбро» вместе с Жуниньо. Он был необычайно талантлив: прекрасно владел мячом, без проблем вспахивал фланги и при необходимости отдавал нацеленные диагональные передачи. Но его пребывание в Англии оказалось проблемным, во многом из-за его жены, улетевшей в Бразилию. Она отказалась возвращаться в Ньюкасл, и все дошло до того, что Эмерсон полетел в Рио-де-Жанейро за ней в разгар сезона. Он даже заявил, что он скорее завершит карьеру, чем разведется с женой. В конечном итоге в Европу он потом все-таки вернулся. В его услугах была заинтересована «Барселона», чей тренер Бобби Робсон работал с бразильцем в «Порту». Но Эмерсон решил присоединиться сначала к «Тенерифе», а потом к действующему чемпиону Ла Лиги «Депортиво Ла-Корунья». В Англии он провел всего 41 матч и особым наследием похвастать не может. Однако статистика его результативных передач была чем-то невероятным для Премьер-Лиги тех лет.

И все же лучшим примером того, как иностранец может привнести что-то абсолютно новое и невероятное несомненно является голландец Рууд Гуллит. Он один из лучших игроков своего поколения: на его счету «Золотой мяч» 1987 года и триумф со сборной Нидерландов на Чемпионате Европы того же года. Он был еще и капитаном той сборной. В 1995-м году, перейдя в «Челси», он стал лишь вторым полностью сформировавшимся игроком экстра-класса, который перебрался в Премьер-Лигу. Эдаким первопроходцем стал Юрген Клинсманн, проведший сезон до этого в «Тоттенхэме». Гуллит был звездным игроком, способным комфортно играть на любой позиции в обороне, полузащите или атаке. Хотя для Голландии с ее любовью к тотальному футболу универсальность явно не была в новинку, таких мастеров играть на любой позиции, как Гуллит, даже там было немного.

Начинал свою карьеру Гуллит в ДВС («Дор Вилскрахт Стерк»), небольшом клубе на западе Амстердама. Он был известен своей нестандартной игрой на позиции свипера [это английский аналог «либеро», свободного защитника]. Получая мяч в обороне, он отправлялся в самостоятельные забеги в атаку, помогая своей команде стремительно выходить из обороны в атаку. Это шло вразрез с привычным для юношеского футбола Амстердама принципом коротких пасов, который исповедовали во многом из-за доминирования «Аякса». Гуллит всегда считался изгоем, и не только потому, что был уроженцем Амстердама, не выступавшим никогда за «Аякс». Он был высок, носил дреды и его суринамские корни давали отчетливо знать о себе. Он не один раз в своей жизни сталкивался с расистским отношением. Свой «Золотой мяч» он посвятил находящемуся тогда в заключении Нельсону Манделе.

В 1979 году он присоединился к профессиональному клубу «ХФК Харлем». Начинал играть он в центре обороны, но во втором сезоне стал выступать ближе к атаке. После этого он в 1982 году перебрался в «Фейеноорд», где начал играть на правом фланге. В команде он некоторое время работал с Йоханом Круиффом, который, хотя официально тренером команды и не был, ощутимо влиял на выбор тактики команды и даже тренировал партнеров по команде. Во время подготовки к одному из выездных матчей в лифте гостиницы Гуллит и Круифф разговорились о футболе. Их беседа продолжалась всю ночь. Круифф, чья племянница потом вышла замуж за Гуллита, советовал ему как можно быстрее уходить из «Фейеноорда» и переходить в другой, больший клуб. Он должен был там доминировать, и лишь в таком случае ему все будет идеально подходить и он сможет полностью реализовать себя. Вся команда должна строиться вокруг него. Гуллит потом рассказал: «Своими тренерскими наработками и беседами о футболе он помог мне по-новому взглянуть на тактику».

На момент перехода в ПСВ в 1985-м году Гуллит своими действиями и поведениям был похож на своего наставника Круиффа. Ему лично удалось убедить клуб в необходимости внести изменения в цвета формы. Он утверждал, что красные футболки выглядели скучно в сочетании с черными шортами и красными носками, и предложил белые шорты и белые носки. Когда он уловил, что между правым фланговым защитником Эриком Геретсом и правым вингером Рене ван дер Гийпом дружбой и не пахло, он без участия тренера попытался улучшить их отношения. Но важнее всего было то, что Гуллит нашел для себя идеальную позицию: нацеленный на атаку свипер, который постоянно перемещается по полю. Когда он уходил в атаку, опытный полузащитник Вилли ван де Керкхоф садился ниже и прикрывал тылы. Сам Гуллит все видел так: «Будучи центральным защитником, я мог уходить в полузащиту, а оттуда убегать в атаку». За два сезона в клубе он дважды становился чемпионом Нидерландов. Несмотря на то, что он лишь периодически выходил в атаку, за два сезона ему удалось забить 46 голов, что для игрока, выступающего в основном в обороне, было впечатляющим показателем.

Свои лучшие годы в карьере (от 25 до 33 лет) Гуллит провел в Серии А, выступая в основном за «Милан», с которым он трижды становился чемпионом страны и дважды завоевывал Кубок европейских чемпионов. Арриго Сакки создал лучшую в истории футбола оборонительную линию из четырех игроков: Мауро Тассотти, Франко Барези, Алессандро Костакурта и Паоло Мальдини. В этой защите места Гуллиту не нашлось, зато он сумел заявить о себе на весь мир благодаря выступлениям на позиции атакующего полузащитника или оттянутого форварда. Там же он играл в сборной Нидерландов. Но он очень хотел вернуться на свою любимую позицию свипера.

В 1995-м году с Гуллитом на связь вышел Гленн Ходдл. Два сезона подряд он был играющим тренером «Челси», но вскоре понял, что его карьера игрока подошла к концу. Он решил сконцентрироваться на тренерском ремесле и подыскать себе на замену игрока на позицию свипера. Он был прогрессивным тренером, выискивающим инновационные разработки и решения повсюду за пределами Англии. Он помнил игру Гуллита в обороне ПСВ в начале его карьеры и решил убедить голландца перейти в клуб Премьер-Лиги и играть именно на позиции свипера. Именно этот момент имел наибольший вес для Гуллита. Для британских журналистов стало настоящим открытием признание Гуллита, покорившего Европу на позиции атакующего полузащитника, которое заключалось в том, что играть в обороне в качестве свипера ему удобнее. К тому же пресса, да и не только пресса, Британии тогда привыкла видеть центральных защитников с ограниченным арсеналом, которые концентрировались в основном на прямолинейном разрушении атак соперника. В традиционном альбоме для наклеек Премьер-Лиги, разделявшим игроков чемпионата на позиции «голкипер», защитник«, «полузащитник» и «форвард», Гуллит был определен как «либеро». Он абсолютно всеми считался уникальным игроком.

Гуллит начинал играть в «Челси» на позиции свипера, но его технически и тактически ограниченные партнеры чаще всего не могли понять его атакующие порывы и не были способны прочитать его намерения. Он частенько припоминал такой эпизод: он выигрывает зональную борьбу за мяч в своей штрафной, обрабатывает его грудью и отправляет на Майкла Даберри, а потом слышит два звука: удивленный вздох болельщиков «Челси» на трибунах и ор Даберри «Что это было, твою мать?». Тот умудрился отправить мяч на трибуны. Среди всего окружающего его хаоса в игре в центре обороны Гуллит был на голову лучше всех в Премьер-Лиге. Один из лучших технарей мира играл на позиции, которую до этого занимали дровосеки, умевшие лишь скашивать в подкатах игроков соперника. Гуллит обычно принимал мяч в обороне, уходил в атаку, обменивался передачами с парой полузащитников и оказывался где-то между линиями, действуя как «десятка». Ходдл изумлялся: «Это было похоже на то, будто 18-летний игрок играет с 12-летками». Соперники никак не могли привыкнуть к той мысли, что защитник может представлять собой атакующую угрозу. Пока Гуллит убегал в атаку, один из полузащитников «Челси», чаще всего Найджел Спакмен, выступал в качестве ван де Керкхофа, садясь глубже в оборону.

Заметки о дебютном матче Гуллита против «Эвертона» демонстрируют масштабы восхищения его игрой. Дэвид Лейси из Guardian с энтузиазмом писал: «Рууд Гуллит привнес в Премьер-Лигу навыки, которые принимали как должное в Голландии и Италии. Но в Англии нацеленного паса днем с огнем не сыскать. Были ситуации, когда Гуллит отдавал мяч под таким углом, что его партнеры быть может и не знали даже, что такое вообще возможно. Он переехал в Англию, чтобы играть на позиции свипера, но она уж точно его не определяет».

В своей статье для Observer Фрэнк Макги пошел еще дальше: «Он вдребезги разбил представление о задачах и квалификации свипера. Слишком часто в английском футболе любой защитник, способный попадать по мячу и делать подкаты, не ломая ноги сопернику, считался крутым свипером. Гуллит же доказал, что на этой позиции должны играть только лучшие игроки в команде».

Но сезон 1995/96 очень уж удачным для «Челси» не назовешь. Команда заняла 11-е место в Премьер-Лиге и дошла до полуфинала Кубка Англии. Из-за травмы Гуллит провел за сезон всего 21 матч во всех турнирах. Чаще всего он играл в полузащите, потому что его партнеры просто не могли его понять. Позже он вспоминал: «Я обрабатывал трудный мяч, контролировал его, создавал свободное пространство и отправлял его дальше, играя на позиции правого вингера. Но вот тот самый пас я отдавал без особого желания. Гленн говорил мне: “Рууд, будет лучше, если ты будешь проделывать свои штучки не в обороне”». В 1996-м году в преддверии Евро Ходдл получил приглашение возглавить сборную Англии. Он покинул «Стэмфорд Бридж», а ему на смену Кен Бейтс решил назначить Гуллита. На тот момент он был единственным тренером-иностранцем в Премьер-Лиге, и лишь через несколько месяцев к нему присоединился Арсен Венгер, возглавивший «Арсенал». Следуя по стопам Ходдла, Гуллит стал играющим тренером. Первым его новичком стал опытный французский защитник Франк Лебёф, которого Gazetta Dello Sport накануне трансфера назвала «Либеро года». Такими званиями в Италии не разбрасывались. Своими действиями голландец подтвердил свое стремление строить команду с обороны. За полтора года у руля «Челси» Гуллит привел команду к триумфу в Кубке Англии 1997 года, став первым иностранным и первым темнокожим тренером, завоевавшим серьезный трофей в Англии. Некоторые тактические решения Гуллита, принятые им во время выступлений «Челси» в Кубке Англии, поражали. В четвертом раунде «Челси» проигрывал «Ливерпулю» 2-0 по итогам первого тайма, но в перерыве Гуллит выпустил нападающего Марка Хьюза вместо левого флангового защитника Скотта Минто, перестроив команду на радикальную схему 3-3-1-3. «Челси» победил со счетом 4-2. В полуфинале против «Уимблдона» их тактика поразила еще больше, и у соперника, играющего на длинных забросах, не осталось и шанса.

При странных обстоятельствах Гуллита уволили в следующем феврале. Некоторые считают, что причиной тому стала именно личная ссора с Бейтсом, а не игровые проблемы. «Челси» занимал второе место в турнирной таблице АПЛ, продолжал бороться в Кубке лиги и Кубке обладателей кубков. Уже при преемнике Гуллита Виалли команда в итоге завоевала оба кубка. Собственно, именно Виалли был тем самым тренером, выпустившим впервые в истории английского футбола 11 иностранных футболистов в стартовой обойме. Виалли также сначала возглавил команду в качестве играющего тренера. Он был одним из трех итальянских игроков, подписанных Гуллитом, которые привнесли в команды важные знания и опыт Серии А. Двумя другим были Джанфранко Дзола, сыгравший главную роль в техническом развитии «Челси», и Роберто Ди Маттео. Последний сначала в качестве игрока своими результативными ударами принес команде победы в финальных матчах Кубка Англии 1997 и 2000 годов, а потом в качестве тренера привел команду к триумфам в Кубке Англии и Лиге Чемпионов 2012 года.

Тренер Гуллит быстрее остальных среагировал на отмену квотирования. Из 14 новичков «Челси» лишь двое были британцами. Когда он тренировал «Ньюкасл», то их было 5 из 23. Некоторые специалисты серьезно критиковали его за зависимость от иностранцев, на что он ответил практически новой трактовкой этого термина. «И только англичане по-прежнему не считают себя европейцами. Но пора понять, что игрок из Франции уже больше не иностранец. Всем на островах с этим пора бы уже смириться». Смелое заявление. Именно Гуллит и Виалли своими действиями создали в «Челси» такую обстановку, при которой в обойме команды вышло 11 футболистов. Одним из них был представитель эры Ходдла Петреску. Лишь четверо новичков были подписаны лично Виалли.

Несмотря на ускоренную интернационализацию «Челси», Гуллит — во многом как и Венгер — был англофилом. Ему нравилось разнообразие Премьер-Лиги. Он настаивал на важности игры в пас и удивлялся эффективности игры дальними забросами «Уимблдона», считая ее типично английской. Он говорил: «Англичанин не должен играть, как европеец. И все же я должен признать, что что-то неуловимо меняется не только в “Челси”, но и во всей английской игре».

Гуллит восхищался капитаном Деннисом Уайзом, представителем старой школы. После некоторого периода притирок и примирения он принял режим Гуллита, но при этом все равно подчеркивал необходимость поддержания «английской» командной ментальности. При переходе в клуб все новички получали из рук Уайза книгу стихов на кокни. Ди Маттео потом вспоминал: «Во многом благодаря Уайзу, англичанину до мозга костей, в раздевалке царил английский дух. Он был действительно лидером команды и не забывал напоминать всем, что значит играть в Премьер-Лиге». В то время раздевалки на тренировочной базе «Челси» занимали шесть комнат по шесть игроков в каждой. Были английская, итальянская и французская раздевалка, а также раздевалка для представителей «остального мира». Но через некоторое время сами игроки пришли к тому, что это губительно для командного духа.

Интересно, что Гуллит и Венгер, первые тренеры-иностранцы, завоёвывавшие награды в Англии и подписавшие наибольшее количество иностранных игроков в Премьер-Лиге, стали главными скептиками и критиками ускоренной интернационализации. Гуллит отмечал: «В прежние времена (до принятия “Правила Босмана”) только лучшие игроки перебирались играть за границу. Но после того, как такая возможность появилась у всех, началось засилье посредственных игроков. Увы, уже нельзя вернуть назад время и не допустить развития событий в деле Босмана. Даже если бы это было возможно, то пришлось бы полностью переписать европейское законодательство».

Венгер, который еще перед тем, как возглавить клуб в 1996-м году, спрашивал у совета директоров «Арсенала», как болельщики отнесутся к двум иностранцам в основе, разделял опасения Гуллита. В 2001-м году он неожиданно купил нападающего «Эвертона» Франсиса Джефферса и голкипера «Ипсвича» Ричарда Райта, наряду с громким трансфером Сола Кэмпбелла из «Тоттенхэма». Если последний хотя бы считался одним из лучших центральных защитников Европы, то Джефферс и Райт лучшими в своем амплуа уж точно не были. Оба за «Арсенал» в Премьер-Лиге в сумме провели всего 16 матчей. Многие удивлялись, почему мастер находить нереально талантливых юных игроков со всех богом забытых уголков Европы решил купить таких посредственных игроков. По словам Венгера, таким образом он хотел «реангликанизировать» «Арсенал», «чтобы английский оставался главным и единственным языком, на котором говорили в раздевалке». Даже иностранные тренеры были обеспокоены тем, что Премьер-Лига теряла свою английскую идентичность.


Глава 9. Часть 1 →

Все книги на carrick.ru