Майкл Кокс. «Миксер: История тактики в Премьер-Лиге». Глава 7. Европрогресс и ротация. Часть 1

Глава 7. Европрогресс и ротация

Его предматчевые беседы с командой становились всё дольше и дольше с каждым сезоном. Он всегда копался в своих папках перед играми в Европе.
Энди Коул

Сезон «Манчестер Юнайтед» 1998/99 считается величайшим в истории английского футбола. До них никто и никогда не завоевывал требл: «Юнайтед» выиграл домашний чемпионат, Кубок Англии и Лигу Чемпионов в трех матчах подряд, войдя в историю. Меньше чем через месяц Алекс Фергюсон стал сэром Алексом Фергюсоном. «Юнайтед» побеждал при удивительных, невообразимых обстоятельствах. Они отыгрались и вышли вперед в последнем туре АПЛ против «Тоттенхэма». Они победили «Арсенал» в классическом противостоянии в полуфинале Кубка Англии (который больше походил на финал) с десятью игроками благодаря легендарному голу Райана Гиггза. И наиболее запоминающееся — в финале Лиги Чемпионов они совершили самый невероятный камбэк в истории футбола, когда на последних минутах добавленного времени, проигрывая мюнхенской «Баварии» 0-1, манкунианцы забили два ошеломляющих соперника гола, оставив немцев без золотых медалей. Эксперты справедливо восхваляли настрой «бейся до смерти» команды Фергюсона, однако и сам шотландец развился тактически и стал намного более изощренным тренером Английской Премьер-Лиги, чем его соперники по ремеслу.

Успех английского клуба в Лиге Чемпионов был крайне значительным, ведь это отображало всю весомость Премьер-Лиги на мировой арене. В 90-х клубы с островов в Европе играли ужасно: «Юнайтед» вылетал из турнира от волгоградского «Ротора», «Блэкберн» — от «Треллеборга», «Арсенал» — от ПАОК. Но в кампании 1998/99 «Юнайтед» одолел таких титанов, как «Бавария», «Барселона», «Интер», «Ювентус» и снова «Бавария», прежде чем получить заветный трофей. «Европа стала моей персональный крепостью, которую надо завоевать, — позже говорил Фергюсон. — Я знал, что меня не будут называть великим тренером, пока я не выиграю европейский кубок». 90-е стали для него долгим и извилистым путем к желанному.

Если говорить о стандартной системе внутри «Юнайтед» — мало что изменилось. Фергюсон продолжал играть схемой 4-4-2 — скорее классической 4-4-2, чем той, в которой доминировал Кантона, превращавший схему в 4-4-1-1. Француз ушел в 1997-м, а когда Тедди Шерингем доказал, что ему срочно нужна замена, на его место был приобретен Дуайт Йорк в самом начале сезона 1998/99. В лице Йорка, Шерингема, Энди Коула и Оле Гуннара Сульшера «Юнайтед» имел четырех форвардов топ-класса, и эксперты начали волноваться о том, как сэр Алекс будет удовлетворять желания всех сразу. Сульшер стал лучшим бомбардиром клуба в сезоне 1996/97, Коул перенял эстафету в 1997/98, а Шерингем был лучшим форвардом «Тоттенхэма» четыре года подряд, Йорк — в «Астон Вилле» три раза. Не было среди этих футболистов людей, привыкших прикрывать.

И хотя Йорк глубоко опускался со своей позиции к центру поля, он был более традиционным нападающим, нежели Кантона, и установил превосходное партнерство с Энди Коулом. И это стало сюрпризом. Многие предсказывали, что Коул пострадает от прихода Йорка, и первого всё чаще связывали с переходом в «Астон Виллу» на замену последнему. Сам Фергюсон отмечал, что даже не задумывался о возможном партнерстве игроков, когда подписывал Йорка, и первая игра Дуайта выдалась несерьезной — безголевая ничья с «Вест Хэмом», второй матч сезона, очень скучно. Но Коул и Йорк стали прекрасными друзьями после того, как Коул пригласил новичка клуба к себе домой на ужин и в целом помог обустроиться в Манчестере. Они стали неразделимыми товарищами, даже купили себе по идентичному фиолетовому мерседесу с почти одинаковыми номерными знаками. «Я помню, как было тяжело в изоляции, как сам был отшельником, — говорил Коул. — Я не хотел, чтобы он страдал похожим образом, я понял, что должен помочь ему закрепиться».

Не всегда форвардам нужно быть друзьями, чтобы хорошо сыгрываться на поле. Примеры этому — вышеупомянутые Алан Ширер и Крис Саттон, а также сам Коул и Тедди Шерингем, которые были в холодных отношениях и не разговаривали годами. Но дружба Йорка и Коула отражала тактическое развитие «Юнайтед». Раньше Коула считали человеком со сложным характером — угрюмый, тихий, в каком-то смысле одиночка, — и это соответствовало опасениям относительно его способностей нападающего. Кевин Киган продал Коула, потому что считал его простым форвардом, который не мог заигрывать своих напарников, но как только бодрый Йорк стал другом Коула — они стали отличной связкой. Коул отныне был важным звеном в системе «Юнайтед». Йорк и Коул настаивали, что никогда намеренно не работали над взаимопониманием, но иногда казалось, что они телепаты. Заметнее всего в этом плане был легендарный гол Коула на «Камп Ноу», когда Йорк был в атаке, пропустил мяч, чтобы тот попал точно к Коулу, который сыграл в стенку с Дуайтом, оставив не у дел оборонцев «Барселоны», а затем технично пробил в ворота. Сложно припомнить лучший пример взаимопонимания форвардов, а их совместная игра стала маркером «Юнайтед» сезона 1998/99.

Схема 4-4-2 полностью зависит от парной сыгранности, и в «Юнайтед» таких пар было пять — надежные ребята в поле перед Петером Шмейхелем.

В защите были Яп Стам и Ронни Йонсен. Поначалу Стам столкнулся с трудностями относительно скоростей английского футбола, но они сформировали отличный дуэт в обороне, когда Йонсен не был травмирован: Стам был жестким волнорезом, а Йонсен — более интеллигентным, хладнокровным, спокойным игроком. Они оба были быстрыми — Фергюсон настаивал, чтобы его защитники могли уверенно обороняться при игре один в один. Дэвид Бэкхем и Гари Невилл тоже были друзьями — Невилл был шафером на свадьбе Бэкхема — и тоже представляли собой идеальную связку на поле, только на правом фланге. Дэвид был скорее широко играющим полузащитником, чем скоростным вингером, как его предшественник Канчельскис; он играл достаточно глубоко, чтобы помогать Невиллу в обороне и достаточно узко, чтобы давать фланговому защитнику убегать вперед для навесов. Но Бекхэм был звездой. Ни одна команда в Английской Премьер-Лиге не зависела так от кроссов, и он отдал больше всех голевых передач в сезоне 1998/99, в кампании, начавшейся после провала на Чемпионате мира, где на голову Дэвида обрушили шквал критики из-за удаления в матче против Аргентины. На противоположном фланге бегал Райан Гиггз в паре с Денисом Ирвином, которые превосходно работали на протяжении многих лет. Гиггз убегал к воротам соперника на дриблинге намного чаще Бэкхема, так что Ирвин реже выдвигался высоко, да и он был правшой, а значит меньше поводов идти вперед, ему было 33, и он был счастлив играть более спокойную роль.

Ну и в центре полузащиты были Рой Кин и Пол Скоулз. Первый играл глубже, был скорее обороняющимся полузащитником, что давало простор Скоулзу подниматься выше к атаке, раздавать пасы на Гиггза и Бекхэма, и в конце концов самому врываться в штрафную, угрожая воротам соперника. На самом деле, всё дело было не просто в дуэтах полузащитников — тут скорее был идеально сбалансированный квартет: Бекхэм, Кин, Скоулз, Гиггз — навесы, отборы, пасы и дриблинг.

Кин и Гиггз сыграли основополагающие роли в первом триумфальном сезоне Фергюсона — 1993/94, но Бекхэму и Скоулзу для закрепления потребовалось время. Они отличались от привычных тогда стереотипных полузащитников из четверки в центре поля, были более хитрыми: Скоулз был скорее созидателем, нежели разрушителем (подкаты никогда не были его сильной стороной), а Бекхэм любил держать мяч, а не убегать с ним на скорости. Это хорошо помогло в европейских турнирах, где владение мячом было намного важнее для команд, нежели в Премьер-Лиге, и как отмечал сам Фергюсон в середине 90-х: если в Европе потерять мяч, отбирать его придется долго. Класс-92 вдохновлялся профессионализмом Кантона, и от ухода француза больше остальных выиграли именно Скоулз и Бекхэм. Пол закрыл роль оттянутого форварда «по шаблону Кантона» — слова самого сэра Алекса, а позже шотландец отметил, что уже давно забронировал место в составе для Скоулза на позицию ушедшего Кантона. Бекхэм в то время нацепил седьмой номер, ранее принадлежавший французу, и стал главным поставщиком голевых передач в команде — в совершенно несвойственной Кантона манере, — привлекая все внимание на себя. Между прочим, Кантона не так блистал в европейских турнирах, потому что там знали, как справляться с оттянутыми форвардами. «Не помню ни одной важной игры в Европе, которую бы он для нас перевернул,» — заявил однажды Кин.

Был и еще один очень важный момент, произошедший по ходу легендарного сезона 1998/99: главный ассистент Фергюсона Брайан Кидд покинул клуб, чтобы возглавить «Блэкберн». Его заменил Стив Макларен, названный самым перспективным молодым тренером Англии во время работы в «Дерби Каунти». Макларен, как и Кидд, управлял основным тренировочным процессом в команде, и игроки были сильно впечатлены его инновационными методами и интересными тренировками. Он принес в раздевалку ноутбук — такого никто еще не видел — и показал всем ProZone, где можно было скачивать записи матчей и создавать нарезки из определенных ситуаций. Кин, Гиггз и Бекхэм в один голос утверждали одно: Макларен был инноватором, он всегда хотел попробовать что-нибудь новое. Именно Стив вывел «Юнайтед» в современную эпоху предматчевых приготовлений.



Все книги на carrick.ru