Майкл Кокс. «Миксер: История тактики в Премьер-Лиге». Глава 6: Скорость. Часть 2

Если Анелька сам не считал себя «настоящим» нападающим, то тогдашний тренер сборной Англии Ходдл однажды умудрился назвать Оуэна «не прирожденным голеадором». Эту ремарку с восторгом восприняли во всей стране. В такой привычной для себя странной манере Ходдл пытался сделать комплимент Оуэну. Осознав, что получилось нечто иное, он сразу же позвонил ему и попытался объяснить, что же он имел в виду. По его мнению, «традиционным голеадором» является игрок, «живущий» в штрафной соперника в ожидании мяча. Оуэн же мог играть из глубины, при подаче забегая за спину защитнику. И это была чистейшая правда. В первую очередь он был спринтером, а уже затем игроком, завершающим моменты.

В начале мая 1997 года, когда Тони Блэр был впервые из 10 раз избран премьер-министром Великобритании, во всей стране в воздухе запахло революцией. Через три дня после упомянутого события болельщики в Англии наблюдали за дебютом их будущей «десятки». В своем первом профессиональном матче за «Ливерпуль» Оуэн забил гол, но его команда все равно проиграла «Уимблдону» со счетом 2-1.

Это был гол в стиле Оуэна. Стиг Инге Бьёрнебю оказался с мячом в зоне левого инсайда, Оуэн догнал его, перехватил мяч и отправил его в дальний угол. Такой забег и завершающий удар можно было наблюдать не один раз в течение последующих сезонов. Тренер «Ливерпуля» Рой Эванс, начавший матч со Стэном Коллимором на острие и Патриком Бергером на позиции оттянутого форварда (Фаулер на тот матч был дисквалифицирован), сказал: «Он был намного быстрее всех соперников, оставляя их далеко за своей спиной». Поразительно, но всего через полтора года после дебютного матча Оуэн пришел четвертым в голосовании за лучшего игрока года, уступив лишь Зинедину Зидану, Давору Шукеру и Роналдо. На это ощутимо повлиял его знаменитый гол в ворота сборной Аргентины на Чемпионате мира 1998 года. Он обошёл двух неповоротливых защитников, а потом отправил мяч в дальний угол. В то время иностранные чемпионаты по всему миру практически не транслировались, так что достаточно было одного момента на большом международном турнире, чтобы существенно повысить свой авторитет.

Можно было заметить весь юношеский запал Оуэна во время выступлений за молодежки «Ливерпуля», особенно в важных матчах Премьер-Лиги до 11 лет. О своих школьных выступлениях он говорил так: «Все мои голы в то время были будто под копирку: мяч летит со второго этажа, я догоняю его в спринте и забиваю гол. Я в то время был быстрее всех, поэтому все развивалось по одинаковому сценарию. В команде до 11 лет ты не получаешь много подач с фланга и не забиваешь каждый раз головой в падении. Ты забегаешь и забиваешь». Немногое изменилось для Оуэна с тех пор, как он прорвался в основную команду «Ливерпуля». Наглядный пример тому — его гол на «Олд Траффорд» в сезоне 1997/98, который помог его команде завоевать 1 очко. Он рискнул и прокинул мяч мимо Петера Шмейхеля, но для этого ему нужно было сначала обогнать голкипера «Юнайтед» и центрального защитника Гари Паллистера (которого Алекс Фергюсон однажды неожиданно назвал самым быстрым игроком, с которым он когда-либо работал в «Манчестер Юнайтед»). Скорость Оуэна была просто космической. Однако даже тот матч он не доиграл до конца, так как был практически сразу же удален за грубейшее нарушение на Ронни Йонсене. Сейчас любят забывать, что недисциплинированность была серьезной проблемой Оуэна в начале его карьеры. Он также умудрился получить красную карточку в матче молодежки Англии до 18 лет за удар головой в адрес защитника сборной Югославии.

В своем первом полноценном сезоне в клубе (1997/98) Оуэн забил пенальти в первом же матче сезона Премьер-Лиги. По ее итогам он вместе с Дионом Даблином и Крисом Саттоном разделил титул лучшего голеадором турнира, забив 18 голов. Оуэн всегда играл примерно в одной зоне, а вот Даблин с Саттоном начинали играть на позиции центрального защитника — при этом оба в «Норвиче», а уже потом переквалифицировались в центральных нападающих. Будучи физически мощными футболистами, они могли играть везде и побеждать в любой позиционной дуэли. Оуэн же был сама скорость. В 50% случаев, когда он бил не «с точки», он обыгрывал на скорости защитников соперника и пробивал по воротам. 17-летний Оуэн не обладал умопомрачительным тактическим арсеналом, что, собственно, и неудивительно. Сэр Алекс Фергюсон в своей автобиографии в главе о противостоянии между «Манчестер Юнайтед» и «Ливерпулем» отмечал, что необходимость играть в огромном количестве матчей не особенно сказалась на физических способностях Оуэна, чего нельзя было сказать о его техническом развитии. «Просто не было возможности взять его одного и начать работу над его техникой». В сезоне 1997/98 Оуэн забил только один гол левой ногой, пробив у дальней стойки в пустые ворота «Ковентри», и всего раз результативно пробил головой — с двух ярдов в ворота «Саутгемптона». 16 из 18 голов того сезона он забил правой ногой. Примечательно также, что Оуэн пытался обработать мяч со своей любимой стороны даже в той ситуации, когда это уменьшало его шансы забить. Даже если позиция была удобной для пробивания левой он все равно бил правой. Он оформил свой первый хет-трик в Валентинов день 1998 года. Из трех голов в ворота «Шеффилд Уэнздэй» два были забиты правой ногой. Со временем защитники начали пользоваться ограниченностью его атакующего арсенала. Защитник «Манчестер Юнайтед» Яп Стам в открытую признавал, что в начале его карьеры проще всего нейтрализовать Оуэна можно было, заставив его играть левой. Поэтому ему пришлось усердно работать над своими слабыми сторонами.

В течение следующих нескольких лет Оуэн трудился над завершением моментов с левой ноги и головой. Прогресс невозможно было не заметить. Уже в сезоне 2000/01 Оуэн представлял собой игрока, способного пробить по воротам с любой позиции. При этом он любил придумывать разные празднования, чтобы как можно лучше сообщить всем болельщикам и доброжелателям, что уже можно начинать праздновать. В августе в ничейном матче против «Саутгемптона» (3-3) он забил два гола левой ногой. Второй забитый гол он решил отпраздновать оригинальным образом: он пробежался по полю показывая одной рукой двойку, а второй указывал на свою левую ногу. Через месяц в матче против «Сандерленда» Оуэн уже было обыграл двухметрового Нила Куинна, но потом его сбил другой игрок. Кристиан Циге пробил со штрафного точно на голову Оуэну, который убийственным ударом вколотил мяч в ворота. На этот раз в качестве празднования он начал бить себя по голове. Он практически единолично принес победу своей команде в Кубке Англии. По ходу матча «Ливерпуль» уступал «Арсеналу», но Оуэн забил два гола на последних минутах. Победный удар он в очередной раз нанес после забега на фантастической скорости. И да, он забил его левой ногой в дальний угол.

В том сезоне «Ливерпуль» также завоевал Кубок лиги и Кубок УЕФА, а в начале кампании 2001/02 команда записала на свой счет еще и Суперкубок Англии и Суперкубок Европы. Эти достижения и хет-трик в знаменитом победном матче англичан против немцев (5-1) осенью 2001 года помогли ему завоевать «Золотой мяч» в том же году. Лишь два игрока, выступавших в Премьер-Лиге, получали эту награду: Оуэн и Криштиану Роналду в 2008 году. Сам же Оуэн заявлял, что за два года до этого он играл даже лучше.

Любопытно, что Оуэн, всю свою карьеру в «Ливерпуле» и сборной Англии носил «десятку» на спине, будучи на самом деле «девяткой». Это и немудрено, если вспомнить, с кем именно ему приходилось играть в атаке. Он прорвался в состав «Ливерпуля» в эпоху доминирования Фаулера. Когда Оуэн еще бороздил просторы молодежки, Фаулер стал для него образцом и кумиром. К сожалению, они оба были одноплановыми игроками. Позже Оуэн начал жаловаться на те же проблемы, что и Анелька. Он считал, что Стив Макманаман, главный креативный игрок «Ливерпуля», чаще всего отдавал передачи на своего лучшего друга Фаулера. На международном уровне Алан Ширер был капитаном команды, главным игроком и «девяткой», в общем, царь и бог английской сборной. Тогдашний тренер команды Саттон уже успел убедиться по работе в «Блекбэрн Роверс» в том, что Ширер не любил играть бок о бок с другим бомбардиром, предпочитая оттянутого форварда. У Ширера были отличные взаимоотношения с Шерингемом. Частично из-за этого Оуэна не вызывали в сборную, чтобы на ЧМ 1998 года дать свободу действий сыгранному дуэту.

Преемник Ходдла на посту главного тренера сборной Кевин Киган тоже был большим поклонником Ширера. Его «Ньюкасл» ранее побил мировой трансферный рекорд, приобретя игрока. Он попросил Оуэна играть глубже, чтобы Ширер оставался единственным голеадором команды. Это ему абсолютно не подходило. Позже Оуэн признавал, что действия Кигана «заставили его впервые усомниться в своих собственных силах». Чаще за сборную он начал играть уже после 2000 года, когда Ширер перестал выступать за сборную Англии, а на место Кигану пришел Свен-Йоран Эрикссон.

В том же году «Ливерпуль» подписал Эмиля Хески, ставшего лучшим партнером Оуэна по нападению. Из них получилась эдакая классическая пара — габаритный и миниатюрный игрок.

Оуэн как-то сказал: «Когда он был на пике формы, он был невероятен. Когда мы оба были на пике, то мы играли и понимали друг друга просто отлично. Но форма Эмиля была вещью не особенно-то и стабильной, а я в то время все мучился с разными травмами. Так что трудно назвать нашу пару суперуспешной или суперстабильной». Но еще больше поразило его откровение о том, что ему удобнее всего было играть рядом центрфорвардом, чем с оттянутым форвардом. Неожиданное признание от игрока, который в отличие от Анелька в «Арсенале» не имел роскошной возможности играть с оттянутым форвардом калибра Бергкампа. Позиция «десятки» в «Ливерпуле» всегда была слабым местом. Фаулер, предшественник Оуэна на этой позиции в «Ливерпуле», часто жаловался на отсутствие возможности играть в паре с креативным нападающим. Он жалел, что команда не подписала Шерингема в конце 90-х или не позаботились о предложении лучших условий контракта Яри Литманену из «Аякса». А ведь блестящий финский форвард, будучи с детства болельщиком «Ливерпуля», тогда предпочел уйти в «Барселону». И лишь в 2001 году финн все-таки присоединился к «Ливерпулю». Защитник «Ливерпуля» Джейми Каррагер так видел всю ситуацию: «Яри был тем игроком, в котором мы отчаянно нуждались. Он мог садиться глубже и давать больше свободы другому нападающему. Во всех величайших командах были игроки такого плана. „Юнайтед“ начал завоевывать трофеи после того, как купили Эрика Кантона, „Арсенал“ — Денниса Бергкампа. Я каждое лето надеялся, что „Ливерпуль“ выйдет на рынок, чтобы купить такого форварда». Но после своего перехода Литманен стал частенько получать травмы, из-за чего у него не было такого же влияния, как у вышеупомянутых игроков. Если бы он пришел года на четыре раньше, все могло бы быть совсем иначе.

Лучше всего Оуэну удалось сыграться со Стивеном Джеррардом, который мог отдавать невероятные точные передачи. Свой последний гол за «Ливерпуль» Оуэн забил в последнем туре сезона 2003/04 в матче против «Ньюкасла» (1:1). Блестящий пас отдал как раз Джеррард. Оуэн во время празднования гола поблагодарил его за передачу. Но в то время Джеррард играл уж слишком глубоко, чтобы воссоздать прямую связку с Оуэном. Ближе к атаке он стал играть лишь спустя пару лет. Останься Оуэн в «Ливерпуле» еще на пару лет или заиграй ближе к атаке Джеррард раньше, из них бы получилась отличная атакующая пара. Оуэну в течение некоторого времени удалось неплохо сыграться с Уэйном Руни в сборной Англии, и это при том, что в то время острота действий Руни делала его более опасным игроком у ворот соперника.

Неожиданно едва ли не самым удобным партнером по атаке в «Ливерпуле» для Оуэна стал... Анелька. Хотя оба начали свое восхождение в элиту примерно одновременно, да еще и играли практически на одной и той же позиции, они отлично сыгрались. Анелька уже не один раз озвучивал свое нежелание играть на острие атаки, так что во время своих выступлений за «Ливерпуль» (аренда на полгода в сезоне 2001/02) он с удовольствием садился глубже. Он говорил потом: «Там я играл на наиболее удобной для себя позиции, благодаря чему демонстрировал свой лучший футбол. Оуэн был главным нападающим, и это позволяло мне не забивать голову мыслями о том, забьет он или нет. Он дал мне возможность играть в мой лучший футбол».

Оуэн также с теплом отзывается об Анелька. «Он не забил за нас много голов... Но все равно мы могли видеть, что перед нами мастер мирового класса. На тренировках он демонстрировал свою способность садиться глубоко, разыгрывать комбинации с партнерами и быстро убегать вперед». Анелька бы точно понравилось, что умение играть в комбинационную игру Оуэн упомянул перед скоростными качествами. Но француза так и не подписали на постоянной основе. Жерар Улье купил вместо него Эль-Хаджи Диуфа, игрока, обладавшего всеми слабостями Анелька, но не имевшего тех же положительных качеств. Это же можно сказать и об игроке, пришедшем на замену самому Оуэну в 2004 году, — Джибриле Сиссе, который был чистейшим скоростным игроком.

На момент перехода в «Реал Мадрид» Оуэн уже не был на пике своей формы. Он провел столько времени либо в тени, либо вне поля, борясь с последствиями травмы подколенного сухожилия. Это случилось в апреле 1999 года в матче против «Лидса». Тогда 19-летний Оуэн в привычной для себя манере пытался догнать мяч. Он слишком рано вернулся в игру, частично из-за безапелляционного решения Улье и вопреки рекомендациям Марка Лезера, физиотерапевта «Ливерпуля». Когда в 2013 году Оуэн сообщил о своем решении закончить карьеру игрока, в его заявлении сквозило сожаление. «Меня не покидает навязчивая мысль о „если бы да кабы“, что было бы, не лиши травмы меня самого главного оружия — скорости. Большая часть лучших моментов моей игры относятся к началу моей карьеры. А мне остается лишь задаваться вопросом, чего бы я мог добиться, если бы мое тело могло справляться с теми задачами, которые стояли передо мной. Я был до неприличия быстр. Но травма сухожилия в 19 лет в матче с „Лидсом“ лишила меня скорости. С тех пор моя карьера в качестве профессионального футболиста казалась компромиссом между моими желаниями и возможностями... Не сомневаюсь: не получи я тогда ту травму, перед вами бы сидел титулованный чемпион с кучей побитых рекордов в активе».

Со временем Оуэн приспособился играть в рамках своих новых возможностей, сев глубже. Он приятно удивлял своей игрой во время выступлений за «Ньюкасл» в сезоне 2007/08, выступая под Марком Видукой и Обафеми Мартинсом. Ту команду тренировал Киган, которого уж точно не пугала перспектива использовать оттянутого форварда. Но Оуэн оказался не способен демонстрировать прежний уровень. В преддверии ухода из «Ньюкасла» в качестве свободного агента по просьбе Оуэна управляющая компания выпустила брошюру на 34 листа, в которой потенциально заинтересованные клубы могли узнать максимум информации об игроке. К примеру, там была статистика, которая опровергала информацию о его склонности травмироваться, а также раздел под названием «Разрушение мифов». Но больше всего интриговала страница «Самые важные качества» со списком из 21 прилагательного, среди которых были «классный, вдохновляющий», «харизматичный» и «чист и свеж». Неизвестно, помогла ему брошюра или нет, но он все же получил приглашение «Манчестер Юнайтед». Тогда клуб искал замену Криштиану Роналду. Оуэн получил даже легендарный седьмой номер. В сезоне 2010/11 он наконец-то победил в Премьер-Лиге, но этот триумф оставлял у него не особо приятное послевкусие, поскольку его вклад в успех команды был минимальным. После этого он провел сезон в «Сток Сити», где ему не удалось не то чтобы выйти в основе на матч, а даже победить с командой. За всю кампанию он забил всего один гол — в ворота «Суонси» на 91 минуте. Команда тогда проиграла со счетом 3-1. Менее уместного последнего гола в карьере и не придумаешь.

Проблема была не только в том, что Оуэн стал играть медленнее. Соперники — особенно небольшие команды, борющиеся за выживание, — стали садиться глубже в обороне. В 90-е защитники прежде всего стремились вытеснить нападающих максимально далеко от своих ворот, работая зонально. Естественно, главным оружием нападающих того времени была скорость. В начале века игра в два скоростных нападающих была привычным делом для топ-команд: Анри и Сильвен Вильтор — в «Арсенале», Оуэн и Диуф — в «Ливерпуле». Это было временное явление, не имеющее такого влияния ни в прошлом, когда ключевым аспектом игры в обороне была мощь в зональных дуэлях, ни в будущем, когда защитники начали массово отступать к своим воротам. Игроки обороны, продолжавшие играть высоко в защите, стали действовать невероятно быстро, что окончательно лишило Оуэна его преимущества. «Скорость — мое главное оружие в борьбе с лучшими защитниками. Труднее всего было с быстрыми игроками. А вот габариты соперника значения не имели, ведь мой конек — скорость».

Но защитники стали играть быстрее именно благодаря существованию таких игроков, как Оуэн. Уже намного позже Арсен Венгер отметил: «Футбол постоянно развивается. Если атака начинает использовать новое оружие, защита изобретает его антидот. В течение последних десяти лет нападающие становились все быстрее и быстрее. Что случилось потом? Игроки защиты тоже ускорились». В этом плане Оуэн стал очередной жертвой собственного успеха.



Все книги на carrick.ru